Просмотров: 486

Вопросы оптимизации фонда накопления

Производственные основные фонды народного хозяйства почти утроились, фондоотдача снизилась, а темпы роста фондовооруженности труда значительно превышают ее производительность. Это свидетельствует о затратном характере процесса накопления, которое по своему материализованному техническому уровню и качественным свойствам не давало адекватного прироста производительности живого труда и экономии овеществленного труда. В результате снизились темпы Роста национального дохода: если в 1980 г. его объем (использованный на накопление и потребление) возрос по отношению к 1970 г. на 163 %, то в 1990 г. по сравнению с 1980 г. — на 155, а за пятилетие 1986—1990 гг. — на 109 %.
Преодоление негативных тенденций возможно при оптимизации ресурсосберегающего накопления, которая функционально предполагает в материальных ресурсах постоянный рост долей более эффективных средств труда. Поэтому повышение технического строения производства и динамики его органического строения при интенсификации накопления, на наш взгляд, может служить общесодержательным критерием интенсивного ресурсосберегающего типа воспроизводства. Это означает, что прирост объема производства образуется в результате применения совершенно новой техники и более квалифицированного труда. Такой интенсивный тип воспроизводства сопровождается ресурсосбережением, экономией материальных и трудовых факторов производства, ресурсов накопления за счет его результативности. Здесь важно отметить, что накапливать можно и новые средства труда, но если они не будут рационально использоваться, то такой процесс не является интенсивным.
Исследуя влияние ресурсосберегающего накопления на формирование экономического роста, важно подчеркнуть зависимость роста национального дохода от оптимальной величины накопления. Мировая практика за последние 25 лет свидетельствует о существенном влиянии рациональной доли накопления на темпы экономического роста.
Приведенные данные свидетельствуют о значительной зависимости темпов экономического роста от накопления и его эффективности использования. Как видим, доля производственного накопления в общем объеме инвестиционных вложений в США почти вдвое ниже, чем в Японии, в результате японское промышленное производство развивалось в 5 раз быстрее американского.
Анализ показывает, что между нормами ресурсосберегающего накопления и темпами роста производства общественного продукта вообще имеется взаимозависимость, так как источники роста физического объема валового продукта и изменений нормы накопления в принципе одни и те же. Новое качество экономического роста и темпы расширенного производства совокупного общественного продукта определяют возможности увеличения нормы накопления, если это необходимо и целесообразно, а ее рост создает предпосылки для развития производства в том случае, если инвестиционные вложения используются эффективно. Однако необходимо критически оценивать автоматизм взаимосвязи между накоплением и экономическим ростом, а также ее определенную односторонность: величина производственного накопления — важнейший, но не единственный фактор экономического развития. На темпы роста национального дохода и ресурсосберегающего накопления влияют и другие факторы. Так, более быстрый рост производительности труда по сравнению с его фондовооруженностью, значительная экономия материальных затрат, результативное использование производственных мощностей и сокращение инвестиционного цикла отражают суть понижающей тенденции в движении нормы накопления.
Поэтому связывать темпы экономического роста лишь с величиной накопления недостаточно. Например, значительная доля ресурсосберегающего накопления реализуется в основные производственные фонды, но следует учитывать и такие факторы, как рабочая сила и материальные оборотные фонды. Пропорции между факторами производства и эффективность использования каждого из них имеют (с точки зрения прироста выпуска продукции за счет результативности рыночного механизма) отнюдь не меньшее значение, чем одно лишь приращение основных фондов. Отмеченное изменение коэффициента эффективности накопления происходит из-за того, что прирост продукта связывается только с динамикой нормы накопления, а действие, оказываемое другими важными факторами производства, в должной мере не учитывается.
Значит, функциональную зависимость темпов экономического и социального роста следует рассматривать более широко, а не ограничиваться только величиной накопления. В противном случае это будет означать недооценку интенсификации производства. Для его роста, а следовательно, и потребления всевозрастающее значение приобретает повышение эффективности использования ресурсосберегающего накопления. Оно все больше становится зависимым от факторов, связанных с текущим потреблением. Отсюда ясно, что не следует чрезмерно противопоставлять накопление и текущее потребление, так как тем самым будет противопоставляться текущее и будущее потребление.
В условиях экономической реформы и перехода к рыночной экономике для достижения качественного экономического развития объективно возможно и необходимо варьировать нормой ресурсосберегающего накопления, исходя из сознательного балансирования и оптимизации пропорций между накоплением и потреблением. Такая возможность вытекает из развития многообразия форм собственности на средства производства как важнейшей экономической сферы ее реализации.
Максимальная эффективность общественного производства, а значит, и интенсивный экономический рост (например, национального дохода) могут быть достигнуты при минимальной величине ресурсосберегающего накопления. Но это требует, прежде всего, установления норматива размеров последнего. В глобальном аспекте обоснование рациональной величины накопления требует нахождения оптимального соотношения между отдельными частями национального дохода — фондами накопления и потребления. Эта пропорциональность, как предпосылка высоких темпов экономического роста и эффективности накопления, зависит от развития отношений собственности на средства производства. Только в пределах оптимальной нормы ресурсосберегающего накопления обеспечиваются прогрессивные тенденции развития экономики и структурной динамики народного хозяйства, максимально возможная степень реализации функциональной цели рыночного производства, а также сочетание долговременных и текущих интересов в рамках экономического сотрудничества суверенных государств.
Но посмотрим, как обстоит дело на практике, каково оптимальное значение нормы ресурсосберегающего накопления. Обычно ограничиваются указанием на возможность установления величины нормы накопления. Но такой подход является общим и требует, на наш взгляд, детализации с учетом тенденции не только роста материального производства и уровня его фондоемкости, но и развития непроизводственной сферы. Оптимизация пропорции «накопление — потребление» исключает односторонний подход. Так, если отдать предпочтение максимальному росту фонда потребления на весь плановый период, то резко возрастет потребление за счет снижения в этом периоде темпов развития производства средств производства, что обусловит в последующем сокращение темпов роста народного потребления. Следовательно, в накоплении на длительный период должны быть исключены обе крайности. Обоснование соотношения между накоплением и потреблением принадлежит к классу оптимизационных задач, которые исключают максимизацию или минимизацию одного из рассматриваемых фондов национального дохода и предполагают одновременно взаимообусловленный их рост.
В известном исследовании [13] критерий оптимизации пропорций расширенного воспроизводства сформулирован как максимальный интегральный фонд потребления, а также объем и структура фонда накопления, которые обеспечивают поддержание устойчиво оптимальных темпов интенсификации производства. Данное положение подводит определенный итог дискуссии в этой области, однако и оно должно быть, на наш взгляд, конкретизировано с позиций ресурсосберегающего типа развития при переходе к рынку, достижения народнохозяйственного оптимума накопления.
Для уточнения указанной проблемы выскажем следующее суждение. В методологическом плане важно исходить из положения о том, что на пропорции накопляемой и потребляемой части национального дохода оказывает воздействие соотношение необходимого и прибавочного труда. Теоретический анализ подтверждает: снижение доли накопления при постоянном или замедляющемся темпе роста национального дохода уже в течение пятилетки ведет к сокращению возможных размеров потребления. Максимизация потребления на длительном отрезке времени достигается не при снижении доли накопления, а при ее повышении (до определенных границ*).
Значит, изменение пропорции между фондом потребления и фондом накопления в национальном доходе в пользу фонда потребления возможно только на высокой ступени развития производительных сил и, следовательно, на основе высокой производительности труда. В связи с этим, по нашему мнению, критерием оптимальности соотношения «накопление-потребление» может служить максимизация физического объема национального дохода при условии соответствия его структуры задачам непрерывного повышения благосостояния при оптимальных темпах экономического и социального развития на длительную перспективу.
К факторам, определяющим рациональное соотношение накопления и потребления, относятся: материально-вещественная структура совокупного общественного продукта и развитие отраслей I и II подразделений; сопоставление стоимости потребленных средств производства и вновь созданной стоимости, ее распределение; обоснованные темпы экономического роста и повышения благосостояния народа; реальное накопление приростов конечных народнохозяйственных результатов при перестройке материально-технического снабжения, систем ценообразования, финансирования и кредитования и др. Но здесь следует обратить внимание на следующее обстоятельство. Обществу далеко не безразлично, какой ценой достигаются высокие темпы роста национального дохода. Научно обоснованным является положение о том, что «затраты накопления на единицу прироста общественной производительности труда в планируемом перспективном периоде существенно не растут» [15]. Поэтому не следует ориентироваться только на рост производительности труда или только на экономию производственных фондов.
Обобщая изложенное, отметим, что при определении оптимального соотношения «накопление-потребление» надо исходить из основной цели расширенного воспроизводства, отражающей характерные для нее интересы общества и личности в процессе развития производства, обмена, распределения и потребления. Схемы расширенного воспроизводства позволяют определить верхнюю и нижнюю границы фонда накопления, а его оптимальное значение лежит в этих пределах. Верхней границей годового накопления является объем производства за этот период, а его нижняя граница определяется текущим производственным и личным потреблением. Тогда фонд накопления можно представить в виде разности между национальным доходом и фондом потребления соответствующего периода.
Таким образом, можно определить границы фонда накопления и соответственно фонда потребления. В хозяйственной практике всегда приходится решать вопрос о предпочтительности непрерывного увеличения в равной мере накопления и потребления, либо увеличения доли накопления или доли потребления. Это означает такое их соотношение, которое обеспечивает оптимальные темпы прироста национального дохода. Но имеется закономерность изменения соотношения между фондом накопления и фондом потребления, например при повышении эффективности производства доля фонда потребления в национальном доходе обычно увеличивается, и наоборот. А снижение доли производственного накопления возможно лишь до некоторой границы, за которой начинается, как было показано, замедление темпов роста производства и связанное с этим снижение темпов роста жизненного уровня населения.
Нахождение оптимальной пропорции между накоплением и потреблением не исключает подхода также со стороны роста дохода на душу населения. Потребителем конечной продукции общества является население, которое заинтересовано в определенном фонде потребления, а значит, и фонде накопления. Из этого следует, что конкретные соотношения важнейших параметров ресурсосберегающего типа воспроизводства находятся в зависимости от естественного движения населения и соответствующих изменений трудовых ресурсов. Фонд потребления должен не только соответствовать росту численности населения, но и увеличиваться в еще большей мере. Учитывая таким образом нижнюю демографическую границу фонда потребления, можно найти верхнюю демографическую границу фонда накопления, а значит, и общую норму накопления на перспективный период. Ряд исследователей в своих работах вносят предложения по оптимизации доли накопления в национальном доходе, используя математические модели. В предполагаемых однопродуктовых и однофакторных моделях для исследования проблемы оптимизации макроструктуры воспроизводства на протяжении всего расчетного периода применяется определенная величина принятых коэффициентов [16]. Другие исследователи вводят в расчеты изменение нормы накопления и темпы роста национального дохода, а также демографический предел снижения нормы накопления [17]. В построенных на этих предпосылках числовых моделях с ростом населения связывается не фонд потребления, а национальный доход в целом. В некоторых исследованиях методологически обосновывается построение модели «накопление — потребление» с учетом роста национального дохода вследствие интенсификации действующего производственного аппарата, а также лага капитальных вложений путем экстремального нахождения целевой функции математическими методами [18]. Но и в этом случае размеры инвестиций не ставятся в зависимость от динамики населения, роста его реальных доходов.
Определенный интерес вызывает предложение установить оптимальное соотношение в распределении национального дохода с учетом факторов демографического характера [19], а также найти равновесную норму накопления, которая обеспечивала бы факторную, лаговую и межотраслевую сбалансированность народного хозяйства. Первый подход важен тем, что он исходит из роста потребления на одного работающего, второй — итерацией вариантов аналитического решения задачи. Но введение в расчет модели «накопление — потребление» определения стоимости рабочих мест, по нашему мнению, не отражает обоснование оптимальной пропорции. Кроме того, недостаточно учитывается специфика интенсификации воспроизводства ресурсосберегающего типа, когда создаются не только материально-вещественные, но и социально-экономические предпосылки для преобладания методов интенсивного развития производства. Оптимизация соотношения между накоплением и потреблением в макроэкономическом масштабе, как выражение одной из важнейших закономерностей процесса ресурсосберегающего воспроизводства, требует обоснования научной гипотезы экономического роста национального дохода. Она может быть разработана, исходя из вероятной численности работников материального производства и их производительности труда или движения производственных основных фондов и показателей эффективности их использования. Поэтому часто используется производственная функция для прогнозирования динамики и прироста национального дохода в зависимости от обоснованного прироста основных фондов и численности работников в сфере материального производства. Однако вряд ли возможна простая экстраполяция прошлого на будущее, даже на ближайшую перспективу. Исходить из предпосылки, что динамика уровня нормы ресурсосберегающего накопления истекшего периода сохранится на последующие годы, — значит заведомо «закладывать» искажение в плановые расчеты. Поэтому прогнозные варианты оптимизации накопления должны строиться на более надежном математическом аппарате и его программном обеспечении.
Важное значение для методики оптимизации пропорции между накоплением и потреблением имеет, как отмечалось, обоснование фонда потребления на душу населения. Следовательно, необходим комплексный подход, учитывающий как изменения воспроизводственной структуры и технического уровня производства (повышение доли активной части — принципиально новых машин, оборудования, технологий), так и социальную переориентацию экономики. Это будет способствовать рационализации фонда потребления и фонда накопления, превращению их в дополнительный ресурсосберегающий источник.
Для выражения критериев оптимизации соотношения «потребление — накопление» наметился переход от многофакторных (двух- и трехпродуктовых) моделей к многофакторным динамическим моделям на базе межотраслевого баланса. Обстоятельный комплексный анализ разработанных к настоящему времени моделей а предложений содержится в ряде соответствующих исследований [20]. Например, можно использовать экономико-математическое моделирование оптимальных пропорций фондов потребления и накопления с учетом прироста и выбытия производственных основных фондов. Такой подход получил свое достаточно широкое развитие в исследованиях советских и зарубежных исследователей [21].
Макроэкономические модели, которые строятся на основе всестороннего изучения реальных экономических закономерностей и динамических показателей, являются достаточно надежным инструментарием перспективного планирования и прогнозирования воспроизводственного процесса в условиях НТР и ресурсосберегающего типа развития. Но важно принять во внимание, что строгие и «красивые» результаты математической теории экономической динамики достигаются, как правило, ценой сильных упрощений в описании реальных хозяйственных процессов. В результате не в полной мере отражается экономическая действительность, что следует учитывать при разработке народнохозяйственных (межотраслевых и региональных) моделей влияния ресурсосберегающего накопления на темпы экономического роста.
В этой связи заслуживают внимания работы некоторых исследователей по оптимизации накопления и экономического роста. Например, разработана концепция определения зависимости нового качества экономического роста от накопления, обоснованная следующим образом. Во-первых, дан системный подход к определению зависимости ускорения темпов экономического роста (национального дохода) от важнейших факторов: производительности труда, его фондовооруженности, обеспеченности производственных фондов трудовыми ресурсами, фондоотдачи и фондоемкости национального дохода при интенсификации воспроизводства на основе достижений НТП; во-вторых, предложен комплексный анализ исследования оптимизации пропорции «потребление — накопление» до уровня, обеспечивающего народнохозяйственную эффективность использования накопления (инвестиций) для максимального увеличения национального дохода как важнейшего стратегического условия экономического роста [22].
В этом исследовании построение динамических моделей зависимости экономического роста от накопления базируется на критерии максимизации динамики национального дохода и тем самым предопределяется оптимизация структуры «потребление — накопление» и учет эффективного использования воспроизводственных факторов. Видимо, критерий максимизации национального дохода более соответствует реальным экономическим процессам на современном этапе, так как он в большей степени ориентирован на ускорение увеличения доли интенсивных факторов в приросте национального дохода. Такой подход построения ретроспективных экономико-математических моделей и прогноза до 2000 г. показал следующее. Для достижения максимально возможного физического объема национального дохода (экономического роста) необходимы значительные накопления для интенсификации развития экономики страны. Проблема, однако, на наш взгляд, будет заключаться в том, чтобы добиться максимального физического объема национального дохода при оптимальной норме накопления, обеспечивающего ресурсосберегающий тип развития. А это требует разработки новой инвестиционной политики на основе ускорения НТП и перехода к рыночным методам хозяйствования.
Одновременно обратим внимание на то, что в течение последних пятнадцати лет доля национального дохода, направляемая на потребление, составляла в среднем лишь немногим более 73%. За последнее время она несколько выросла. Но сейчас многие ведущие исследователи, обсуждая концепции социально-экономического развития на далекую перспективу, предлагают вновь уменьшить долю фонда потребления. Некоторые из них обосновывают сокращение этого показателя до 70%. При таких предпосылках вряд ли возможна социальная переориентация экономики. Опыт многих развитых стран свидетельствует о возможности направлять на потребление свыше 80% национального дохода без ущерба для расширенного воспроизводства. В нашей стране тоже есть такие возможности, тем более, что уровень потребления нуждается в повышении. Наряду с обеспечением более высоких темпов прироста национального дохода следует пересмотреть его структуру, осуществить заметные сдвиги в сторону увеличения доли национального дохода, направляемого на потребление, довести ее как минимум до 78-80%, одновременно с повышением расходов на социально-культурное строительство.
Концепция нахождения норматива оптимальной величины накопления и ресурсосберегающего экономического роста должна разрабатываться с позиции социальной переориентации накопления. Перераспределение ресурсов из фонда накопления в фонд потребления с целью роста народного благосостояния можно осуществлять только на основе растущей эффективности производства, улучшения использования инвестиций. Резко уменьшив накопление сегодня, мы завтра можем прийти не только к уменьшению производства средств производства, но и к снижению уже достигнутого уровня жизни. К тому же такое перераспределение, даже если отвлечься от проблемы заменяемости продукции, возможно лишь в весьма ограниченных размерах. Следует также учитывать, что фонд накопления непосредственно влияет на рост благосостояния. Ведь в него включается прирост основных непроизводственных фондов — жилья, больниц, школ и т.д. Уменьшение доли фонда накопления — это весьма ограниченный и кратковременный резерв роста потребления. Главное здесь -увеличение объема национального дохода, частью которого и является фонд потребления.
Сокращение доли накопления позволит получить выигрыш в производстве предметов потребления. Но этот выигрыш будет временным без создания за счет фонда накопления соответствующей материально-технической базы, которая могла бы обеспечить нормальный рост производства на длительный период. Важно также отметить, что с уменьшением фонда накопления сдерживается развитие инвестиционных отраслей, что, в свою очередь, приводит к сокращению абсолютных приростов национального дохода и оказывает негативное воздействие на прирост фонда потребления. Например, если в 1966-1970 гг. доля фонда накопления составляла 29%, то в 1976-1980 гг. она снизилась до 27%, а во второй половине 80-х годов — до 25%. Уменьшение произошло в основном за счет доли накопления в основных производственных фондах. Абсолютные приросты фонда накопления сократились, что повлекло за собой сокращение абсолютных размеров прироста национального дохода. Это объясняется тем, что в конкретных условиях 70-х и 80-х гт. снижение доли фонда накопления в национальном доходе не было в должной мере компенсировано факторами интенсификации производства, что позволило бы увеличить национальный доход и соответственно фонд потребления.
Фонды потребления и накопления, таким образом, нуждаются в росте. Надо учитывать и возрастающую социальную нагрузку на переориентацию использования накопления. Повышение заработной платы более высокими темпами, чем ранее, при одновременном увеличении ее дифференциации в зависимости от результатов труда также является необходимым и требует соответствующего увеличения производства товаров народного потребления и услуг. Осуществление такой концепции невозможно без адекватного повышения темпов роста национального дохода с соответствующим его материально-вещественным наполнением.
Значит, снижение нормы ресурсосберегающего накопления нельзя рассматривать как условия интенсивного развития, а повышение этой нормы — как экстенсивного. Основной вопрос заключается не в повышении или понижении доли накопления, а в том, сопряжено снижение доли с ускорением интенсификации или нет. Если нет, то такой процесс неизбежно приведет к замедлению экономического роста, поскольку будет базироваться на недостаточном росте технического уровня производства. Снижение доли накопления отражает процессы интенсификации лишь в том случае, если оно органически связано с ростом эффективности производства на основе ускорения НТП.
Социальная переориентация использования ресурсосберегающего накопления, получившая свое первоначальное отражение в оптимизации составных частей национального дохода, находит свою конкретизацию, дальнейшее развитие в решении инвестиционной политики. Ее характеристика в международном сопоставлении показывает, что для экономики бывш. СССР была характерна стабильно высокая доля инвестиций в валовом национальном продукте — примерно 28,6 % против 17,2 % в США и 19,3 % в странах Западной Европы. Но в инвестиционной политике необходимы существенные перемены, влияние которых нельзя не учитывать при определении норматива оптимальной величины ресурсосберегающего накопления. Суть этих перемен состоит в перенесении центра внимания на эффективность и интенсификацию производства, с промежуточных — на конечные результаты, с расширения производственных .фондов — на их обновление, с наращивания материальных ресурсов — на коренное улучшение их использования, а также на развитие непроизводственной сферы и особенно на повышение жизненного уровня народа.
Представляется, что концепция поддержания высокого уровня инвестиционной ресурсосберегающей активности имеет принципиальное значение для проведения эффективной экономической политики. Крупные капитальные затраты необходимы для развития материально-технической базы отраслей непроизводственной сферы, строительства жилья, объектов социально-бытовой инфраструктуры. Имеется настоятельная потребность в осуществлении нового строительства в отраслях, использующих важнейшие достижения НТП. Нужны определенные капитальные вложения, чтобы обеспечить сбалансированность в развитии сопряженных отраслей, например в черной металлургии и машиностроении, промышленности строительных материалов и строительстве. Возрастают объем и доля капитальных затрат, направленных на возмещение выбытия основных фондов. Это связано с ускорением обновления производственного аппарата и масштабами его замены.
Анализ экономического развития показывает, что темпы роста национального дохода повышаются при ускорении динамики производственных капитальных вложений, осуществляемых в технологически ресурсосберегающей форме. Эти темпы снижаются с уменьшением темпов роста затрат и их научно-технического уровня. Неверно было бы и утверждать, что повышение эффективности капитальных вложений может неограниченно компенсировать уменьшение их темпов роста. Это возможно лишь до определенных пределов. Но чтобы быстро осуществлять современные технологические преобразования, развивать ресурсосберегающее производство в различных отраслях народного хозяйства, надо иметь значительные размеры инвестиционных ресурсов. Опыт хозяйствования показывает, что по мере снижения темпов роста капитальных затрат уменьшаются и показатели их эффективности. Недостаточность инвестиционных ресурсов ведет к медленному повышению технического уровня производства и его ресурсосбережения, соответствующему замедлению динамики экономического развития. Таким образом, планомерная и устойчивая экономия инвестиционных ресурсов, реализация которых воплощает последние достижения НТП, создает необходимые материальные предпосылки структурной перестройки общественного производства, его качественного преобразования с целью дальнейшего социально — экономического развития.
Норматив оптимальной величины ресурсосберегающего накопления должен отражать и социальную переориентацию новой инвестиционной политики. В общей норме накопления следует повышать долю инвестиций непроизводственного назначения. Например, капитальные вложения в непроизводственное строительство стали опережать рост производственных инвестиций. Инвестиции в социально-культурную сферу возросли с 41,6 млрд руб. в 1985 г. до 64 млрд руб. в 1990 г. В целом усиление социальной направленности использования ресурсосберегающего накопления вызвано необходимостью увеличения объемов производства, роста фонда потребления и реальных доходов населения. А это требует повышения эффективности накопления, роста производства, его технического перевооружения. На этой основе возможно достижение ускоренного наращивания национального дохода и нового качества экономического и социального развития.
Но формирование оптимальной величины ресурсосберегающего накопления требует выявления также имеющихся в этой области резервов экономии, которые в реализации накопления могут быть весьма значительными. Так, для ресурсосбережения исключительно важным является снижение материалоемкости продукции. По данным межотраслевых балансов бывш. СССР, удельный вес материальных производственных затрат в стоимости валового общественного продукта, выраженной в фактических ценах (без учета амортизационных отчислений), достигает примерно 50%, а в продукции промышленности — 68%. Уменьшение этих затрат по народному хозяйству дало бы большой эффект. Снижение материальных затрат только на одну копейку на каждый рубль совокупного общественного продукта позволяет получить дополнительно более 14 млрд руб. национального дохода. Это уменьшило бы потребность в накоплении оборотных средств, создало предпосылки для повышения эффективности накопления и увеличения фонда потребления. В результате значительно усилились бы общественные функции ресурсосберегающего накопления.
В этой связи обоснование норматива ресурсосберегающего накопления требует оценки эффективности этого процесса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.