Просмотров: 450

Стратегия независимости Казахстана

0_1d1e5_3a25cb8f_lИсторическое стратегия независимости, предшествовавше­го рождению суверенного Казахстана, состоит в том, что его можно сравнить с состоянием клинической смерти, которую переживал крупнейший государственный организм — Союз Советских Социалистических Республик. Государственный организм был в коме, парализованный экономическим и политическим кризисами, в то время как общественный мозг «просматривал» краткий курс истории без прикрас, а социальное сознание трясло судорожной реакцией на этот тяжелый процесс. Начиная с апрельского пленума ЦК КПСС 1985 года, когда фактически стартовала «перестройка», и вплоть до своего окончательного распада страна погрузилась в осмысление самых сложных лабиринтов своей истории. Оживали образы миллионов репрессированных, воскресали лики уничтожен­ной тоталитарной машиной интеллигенции, к большим и малым народам начала возвращаться память о своей ис­конной истории. Зачастую в разных регионах бывшего СССР эти процессы сопровождались всплеском национальных конфликтов, бурей политических баталий и вооруженных столкновений. «Болезнь» была так запущена, что до сих пор некоторые регионы бывшего СССР не могут выбраться из этого тяжелого состояния, фигурируя в сводках тревожных новостей в качестве «горячих точек» планеты. В этой связи мне вспоминается совместная пресс-конференция с Президентом Грузии Михаилом Саакашвили в ходе его первого официального визита в Казахстан в марте 2005 года. Тогда он, отвечая на вопрос одного из журнали­стов, сравнил свою страну на пятнадцатом году ее независи­мости с пациентом в «состоянии реанимации после комы». Примерно в таком же положении находятся экономики ряда других стран СНГ. Это говорит о том, что мы опередили их на 11 — 12 лет. Но, хотя и мы испытывали симптомы социальных болез­ней переходного периода — социальную депрессию и апатию, психологическую напряженность людей, — Казахстан вышел из того кризиса гораздо раньше, и, более того, эта «болезнь» очистила нас от иллюзий советского времени и расчистила место для строительства совершенно новой страны — неза­висимого и успешного Казахстана. Мы понимали, что то своеобразное состояние «комы» было настолько нестабильным и двойственным, что любое промедление или неправильное решение могли привести к «летальному исходу». У нас была большая опасность бро­ситься в ненужные истерики по поводу прошлых обид и попытки исправить уже ставшее Историей прошлое, тогда как нужно было думать о настоящем и будущем. Когда тонет корабль, команда должна слаженно работать, а не выяснять, что или кто повинен в случившемся. 2f930_c9347_ee507c26_XLДа, ситуация была непростая. Но какой бы сложной она ни казалась, для выхода из нее необходим был здравый управленческий подход и напряжение сил каждого из нас. Тяжело бывает настолько, насколько это воспринимает само общество. Любую кризисную ситуацию не стоит драмати­зировать, ибо смысл всякого кризиса состоит в том, чтобы предшествовать новому этапу. Я считал тогда и считаю сей­час, что при любом кризисе речь идет, прежде всего, о раз­витии. Конец старого — всегда начало чего — то нового. Ни одна страна мира в период становления не избежала кризисных явлений, затрагивающих, прежде всего, эконо­мические основы государства. Великие депрессии и спады пережили Америка, Франция, Англия, Турция, Германия, Индия и другие страны. Разной была л ишь сила потрясений. Некоторые страны, например, так называемые «тигры» Юго — Восточной Азии, все «рифы» становления рынка прошли через этапы внутриполитической нестабильности, земельные реформы и финансовые кризисы. В отдельных странах не обошлось без переворотов и гражданских войн, как это было в Латинской Америке и происходит сейчас в некоторых регионах планеты. Пройдя через все эти трудности, одни государства сумели укрепить свою экономику и стать примером для подражания в мировой хозяйственной структуре. Другим повезло в меньшей степени, и они до сих пор не могут выйти из непреодолимой цепи междоусобиц, нестабильности, экономической депрес­сии, растущего и столь обременительного внешнего долга. Можно, конечно, возразить, что у каждого государства были различные стартовые условия. Особенности географи­ческого положения и экономического развития, специфика предыдущего опыта и, наконец, менталитет людей — все это объективно влияет на результаты реформ и конечные итоги. Но, по моему мнению, не всегда объективные при­чины являются определяющими, очень многое зависит и от субъективных качеств руководителей этих стран. Именно поэтому, приступая к строительству нашего государства, я стал интересоваться биографиями отцов-основателей многих государств, пытаясь узнать причины тех успехов и неудач, через которые они прошли. Примеров личностей, сыгравших выдающуюся историческую роль в истории своих стран, много. Это первый Президент Турции Кемаль Ататюрк, 31-й американский Президент Франклин Делано Рузвельт, «отец китайских реформ» Дэн Сяопин, экс-премьер-министр Малайзии Махатхир Мохаммад — и этот ряд можно продол­жать и продолжать. Но особенно я выделил двух выдающихся деятелей, являющихся основателями государств и ставших в чем-то личным примером для меня. Это Президент Франции Шарль де Голль, уже ушедший из жизни, а также поныне здрав­ствующий Ли Куан Ю, отец — основатель Сингапура. После Второй мировой войны Французскую республику один за другим продолжали раздирать парламентские кри­зисы. Франция терпела поражения одно за другим. В 1930-х годах завязшая в политических спорах Франция не сумела эффективно противостоять агрессии со стороны Германии и в итоге потеряла большую часть своих заморских территорий. Не успели французы оправиться от позора Второй мировой войны, как началась продолжительная и кровавая граждан­ская война в Алжире. Завязнув в Индокитае, французская армия теряла своих солдат в войне с вьетнамскими крестья­нами, а вместе с ними и свое лицо. К концу 1950-х казалось, что Франция навсегда потеряла статус мировой державы. Политический кризис наложил свой отпечаток и на общее состояние экономики. Франции требовалось перевернуть очередной лист своей истории, и как можно скорее. Стране нужна была сильная личность, способная сплотить француз­скую нацию. Такой личностью стал генерал де Голль.

Имевший огромную популярность и непререкаемый авторитет среди своих соотечественников, он сумел создать сильную и стабильную президентскую республику. За корот­кий срок Шарль де Голль сумел поднять Францию с колен, вернуть ей доброе имя после фашистской оккупации и вновь ввести свою страну в число мировых держав. Конституция Франции, которую де Голль завещал своим соотечественни­кам, возродила Францию, сделав ее сердцем Европейского Союза. В то время нашлось немало критиков, обвинивших де Голля чуть ли не в похоронах французской демократии. На что он однажды ответил: «Я удивляюсь безмерной забывчивости избирателей, старой склонности французов разделяться под влиянием разноречивых тенденций, развлекаться политиче­ской игрой. Под влиянием этих тенденций, разжигая непри­язнь в отношениях с сильной властью, партии восстановили бы свое верховенство и снова повели бы страну к упадку. Режим политических партий привел Францию к позорному поражению в начале 40-х годов». Следующий пример — это Ли Куан Ю, который за трид­цать с небольшим лет сумел превратить Сингапур в развитый город — государствос высоким качеством жизни. На сегодняш­ний день системы образования и здравоохранения Сингапура являются одними из лучших в мире, а годовой доход на душу населения составляет более 25 тысяч долларов, тогда как в момент обретения независимости он составлял менее чем 1 тысяча долларов. Двухмиллионный мегаполис стал наиболее привлекательным азиатским городом для работы крупнейших транснациональных компаний. В мае 1991 года Ли Куан Ю с неофициальным визитом посетил Алма-Ату. С этого момента началась наша дружба, которая длится и по сей день. За пять дней, проведенных в Казахстане, он ознакомился с ситуацией в нашей стране и, по моей просьбе, выступил перед группой молодых экономи­стов, работавших в тот момент в Совете министров Казахской ССР.

На импровизированной лекции Ли Куан Ю рассказал, как строился и развивался город-государство. Он обратил внимание слушателей на проблемы, с которыми столкнулся Сингапур с обретением независимости в 1965 году. Это были проблемы формирования государственных институтов и соб­ственной армии, сохранения межнационального согласия и невмешательства соседних государств вдела Сингапура. Свою экономическую политику Сингапур основывал на инициативе и трудолюбии сингапурцев, делая ставку на выгодное гео­графическое положение порта и высококвалифицированные кадры. Премьер — министр Сингапура заворожил аудиторию своим неординарным характером, волевой речью и яркой харизмой. Со свойственной Востоку тонкостью и образностью, Ли Куан Ю сравнивал большое государство с большим кораблем, которому требуется много места и глубокий фар­ватер для разворота, иначе он перевернется. Иными словами, таким ключевым государствам, как СССР и Китай требуется много времени и глубоких расчетов для проведения корен­ных экономических, а затем политических реформ. Тогда как таким странам как Сингапур и Казахстан История просто не давала времени на долгие раздумья и колебания, требуя подчас радикальных перемен и жестких методов. В своей лекции Л и Куан Ю старался убедить аудиторию в том, что у коммунизма нет никакой перспективы, приводя в пример развитие Западной и Восточной Германии, Северной и Южной Кореи. Имея единую культуру, менталитет, климат и природные ресурсы, страны с коммунистической системой не сумели конкурировать со своими капиталистическими родственниками. Опытный политик и лидер государства, Ли Куан Ю был уверен в неминуемом распаде СССР, но при этом он с не­поддельной уверенностью предвосхищал большое будущее Казахстана. И, хотя многие тогда восприняли его слова в адрес нашей страны лишь как дипломатический комплимент восточ­ного гостя, Время показало, что они были пророческими. На дворе стоял 1991 год, который открывал дверь в неопределенное будущее. До распада СССР, одной из са­мых могущественных империй человечества, оставались считанные недели. Наступала новая эпоха, а вместе с ней и новые, непредсказуемые перемены. В период восьмиде­сятых и девяностых годов мир стремительно переходил от индустриального общества к постиндустриальному. Научно-технический прогресс неумолимо менял структуру экономик государств, что, в свою очередь, оказывало влияние на обще­ственное устройство в них. Глобализация набирала оборо­ты, угрожая странам, неготовым к переменам, оказаться на задворках истории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.