Просмотров: 426

Роль семьи в религиозном воспитании школьников

Вопрос воспитания является одним из важнейших вопросов человеческого существования, так как имеет прямую и непосредственную связь с эволюцией человечества. Цель воспитания — выявление внутренней сути человека и формирование его характера. Традиционно основным институтом воспитания человека, начиная с момента его непосредственного рождения, была и остается семья. Именно в семье совершаются первые шаги по воспитанию будущего человека, по привитию ему определенных качеств, идей и взглядов. Свои первые жизненные уроки человек получает в семье, именно здесь под влиянием сложившегося окружения начинает происходить формирование его характера. То, что ребенок в детские годы приобретает в домашнем окружении, он сохраняет в течение всей последующей жизни Важность семьи как института воспитания обусловлена тем, что в ней ребенок находится в течение значительной части своей жизни, и по длительности своего воздействия на личность ни один из институтов воспитания не может сравниться с семьей. В семье закладываются основные черты личности ребенка, и к поступлению в школу он уже более чем наполовину сформировался как личность. Семья — это особого рода коллектив, играющий в воспитании основную, долговременную и важнейшую роль.
Как быть с религиозным воспитанием детей? Это вопрос, который родители задают себе очень часто. Люди, по привычке совершающие религиозные обряды, предписывают своим детям следовать семейной традиции. Другие, чьи религиозные убеждения поколебались вследствие научных доводов или нравственных убеждений, напротив, чувствуют необходимость порвать с религией. Одни осознают, что их взгляды претерпели со временем заметные изменения и несравнимы с прежними детскими представлениями о вере, поэтому не считают нужным давать детям какое-то особое религиозное образование. Другие, независимо от того, каковы их нынешние взгляды, хотят, чтобы их дети прошли такой же путь, какой выпал на их долю, и чтобы дети, повзрослев, смогли самостоятельно сделать свой выбор. Такие родители считают: если ребенка с раннего детства не воспитывать в религиозном духе, у него позднее не будет иного выбора, кроме атеизма.
Воспитание — одна из основных категорий педагогики. Тем не менее, общепринятого определения воспитания нет. Определяя объем понятия «воспитание», многие исследователи выделяют воспитание в широком социальном смысле, включая в него воздействие на человека общества в целом, т.е. фактически отождествляют воспитание с социализацией; воспитание в широком смысле, имея в виду целенаправленное воспитание, осуществляемое системой учебно-воспитательных учреждений; воспитание в узком педагогическом смысле, а именно — воспитательная работа, целью которой является формирование у детей системы определенных качеств, взглядов, убеждений; воспитание в еще более узком значении — решение конкретных воспитательных задач (например, воспитание определенного нравственного качества и т.д.). Давая содержательную характеристику воспитания, одни исследователи выделяют умственное, трудовое и физическое воспитание, другие -нравственное, религиозное, трудовое, эстетическое воспитание, третьи -добавляют правовое, полоролевое, экономическое воспитание. Процесс религиозного воспитания не является одномерным. Он включает в себя несколько измерений, которые в равной степени необходимы для формирования целостной личности. Иными словами, в религиозном воспитании важно то, что в современной педагогике называется холистическим, то есть целостным подходом. Какие же аспекты включает в себя холистический подход применительно к воспитанию в духе религиозной традиции? Несомненно, в процессе религиозного воспитания очень важным является привитие навыков благочестия, религиозного образа жизни, в том числе во внешних формах и проявлениях. Подлинное воспитание должно способствовать проявлению, раскрытию этого образа в жизни человека.
Но все же большинство ошибок в религиозном воспитании относится к сфере ее «выражений». Родители и воспитатели торопятся привить детям ряд внешних навыков, не только не связывая их с внутренним миром ребенка, но часто прямо игнорируя его. Для примера возьмем молитву. Дети в раннем возрасте очень охотно повторяют за старшими слова молитвы, за этими внешними действиями легко встают в детской душе, духовно незатуманенной и чистой, отвечающие всему этому внутренние движения. Но надо еще открыть душу ребенка для молитвы, а не только уста; то психическое дополнение, которое обычно рождается в душе ребенка при молитве, обрядах, еще не связывает с внутренним миром. В раннем детстве не существует особых трудностей в вопросе о посещении мечети или храма: дети сами охотно пойдут в мечеть или храм, если вдут родители. В эту пору здесь просто не нужно принуждение — настолько охотно дети посещают места религиозных обрядов.
Огромное значение имеет бытовая сторона при праздновании религиозных праздников, которые тоже очень много дают детям. Но участие семьи в религиозном созревании детей не ограничивается только дошкольным периодом, наоборот, оно становится в дальнейшем лишь более серьезным и ответственным. Поэтому в самых общих чертах коснемся еще двух периодов — так называемого второго детства и отрочества. Во втором детстве основной чертой души является приспособление к окружающей жизни, к ее порядкам, законам: ребенок выходит из того раннего сплетения реальности и воображения, в котором оно пребывало, отчетливо сознает всю силу объективного мира, стремится постичь его и приспособиться к нему. Эта обращенность к миру видимому, осязаемому резко отрывает ребенка от мира духовного — он как бы вдруг становится духовно близоруким. За всем этим стоит несомненный и неустранимый духовный надлом: дитя погружается целиком в мир реальный и теряет интересы и чутье к духовной сфере. Это пора духовного обмеления, измельчания, напряженного внимания к социальной среде; она неблагоприятна вообще для религиозной жизни, которая теперь более доступна со стороны внешней, чем с внутренней.
Духовная работа над ребенком в это время должна быть больше всего направлена на то, чтобы удержать прежнюю духовную жизнь в ее глубине и содержательности. Родители должны помнить, что именно во втором детстве дети духовно отходят от семьи — и это происходит не оттого, что новая социальная (внесемейная, преимущественно школьная) среда духовно интереснее и богаче. Эта новая среда берет в плен ребенка не духовным, жизненным, реальным своим богатством. Это в значительной степени нормально, но собственно проводником духовной жизни в это время может быть все еще только семья. Уход от семьи в это время (особенно в 9-10 лет) почти всегда означает уход от духовной жизни, душа с «верхнего» этажа спускается в «нижний» и со всем пылом отдается вживанию в новый мир [1, 37]. Много может помочь ребенку в это время внешкольная религиозная среда, если она только есть: современные религиозные кружки девочек и мальчиков спускаются до 9-10 лет и оказывают большую помощь детям в их духовных исканиях. Но об этой теме, затрагивающей вопросы внешкольной религиозной работы, не будем сейчас говорить. Остановимся лишь на том, что может дать семья. Удержать ребенка внутри дома в это время семья не способна, если пытается конкурировать с внесемейной средой в ее сфере — это состязание ей не под силу. Социальные запросы настолько велики у детей в это время, что в случае выбора: семья или внесемейная среда — ребенок в подавляющем большинстве случаев идет из семьи в новую среду. Такого выбора предлагать нельзя — наоборот, семья должна по возможности сблизиться с новой средой, вбирать в себя тот новый социальный круг, которым живет ребенок. Но семья имеет свой не заменимый и неповторимый мир, участие в котором по-прежнему будет духовно питать ребенок: это мир внутрисемейной жизни, мир семьи как единого и целостного организма. Как удержать детей внутри этого мира, охранить интерес к нему? Это бывает там, где общение родителей и старших в семье с детьми становится в это время глубже и полнее. Одного совместного труда в доме, который раньше «сам собой» давал обильный материал для взаимной связанности, в наше время уже совершенно недостаточно. Необходимо установление и упрочение духовной связи детей с родителями. Для этого нужно постоянное общение с детьми, вовлечение детей в мир забот и трудностей в семье, возложение на них ответственных (конечно, посильных) дел, вообще вовлечение детей в активную работу для семьи. Если дети не по принуждению, а сами идут на это (при правильной духовной атмосфере, при действительном охранении свободы детской личности этого, в сущности, несложно добиться!), если дети свободно и охотно разделяют заботы и труды родителей, через них проходят токи общесемейной целостности. Духовная связь с семьей пульсирует в них как реальная сила. Могут и здесь быть конфликты семьи с внесемейной средой, и в этих случаях важно, чтобы ребенок свободно выбрало семью, свободно соединилось с ней. Не нужно даже бояться отдельных случаев «измены» семье: часто такая «измена», при которой семья оставляет свободу ребенку, ведет его к трезвому и отчетливому сознанию своей неправды — и это изнутри, свободно и глубоко возвращает его к семье [2, 99]. Важно то, чтобы семья дорожила не внешним вниманием ребенка к себе, а именно внутренним, свободным соучастием его в жизни семьи. Только на этих путях и можно духовно помогать ребенку: он должен сам, без подсказки, без внешних мотивов почувствовать и пережить всю духовную реальность, значительность его связи с семьей, должен сам освободиться от гипноза внесемейной среды. Второе детство — это годы учения, и религиозное развитие ума не только возможно, но и крайне существенно. Обыкновенно именно в эти годы изучают предметы религиозного преподавания в школе. Но даже тогда, когда школа прекрасно справляется с своей задачей, на долю семьи остается и в этом отношении очень большое и существенное участие в развитии религиозного сознания. На грани второго детства и отрочества стоит половое созревание — со всеми теми глубокими физиологическими, психологическими и духовными переменами, которые оно с собой несет.
Интерес к внешнему миру, приспособление к нему, связанное с этим духовное измельчание сменяются равнодушием, иногда даже враждебностью к внешнему миру и его порядку — все внимание подростка отдается теперь его внутреннему миру, который встает перед ним как некая темная глубина, некая бездна, в которой он плохо разбирается, но которая владеет им и откуда исходят глубокие, страстные, часто противоречивые, самому подростку непонятные стремления.
Отрочество томительно для самого подростка и для окружающих. Упрямство, критика, часто придирчивая, всего и всех, недоверие к чужому опыту, частая неудовлетворенность собой, смена настроений и желаний, жуткое приближение через авантюру к границам морали, иногда одержимость преступными мыслями — все это совмещается с болезненным ощущением одиночества, непонятости, ненужности, со страстной мечтой о дружбе [3, 65]. Общая тема воспитания в это время двойная: с одной стороны, в хаосе внутреннего мира нужно создать светлую и творческую силу, зажечь душу глубоким и содержательным увлечением, которое могло бы облагородить и успокоить душу, с другой стороны, нужно растворять аритмические скачки настроений в доступном, легко себя оправдывающем в удаче, уводящем на реальные пути занятии. Хорош и спорт для этого, и занятие искусствами, экскурсиями, юношеские организации — все это переводит внутреннюю тревогу, неясные искания на жизненные, легкие рельсы, создает комплекс увлекательных и легко тормозящих внутреннюю неуравновешенность дел. Но это спасительное отвлечение только извне тормозит буйство сил, но не вносит начала упорядочения в самую духовную жизнь. Необходимо дать развернуться духовным порывам, оберегая их от темных влечений: это дает и романтическая влюбленность, сковывающая буйствующие стремления и глубоко их преображающая, это дает и ранний идейный энтузиазм, до которого возвышаются немногие, но который способен глубоко просветлять душу подростка, но это же дает и пафос революционизма, честолюбивые мечты. Это значит, что духовное брожение, идущее в подростке, укрощается и просветляется в любом конкретном делании, если оно имеет хоть какой-нибудь смысл, возвышающийся над обычной жизнью. Эта конкретность тех внутренних движений, которые случайно или неслучайно привходят в душу и упорядочивают ее внутренний хаос, неблагоприятна для религиозной сферы.
В семье человек получает основы духовности, направление в жизни и сознание своего долга. С первых дней сознательной жизни новый член семьи учится ценить ту повседневную работу, от которой зависит его питание, его здоровье и удобства жизни. Труд, а также некоторая доля суровости жизни — друзья семьи: они укрепляют характеры, прививают деловитость и трезвый взгляд на жизнь [4, 78]. Семья — хранительница традиций. Здесь, в родном доме, ребенок получает и первые чистые эстетические впечатления. А при религиозном семейном укладе здесь-то и закладываются начала веры, молитвы и добрых дел.
Одновременно с наставлениями, родители должны показывать личный пример, который благотворно действует как на волю, так и на развитие нравственного сознания. Если же набивать голову ребенка одними правилами, не оживляя их семейной жизнью, то он будет воспринимать эти наставления как сухую и отвлеченную теорию. Добрый пример родителей имеет решающее значение в деле развития ребенка. Несомненно, что неудачи родителей в деле воспитания происходят от их неподготовленности, маловерия, от увлечения материальной стороной жизни. Помехой в деле воспитания является раздражение и гнев, в основе которых лежат самолюбие, привязанность к житейским благам и отсутствие внутренней дисциплины. Самое главное, что необходимо понять каждому родителю, — это то, что истинная нравственность невозможна без религиозной основы. Назначение человека не ограничивается одной земной жизнью, но простирается в вечность. Поэтому и воспитание ребенка должно помочь ему иметь эту главную цель перед глазами и знать, как достичь ее.

Список использованной литературы:
1. Агафонова А. Практика по общей педагогике. — СПб.: Питер, 2003. -416 с.
2. Антонов А.И., Борисов АЛ. Кризис семьи и пути его преодоления. -М., 1990.-180с.
3. Арсентьева А.В., Петрянкина А.П. Роль семьи в воспитании подрастающего поколения в современных условиях. — М.; Чебоксары, 2001. -№1. -С.93-100.
4. Знаков В.В. Духовность человека в зеркале психологического знания и религиозной веры. //Вопросы психологии. — 1998, — №3. С. 104-114.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.