Просмотров: 1 666

Языковая политика в европейских странах

Цель этого раздела — представить в самом общем виде языковую ситуацию и политику в некоторых европейских странах. Как будет видно далее, каждая страна имеет свою особую специфику. Германия является по численности населения самой крупной страной Евросоюза. На немецком языке как на родном говорит больше людей в Европе, чем на английском, французском или испанском. Помимо Германии, немецкий язык используется в Австрии, Швейцарии и немного в Бельгии и Италии. Разговорный немецкий язык имеет до сих пор много диалектных особенностей: жители Гамбурга на севере и Мюнхена в Баварии говорят на диалектах, сильно отличающихся друг от друга. В Германии живет много носителей иммигрантских языков. Самый распространенный из них турецкий, на котором говорит 2,4 % жителей Германии. На государственном уровне в Германии только один официальный язык — немецкий. Согласно традициям германского законодательства, он считается «языком администрации». Кроме того, четыре языка коренного населения Германии включены в Европейскую хартию региональных и миноритарных языков, а именно, два варианта лужицкого языка и два варианта фризского языка. Эти языки имеют специальный локальный статус. Германия является федеративной республикой, в которой каждая из 16 земель (Lander) ведет достаточно самостоятельную политику. Это касается и школьных программ. Несмотря на это, языковая картина в школах сравнительно однообразная: преподавание ведется на немецком языке, а английский является первым иностранным языком. Существуют, однако, некоторые исключения из общего правила. В ряде районов и городов работают двуязычные школы, в которых преподавание ведется, кроме немецкого, на одном из миноритарных языков (например, на лужицком) или на языке иммигрантов (чаще всего на турецком). Первым иностранным языком в некоторых приграничных зонах являются французский или датский.
Великобритания (официально Соединенное Королевство) является родиной британского варианта английского языка. Как известно, этот язык является к настоящему моменту самым распространенным средством общения из всех, которые бывали в истории человечества. Многие ученые считают, что английский в качестве лингва франка на нынешнем этапе его развития следует считать самостоятельным вариантом английского языка, не имеющим родины и четкой кодификации. Как ни парадоксально, доля оригинальных элементов в этом мировом языке весьма незначительна: с исторической точки зрения, он является смесью французского и скандинавских языков с некоторыми корнями староанглийского происхождения. Кроме английского языка, в Великобритании говорят на некоторых региональных языках, имеющих статус миноритарных. Это шотландский, уэльский язык (ок. 60 000 носителей), ирландский (ок. 10 % жителей северной Ирландии) и корнский язык (ок. 2000-3000 жителей в Корнвалле). Особо стоит отметить положение валлийского языка, на котором говорят около 20% жителей Уэльса. В течение последних десятилетий предпринимались значительные меры в целях возрождения этого кельтского языка. В настоящий момент число говорящих людей на нем растет. Местный университет активно ведет пропаганду валлийского языка. В связи с этим вся университетская информация распространяется на двух языках, а часть преподавания осуществляется на валлийском языке. На начальном этапе образования 20 % учеников посещает валлийские школы.
В Великобритании традиционно мало обращают внимания на изучение иностранных языков, но в последние годы отношение к ним стало меняться. Основные иностранные языки — французский, немецкий, испанский. В Уэльсе все школьники изучают валлийский язык также в английских школах.
Польша, по европейским меркам, большая страна. С языковой точки зрения она является на редкость монолитной страной. Из 38-миллионого населения свыше 96 % говорит на польском как на родном языке, польский язык занимает шестое место в Евросоюзе по численности говорящих на нем как на родном. Кашубский язык входит в число миноритарных языков Европы. Существует сравнительно большая польская диаспора (или польские диаспоры), в целом ок. 20 миллионов человек. Кроме соседних стран (Германия, Украина, Белоруссия, Латвия), много поляков живет в США.
Бельгия строго разделена на две части. Говорят — и не только в шутку, — что бельгийцев объединяет только три вещи: король, общая футбольная команда и столица (Брюссель). В северной Бельгии, во Фландрии, говорят по-нидерландки, в южной части, в Валлонии, по-французски. Кроме этого, есть незначительное меньшинство немецкоговорящих. Север и юг страны проводят самостоятельную языковую политику, что на практике означает употребление только одного официального языка. Единственным двуязычным городом является Брюссель. Языковой вопрос в стране окончательно не решен, он вызывает временами жестокие споры на государственном уровне.
В Швейцарии ситуация в целом однородная: кантоны сами определяют свою языковую политику. В 17 из 26 немецкий язык является официальным, в остальных — французский, итальянский, ретороманский или их сочетание. На государственном уровне немецкий, французский и итальянский языки являются официальными, а ретороманскому присвоен особый статус. Устный немецкий язык, который используется в Швейцарии, сильно отличается от того немецкого, на котором говорят в Германии. На нем сообщают, например, новости по телевидению. Письменно соблюдается нормы литературного немецкого языка. В целом, в отличие от Бельгии, в Швейцарии сохраняется «языковой перемирие» уже полтора века.
В Испании тоже действует федеральный принцип по отношению к языкам. В стране один официальный язык — испанский, но в регионах существуют и другие официальные языки наряду с испанским: в Каталонии и Валенсии — каталонский, в Галисии -галисийский, в стране басков — баскский. Это крупные миноритарные языки, например, по-каталонски говорит 17% испанцев, которые и хотят устроить референдум о независимости региона.
В Норвегии уникальная языковая политика по отношению к самому титульному языку. По сути дела, существует два норвежских литературных языка, nynorsk и bolmal. Первый из них основывается на датском литературном языке, второй на диалектах. Спор между ними продолжается уже полтора века. Их пытались объединить, но безрезультатно. В нынешней Норвегии есть города, в которых официальным языком является пупогзк, а в других городах употребляется bolmal. Часть городов «двуязычные». Государственные документы пишутся на обоих. Мальта предоставляет собой крайний пример диглоссии: все коренные жители страны употребляют мальтийский язык в устной коммуникации, а на письме предпочитают английский, второй официальный язык страны. Ощущение на улицах городов впечатляющее: везде слышен мальтийский, а все заметные тексты (вывески, указания и т.п.) даются по-английски.
Белоруссия — исключение среди европейских стран. В ней происходит обратный процесс относительно положения титульного языка: его статус и уровень употребления снижаются. Здесь играют роль разные факторы, но в целом социологические опросы показывают, что речь идет не только о собственно языковой политике, а о подлинном желании жителей страны, особенно молодых горожан. Широкое употребление русского языка как языка администрации увеличивает локальный колорит в нем. Можно предположить, что именно в Белоруссии возникнет первый настоящий нерусский вариант русского языка. Хорошим началом этого процесса является название страны на белорусском варианте русского языка: Беларусь.
Языковая политика в Финляндии. Остановимся еще на одном примере европейской языковой политики, а именно, на положении языков в Финляндии. Обзор основывается на ряде более обширных работ.
В языковом отношении Финляндия занимает второе место в Европе по «гомогенности» страны. Только в Греции доля говорящих на титульном языке больше, чем в Финляндии, где у 90 % из пяти с половиной миллионного населения финский язык является родным. Такое прочное и убедительное положение финского языка привлекает внимание тем, что, собственно говоря, история финского языка как государственного весьма короткая, несмотря на то, что первая финская азбука появилась еще в 1543 году. Дело в том, что в тот период, когда Финляндия была частью Швеции (до 1809 года), финский язык не имел никакого официального статуса и был только разговорным языком народа. Шведский язык был языком администрации и образования, правда, в единственном в то время университете преподавание велось в основном на латыни. Финнов живет за рубежом около 800 000, из них около 280 тысяч эмигранты первого поколения. Финские школы работают в 36 странах. Во второй половине XIX в. основными направлениями финской эмиграции были Соединенные Штаты, Канада и Австралия, а на век позднее Швеция. Статус государственного языка, наряду со шведским, финский язык получил только в 1863 году, когда Финляндия входила как Великое Княжество в состав Российской Империи. Во второй половине XIX в. появились также первые финские гимназии и в университетах стали постепенно читать лекции на финском языке. Только тогда в финском языке появились такие абстрактные слова, как tiede ‘наука’ и taide ‘искусство’. Любопытно, что за финский язык активно боролась шведскоговорящая интеллигенция, представители которой считали, что для процесса развития самостоятельности страны необходимо уважение к финскому языку и культуре. Еще в начале XIX в. известный финский государственный деятель А. Арвидсон высказал изречение, которое до сих пор повторяется в финских школах: «мы не шведы, русскими не хотим стать, будем финнами». С тех пор государственными языками Финляндии являются шведский и финский, хотя доля шведскоговорящих только 5,3 %. У языков равные права. Из этого правила есть одно исключение на государственном уровне: Аландские острова составляют автономную губернию, единственным языком которой является шведский. Есть и другие любопытные детали, например, во всех финноязычных университетах студенты могут отвечать на экзаменах также по-шведски, а в единственном шведоязычном университете в городе Турку студентам не разрешается отвечать по-фински. Если в городе или муниципальном округе доля людей, говорящих на одном из этих двух языков, превышает 8 % или их больше 3000, он считается двуязычным. Это означает, что все официальные документы, уличные знаки и прочее должны быть в данном городе на двух языках.
Все финские дети должны изучать в школе шведский язык. Это вызывает, естественно, протест, особенно на востоке Финляндии, где многие люди ни разу в своей жизни не видели человека, говорящего по-шведски. Из-за слабой мотивации весьма многие не выучивает язык и, несмотря на многолетнее преподавание, большинство населения по-настоящему по-шведски не говорит.
Необходимость изучения шведского языка обосновывается и тем, что его знание необходимо для сотрудничества среди северных стран. Действительно, до сих пор на многих заседаниях и встречах между представителями северных стран говорят на «скандинавском» языке. На практике это означает, что шведы, норвежцы и датчане, языки которых так же близки, как русский, украинский и белорусский, говорят на своем родном языке, а финны (и исландцы) — по-шведски. На практике на скандинавских заседаниях и конференциях все чаще говорят по-английски. Такое развитие ускоряется тем, что в них участвуют иммигранты, для которых понимание речи на других скандинавских языках затруднено. Финны никогда не называют людей, живущих в Финляндии и говорящих на шведском как на родном, шведами. Для них есть особый термин suomenruotsalainen («финляндский швед»). О suomenruotsalainen иногда говорят, что они самое привилегированное меньшинство в мире. Кроме «собственного» университета и особых квот при приеме в другие университеты, на финляндском телевидении есть отдельный канал на шведском языке, а также два радиоканала. Итак, в Финляндии у финского и шведского — одинаковый статус: они оба являются «национальными» языками, т.е. официальными языками государства. Следующую по статусу языков группу составляют языки коренного населения. В эту категорию входят саамский язык, цыганский язык, язык глухонемых. Граждане Финляндии, родной язык которых является одним из названных трех языков, имеют право на образование на данном языке. Несмотря на одинаковый статус, положение языков весьма различно. Носителей саамского языка меньше 3000, но они живут достаточно компактно на самом севере страны. Им предоставляется школьное образование на родном языке, кроме того, от муниципальных служащих требуется знание саамского языка. Сохранение языка затрудняется тем, что существует, собственно говоря, три разных саамских языка.
Число людей, говорящих на цыганском языке, больше — около 10000, но они живут маленькими группами в разных частях страны. Кроме того, для цыган свой язык является определенного рода тайным языком, на котором они не хотят говорить при других. Из этого следует, что нормальное школьное образование не осуществляется на цыганском языке. Недавно вышел основательный финско-цыганский словарь, составляется грамматика цыганского языка.
Глухонемых в Финляндии тоже около 10.000. Для них финский и финляндский шведский варианты языка глухонемых являются родными. Как и в большинстве стран, для них организуется образование на своих языках. На фоне сказанного интересный случай представляет русский язык. Число русскоговорящих в Финляндии в последние годы быстро росло. Если в 1991 году русскоговорящих было 6500, то сейчас их почти 70000. Таким образом, русскоговорящих намного больше, чем говорящих на языках коренного населения. Согласно нынешним правилам, детям в возрасте 7-17 лет, говорящим на русском и других языках без особого статуса, предоставляется обучение родному языку в объеме двух часов в неделю. Финляндское государство старается всячески помогать иммигрантам в интеграции, адаптации к финскому обществу: организуются разные курсы обучения финскому языку, курсы повышения квалификации и т.п. Положение русского языка в стране поднимает оправданные вопросы о том, почему он уступает по значимости саамскому языку, носителей которого — только 10 % от числа русских. Хотя здесь якобы никакой логики нет, языковую политику Финляндии можно объяснить тем, что особое положение придается языкам коренного населения. Но этот критерий не вполне однозначен, поскольку понятие «коренного» населения расплывчато. Ученые до сих пор спорят о том, на каком языке говорили первые жители Финляндии. Однако, без всякого сомнения, среди них не было цыган. Можно предположить, что саамский язык требует особой защиты, поскольку нет страны, в которой он был бы самым распространенным языком. Кроме того, саамский язык входит в финно-угорскую группу языков. Правда, число носителей саамского языка (или, точнее, какого-либо из его вариантов) в Норвегии и Швеции больше, чем в Финляндии. В целом финскую языковую политику определяет скорее идеологический, чем прагматический принцип.
Что касается языков, преподаваемых в основной школе и гимназии, кроме обязательного шведского, практически все ученики изучают английский язык. Кроме этого, есть возможность выбрать третий и четвертый иностранные языки. При их выборе отмечается сильная конкуренция между разными языками. Популярность языков также меняется со временем. Немецкий язык имел в Финляндии достаточно устойчивое положение, но его популярность падает. Интерес к французскому языку вырос после того, как Финляндия стала членом Евросоюза, но сейчас он стабилизировался. Растет популярность испанского языка; влияет на это массовый туризм и рост значимости Южной Америки как быстро развивающегося в экономическом плане региона. Есть некоторые школы, в которых можно изучать китайский и японский языки.
Положение русского языка в школьной системе особое во многих отношениях. Коммерческие круги активно пропагандируют важность его знания для финляндского бизнеса: Россия наряду с Германией и Швецией — самый значительный торговый партнер для Финляндии, русскоязычные составляют самую большую группу туристов. Большинство политиков тоже говорит о необходимости увеличения числа людей, умеющих говорить по-русски. Несмотря на это, в финских школах в настоящий момент только меньше двух процентов школьников изучает русский язык. Тому есть ряд причин: исторически сложившиеся сложные отношения с Россией, большие различия между финнами и русскими (другая группа языков, другая религия, другие ценности, другой менталитет), а также репутация трудного языка.
Среди практических обстоятельств, тормозящих изучение русского языка, можно назвать обязательность шведского языка, из-за чего в школьной программе остается мало места для других языков. В связи с этим автор данной статьи внес пять лет тому назад предложение, согласно которому вместо обязательного шведского языка ученик должен выбрать язык одного из соседей, т.е. шведский, русский, норвежский или эстонский. В результате такого сознательного выбора все эти языки граждане знали бы лучше, чем сейчас, в том числе и шведский. Те, кто выбрал бы шведский (наверно, их было бы 90 %), имели бы мотивацию изучать его; сейчас, когда ее нет, обучение идет в большей степени впустую. Предложение не прошло. Шведский язык занимает весьма прочное положение в Финляндии. Решает идеология, а не прагматика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.