Просмотров: 616

Символика юрты

2Форма сферического жилья — юрты — связана с географическими условиями места обитания — степью, так же, как четырехугольная форма избы могла возникнуть только среди лесных массивов. Параллель стволов деревьев обусловила форму жилища, так как в лесу небо никогда не бывает круглым, оно видится много- или прямоугольным. Треугольные вигвамы повторяют острую геометрию скал, сакли — гор, чумы — ледников. Полусфера юрты является маленькой копией небосвода над степью и органично «вписывалась» в природный ландшафт. Иными словами, наши предки тоже владели искусством, которое сродни китайскому фэн-шуй или индийскому васту. Нормой для них было не разрушать Природу, а входить как в храм, не нарушая сложившиеся экологические связи. Они были правы: повторение окружающего ландшафта — это самый эффективный способ адаптации к нему. Бесконечное пространство Степи порождало желание сузить его границы, сконцентрировать в точке самого жилья, внутри него. И, действительно, темная юрта своим внутренним убранством «собирала» и хранила все многоцветье природы. Так решалась проблема освоения и «укрощения» пространства. Все это имело не только космогонический, эстетический, но и глубокий прагматический смысл, ибо нет ничего более приспособленного для перекочевок, чем разборно — сборная юрта. Для казаха полукружье степного горизонта — это, прежде всего символ единения видимого и невидимого. И этот символ формировал стиль мировосприятия и характер миропонимания. Круг Солнца на небе и полукруг небосвода над степью стали основой мифологического восприятия Космоса и жизни. Солнце и полукруг — Луна — рассматривались как символы жизни. В степи была очевидной сакральная природа Божества, имеющего окружность везде, а беспредельность пространства становилась качеством этого божества. Вся земля была для кочевника вращающимся окружьем, потому что он кочевал по кругу в семьсот километров: от джайлау (кетовки) к куздеу (осенней точке откочевки), от куздеу к кыстау (зимнему месту жилья), от кыстау и коктеу (весеннему) и от коктеу снова к джайляу. Круг замыкался во вращательном движении, и сам кочевник становился колесом, кружащим по бесконечной как космос Степи. Земля в этом кружении осваивалась по замкнутому циклу вращательного движения. Круг воспринимался наиболее совершенной формой, а движение по кругу — совершенной формой жизни. Это и было космологическое понимание жизни во всей ее простоте и величии, Законы кругового движения легли в основу первых представлений номадов о мире. Известно, что подобные знания были известны и древним грекам, а до них — древним египтянам, перенявшим их у халдеев, которые в свою очередь полу-чили их у браминов. Еще до браминов идея вращательного движения земли была известна номадам на уровне мифологического мировосприятия. Великое Колесо Космоса становилось Колесом Земли и Колесом Жизни для кочевника. Поскольку сам кочующий тоже участвовал в этом движении, то, естественно, что он олицетворял собой это Колесо Жизни. В полном обороте движения совпадали три Космоса, переходя один в другой и образуя нескончаемую восьмерку движения — символ бесконечности. Человек мыслил себя в единстве с мирозданием и космическими ритмами. Время воспринималось цикличным. Центр мира находился всегда там, где стояла юрта казаха. И степь для казахов свою центральную точку имела там, где стояла юрта или аул, но постоянные перекочевки перемещали ее в пространстве. Таким образом, получалось, что круг Земля — Вселенная имел свою центральную точку вез-де, в каждой точке степи, где находился кочующий. И в то же время, кружась вокруг центра по периметру длиной в семьсот километров, кочевник был далек от него при каждой перекочевке. Центр, как неподвижная и в то же время смещающаяся в пространстве величина, был понятен казахам. Круг был символом Неведомого, Беспредельного пространства, олицетворяя бесконечное Время в Вечности. Сама сфера считалась эмблемой вечности и беспредельности. И кочевники понимали смысл этого явления, потому что они могли видеть сферу из ее центра, и в то же время находиться вне него. Пространство, подобно сфере, радиусами расходилось от кочевника в разные стороны, открывая беспредельные горизонты вокруг, но и возвращаясь к нему как к центру вращения. Этот взаимопереход противоположностей воспринимался казахами не как враждебное противостояние вселенной, а как естественное явление жизни: Хаос порождает Гармонию и является закономерным ее продолжением. Одно предполагает другое, нечто переходит в свою противоположность, что характеризуют триадичный ритм бытия сущего. Число три выступает в философии древности (индийской, египетской, китайской, греческой) как сакральная доминанта мира. Эта сакральная доминанта у казахов проявляется во многих событиях их жизни, в частности, при сборке-разборке и убранстве юрты, на свадебных и похоронных церемониях и т. д. Например, в подобном ритме происходит разборка юрты: кереге, уык и шанырак (решетчатый остов, жерди купола юрты и круглое навершие юрты). Это распадение юрты-космоса на три части рассматривается казахами как наступление Хаоса. Человеческая душа тоже представлена у казахов тремя видами: «етжан», «шыбынжан» и «рухижан». После смерти человека шыбынжан уходит в небо, етжан — в землю, рухижан остается в доме умершего. Перед выносом тела усопшего, его трижды поднимали и опускали. Поднимание и опускание усопшего перед выносом из юрты есть не что иное, как прощание с тремя мирами. У казахов жилище называют «үй», что является одновременно и обозначением могилы у западных казахов, потому они не приемлют обозначения жилища как «үй». Казахи же Кызыл — Ординской области не видят в этом наименовании ничего плохого. Видимо, этот обычай присущ только западным районам Казахстана. Старики Уральска свидетельствуют, что, действительно, захоронения в юртах происходили в очень давние времена и такую юрту оставляли наместе захоронения, она не считалась жилой. И не потому ли в более позднее время так органично вписался в местные традиции мусульманский обычай ставить мазары, что купольные постройки на могилах повторяли форму юрты? . Однако следует отметить, что объяснение В.Н. Чернецова не проясняет, почему же трижды опускали и поднимали мертвого человека, трижды обходили покойного и оплакивали его. На наш взгляд, этот обычай тоже связан с представлениями о трех уровнях земной жизни. Хотя многие ученые считают, что это обычай связан с «реминисценцией древнего обычая доанимистической стадии, когда умершего хоронили в самом жилище. Пережитком этого обычая является культ очага и порога — мест обитания ду-хов предков. В.Н. Чернецов в данном случае говорит об обычаях угров, но они совпадают с казахскими. Герои многих казахских сказок путешествуют по трем мирам. Карашаш выходит замуж только при условии, что претендент отгадает три загадки, И таких примеров множество: трижды обгонял грифа Алпамыс — батыр в одноименном эпосе; трижды он отъезжает и возвращается к своей невесте Каракөз; три часа подряд мучают его сына враги, сделав из мальчика кокпар (палицу); чтобы спасти свою сестру Карлыгаш, Алпамыс трижды натягивает свой лук и трижды попадает в цель. В «Камбар-батыре» трое отважных три дня гонятся за врагом; Камбар получает от трех сестер — красавиц подарок — «каркара» (девичий убор); трем приметам поверил Козы — Корпеш в эпосе «Баян-сулу». Айбас советует Козы — Корпешу довольствоваться тремя вещами: кольцом, бешметом и шубой золотой. Трижды заставляет Кобланды-батыр прыгнуть своего коня Тайбурыла, а конь просит у него отсрочки на три дня, иначе не сможет он взять препятствие. Во всех случаях упоминания числа «три» прослеживается связь с тремя мирами мироздания. Первичные, «видимые» координаты — круг Солнца, полукруг неба и полусфера юрты — сформировали представления о трех частях Космоса и выделили цифру «три». Эта идея триединства совпала с членением самого человеческого тела на три части. Свои представления казахи строили на аналогиях: солнце — голова, шанырак юрты; туловище — лучи солнца, уьпси юрты; ноги — земля, кереге. Повторяемость трехзначности всего сущего приводила к мысли о том, что в Природе все развивается в триадичном ритме, по закону отрицания отрицания. Три геометрические исходные: точка солнца, плоскость земли и объемность юрты способствовали осознанию законов Космоса, бесконечно повторяющихся в каждом новом явлении. Это триединство: точка — солнце, плоскость — земля, объем — жилище — повторялось и в юрте: точка — шанырак, плоскость, становящаяся полукругом — кереге и объем — уыки. Создавался своеобразный ритм, вибрация, которая шла сверху вниз, по вертикали, а внизу – справо — налево и слева — направо, по горизонтали. Спираль из исходной точки снова возвращалась к своей беспредельности. Деление на три сохраняется и во внешнем оформлении юрты. Она покрывается снаружи снизу туырлыком, сверху — тундуком, соединяет их узик. Все три части покрытия сделаны из темной кошмы. Названия частей несут в своей этимологии семантическое восприятие Космоса: туырлык, по исследованиям В. Радлова и Л. Будагова, связан со значением «поперек», то есть тождественен шюскости земли, низшему миру. Тундук, покрывающий шанырак, встречается во многих тюркских языках и их письменных памятниках в значении «окно», «ночь», «ось», «большое железное кольцо». Этимология однозначно связана с семантикой высшего мира, восприятия шанырака как Огненного Колеса, Солнечной оси, т. е. повторяет семантическую его значимость. И, наконец, уыки покрываются узиками. Схожесть верхнего и нижнего покрытий — туырлык и тундук, — обусловлена схожестью высшего и низшего миров, где нет движения, нет времени и пространства, Совершенная несхожесть крайних двух миров с миром срединным отражена в наименовании узика. Его этимология по-разному трактуется учеными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.