Просмотров: 286

Сарматия

Сарматы проживали на огромной территории, включавшей в себя земли правобережья Волги и всего бассейна Урала. Они сыграли важную роль в распространении передовых достижений технологии и культуры того времени на огромных пространствах евразий­ской степи от Балкан до Северного Китая. Проведенные полевые исследования последних лет на территории Западного Казахстана показали более сложную картину культурно-исторических процессов в первом тысячелетии до н.э. в степном коридоре Европа-Азия. Оказалось, что культурные связи населения Южного Урала простираются как на юг (низовья Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи), так и на запад (территория лесостепной Украины и Северного Кавказа). Памятники номадов периода железного века представлены в Западном Казахстане двумя этапами; савроматским, датируемым VII -V вв. до н.э. и сарматским, с IV в. до н.э. и до IV в. н.э. Именно в это время земли современного Западного Казахстана заселяют савроматы, а затем — сарматы. Часть современных археологов считают, что прародиной кочевников — сарматов, упоминаемых в древних письменных источниках, были именно степи Приуралья. Окончательное сложение, сарматской культуры завершается к рубежу V—IV веков до н.э., когда сарматские военно-политические союзы образуют мощные степные кочевые империи, ставшие грозной самостоятельной политической силой в Евразии, Формирование сармат — исключительно сложный процесс, в котором, по данным антропологии и археологии; приняли участие различные группы населения. То есть, сарматы — это сплав исходно разнородных этнокультурных формаций, имев­ших различное территориальное и генетическое происхожде­ние (Яблонский Л.Т.) В III — II вв. до н.э. в степи становится многолюдно и избыток населении начинает регулироваться периодическими откочевками отдельных групп сарматов в различных направлениях — в волго-донские степи или в оазисы Средней Азии. Одним из последствий миграций стало падение скифской империи. Сарматы — яркие представители кочевого мира. Отличные воины, охотники и наездники они властвовали над степью. Соседние, государства привлекали их в качестве союзников или наемников в свои военные кампании. Так, в период греко — персидских войн они сражались то на одной, то на другой стороне. Военная добыча и вознаграждение обогащали сармат. Отсюда обилие драгоценных предметов персидского, иранского и греческого происхождения в курганных погребениях этого времени. В отличие от скифов женщины сарматки принимали активное участие в войнах и сами были искусными воительницами.  Сарматы не оставили нам поселений в степи. Но степи хранят тысячи и тысячи курганов, оставленных ими как память о длительном пребывании на этой земле. Раскопки последних лет позволили получить новую информацию о сарматской культуре Западного Казахстана. Целый ряд некрополей позволяет установить взаимодействие сар­матов с такими регионами как Средняя Азия, Западная Сибирь, Центральный Казахстан, Семиречье, Поволжье и Восточная Европа. Особое значение имеет исследование курганных комплексов Кырык — Оба и Сегизсай (Лебедевка).  Из всего обилия материала, накопленного нами за последние 10 лет  хочу рассказать только об одной находке, которая отнесена учеными к числу крупных научных открытий. Это .раскопки знатной сарматки, которую из-за большого количества украшений и пыш­ности похоронного обряда мы назвали «золотой женщиной». Из-за плохой сохранности костного материала не удалось провести антропологическую реконструкцию. Однако для сравнения приведу скульптурный портрет другой сарматки из комплекса Кырык — Оба, проживавшей а это же время.    Итак, «золотая женщина». В 2002 году экспедицией Западно-Казахстанского центра истории и археологии здесь были возобновлены исследования комплекса Лебедевка П. Здесь было обнаружено женское погребение представительницы сарматской элита ГУ— III вв. до н.э.

Курган занимал, центральное место в комплексе и имел внушительные размеры: диа­метр — 30 м., высота — 2,25 м. Погребальное сооружение реконструируется как земляной склеп, состоявший из двух помещений — внешнего, стены которого возводились по краю погребальной площадки, и внутреннего, построенного у среза могильной ямы. Причем, во втором случае стены из кирпича-сырца возводили прямо на деревянном помосте. Размер склепа, по форме близкого к квадрату — 22 х 24 м. Крайние стены его были сложены из меловых блоков средних и мелких размеров. Их современный развал достигал в ширину 4 м. Внутренняя часть склепа имела площадь 17 х 17 м. Она была полностью, покрыта ор­ганическим перекрытием (толщина 2 — 10 см), которое представляло собой слой хвойной и березовой коры, накрытый сверху тростником и берестой. В центре настила, под корой были расчищены березовые бревна небольшого диаметра (толщина их 5 — 15 см). Дерево закрывало могильную яму, располагавшуюся в центре кургана. Тонкие ветви над перекры­тием лежали поперек бревен в широтном направлении. Склеп окружал вал прямоугольной формы, ориентированный длинной осью с севера на юг. Судя по развалам стен, которые хорошо прослеживались в плане и на профилях, вал из мела являлся основанием, на которое сверху укладывались массивные блоки, чередующиеся с тонкими слоями желтой глины. Ширина вала колебалась в пределах от 1 до 4 м. Мощность его достигала 0,6 м.

Могила глубиной 3,8 м от уровня погребенной почвы на уровне дна имела прямоу­гольную форму, размеры 4,2 х 4,6 м. Погребальная камера была застелена покрывалом органического происхождения толщиной 1-1,5 мм, имевшим черный цвет, вероятно войлок. По центру ямы прослежен плохо сохранившийся скелет взрослой женщины, лежавший на спине головой на запад с некоторым отклонением к югу. Погребенную сопровождало. значительное количество жертвенной мясной пищи, представленной кусками туш быка или коровы, а также тушкой овцы, находившихся в северо-восточном углу могилы. Справа от скелета человека лежал бок коровы, в который был воткнут нож. Умершая принадлежала к знатному роду, так как в погребении был представлен богатый и специфический инвентарь. За головой найдены остатки богатого головного убора- ско­пление нашивных золотых бляшек, имевшее конусовидную форму. Среди них попадались пластинки в виде головы оленя, с двумя петлями на оборотной стороне, а также бусины различного цвета и формы. У покойницы было множество украшений; на шее находились хрустальные бусы, на груди — ожерелье из золотых бусин грушевидной формы; у висков — две золотые подвески, состоящие из проволочной петли. На шее — «косичковидная» цепочка длиной около 200 мм с кольцом на конце, к которой прикреплены две цепочки длиной 130 мм с припаянными 24 шариками, а в конце цепочки находится полусфера диа­метром 18 мм с нанесенным на ней геометрическим рисунком. Снизу к сфере крепятся 5 ромбовидных подвесок длиной 22 мм, на концах которых припаяно по три зернышка. У головы по обеим сторонам были обнаружены золотые серьги. Погребальная одежда была унизана золотыми бляшками. Здесь же было найдено костяное навершие, выполненное в виде головы кабана. Женщину сопровождала многочисленная ритуальная и бытовал утварь. Среди которых наибольший интерес представляет стеклянный сосуд иранского, происхождения (фото 4). Все предметы и украшения позволяют сделать вывод о высоком социальном статусе данной сарматки. Более того-о высоком и равноправном положении женщины в сарматском обществе. В областном историю — краеведческом музее любой из вас, уважаемые читатели, может посмотреть всё предметы, указанные мною в этой статье. Сарматы не исчезли с исторической сцены. Они активно участвовали в формировании новой этнической общности — тюрков, которые стали хозяевами степи с середины I тысячелетая нашей эры. Их след в истории материальной и духовной культуры сохранился и до сих пор. Выдающийся русский археолог Григорьев В.В. (1816 — 1881 гг.) отмечал высокую степень идентичности жизнедеятельности и быта современных ему казахов, и кочевников далекого, сарматского времени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.