Просмотров: 96

Тенденции мирового рынка нефти на современном этапе

В последние годы на рынке углеводородного сырья на­блюдается ряд новых тенденций. Многие государства ис­черпали свои запасы. В частности, к их числу относится Ки­тай. Также на мировой арене появляются рынки, где уро­вень годового потребления углеводородного сырья неук­лонно растет. Особенно это относится к государствам Ази­атско-Тихоокеанского региона (АТР). Соответственно, эти явления способствовали смене лидеров на нефтяном рынке. Происходят открытия новых крупных месторождений. Яр­ким примером тому за последние 30 лет может служить от­крытие в казахстанской части Каспийского шельфа круп­нейшего месторождения Кашаган.

Среди общих тенденций развития мировой нефтепере­рабатывающей промышленности можно выделить следую­щие:

— коренная реконструкция и модернизация сущест­вующих НПЗ в связи с резким ужесточением эколо­гических требований к качеству моторных масел, дизтопливу и бензинам. По данным Национальной Ассоциации нефтехимических и нефтеперерабаты­вающих фирм (NPRA) в США, например, потребует­ся 8 млрд долл. капвложений в НПЗ для повышения качества моторных топлив до уровня, соответст­вующего новым требованиям Американского Агент­ства по охране окружающей среды (ЕРА). В Запад­ной Европе общий объем необходимых капвложений оценивается в 20-25 млрд долл. При этом, в связи с нехваткой средств на переоборудование в Европе ожидается закрытие 15-20 НПЗ;

— процесс концентрации производства, слияния и объ­единения в нефтегазовом бизнесе совпадает с глоба­лизацией мировой экономики во всех ведущих от­раслях. При участии транснациональных компаний происходит передел мирового рынка, процесс пере­группировки сил, слияние BP/Amoco, Exxon/Mobil и Chevron/Texaco, сокращение числа ведущих компа­ний. Усиливаются интеграционные процессы в род­ственных производствах, ведущие к сокращению за­трат  в  нефтеперерабатывающей  промышленности. Одновременно на мировом рынке нефти идет стре­мительное обновление собственников. За прошедшие 5 лет на 45% заводов в США поменялись собствен­ники. Этого не миновал ни один локальный рынок;

— задача углубления переработки нефти в целях увели­чения выхода наиболее светлых нефтепродуктов ос­тается актуальной на протяжении всех последних де­сятилетий развития нефтепереработки, и промыш-ленно развитые страны достигли значительного про­гресса в данном направлении. В США средняя глу­бина переработки нефти по всем НПЗ уже в 1970 г. достигла 87,7%, а в настоящее время многие НПЗ достигли практически безостаточной переработки с близкой к 100% глубиной. Западная Европа и Азиат­ско-Тихоокеанский регион быстро догоняют США по данному показателю. Мировой рынок нефти относится к числу развитых то­варных рынков мира. Характерной его чертой является вы­сокая степень конкуренции как со стороны поставщиков, так и со стороны потребителей продукции. На рынке весьма тесно переплелись интересы развитых и развивающихся стран.

До начала 70-х гг. рынок нефти являлся одним из наи­более монополизированных в мировой торговле. Во-пер­вых, весь цикл операций на нем, от поисково-разведочных работ до сбыта нефтепродуктов розничным покупателям практически контролировался компаниями Международно­го нефтяного картеля. Монополии получали нефть, в основ­ном, по концессионным соглашениям, а экспортировали ее по долгосрочным контрактам своим же отделениям (до 70% всего объема экспорта), либо самостоятельным нефтепере­рабатывающим компаниям. Цены в этот период устанавли­вались ими в одностороннем порядке, были заниженными и носили, по существу, трансфертный характер, что соответ­ствовало стратегии картеля, направленной на всемерное расширение потребления жидкого топлива. Свободный, не-монополизированный рынок в этот период играл подчинен­ную роль, поскольку занимал 3-5% международной торгов­ли нефтью. Она сводилась к точной подстройке спроса и предложения, а уровень цен базировался на справочных це­нах монополий и был устойчиво ниже их примерно на 1/4.

Во-вторых, учитывая, что основные запасы дислоциро­ваны на территориях развивающихся стран, многие разви­тые государства специализируются на нефтепереработке и в этом процессе они достигли огромных масштабов концен­трации производства. Это явление поставило многих из них в глубокую зависимость от импорта нефти из развивающих­ся стран. Высокая стратегическая приоритетность данного вида товара на мировом рынке предодределила разработку программ и политик, направленных на сохранение контроля над рынком нефти со стороны Международного нефтяного картеля, в который входила небольшая группа нефтяных монополий США и Великобритании, более 40 лет удержи­вающие в своих руках все циклы операций от разведки до сбыта.

В-третьих, в 70-е годы с переходом к странам ОПЕК формального контроля над собственным нефтяным хозяй­ством, включая ресурсы, добычу, цены и другое на нефтя­ном рынке произошла смена характера конкуренции. Он преимущественно с горизонтальной, т.е. между отдельными интегрированными нефтяными монополиями перешел на вертикальную, осуществляемую между отдельными звенья­ми «нефтяной цепочки». В таких условиях практически вся поступающая на рынок нефть стала закупаться монополи­ями уже не на внутрифирменной, а на коммерческой основе, то есть по официальным продажным ценам стран-членов ОПЕК, которые начали играть роль в формировании миро­вых цен на нефть. Это, по существу, лишило монополии возможности влиять на конъюнктуру рынка путем целена­правленного изменения уровней добычи и цен. Но, сохра­нив контроль над транспортировкой, переработкой и сбы­том, нефтяной картель сохранил возможность влияния на конъюнктуру со стороны спроса, манипулируя, в первую очередь, накопленными коммерческими запасами и ценами у потребителей. При этом проникновение крупнейших неф­тяных монополий в нефтяные секторы энергетики и пре­вращение их в энергетические концерны создавало допол­нительные возможности для оказания воздействия на вели­чину спроса на жидкое топливо через механизм межотрас­левой конкуренции.

В этих условиях произошла резкая дестабилизация рын­ка нефти: участились случаи нарушения нефтеснабжения стран-потребителей, увеличились неустойчивость цен и пределы их колебаний; расширилось число компаний, ве­дущих операции с нефтью и нефтепродуктами — наряду с международными монополиями активно начали функцио­нировать нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие не­зависимые, посреднические, а также государственные компании и конечные потребители. Все это стимулировало по­явление новых форм торговли нефтью, увеличение множе­ственности видов обменных сделок. В итоге мировой рынок нефти превратился в сложную многосегментную структуру.

80-е годы характеризовались падением цен, что под­толкнуло страны-импортеры и нефтяные компании к увели­чению закупок жидкого топлива на свободном рынке. Со сменой конкуренции нарастала дестабилизация и дезинте­грация и на свободном рынке нефти осуществлялись опера­ции на условиях, близких к биржевым, когда продаются и покупаются «излишки» нефти вне заключенных регулярных сделок. Рынок «спот» стал индикатором реально склады­вающегося соотношения спроса и предложения, и послужил ориентиром для установления уровней цен как для импор­теров, так и для экспортеров. Поэтому большинство нефте­добывающих стран — как члены, так и не члены ОПЕК стали игнорировать собственные официальные цены и все чаще прибегали к контрактам, которые ежемесячно или ежеквар­тально пересматривались в зависимости от колебаний цен на базисные сорта на рынке наличного товара. Примерно до 2/3 нефти в это время продавалось по цене, определяемой из цен, существующих на рынках наличного товара. В 1979 г. такая продажа колебалась в пределах всего 5%. Напротив, так называемые сделки, когда цену нефти назначают в зави­симости от будущей стоимости на рынках наличного товара продуктов ее переработки, составляли более половины экс­порта ОПЕК. При этом весь ценовой риск ложился на экс­портера.

Вторая половина 80-х годов характеризовалась расши­рением нетрадиционных форм и методов торговли нефтью. Наряду с такими видами, как встречная торговля, «пакет­ные» (комбинированные) продажи, сделки типа «нет-бэк», была внедрена сбытовая сеть на территории стран-импортеров. Однако, все это осуществлялось в условиях усиления нестабильности рынка нефти, резкого падения цен и экс­портных доходов. Соответственно, для нефтедобывающих стран расширение продаж на рынке, характеризующемся более устойчивыми ценами, является одним из факторов стабилизации валютной выручки. При этом продажи нефте­продуктов не учитывались при определении квоты добычи стран ОПЕК, что позволяло им наращивать экспорт, «не на­рушая» дисциплину соблюдения квот.

Примечательно, что для реализации стратегии ОПЕК -формирования собственной вертикально интегрированной структуры по всему циклу операций с нефтью от добычи до поставок нефтепродуктов розничным потребителям в стра­нах-импортерах выбирается такой путь как внедрение экс­портеров в переработку и сбытовую сеть нефтеимпортирующих стран. В это время в странах ОПЕК (Иране, Ираке, Кувейте, Индонезии, Ливии и Нигерии) находились в ста­дии строительства 6 НПЗ общей мощностью 52 млн т в год. Это было эквивалентно 16% существующих производст­венных мощностей НПЗ ОПЕК или всего 5% текущей квоты добычи Организации. 22 млн т в год из этих мощностей бы­ли введены после 1992 г. В конечном счете стратегия уси­ления горизонтальной конкуренции, господствовавшей на мировом рынке более четверти века, способствовала воз­можности «экспортировать» ценовую нестабильность рын­ка нефти и на рынок нефтепродуктов.

Все это сопровождалось расширением многообразия форм и методов торговли нефтью, механизмов ее ценообра­зования, что вело к усилению ценовой нестабильности на мировом рынке. Это требовало создания защитного инст­румента, который бы страховал участников международной торговли от увеличивающихся ценовых рисков, что, в свою очередь, вызывал стремительный рост биржевой торговли жидким топливом, объективно отражающим процессы раз­вития товарных рынков. Возникнув в конце 70-х гг., она за­метно расширилась за счет Нью-Йоркской товарной и Лон­донской международной нефтяных бирж. Показателем при­влекательности и значимости биржевой торговли жидким топливом служил резкий рост стоимости места на бирже. Статистика показывает что, если в 1985 г. место стоило около 8 тыс. фунтов стерлингов, то в начале 1989 г. продажа места превысила 75 тыс. фунтов стерлингов, а в конце года одно место стоило уже 170 тыс. фунтов стерлингов. При этом следует отметить, что номенклатура участников бир­жевых операций представлялась достаточно пестрой, хотя предпочтение отдавалось торговым фирмам. Так, в конце 1989 г. 43,1% объема операций на бирже осуществлялась торговыми фирмами, 19,2% — нефтеперерабатывающими заводами, 6,7% — компаниями, действующими в сфере рас­пределения, 1,9% — конечными потребителями и 18,9% -прочими неторговыми фирмами.

При дальнейшем расширении биржевых операций на­блюдается процесс совершенствования ряда организаци­онных мероприятий в интересах потенциальных клиентов и дополнительного привлечения американского нефтяного бизнеса: отмена закрытия биржи на ланч и увеличение продолжительности рабочего дня. За счет этого, а также работы в вечернее время, на 2,5 раза вырос суточный обо­рот торгов.

В 1989 г. биржевая торговля жидким топливом вышла за пределы действующих бирж НИМЭКС и ИПЭ и рас­пространяется на территорию Азии. Теперь стали осуще­ствляться фьючерсные операции с высокосернистым ма­зутом на Сингапурской международной валютной бирже (СИМЭКС). В новых условиях нефтяной бизнес осуществ­ляет биржевые операции на фиктивный товар почти круглосуточно, т.е. в течение 17 часов в сутки. Первый день работы СИМЭКС позволил увеличить биржевой оборот до 2,8 млн т.

В том же году в мировой нефтяной рынок подключается нефтяная биржа, расположенная в крупнейшем порту в Рот­тердаме (РОЭФЭКС), которая становится одним из основ­ных нефтяных рынков и конкурентом Лондонской ИПЭ. Причиной тому служила торговля на Роттердамской бирже тремя контрактами на нефть, газойль и мазут, которые ко­тировались как в сделках на реальный, так и на фиктивный товар. Кроме того, два из них котировались также и на ИПЭ.

Такое расширение географии торговли нефтью, нетра­диционных форм и методов торговли, наращивание в 80-е годы числа нерегулярных операций с нефтью сначала на рынке «спот», а затем с увеличивающейся интенсивностью на биржах в конце 80-х гг. привело к изменению на рынке. Суть их заключалась в дальнейшем повышении чувстви­тельности мирового рынка нефти к изменениям экономиче­ской конъюнктуры вплоть до микроэкономического уровня. Отсюда одними из характеристик мирового рынка нефти становится рост неустойчивости и свобода колебаний цен. Основными показателями реального состояния рынка стали цены разовых сделок, как «спот», так и биржевые котиров­ки, формируемые под влиянием многообразных факторов экономического и неэкономического характера, вплоть до случайных и спекулятивных. Соответственно, в этот период неоднократно наблюдались резкие колебания цен на нефте­продукты. Так, в 1989 г. отмечалось резкое увеличение це­ны и укрепление конъюнктуры, которое послужило следст­вием уменьшения предложения со стороны ОПЕК. Сущест­венную роль оказали последствия аварий в США и Север­ном море.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.