Просмотров: 314

Возникновение исторической демографии Казахстана

Историческая демография Казахстана — сравнительно молодая отрасль отечественной исторической науки, но ее основы были заложены еще в колониальной период (до 1917 г.) русскими учеными и представителями национальной интеллигенции. Русские ученые — выходцы в основном из царской колониальной администрации изучали проблемы казахского населения для освоения природных богатств края вообще, для выявления излишков земель у казахов в целях их изъятия в пользу переселенцев из других регионов империи в особенности. Выдающийся российский ученый А.И.Левшин (1797-1879), которого Ч.Ч.Валиханов вполне заслуженно назвал «Геродотом казахского народа», в своем первом в мировой науке фундаментальном исследовании по истории и этнографии казахского народа и географии населяемых им земель, особое внимание уделяет его численности, родоплеменному составу и территориальному размещению. При этом он справедливо критикует С.Б.Броневского — начальника Отдельного Сибирского корпуса в 1823-1826 гг. и других, которые допускали явное преувеличение численности казахов Средней Орды. С.Б.Броневский считал, что в 30-х г. XIX в. Средняя Орда насчитывала 500 тыс. юрт и до 3 млн душ, а по данным, представленныйми Омской пограничной комиссией, в Среднем жузе было до 537 тыс. кибиток (т.е. из расчета по 5-6 душ на юрту, получается от 2,685 тыс., до 3,222 тыс. чел). А.И.Левшин считает более правдопобным «описание капитана И.Г. Андреева (военного инженера), уменьшающее сие число до 176400 кибиток» в 1790 г. (от 882 тыс. до 1,058 тыс. душ) казахов Среднего жуза. Отмечая, что «большая часть исчислений, составленных чиновниками на Оренбурской и Сибирских линиях о народонаселении киргиз-казачьих, чрезвычайно увеличены», А.И Левшин причины недостоверности этих сведений видит не в неумелой работе российских колониальных чиновников, а «во-первых по всегдашней наклонности [казахов] к преувеличению всех предметов, особенно в рассказах о могу­ществе своего народа, во-вторых, по невозможности, в которой они находятся, иметь о сем предмете основательные известия». По приблизительным подсчетам самого А.И. Левшина, «все эти три орды [казахов] должны составлять около 500 000 кибиток, из коих в Большой орде заключается около 100 000 кибиток, в Средней — до 210000, и в Мень­шей — около 190 000». Исходя из расчета на каждую юрту в среднем по 5 или 6 душ, А.И. Левшин считает, что в 1830-е г. казахи насчитывали от 2,5 млн до 3 млн чел., том числе в Старшем жузе от 500 до 400 тыс. Среднем —до 1,360 тыс., Младшем — около 1,1 млн чел обоего пола [49]. О том, что и эти данные А.И. Левшина нуждаются в уточнении, свиде­тельствуют сведения из более поздних исследований этого вопроса в советский период. Так например, выдающийся казахский советский историк Е. Бекмаханов в монографии, опубликованной в 1947 г. приводит следующие сведения о численности казахов: в 40-х гг. XIX в (по Бламбергу) в Младшем жузе около 500 тыс. чел. -до 100 тыс. юрт (по 5 душ в каждой); в 1833 г. в Среднем жузе (по Бутаковскому) 468 тыс.чел. — 116,5 тыс. юрт (по 4 души в каждой); в 1860 х гг. в Старшем жузе (по Ю.Южакову и НА. Аристову) — до 550 тыс.чел. — до 95 тыс. юрт (по 5,8 душ в каждой). Но Е. Бекмаханов не указывает общую численность казахов. Видимо, этому помешали как различные исходные данные по отде­льным жузам на каждую юрту (от 4 до 6 чел.), так и несоответствие времени их подсчета. Тем не менее, по этим отрывочным данные, общая численность казахов в 1830-1860-х гг. составляет немногим более 1,5 млн чел. Другой выдающийся казахский советский историк Б. Сулейменов, основываясь на данные В.В. Григорьева, Мейера, И. Завалиши-на, А. Машкеева и других исследователей, считает, что «накануне реформы 1867-1868 гг. насчитывалось около 2 млн казахов». Н.Е. Бекмаханова, опираясь на более достоверные источники — на данные по- кибиточной подати, считает, что в 60-х гг. XIX в. в Казахста­не, Киргизии и приграничных территориях проживало 1643,4 тыс. казахов и 353,1 тыс. киргизов, а в 1870-х гг. — 2416,5 тыс. казахов и 542,5, киргизов [50]. Нужно заметить, что более или меннее достоверность этих сведений заключается в том, что к этому времени колониальная администрация в целом сумела наладить учет казахского населения для взымания покибиточной подати, а уклонявшиеся от нее строго наказывались.

А.Букейхан и другие представители национальной интеллигенции в начале XX века обращали особое внимание на динамику численности и территориального размещения казахов и их естественного роста в условиях колониального гнета, стремились доказать отсутствие излишков земель у коренного населения и выступали против переселенческой политики царизма. Они также обращали особое внимание на динамику численности и территориального расселения казахов и их естественного роста. А. Букейхан, исходя из данных «областных обзоров», определяет, что в России в 1908 г. проживало 4.999,6 тыс. казахов, а в 1913 г. — 5 млн 64 тыс. (включая киргизов Семиреченской области). М. Тыны-шпаев, не указывая своих источников, считал, что общая численность казахов в мире в 1917 г. превышала 6,3 млн чел., в том числе в Советском Союзе — 5480 тыс., Китае — 450 тыс., Афганистане — около 100 тыс. (в основном из Младшего жуза) [51].

В советский период, в особенности со второй половины 1920-х гг. историческая де­мография в СССР, в том числе и в Казахстане, получила некоторое развитие, но после Всесоюзной переписи 1937 г., неоправдавшей прогнозы властей о быстром росте численности населения страны, проблемы народонаселения оказались почти под официальным запретом. Только в 1970-1980 гг. историческая демография начала возрождаться, хотя и несколько раньше отдельные ее вопросы, в особенности численности и территориального размещения населения Казахстана в дореволюционный период, попутно с другими пробле­мами, затрагивались, как уже было отмечено, в работах Е. Бекмаханова, Б. Сулейменова, П.Г. Галузо и других видных историков страны.

Для исторической демографии Казахстана 1980-е гг. оказались поворотными, поя­вились две крупные монографии Н.Е. Бекмахановой и книга Н.В. Алексеенко, а также труды других ученых по истории населения дореволюционного Казахстана. Вопросы народонаселения также изучались историками индустриального развития и рабочего класса Казахстана [52]. Но в советский период историческая демография Казахстана так и не смогла получить широкое развитие. Несмотря на провозглашение равенства всех наций и их право на самоопределение, вплоть до образования своего суверенного госу­дарства, советская идеология не позволяла историкам вскрывать причины уменьшения численности и удельного веса отдельных народов на их исконных территориях, вплоть до исчезновения десятков народностей Сибири и Дальнего Востока, трагические результаты и последствия голода 1918, 1920-1922 гг., в особенности 1931-1933 гг., потери во второй мировой войне и т.д. В результате всего этого историческая демография Казахстана, как самостоятельная отрасль отечественной исторической науки, сложилась и развивается только в условиях суверенитета Казахстана. Постараемся проанализировать основные ее достижения с 1980-х гг. до наших дней.

1. Разрабатываются методологические вопросы и уточнены научные методы истори­ческой демографии Казахстана. Ученые института истории и этнологии им. Ч.Ч. Вали-ханова, опираясь на труды предшественников, коллег и свои исследования, определили свое отношение к этим проблемам на международной научно-практической конференции « Методологические и теоретико-концептуальные инновации в исторической науке Казах­стана и проблемы их освоения», проведенной 13 апреля 2003 г. в Алматы. Наши подходы к этим проблемам изложены в совместном докладе М.Х. Асылбекова и А.И. Кудайбергеновой «Концептуальное переосмысление актуальных проблем исторической демографии в Казахстане» [53]. В дополнение к вышеуказанному докладу считаем нужным еще раз уточнить наше отношение к применению терминов «диаспора» и так называемым «ир-редентам». Историками-демографами изучаются вопросы формирования и положения различных диаспор внутри Казахстана, а также казахских этнических групп в Ближнем и Дальнем Зарубежье. К сожалению, термин «диаспора» применительно к зарубежным казахам не всегда употребляется обоснованно. Казахи в приграничных районах России (Волгоградской, Астраханской, Самарской, Оренбургской, Тюменской, Омской областей, Алтайского края и др.), Узбекистана (г.Ташкента и области, Сырдаринской и др. областей, Каракалпакии и др.) и Китая (СУАР и др.), по принятому положению, не являются диа­спорами, а живут на землях предков, оказавшиеся из-за сложных исторических событий за пределами их Родины — Республики Казахстан. Но между Казахстаном и Россией. Казахстаном и Китаем нет спорных земель, границы четко определены. В связи с этим казахов в этих странах нельзя называть и ирредентами, как не совсем правильно поступа­ют некоторые наши уважаемые коллеги. Термин «ирредентизм» — не демографический, а политический, в свое время означал политическое и общественное движение в Италии в конце XIX — нач. XX вв. за присоединение к ней пограничных земель с итальянским насе­лением (Триеста, Трентино и др.), оказавшихся под чужим господством после объединения Италии (1870-е гг.). На первых порах ирреденты представляли собой демократическую оппозицию и выступали за завершение воссоединения Италии и против агрессивной политики Тройственного союза (Германии, Австро-Венгрии и Италии в 1882 г.), направ­ленного против России и Франции, приведшего к образованию крупных военных блоков в Европе. Но впоследствии лозунгами ирредентов воспользовались итальянские власти для оправдания захватов чужих территорий, а сами ирреденты активно поддерживали агресивные действия Италии в Северной Африке, во время первой мировой войны, пос­ле которой слились с итальянским фашизмом. Поэтому считаем, что называть казахов России, Узбекистана и Китая ирредентами не только неправильно и весьма ошибочно, а политически — вредно и опасно.

Стремление к установлению официального термина, обозначающего казахов, живу­щих в других государствах, но на землях своих предков, является в целом правильным и необходимым, но «придумывать новый велосипед» или «открывать Америку» стоит ли?! На практике казахов и в России и в Китае, и в Узбекистане, и в других государствах давно называют диаспорами по месту жительства. К тому же в двухтомнике «Казахи в России» (М., 2008), подготовленном и изданном Посольством Республики Казахстан в Россий­ской Федерации, даны краткие справки «о ярких представителях казахской диаспоры современной России» т.е. мы сами (т.е. наше посольство в РФ) признаем их «казахской диаспорой» в РФ. Возможно, надо примириться с этим случившимся фактом?! Ведь сам термин «диаспора» (рассеянный) первоначально применялся к евреям, после их изгнания из Палестины в VI в. до н.э., а потом и к другим этническим и религиозным группам, проживающим вне страны своего происхождения.

2. Определены периоды и этапы этнодемографического развития населения Казахстана с 30-х гг. XVIII века до наших дней [54]. Этот процесс, на наш взгляд, разделяется на три периода:

I период — колониальный, с 1730-х гг. до 1917 г. — когда казахи представляли подав­ляющее большинство на своей исконной территории, тем самым этнодемографическое, социальное развитие населения, а также миграционные процессы края происходили на эндогенной основе, т.е. основные демографические характеристики населения колониаль­ного края, несмотря на возникновение четырех казачьих войск (Оренбургского, Сибирского, Уральского и Семиреченского) со значительным населением и приток крестьян-пересе­ленцев, определялись в основном показателями казахского народа.

II период — советский — с 1917 до 1991 г., когда удельный вес казахов постепенно с 58,7% снизился до 28,9 % (1959 г.), а потом поднялся до 40% (1991), тем самым они оказа­лись в меньшинстве на своей исконной территории, а этнодемографические, социальные и миграционные процессы, особенности, демографические показатели населения Казах­стана определились не ими, а пришлым населением, главным образом, представителями восточнославянских этносов. Этот период можно условно разделить на два этапа: 1-й этап — 1917-1959 гг., когда казахи превратились в меньшинство в своей Республике; 2-й этап 1959-1990 гг., когда удельный вес казахов постепенно вырос до 40%, т.е. к концу этого этапа они представляли наибольшую по численности нацию, хотя пришлое население — 60,0% — составляло еще большинство населения Казахстана.

III период — современный, — в условиях суверенитета Республики Казахстан, когда государствообразующая казахская нация достигла роста удельного веса с 40% до 63%, тем самым вернула свое положение определять этнодемографические, социальные и миграционные характеристики всего населения своей страны. Этот период также можно условно разделить на два этапа: 1-й этап -1991-1999 гг., когда казахи достигли более по­ловины населения страны ( 53,4%); 2-й этап 1999-2010 гг. — когда казахи превратились в большинство населения своего государства (63,7%).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.