Просмотров: 2 178

Символика животных в казахской культуре

152Четыре вида скота использует казах для обозначения высокого социального статуса: коней, верблюдов, баранов и коров. Они являются символами четырех сторон света, четырех стихий, четырех типов человеческих характеров и четырех направлений — верх-низ-право-лево. Помимо этих общих характеристик каждый вид животного имеет и свою, отличную от остальных, символику. Самым священным у казахов считался конь. Естествен­но, что культ коня связан с образом жизни кочевника. Каза­хи выделяют пятьдесят мастей коня. Образ коня запечатлен в поговорках, пословицах: «Тот не джигит, кто хоть раз не сидел на коне». «Можно продать коня, но нельзя продать его снаряжение». Конь в богатырских сказаниях — не только стремительное средство передвижения, доставляющее хо­зяина по его желанию «в один миг» в место назначения, но и верный спутник, помогающий делом и советом. Конь че­ловеку всегда дается свыше. Он является для казахов сим­волом высшего мира, мира мудрости, мира предков. Осо­бенно явно это проявляется в обрядах — родильных, похо­ронных, свадебных. В похоронных обрядах уход человека в другой мир со­провождался и отправкой туда его коня. Ученые объясня­ют такие действия утилитарными причинами: кочевник считал, что мертвому нужно дать все, что он имел в этой жизни. Однако если бы дело было только в этом, на тризне по усопшему ему «подавали» бы все четыре вида скота. На наш взгляд, казахам присущ принцип «воздаяния должно­го каждому». Неслучайно во всех обычаях казахов наблю­дается одно и то же явление — «отдавать» каждому из трех миров то, что ему принадлежит. Конь — символ интеллекта, символ высшего мира и проводник, потому он должен со­провождать уход человека в мир предков. Символично, что при похоронах часто погребали не всего коня, а лишь его голову. Голова, как символ высшего мира, должна была сле­довать за хозяином. Неслучайно в жертву аруахам казахи приносили не барана, а белую кобылу. Многие археологи свидетельствуют, что в курганах на территории Казахста­на часто вместе с хозяином хоронили либо головы лошадей, либо шкуры. На годовые поминки казахи обязательно закалывали лошадь, что было символом того, что умерший достигал своих предков к этому времени. Культ коня до сих пор остается загадкой для многих исследователей. К анализу этого вопроса одни подходят с позиции анимизма, другие — тотемизма. А.Т. Толеубаев использует оба подхода. По нашему мнению, культ коня напрямую связан с представлениями о триедин­стве мира, что отражено во всех деталях быта казахов: три мира — это три вида животных, где каждый соответствует определенному миру. Конь — символ мира высшего, баран — мира материального, земного, корова — мира потусторон­него, мира мертвых, мира Хаоса и предначала. Верблюд — объединяющее всех начало, символ Космоса, четвертая ве­личина. Поскольку конь олицетворял собою интеллект, во всех богатырских сказаниях о нем говорится как о мудром на­ставнике и помощнике. Так, конь Алпамыса Байчубар со­ветует своему хозяину, как поступить, чтобы тот смог «пре­одолеть путь в сорок дней пути за один момент»: Не натягивай удила, Чтоб исполнить наши дела. Внешний вид богатырского коня отличается от других лошадей. Таковы конь Тарлан батыра Ер-Таргына, конь Тайбурыл батыра Кобланды, алпамысовский конь Байчу­бар, о котором говорится, что «с неба сорок старцев сошло, старцы отвратили удар хозяина». Воспитатель Алпамыса Култай поет: Пятилетний конь хорош, С разумом не пропадешь… Ер-Таргын знает о вещем даре своего коня: «знал его чутких ушей игру: коль расфыркался Тар лая, значит, фыр­кал не к добру!» Байчубару «два незримых сильных крыла мать-природа … чудом дала». «Тайбурыл — «чалый, подоб­ный льву, конь, что солнца еще не видал», «чья сила кипит», он «громом копыт испугал бы целую рать». Вспомним: так же пугает и Зевс — молнией и громом. Тайбурыл и есть солнце, которого, он еще не видел. Лев — в мировой культу­ре — символ солнца, царь зверей, как солнце — царь природы. Ярко семантичен конь Алпамыса: Пред батыром играет конь, Выгибает шею кольцом, Тычется батыру в ладонь, И дрожит, и горит огнем, И свечой над землей встает, Алпамыса зовет в поход. Как видим, образ коня ассоциируется в богатырских сказаниях с образами свечи, солнца, огня, особенно пока­зательно сравнение со свечой, встающей над землей. Связь коня с высшим миром осязаема и сильна, конь — символ предка, охраняющего и помогающего богатырям в их кос­мических и земных делах. Конь — символ интеллекта. Инте­ресна пословица о коне: «Лентяю-лежебоке я не принадлежу, от того, кто ухаживает за мной, не уйду». Но ведь ум — это и есть тот сад, который требует тщательного ухода. Конь крылат, как и у греков, у которых Пегас был олицетворени­ем поэтического дарования. Конь — искра божья, дар, кото­рый берегут, но им нужно делиться, не отдавая, ни в коем случае его снаряжения — самого ума. Делиться же мыслями нужно и должно. Сравните яркий, тонкий образ А.Блока: Конь — мгновенная зарница, Всадник — белый луч…  Сопоставьте: «…настоящему джигиту конь заменяет крылья». Потому считается священной песня на Наурыз: «Да принесут жеребят десять тысяч твоих кобылиц». Это пожелание самого желаемого и ожидаемого нашими пред­ками. Символом материального достатка, а также символом срединного мира, где необходима материальная устойчи­вость и экономическая защищенность, был баран. Семанти­ка барана как символа земной жизни явственно проступает в сакрализованном обычае угощения гостей, в разделке и подаче блюда, раздаче частей. Калым давали тоже в основ­ном баранами. Во многих трудных жизненных обстоятель­ствах приносили в жертву именно барана. В первый день после родов женщине закалывали барана — «қалжа», и она должна была первой его попробовать. Если же кто — нибудь ее опередит, то считалось, что у нее могут начаться родовые схватки. И в этом поверье отразился миф о Первотворении мира: мясо барана исполняет роль ритмичного начала. Про роженицу казахи говорят, что она «одной ногой стоит в мо­гиле, другой — на земле», подразумевая, что роды — возник­новение жизни на земле — это мистерия Гармонии и Хаоса. Шейные позвонки барана, зарезанного для қалжи, ак­куратно вычищали, нанизывали на прямую палку и разве­шивали на шаныраке. Позвонки висели до тех пор, пока ре­бенку не исполнялось сорок Дней. Позвонки, подвешенные на шаныраке — символ соединения двух миров: срединного и высшего. Как голову соединяет с телом шея, так и позвон­ки олицетворяли эту связь и шанырак (предки) хранил эту связь, пока она не укрепится. По представлениям казахов, баран — единственное животное, побывавшее в раю, потому его чаще, чем других животных, приносят в жертву. Разу­меется, это обусловливалось и чисто экономическими сооб­ражениями, но мы уже говорили, что любой символ казахов многозначен, многопрофилен. Казахи делили барана на части: голову, лопатки, бер­цовую кость, предплечную кость, грудинку, заднюю часть. Каждая часть имела свое значение и давалась строго определенному человеку в строго определенном порядке. Деле­ние барана также тесно связано с представлениями о трех мирах, возникновении жизни из Хаоса. Так, голова барана предназначалась только для людей старшего возраста. Счи­тается, что ее нельзя трогать, пока жив отец. Только самый старший — и по возрасту, и по положению — мог ее делить и раздавать ее части: уши — маленьким детям, язык и небо -девочкам и девушкам, заднюю часть — құйымшақ — невест­кам и девушкам, грудинку — тос — только зятю и так далее. Национальное блюдо казахов — бесбармак — имело че­тыре вида: главное блюдо, среднее блюдо, низшее блюдо и посвященное блюдо («бас табак», «орта табақ», «аяқ табақ», «сый табақ»). Главное блюдо — бас табак — должно включать в себя обязательно голову, берцовую кость. Среднее блюдо — предплечную кость, иногда вместо головы в него кладут и берцовую кость. В низшее блюдо — аяқ табақ — лопатки, кости передних ног. Посвященные блюда подразделяются на три вида: блюдо сватов, блюдо зятя, блюдо девушек. В блюдо сватов входят голова и задняя часть барана. В блюдо зятя входит грудинка — тос. В блюдо девушек — сердце, пе­чень, язык. Сами названия блюд говорят о членении на четыре: три по принципу триединства мира и четвертое — объединя­ющее, гостевое. Семантика частей барана совпадает с се­мантикой трех миров. Показательно, что в блюдо девушек кладут печень как символ жизни (кроветворение), сердце и язык как символ ритмизующего начала, символ одухот­воренности. При этом обязательно делаются пожелания: «Кызым, тілің сайрап тұрсын!» («Доченька, пусть звучит, звенит твоя речь!»). Баран считался у казахов самым сильным животным. Почитание барана распространено у многих народов. Из­вестный бог египтян был «Хнум» (означает «баран»). Баран уподоблялся египетскому богу солнца Осирису. В шумер­ской письменности круг с крестом соответствовал слову «баран». Золотое руно Колхиды — тоже баран, т.е. солнце.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.