Просмотров: 170

В процессе евразийской интеграции

С 2010 года Казахстан вместе с Россией и Беларусью участвует в Таможенном союзе (ТС), а с 2012-го — в Едином экономическом пространстве (ЕЭП). При этом процесс интеграции на этом не остановился, поскольку страны-участницы создали Евразийский экономический союза (ЕАЭС), который начнет функционировать с 1 января 2015 года. Все это лишний раз демонстрирует Казахстан как инициатора и активного участника различных интеграционных проектов на постсоветском пространстве.

В частности, относительно создания ЕЭП президенты Беларуси, Казахстана и России договорились еще на неформальном саммите, прошедшем 19 декабря 2009 года на горнолыжном курорте «Ак Булак» вблизи Алматы. Как заявил на этой встрече Президент РК Нурсултан Назарбаев, Таможенный союз окончательно создан, и это является вторым этапом интеграционного процесса. В качестве же первого этапа он назвал создание зоны свободной торговли. А в качестве третьего этапа интеграции Глава государства назвал «общий рынок, Единое экономическое пространство, после которого следует Экономический союз по типу Европейского союза» [48].

Более существенно свое видение относительно дальнейшего развития процесса евразийской интеграции и участия в нем Казахстана Президент РК представил в своих статьях «Евразийский экономический союз: теория или реальность» и «Евразийский Союз: от идеи к истории будущего», опубликованных в российской газете «Известия» в 2009 и 2011 гг. соответственно.

Прежде всего Назарбаев исходит из того, что под воздействием мирового финансово-экономического кризиса и других факторов в современном мире происходят процессы, которые, в свою очередь, обуславливают изменения «концептуальных подходов к регулированию глобальной экономической системы». В этих условиях усиливаются процессы трансформации однополярной системы мироустройства в многополярную, а также регионализации посредством формирования различных интеграционных группировок.

В связи с этим Глава государства напомнил о своей инициативе по созданию Евразийского союза, озвученной им в марте 1994 года и, по его мнению, сохранившей свою актуальность до сих пор. Во многом это обусловлено тем, что постсоветским странам в одиночку трудно противодействовать глобальному кризису и преодолевать экономические проблемы. Назарбаев также выразил уверенность в том, «…что в долгосрочной перспективе евразийской интеграции альтернативы не существует» [49]. Тем самым он четко отмечает конкретные географические и социокультурные рамки интеграционных процессов с участием Казахстана.

В процессе евразийской интеграции Президент выделяет следующие три измерения. Во-первых, экономическое, которое на соответствующий момент времени он отождествлял преимущественно с Евразийским экономическим сообществом (ЕврАзЭС) и реализуемыми в его рамках проектами, а также с создаваемым Таможенным союзом. Во-вторых, военно-политическое измерение, ориентированное на обеспечение региональной безопасности и выраженное в основном в деятельности таких межгосударственных структур, как ОДКБ, ШОС, СВМДА и Антитеррористический центр СНГ. В-третьих, культурно-гуманитарное измерение, проявляющееся в межгосударственном сотрудничестве по линии образования, науки, культуры и массовой информации. При этом культурно-гуманитарное измерение Глава государства считает самым значимым в интеграционных процессах. По его словам, «Сегодня наши народы все более ощущают себя частью формирующейся евразийской идентичности с ее культурным, религиозным и языковым многообразием, но с общим стремлением к плодотворному экономическому взаимодействию и добрососедству. Мы все являемся свидетелями рождения нового уникального евразийского сообщества наций, у которого не только богатый опыт совместного прошлого, но и неделимая общая история будущего» [50].

Из этого следует, что успешность интеграции в целом и, в том числе, в ее экономическом измерении во многом обусловлена соответствующими духовными ценностями, присущими гражданам стран-участниц данного процесса. Но, с другой стороны, Президент нисколько не умаляет здесь и чисто прагматичного подхода, обусловленного экономическими факторами и отрицающего какого-либо «насилия» политики над экономикой. Тем самым он однозначно утверждает о том, что «Экономические интересы, а не абстрактные геополитические идеи и лозунги — главный двигатель интеграционных процессов» [51].

Очевидно, что в новой трактовке своей идеи 1994 года Нурсултан Назарбаев заявляет главным образом о Евразийском экономическом союзе. То есть межгосударственном интеграционном объединении, которое будет создано не на политической, а исключительно на экономической основе. В связи с этим он, в частности, опроверг проявляющиеся в Казахстане и за рубежом предвзятые оценки в отношении к будущему союзу, включая возможное создание в нем некоего «железного занавеса», реставрацию на его основе Союза ССР и создание коллективной защиты от «китайской экономической экспансии».

Президент Казахстана также отметил следующие основные контуры дальнейшего развития евразийской интеграции:
а) протекание данного процесса исключительно на эволюционной и добровольной основе без какого-либо искусственного ускорения;
б) многовекторность интеграционного процесса, предполагающая участие постсоветских стран в различных региональных организациях, а также возможность создания наряду с ЕАЭС других межгосударственных объединений и прежде всего Центрально-Азиатского союза;
в) учреждение евразийской наднациональной расчетной единицы — ЕНРЕ;
г) широкая общественная поддержка как неотъемлемое условие создания ЕАЭС;
д) необходимость размещения исполнительных органов ЕЭП в Астане, что стало бы знаком признательности Казахстану со стороны его партнеров как инициатору идеи евразийской интеграции.

Таким образом, Казахстан в лице своего руководства изначально обозначил параметры, по каким необходимо продвигать евразийскую интеграцию с учетом своих национальных интересов. В то же время дальнейшее развитие процессов и событий, связанных с функционированием Таможенного союза и Единого экономического пространства, продемонстрировала частое несоответствие существующей практики указанными параметрам и ожиданиям республики. В свою очередь, это встретило критику и негативные отзывы в адрес указанных интеграционных образований как среди общественности, так и официоза.

Наиболее существенным в этом плане стало выступление Президента РК на заседании Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС), прошедшего 24 октября 2013 года в Минске, где он высказал ряд претензий относительно развития интеграции и ущемления экономических интересов Казахстана в ТС/ЕЭП. В частности, Глава государства обратил внимание на ограничения для доступа казахстанской продукции на рынки России и Беларуси (нетарифные и технические барьеры, завышенные санитарные и фитосанитарные нормы и т. д.), рост внешнеторговых диспропорций, громоздкость Таможенного кодекса ТС, политизацию работы Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), влияние на членов Коллегии ЕЭК из числа россиян со стороны правительства РФ и т. д. [52].

С другой стороны, при всех этих и иных критических моментах Казахстан нисколько не изменил свой внешнеполитический вектор в сторону дальнейшего развития евразийской интеграции. Так, участвуя 5 марта 2014 года в Москве на очередном заседании ВЕЭС, Нурсултан Назарбаев в целом выразил удовлетворение работой над проектом Договора о Евразийском экономическом союзе. Он, в частности, высказал пожелания относительно урегулирования вопросов, оставшихся несогласованными, и увеличения уровня активности по разъяснению населению трех стран важности проводимой работы по развитию интеграции [53].

Вместе с тем Глава государства серьезно пересмотрел некоторые свои прежние идеи по развитию интеграции в рамках создаваемого союза. Судя по всему, это было учтено президентами Беларуси и России в процессе согласования Договора о ЕАЭС. Так, Президент РК отказался от идеи создания единой валюты в лице «евразийской наднациональной расчетной единицы». А вопросы культурно-гуманитарного измерения интеграции не являются предметом взаимоотношений в ЕАЭС. Кроме того, казахстанская сторона добилась исключения из текста Договора о ЕАЭС таких вопросов политического характера, как общее гражданство, паспортно-визовая сфера, межпарламентское сотрудничество, общая охрана границ и т. д. Таким образом, Казахстан добился от своих партнеров по евразийской интеграции следованию отмеченных выше установок своего Президента относительно экономической составляющей рассматриваемого процесса.

Выступая 29 мая 2014 года в Астане на церемонии подписания Договора о Евразийском экономическом союзе, Нурсултан Назарбаев заявил следующее: «…сегодня рождается новая геоэкономическая реальность XXI века. Она создавалась с большим трудом. Скажу откровенно: мы выстрадали рождение Евразийского экономического союза. Впереди нас ждет непростой этап становления и развития в условиях глобальной нестабильности. Интеграция сама по себе не гарантирует нам идеальной жизни. Будут новые вызовы и новые задачи. Мы должны быть готовы вместе их решать и общими усилиями преодолевать все кризисы» [54]. Тем самым Глава государства фактически подвел некоторые промежуточные итоги процесса евразийской интеграции и обозначил дальнейшие перспективы его развития, акцентируя внимание на укрепление доверия и конструктивного взаимодействия между участвующими в этом процессе странами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.