Просмотров: 810

Уголовная ответственность в сфере экономической деятельности

О некоторых проблемах уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере экономической деятельности. За 9 месяцев 2010 года органами финансовой полиции было зарегистрировано 7937 преступлений. Сумма установленного ущерба по оконченным производством уголовным делам и отказным материалам составила 179,9 млрд. тенге (127,3 млрд. тенге) и возмещенного ущерба — 109,9 млрд. тенге (86,8 млрд. тенге). В целом из этой суммы государству возмещено — 66,2 млрд. тенге, или 60,3%, гражданам — 38,1 млрд. тенге (34,7%) и хозяйствующим субъектам — 5,6 млрд. тенге (5%) [1]. За аналогичный период 2011 года органами финансовой полиции зарегистрировано 6645 преступлений. Сумма установленного ущерба по оконченным производством уголовным делам и отказным материалам составила 202,2 млрд. тенге из них возмещено -133,6 млрд. тенге. В целом из этой суммы государству возмещено — 117,8 млрд. тенге, или 88,2%, гражданам — 1 млрд. тенге (0,8%) и хозяйствующим субъектам — 14,8 млрд. тенге (11%) [2].
Анализ вышерассмотренных показателей оперативно-служебной деятельности органов финансовой полиции за 9 месяцев 2010 года и за 9 месяцев 2011 года позволяет сделать вывод о снижении уровня преступлений, расследуемых указанными госорганами. Тогда как ущерб, наносимый экономическими и коррупционными преступлениями, продолжает расти.
Еще 11 лет назад Глава государства Н.А. Назарбаев в своем выступлении на совещании по вопросам борьбы с преступностью «Демократические ценности и непререкаемый авторитет закона» (г. Астана, 10 сентября 2003 года) обозначил существовавшую проблему возмещения материального урона государству, наносимому экономическими, экологическими и коррупционными преступлениями. Зачастую за такие преступления «сажают» руководителей, а нередко и подставных лиц, при этом огромный материальный урон государству не возмещается. Между тем, конфискация имущества юридического лица, его ликвидация, как показывает зарубежный опыт, может стать весьма эффективным средством борьбы с перечисленными видами преступлений. Как заметил Президент, следует ввести уголовную ответственность и за подкуп должностных лиц иностранных государств. Это отвечает рекомендациям ООН. Объективная реальность требует введения уголовной ответственности юридических лиц за совершение экономических, экологических и коррупционных преступлений [3].
Однако действующий уголовный закон Республики Казахстан не позволяет решить проблему возмещения вреда государству в результате совершения экономических, экологических и коррупционных преступлений по следующим основаниям: 1) согласно УК РК, не признаются субъектами преступлений юридические лица; 2) отсутствие такого вида наказания, как обязанность загладить причиненный имущественный вред.
Анализ современного зарубежного законодательства показывает, что институт уголовной ответственности юридических лиц существует в различных странах. К примеру, в Великобритании деяние признается совершенным корпорацией, если оно совершено непосредственно либо при посредстве других лиц. При этом деятельность корпорации отлична от субститутивных действий физического лица. По английскому уголовному законодательству допускается применение к юридическим лицам штрафов, как меры уголовного наказания, но к ним не могут применяться уголовные наказания, которые назначаются физическому лицу за совершенное преступление. В современном уголовном праве США вопросы привлечения к уголовной ответственности юридических лиц регламентированы как в федеральном уголовном законодательстве, так и в уголовных законах штатов. Так, в ст. 2.07. Примерного Уголовного кодекса США (1962 г.) предусматривается ответственность корпораций, некорпорированных объединений и лиц, действующих или обязанных действовать в их интересах. В ч. 1 данной статьи говорится, что корпорация может быть осуждена за совершение посягательства, которое является нарушением и состоит в неисполнении возложенной законом на корпорацию специальной обязанности совершать положительные действия. Уголовное законодательство некоторых штатов и, в частности, УК штата Огайо в §2901.23, предусматривает уголовную ответственность организации. На уголовную ответственность корпораций указывает также §20.20. УК штата Нью-Йорк. Основным наказанием, общим для юридических лиц как на уровне штатов, так и на федеральном, является, как правило, штраф. В уголовном законодательстве Франции юридическое лицо признается субъектом преступления. В статье 121-2 УК Франции 1992 г. указано, что за исключением государства, юридические лица несут уголовную ответственность. Статья 131-39 УК Франции содержит перечень видов наказаний, которые применяются к данным субъектам: ликвидация юридического лица; запрещение — окончательное или на срок профессиональной или общественной деятельности; конфискация предмета, используемого для совершения преступления; афиширование принятого судебного постановления; закрытие — окончательное или на срок соответствующих предприятий и заведений и др. Чаще всего за совершенные преступления к юридическим лицам применяется уголовное наказание в виде штрафа. Германский уголовный кодекс 1871 г. в редакции 1975 г. предусматривает уголовную ответственность юридических лиц. В УК Голландии 1886 г. в редакции 1976 г. вопросу уголовной ответственности юридических лиц посвящена ст. 51, в которой говорится, что уголовно наказуемые деяния совершаются как физическими, так и юридическими лицами. Если уголовное деяние совершается юридическим лицом, то по возбужденному уголовному делу могут быть вынесены решения о наказаниях и о принятии принудительных мер, насколько это возможно в рамках закона: в отношении юридического лица; в отношении тех, кто дал задание совершить правонарушение, руководил таким противоправным поведением; или совместно в отношении физического и юридического лица. Юридические лица также привлекаются к уголовной ответственности в странах скандинавской (Дания, Норвегия, Финляндия), мусульманской (Иордания, Ливан, Сирия), социалистической (Китайская Народная Республика) правовых систем. Такая ответственность известна Индии, Японии, Румынии, Республике Молдова, Литовской Республике.
Ряд международных актов, ратифицированных Казахстаном, содержит правовые основы необходимости признания субъектом преступления юридические лица. Так, в Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции (Нью-Йорк, 31 октября 2003 года), говорится, что каждое государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в преступлениях, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией [4]. Согласно Факультативному протоколу к Конвенции о правах ребенка, касающемуся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии ( г. Нью-Йорк, 6 сентября 2000 г.), с учетом положений своего национального законодательства каждое государство-участник в соответствующих случаях принимает меры по установлению ответственности юридических лиц за ряд преступлений в отношении детей [5].
Согласно действующему законодательству Республики Казахстан, в гражданском праве юридические лица, наряду с физическими лицами, являются субъектами гражданских прав. В связи с чем несут юридическую ответственность по установленным законом основаниям: за нарушение условий договора, причинение вреда, материального ущерба и другое. В соответствии с Кодексом РК об административных правонарушениях, предусмотрена административная ответственность юридических лиц. В уголовном же праве юридические лица могут выступать в качестве потерпевших, частных обвинителей, гражданских истцов и гражданских ответчиков по уголовным делам. Однако в условиях рыночной экономики, полагаю, что следовало бы отойти от принципов персонализации уголовной ответственности и законодательно закрепить возможность применения уголовно-правовых санкций к юридическим лицам за совершение экономических, экологических и коррупционных преступлений.
В пункте 2.9 Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года указано, что основные направления совершенствования уголовно-процессуального права заключаются также в постепенном введении новых институтов восстановительного правосудия, основанных на примирении сторон и возмещении причиненного вреда [6]. Согласно действующему уголовному закону Республики Казахстан, добровольное возмещение причиненного вреда является возможностью для лица, совершившего преступление небольшой тяжести или впервые совершившего преступление средней тяжести, не связанное с причинением смерти или тяжкого вреда здоровью человека, для его освобождения от уголовной ответственности, при условии примирения с потерпевшим (статья 67 УК РК). В отношении несовершеннолетнего судом могут быть назначены принудительные меры воспитательного воздействия в виде возложения обязанности загладить причиненный вред (статья 82 УПК РК) [7]. Однако уголовный закон Казахстана не содержит такой меры наказания, как обязанность загладить причиненный вред. Тогда как нередко в результате совершенных экономических, экологических преступлений руководитель частного предприятия, причиняя своими действиями существенный материальный или экологический вред государству и не являясь учредителем или владельцем предприятия, не имеет средств возместить ущерб, а юридическое лицо, имея значительные активы, как бы здесь ни при чем. Таким образом, юридическое лицо остается уголовно недосягаемым даже в случае совершения деяния, причинившего материальный урон государству, либо экологическую катастрофу. В других случаях, нередко при осуждении лица за совершение экономических, экологических или коррупционных преступлений к лишению свободы, лица уклоняются от возмещения материального и экологического урона государству. То есть отсутствует механизм государственной защиты от указанных преступлений. Интересной представляется предлагаемая Мол-дабаевым С.С. классификация уголовно-правовых санкций по: 1) их экономической рациональности — на экономически выгодные, экономически нейтральные и экономически невыгодные; 2) их политической рациональности – на наиболее демократичные, недостаточно демократичные и наименее демократичные; 3) заложенным в них возможностям обеспечивать удовлетворение общественного правосознания – на санкции с высокой, средней
и низкой степенью одобрения их общественным правосознанием [8].Учитывая предлагаемую Молдабаевым С.С. классификацию уголовно-правовых санкций, полагаю, что преступления в сфере экономической деятельности, экологические и коррупционные преступления следовало бы классифицировать по их экономической рационализации. Тем самым разработать механизм возмещения материального ущерба, наносимого государству указанными видами преступлений. Таким образом, полагаю, что представляется целесообразным введение нового вида дополнительного наказания за преступления в сфере экономической деятельности, экологические и коррупционные преступления в виде обязанности загладить причиненный ущерб. При этом обязанность загладить причиненный вред, как мера наказания, должна заключаться в возложении на осужденного обязанности компенсации причиненного вреда (денежной компенсации, передачи предмета, аналогичного утраченному, устранение вреда своим трудом и другие). Обязанность загладить причиненный вред могла бы быть альтернативой конфискации имущества осужденного за указанные преступления.

Использованная литература
1. Об основных показателях оперативно-служебной деятельности органов финансовой полиции за 9 месяцев 2010 года/
http://www .fnpol.kz/rus/about/analiz/?cid=0&rid=7797
2. Об основных показателях оперативно-служебной деятельности органов финансовой полиции за 9 месяцев 2011 года/
http://www.fnpol.kz/rus/about/analiz/?cid=0&rid=9693
3. Из выступления Главы государства НА. Назарбаева на совещании по вопросам борьбы с преступностью «Демократические ценности и непререкаемый авторитет закона» (г. Астана, 10 сентября 2003 года).
4. Закон Республики Казахстан от 4 мая 2008 года № 31-IV «О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции» / Ведомости Парламента РК, 2008 г., N 6-7 (2512), ст. 24.
5. Закон Республики Казахстан от 4 июля 2001 года № 219 «О ратификации Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии» / Ведомости Парламента Республики Казахстан, 2001 г., N 15-16, ст. 220.
6. Указ Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858 «О Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года» / САПП Республики Казахстан, 2009 г., № 35, ст. 331.
7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года №206 / База данных «Зан», по состоянию на 20.10.2011года.
8. Лекция д.ю.н., профессора Молдабаева С.С. на тему: «Применение санкции уголовного закона» / (г. Астана, Институт правосудия Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан, 25 октября 2011 года).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.