Просмотров: 369

Светская модель государства в Республике Казахстан

Светская модель государства в контексте государственно-конфессиональных отношений в Республике Казахстан. Религия как одна из древнейших форм духовности, как социокультурный феномен, традиционно претендующий на монополию духовной жизни отдельного человека и общества в целом, становится в современном мире одной из актуальных сфер познания и деятельности. После обретения суверенитета Казахстан провозгласил себя светским государством, положив начало формированию гражданского общества. Постсоветский Казахстан еще в 1992 г. принял Закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», что стало правовой основой государственно-конфессиональных отношений. Государственно-конфессиональная политика РК в течение 20 лет независимости выполняла существенную роль в построении отношений между обществом и государством, способствовала выражению и реализации потребностей значительной части общества -как верующих, так и неверующих граждан. При этом активное проникновение религии в массовое сознание и соответствующее повышение роли религии в суверенном Казахстане не могло не сказаться и на политической жизни в целом. Новое законодательное закрепление статуса религиозных объединений явилось показателем изменения отношения современного государства к религиозному вопросу. Закон РК «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях» (15 января 1992 г.), положения Конституции Республики Казахстан (1995 г.), касающиеся религии и права граждан на свободу совести, Закон РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» (11 октября 2011 г.) [2] и ряд других законодательных актов, имеющих отношение к данной сфере, привели законодательную базу государственно-религиозных отношений в Казахстане в определенное соответствие нормам современного права, а также отразили реально складывающуюся в стране ситуацию в отношении религиозной деятельности.
Коренным образом изменились отношения между государством, как основным институтом политической системы, и религиозными объединениями — значимыми субъектами гражданского общества. В настоящее время религиозные объединения получили возможность свободно осуществлять свою деятельность в распространении вероучения, в социокультурной, милосердно-благотворительной, общественно-политической и хозяйственно-предпринимательской деятельности. Происходит активное сотрудничество государственных институтов с религиозными объединениями (в первую очередь, с Духовным управлением мусульман Казахстана и Митрополичьим округом Русской православной Церкви в РК).
Вместе с тем, государством предприняты усилия по выстраиванию системы отношений в государственно-конфессиональной сфере:
— были разделены сферы компетенции и ответственности;
— государство перестало быть монополистом в духовной жизни общества и личности, признав за религиозными организациями права юридических лиц.
Таким образом, изменившаяся политическая жизнь позволила рассматривать религиозные конфессии в качестве субъектов гражданского общества. Однако в настоящее время не представляется возможным констатировать, что вопросы государетвенно-конфесеиональных отношений в Казахстане решены. Реформирование отношений религиозных организаций (объединений) с государством на основе норм демократического, правового, светского государства, в котором признается и гарантируется не только индивидуальное, но и институциональное осуществление свободы совести, не завершено.
Казахстанское законодательство предусматривает обязанность государства не только не препятствовать, но и содействовать деятельности религиозных организаций. Именно этим обстоятельством продиктована законотворческая деятельность, которая отражает развитие условий и форм развития религии в современном Казахстане как социокультурного института. Поиск оптимальных для государства и общества взаимоотношений между светскими и религиозными институтами требует глубокого осмысления феномена религии и проявлений религиозности, и, соответственно, развития в Казахстане религиоведческих и культурологических, философских и историко-правовых, политологических и психологических исследований. Только при обращении к научном}» анализу возможна предметная и объективная разработка государственно-конфессиональной политики.
Среди многообразия вопросов, связанных с функционированием религии в обществе и государстве, наиболее важный — государственно-конфессиональные отношения. При любом типе государственного устройства и любой форме отношения государства к религии — от атеистической до теократической, возникает необходимость в регламентации взаимодействия государства и религиозных объединений, существующих в данном государстве. Помимо этого, сама возможность функционирования религиозных общин во всей совокупности конкретных вопросов этого функционирования напрямую зависит от типа, форм, характера и параметров государственно-конфессиональных отношений. Это позволяет к уже существующей типологии «государств» по социальному и экономическому признакам, форме правления и внутреннему устройству добавить признак мировоззренческий.
Каковы же современные модели государственно-конфессиональных отношений? Их и много, и немного одновременно. Немного, потому что имеется всего три типа таких отношений: атеистический, светский и теократический. Много — потом}’, что внутри этих трех типов существует великое многообразие форм реализации того или иного типа отношений государства и религиозных объединений. Возьмем, например, теократию — как тип государственно-конфессиональных отношений, при котором государство встроено в систему религиозной иерархии и религия является государственной идеологией государства. По признанию крупнейших исследователей, сегодня только Исламская Республика Иран является теократическим государством, и то с оговорками.
В рамках светского типа государства различные страны выстраивают разные, иногда очень не похожие между собой отношения с религиозными объединениями. И это — только в соответствии со статьями конституций. В реальности же, государства принимают еще и специальные законы, регулирующие сферу таких отношений. Помимо этого, имеются и подзаконные акты, еще более детализирующие регламентацию государственно-конфессиональных отношений. Отсюда можно сделать вывод: в современном мире имеется большое многообразие форм государственно-конфессиональных отношений, и многообразие это связано с историей страны и конкретными обстоятельствами функционирования религий в тех или иных государствах. Однако, и это надо особо отметить, несмотря на такое многообразие форм, доминирующих моделей государственно-конфессиональных отношений сегодня все же немного. Если коротко перечислить наиболее известные и чаще всего встречающиеся модели этих отношений, то они таковы. Это, во-первых, модель абсолютного равенства всех имеющихся в стране конфессий, причем равенства и юридического, и фактического. Во-вторых, это — модель, в основу которой положен факт признания одной государственной религии. Религия, признанная государственной, пользуется ощутимыми преимуществами в сравнении с другими религиями, также функционирующими в государстве. Преимущества могут быть и законодательными, и де-факто. Эта модель имеет варианты: государственная религия может именоваться официальной государственной, а может иметь статус государственной. В-третьих, строится такая модель государственно-конфессиональных отношений, при которой государство ориентируется на одну или две официальные религии. Например, в Германии в преимущественном положении в отношении государственной поддержки, денежных пособий священникам и т. д. находятся две конфессии — католицизм и протестантизм. В-четвертых, функционирует модель, когда государство придает равный законодательный статус всем (или большинству конфессий), но налоговые льготы предоставляются не всем религиозным объединениям, а только прошедшим государственную регистрацию и получившим статус юридического лица. В-пятых, имеется модель, когда право на ведение хозяйственной и образовательной деятельности предоставляется только тем конфессиям, чей статуе подтвержден длительностью функционирования и вкладом в историю и культуру страны.
Разные модели государственно-конфессиональных отношений возникли не сразу, а явились результатом длительной эволюции взаимодействия государства и религиозных общин. Сегодня эти модели наиболее распространены, хотя еще чаще встречаются комбинации данных моделей.
В основе модели современного светского государства находится иное, чем в теократическом государстве, толкование правовых вопросов, связанных с правами и свободами человека и гражданина, где главное — принцип отделения церкви от государства. Политико-правовой смысл в такой модели означает, что государство:
— исходит из того, что свобода совести — это не только свобода религиозного (вероисповедного) выбора, но и шире -мировоззренческого, в том числе, нерелигиозного, выбора. И право этого выбора государство оставляет за человеком (гражданином), обязуясь принимать и защищать его;
— во взаимоотношениях с гражданами исходит не из их вероисповедной принадлежности и религиозной самоидентификации, а из их гражданско-правового положения, ставя во главу угла принцип гражданственности;
— стремится осуществить на практике принцип правового равенства всех религий, а также граждан, независимо от их отношения к религии; этот же принцип распространяется и на все общественные объединения, создаваемые гражданами на основе мировоззренческого единства;
— исключает религии (как социальные институты, субъекты публично-правовых отношений) из непосредственного процесса формирования и проведения государственной политики (т. е. политики, касающейся всех граждан, независимо от их отношения к религии), а «религиозный вопрос» из сферы политической перетекает в сферу общественной жизни (гражданского общества), частной и личной жизни гражданина;
— полагается и руководствуется в концептуальных основах своей внутренней и внешней политики не религиозно-теологическими принципами, постулатами и учениями, а совокупностью разнообразных данных естественных и гуманитарных дисциплин, ценность которой (совокупности) определяется не «небесным» предназначением человека и государства, а «земными» интересами государства, общества и человека;
— разъединяет государственное (светское) и церковное право, устанавливая примат первого при разрешении вопросов публично-правовой и гражданской сфер. Область действия церковного права ограничивается собственно церковным институтом и признается в той мере, в какой оно является фактом свободного выбора верующих граждан и не противоречит общегражданскому законодательству;
— не возлагает на религиозные объединения выполнение функций и обязанностей органов государственной власти и органов местного самоуправления и обеспечивает светский характер государственного образования.
Эти важнейшие принципы лежат в основе современных государственно-конфессиональных отношений и выступают в качестве их регулятора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.