Толерантность как составляющая нового политического мышления

Фактор «всемирности» («глобальности»), понимание смертельной для человечества опасности ядерных конфликтов, стремление «огранивать» политику нравственностью требуют от политика следования ряду принципов, среди которых особо значимое, особо важное место занимает принцип толерантности. Это один из принципов, где сплавляются воедино политическое и нравственное.

Понятие толерантности — сложное комплексное понятие в обществознании, на счет которого нет определенной договоренности и ясности среди исследователей. Толерантность может быть рассмотрена и как особенность поведения, и как некий моральный принцип, и как способ выражения реакции индивида или общества на различные социальные проявления, и др.

В Вестфальском мирном договоре, подписанном в 1648 г., упоминается такой принцип, как веротерпимость. Его можно считать одной из первых форм толерантности. Этот договор уравнял в правах лютеран, католиков и кальвинистов по всей Германии. Юридически были закреплены суждения о том, что необходимо принятие веры, принципов и убеждений человека для создания благоприятной среды для развития общества. Это был логичный выход из ситуации, в которую попало средневековое общество, развязав кровопролитные религиозные войны, про­должавшиеся на протяжении тридцати лет. Пришло понимание того, что для благоприятного и продуктивного взаимодействия стран не нужна конфессиональная однородность, что навязыва­ние человеку «чужих ценностей» приводит лишь к дестабилиза­ции всей общественной системы. В языках романской группы в то время толерантность определялась как терпение и покор­ное страдание. Изначально церковь вела себя терпимо по от­ношению к людям.

Следует отметить один из важных источников в развитии теории толерантности — « Послание о веротерпимости» (1685— 1686), написанное Дж. Локком. Обоснование веротерпимости Локк непосредственно связы­вает с понятиями гражданских интересов людей, юридических полномочий государства, которые охватывают их гражданские права, а также определения церкви как сообщества на добро­вольной основе. Локк считает, что ни один человек не вправе навязывать свою веру другому. Церковь не должна допускать того, что наносит вред государству. Следует сказать, что Локк высказывает свое отрицательное отношение к тем, кто не при­знает моральных норм и устоев. Они необходимы для того, чтобы поддерживать стабильную ситуацию в обществе; мо­ральные нормы и устои способствуют его сохранению, а также приумножению его благ. К таким благам можно отнести жизнь; здоровье; свободу; материальное достояние, т. е. деньги, раз­личную утварь, землю и т. д.; отсутствие физических страда­ний. К тем, кто не верит в Бога и использует религию в своих корыстных целях, Локк также не проявляет толерантности. «По­слание о веротерпимости» является некой методикой, с помо­щью которой гражданам предоставляется свобода выбора и исповедания, церкви — независимость от государства, а различ­ным религиозным общинам — равноправие.

Согласно убеждениям Локка, государство не должно да­вить на людей и предписывать им правила поведения перед Богом, а также различные символы веры.

У Локка был оппонент — Джонас Прост, являющийся ученым Оксфорда и священником. Он не соглашался с тем, что государ­ственная власть не должна применять насилие в вопросах веры. Он уточнял, что такая обязанность должна быть у государства, если силовое воздействие носит умеренный характер. Умеренное вме­шательство, как считает Прост, должно быть нацелено на то, чтобы обратить внимание людей на различные аргументы, которые необ­ходимы для их убеждения, но которые, тем не менее, не будут рассматриваться, если к ним не принудить силой. Согласно Просту, люди больше подвержены страстям, нежели здравому смыслу и разуму. Но они должны прислушиваться к голосу рассудка.

Локк утверждает, что каждый имеет право на толерант­ность. Толерантность предстает вне зависимости от прав чело­века, а главное внимание уделяется неразумности интолерантно-го поведения. Скептицизм в вопросах религии указывает на главное осно­вание веротерпимости государства. В чем проявляется подоб­ный скептицизм?

Для того, чтобы государство могло позволить себе вмеши­ваться в религиозные дела, оно должно знать, что его религия является истинной. Но это, по определению, никому не доступно. Такова природа религии, поскольку вера никогда не становится знанием, а ее убедительность — определенностью. Тем самым, в дискуссии с Простом Локк показывает действительные фи­лософские основания своей теории толерантности.

Современные комментаторы Локка согласны в том, что пер­вым выразителем теории толерантности является автор «По­слания о веротерпимости». Дж. Локк предложил моральную трактовку веротерпимости, основанную на рационализме.

Локковская толерантность, однако, имеет свои очерченные границы — религиозные, поскольку автор имел дело с религией (атеисты не имели права на толерантность, оно распространя­лось на представителей любой христианской церкви, но не за ее пределами; у Локка нет права на свободу культа).

В определенной степени эту ограниченность преодолевает Джон Стюарт Милль, который в своей работе «О свободе» провозглашает ценность различия как такового. Для Милля важны разнообразие и необходимость создания общества, кото­рое содержит множество различных образов жизни. Это -«благо-в-себе» и надо всячески заботиться об этом .

Вслед за Д.С. Миллем, толерантность с позитивной точки зрения рассматривает П. Николсон. Он также видит в ней «благо-в-себе». Граждане должны сами стремиться к ней, а не быть вынужденными поступать толерантно. Но, по мнению Николсона, моральный идеал толерантности не требует прими­риться с тем, что противоречит моральному основанию, а именно уважению ко всем людям как полноправным моральным субъек­там3. Вторым основанием ограничения толерантности является то, что нельзя толерантно относиться к тому, что разрушает саму толерантность. При этом делается существенная оговорка. Важ­ной практической проблемой является способность отличать вы­ражение мнений, к коим нужно относиться толерантно, от дей­ствий на основе этих мнений, которые должны встретить отпор, то есть действий, к примеру, расистского и фашистского толка.

В случае этнических конфликтов, где нередко используются террористические, преступные способы борьбы, толерантность, ко­нечно, имеет свои границы.

В рамках современной либеральной политической филосо­фии находятся концепции толерантности американского теоре­тика Майкла Уолцера. В своей известной работе «О терпимо­сти» автор рассматривает толерантность в условиях существо­вания множественности этнических групп и религиозных общин, или того, что называется мультикультурализмом.

«Предметом моего рассмотрения, — пишет он, — является толерантность в отношении культурных, религиозных различий и различий в образе жизни, то есть таких, при которых разнящи­еся друг от друга люди не являются партнерами в каком-либо деле или начинании и существование между ними различий не является неотъемлемой частью какой-либо игры или иной объ­единяющей их и культивируемой ими необходимости».

Уолцер различает пять толерантных режимов, или пять ти­пов политического устройства, допускающих терпимость: — многонациональные империи, образчиками которых яв­ляются система миллетов Османской империи и Советский Союз; — международное сообщество; — консоциативные (сообщественные) устройства типа Бель­гии и Швейцарии; — национальные государства типа Франции, где в ранге мень­шинств находятся все, кроме одной, доминирующей группы; — иммигрантские общества (примером последнего являют­ся США).

В многонациональных империях власть проводила политику толерантности по отношению ко всем автономным или полуавто­номным группам, имевшим различный политико-правовой и куль­турно-религиозный характер. Это делалось, главным образом, во имя поддержания мира и чаще всего автократическим способом. Власть в империи наиболее удачно опосредовала различия ради облегчения или насаждения мирного сосуществования.

В международном сообществе, самом толерантном из всех сообществ, объектом толерантности являются отдельные госу­дарства, обладающие суверенитетом. Толерантность является неотъемлемой чертой суверенитета.

Все те, кто находится по ту сторону границы, не смогут вме­шаться в происходящее на этой стороне, и суверенитет служит гарантией этому. Но Уолцер замечает, что суверенитет, особен­но в современных условиях, имеет свои пределы, четко обозна­ченные в правовой доктрине гуманитарного вмешательства1. Нетерпимые типы поведения, практикующиеся внутри некото­рых суверенных государств (Уолцер приводит пример «крас­ных кхмеров» в Камбодже, деятельность которых перестала быть терпимой как с моральной, так и с правовой точек зрения), могут послужить поводом для гуманитарного вмешательства.

Следует добавить от себя, что события 1999 г. на Балканах продемонстрировали нарастающее противоречие в современном мире. Это — несовместимость принципов Устава ООН, осно­ванных на государственном суверенитете, и принципов защиты прав этнического и религиозного меньшинства, закрепленных во Всеобщей Декларации прав человека.

Причем во имя защиты прав человека (национальных мень­шинств) могут быть нарушены суверенные права государства на территориальную целостность и политическую независимость, как это случилось в Югославии. В Европе нарушение прав религиозного или этнического меньшинства вызывает острую реакцию, вплоть до осуществления «гуманитарной интервенции», выражающейся в активном принуждении к миру тех, кто при решении этнополитических конфликтов практикует насилие.

В консоциативном (сообщественном) устройстве объектом терпимости являются различные социальные группы, которые уже сами должны вырабатывать условия мирного сосущество­вания без некоей единой силы, стоящей над всеми группами. Это никем не опосредованные объединения двух — трех сообществ, которые явились результатом договора двух или более сторон. Примерами как успешного, так и неудачного опыта ре­ализации данного общественного устройства являются Бельгия, Швейцария, Кипр, Ливан и Босния.

В национальном государстве объектом толерантности яв­ляются граждане, которые одновременно являются членами того или иного меньшинства. Субъект толерантности — большин­ство, которое есть величина постоянная. Именно национальное большинство толерантно относится к меньшинствам, но в тех пределах, в которых не подвергается угрозе целостность госу­дарства.

В иммигрантском обществе толерантность проявляется в отношении представителей различных групп, покинувших ког­да-то свою родину. Общество толерантно относится к индиви­дам, вступившим в ту или иную организацию, участвующим с другими ее членами в ритуалах, отправлениях культа, демонст­рирующих культурные различия и т. д. Иммигрантское сооб­щество похоже на национальное государство, но без националь­ного большинства.

В тех или иных контекстах толерантность принимает раз­личные формы, комбинируется из двух или более «идеальных» режимов толерантности.

Рассматривая «сложные случаи» (Франция, Израиль, Кана­да, Европейское сообщество), мы видим, как в зависимости от тех или иных исторических или культурных факторов этничес­кие и религиозные группы могут объединяться в рамках раз­личных форм толерантности. Вполне понятно, что то благо, ка­ким является мирное сосуществование, должно соответствовать историческим, культурным и политическим реалиям. Это осо­бенно важно учитывать при анализе проблем политической то­лерантности в мультикультурном пространстве Казахстана.

Для политологов актуализируется «ситуативный» подход, ко­торый противопоставляется «процедурному». Последний вы­рабатывает общие принципы, не учитывающие местную специ­фику, конкретные социально-исторические обстоятельства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Яндекс.Метрика