Просмотров: 234

Земледельческая экспансия: благо или вред?

Общая картина земледелия планеты сегодня более чем тревожная, она отражает общую философию человечества, выраженную еще Буддой: «Желание — cуть наших страданий». Переход от кочевого образа жизни к оседлому земледелию, который совершило человечество на заре
своей эволюции, по праву считается первой революцей — Аграрной. Подсчитано, что за 10 тыс. лет с начала земледелия распахано 3,5 млрд. гектаров земель. Из них 2.0 млрд. гектаров испорчено и заброшено, на оставшейся же территории в 1,5 млрд. гектаров пашни продолжаются разнообразные деградационные процессы, одна часть которых связана с чрезвычайной интенсификацией земледелия, а другая (большая) — с экстенсивным хозяйствованием.
Сейчас на одного жителя планеты в среднем приходится около 0,30 га пашни, а в Казахстане — более 1 га, которые в той или иной степени подвержены эрозионным процессам. И это не случайно. Земледелие обеспечивает большую часть потребностей населения планеты, растительные продукты составляют при этом 93 % диеты человека, а около 80% побочной биомассы растений участвуют в формировании плодородия.
К середине XX века период земледельческих экспансий — территориального расширения земледелия -был практически завершен.
Создание Всесоюзного НИИ зернового хозяйства (ныне Казахский НИИ зернового хозяйства им. А. И. Бараева) и деятельность академика А.И.Бараева пришлись как раз на завершающий этап последней крупнейшей в мире кампании по массовому вовлечению земель в активный сельскохозяйственный оборот. Эта эпопея (целинная) соизмерима лишь с освоением Великих равнин в начале XIX века в США, когда посевные площади там увеличились в 3 раза, и разработкой территории юга России после реформы 1861 года, когда посевы только пшеницы возросли в 2 раза. За семь лет (1954-1960 г.г.) в Казахстане было распахано и освоено 25,5 млн. гектаров целинных и залежных земель, из которых около 18 млн. распахали за два года(1954-1955гг.). Товарность зерна в республике составила более 60% против 41 % в России и 35 — на Украине. Основной культурой была яровая пшеница, на долю которой приходилось более 75% всех посевов зерновых. Казахстан заготавливал около 20% (в отдельные годы -до 26%) продовольственного зерна в хлебном балансе СССР.
В моей библиотеке хранятся две книги: «Дума о целине» (М, 1968 г.) и «Обработка почвы и урожай» (М. 1977 г.) Ф. Т. Моргуна — Героя Социалистического Труда, выпускника Днепропетровского сельскохозяйственного института, с декабря 1954 года — основателя и первого директора совхоза «Толбухинский» Кызылтузского района Кокчетавской обл-сти. В середине семидесятых годов он вернется на Полтавщину в качестве первого секретаря обкома КП и идейного руководителя знаменитого «Полтавского эксперимента» по внедрению безотвальной обработки почвы. Ф. Моргун был одним из претендентов на пост секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Судьбе Угодно было, чтобы это место занял М. Горбачев.
«… За два (1954-1955) года, — пишет Ф. Т. Моргун, — в Северный Казахстан прибыло около 650 тысяч новоселов. В их числе был 20-тысячный отряд коммунистов. Среди первопроходцев целины была целая армия механизаторов — 130 тысяч человек. Из западных областей приехало свыше 15 тысяч специалистов сельского хозяйства. Лишь одна братская Украина послала на целину в первые два года свыше 50 тысяч юношей и девушек. Две трети выпускников высших и средних учебных заведений Украины приехали на постоянную работу в восточные районы страны.
Наконец наступили долгожданные весенние дни со звонкими жаворонками и первыми проталинами. Начался штурм. Упорно сопротивлялась вековечная твердь земли. Летели плужные рамы, то и дело приходилось менять лемеха — редко они выдерживали больше гектара. Но крепь людская оказалась тверже крепи земной: пионеры целины преображали степь…
В полную силу раскрыла свои возможности целина в 1956 году. В северных областях Казахстана собрали в тот год больше 17 миллионов тонн отличной пшеницы. Из 16 миллионов тонн хлеба, сданного Казахстаном государству, 12,5 миллиона дала целина. За этот триумфальный успех Казахстан был удостоен ордена Ленина, а четыре северные области республики — Целиноградская, Кустанайская, Северо-Казахстанская и Кокчетавская получили дипломы первой степени Выставки достижений народного хозяйства СССР… В 1959-1961 годах более половины освоенных целинных земель оказались сильно пораженными овсюгом. Осот высокой плотности угнетал в 1961 году 7 млн. гектаров, в 1963 году уже 8 млн. гектаров». «Начавшаяся вскоре после распашки целинных земель ветровая эрозия усиливалась с каждым годом. Пыльные бури охватывали все новые и новые районы, и в начале тридцатых годов ветровая эрозия почв в Канаде стала национальным бедствием.
Ученые и специалисты сельского хозяйства Канады начали искать выход из создавшегося положения. Нужно было, во-первых, срочно приостановить процесс ветровой эрозии, а во-вторых, найти пути для превращения опустошенных земель в пригодные для дальнейшего сельскохозяйственного использования. Фермерам провинций, где почвы подвержены ветровой эрозии, было рекомендовано отказаться от вспашки плугами с оборотов пласта и ввести так называемую бесплужную систему обработки почв. Чтобы практически решить эту задачу, сконструировали и внедрили в производство четыре основных типа сельскохозяйственных орудий: культиватор-плоскорез, тяжелый лапчатый культиватор, штанговый культиватор и дисковый лущильник».
О существовании противоэрозионных почвообрабатывающих орудий наши агрономы и конструкторы знали наверняка. Уже в 1933 году Н. Покусина описал их в своей книге «Новые орудия пшеничного хозяйства». Но эти «чужие» орудия были не востребованы, тем более, что в тот период вовсю громили «врагов народа» — оппонентов травопольной системы земледелия, где основным орудием обработки был плуг, а не какой-то экстирпатор (культиватор).
В 1958 году, в самый разгар целинной эпопеи, московское издательство «Иностранная литература» выпустило монографию Х.Х. Беннета «Основы охраны почв». Автор книги всю свою жизнь посвятил защите почв от эрозии. С 1935 по 1951 год он возглавлял Службу охраны почв Министерства земледелия США, был инициатором организации государственной охраны почв в Америке. Член ученых обществ, обладатель почетных ученых степеней, он по праву считался «отцом охраны почвы».
Х.Х. Беннет обращал внимание на простые, на первый взгляд, прописные истины: контурное земледелие, почвозащитные посевы, обработка без оборота пласта, полосное размещение посевов, улучшение естественных и создание сеяных пастбищ, создание лесозащитных насаждений и полос, задернение и залу-жение водоподводящих ложбин и водотоков, террасирование склонов, строительство прудов и водоемов. Скорее всего, эту монографию внимательно не читали ни землеустроители, ни земледельцы. Только этим и можно объяснить тот факт, что о ландшафтно-эко-логическом земледелии, о котором Х.Х. Беннет говорил более чем полвека назад, у нас вспомнили лишь в 80-х годах.
Итак, в 1954 году февральско-мартовский Пленум ЦК КПСС принял историческое постановление «Об освоении целинных и залежных земель», подкрепленное огромными материально-техническими и людскими ресурсами. А в марте 1967 года этот же политический орган принимает новое постановление — «О неотложных мерах по защите почв от ветровой и водной эрозии». И снова — аврал, вновь впереди старые герои, но вместо лозунга «Покорить целину», появляется новый — «Сохранить целину». К сожалению, из уроков земледельческих экспансий и общество не сделало необходимых выводов. Опьяненное эйфорией научно-технического прогресса, оно продолжало штурмовать природу, хотя уже было известно, что наиболее ощутимые экологические издержки проявляются как раз на территориях, подверг гавшихся сплошной распашке в период упомянутых кампаний. Превращение целинных земель в пашню, с одной стороны, позволило в несколько раз увеличить продуктивность, изменить социально-политический, культурный уровень края, этнический состав населе-: ния. С другой — коренным образом изменился гидрологический режим территории, выпадающие осадки в значительной степени оказались вовлеченными в кругооборот через культурные растения. В почве возросли темпы кругооборота азота, сократились запасы гумуса, минерализация органического вещества в ней шла более быстрыми темпами, чем усвоение растениями продуктов их разложения. Вот некоторые данные по Акмолинской области, которые типичны для всех областей Северного Казахстана. В основных пахотных почвах к началу 90-х годов содержание гумуса в слое 0-25 см снизилось на 15-20%. Смытые почвы составляли 612 тыс. га, на каждое хозяйство приходилось около 80 гектаров оврагов и промоин. Вот результат скоропалительной земледельческой экспансии всего-то за период деятельности одного поколения.
Все это происходило до тех пор, пока в мире не появились очаги экологических бедствий вроде При-аралья и Прибалхашья. В конце концов это было осознано не только мировой научной общественностью, но и политиками, и получило отражение в «модели устойчивого развития», предложенной Конференцией ООН в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Признание этой модели, а она принята большинством стран мира, означает смену парадигмы природопользования, переход от антропоцентрического начала к природоохранному, иными словами — смену мировоззрения. Почему произошел такой крутой, почти на 180°, поворот от направления, выбранного человечеством на заре цивилизации? Для XX века характерен необычайный подъем науки. Не составляет исключения и сельское хозяйство. Более того, именно по уровню его развития сегодня судят о реальных достижениях народов и стран. Истории свойственна смена критериев и оценок. То, что вчера казалось успехом, сегодня может означать поражение. Пирровой стала и «победа над природой», одержанная сельским хозяйством за счет повсеместного уничтожения лесов и природных ландшафтов, потери миллионов гектаров плодородных земель в результате эрозии и засоления, использования громадного количества минеральных удобрений и пестицидов.
Стратегия интенсификации сельскохозяйственного производства, обеспечившая значительный рост урожайности в странах Западной Европы и США, несовершенна прежде всего потому, что базируется на высоком росте затрат невозобновляемой энергии при быстром истощении ее мировых запасов, которых даже при нынешнем неравномерном использовании хватит не более чем на 100-130 лет. Техногенная интенсификация растениеводства, на которую преимущественно ориентировались, особенно малоэффективна в районах с неблагоприятными почвенно-климатическими погодными условиями, где даже при значительных затратах невосполнимой энергии на коренную и эксплуатационную мелиорацию не удается снизить зависимость величины и качества урожая от «капризов» погоды.
Интенсификация растениеводства вне зависимости от необходимости поддержания экологического равновесия в агроэкосистемах (переход к монокультуре, снижение генетического разнообразия культивируемых видов и сортов растений и др.) требует использования все большего количества пестицидов и удобрений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.