Просмотров: 147

Ренессанс политической экономии

Результатом активных реформ в Казахстане стали значительные позитивные подвижки и наметившийся динамизм развития в экономике и обществе. Но еще масштабнее и амбициознее те перспективные задачи, которые-ставятся Президентом Республики Казахстан, руководством страны. Для того, чтобы вступить в ряды 50 конкурентоспособных стран мира, Казахстан должен, используя терминологию физиков, двигаться наперерез. Стратегия экономического прорыва представлена президентом страны в Послании народу от 1 марта 2006 г.

Из каких фундаментальных принципов следует исходить при разработке тактических мероприятий?
Во-первых, следует отказаться от копирования опыта (не путать с обменом опытом) исторической давности или других стран. Если страна будет продолжать двигаться по проторенной тропе развитых стран, то Казахстан останется в колее «вечно догоняющих».
Во-вторых, чтобы «идти наперерез», необходимо открыто принимать вызовы современности, процессов глобализации со всеми ее внутренними противоречиями и максимально использовать накопленный потенциал, в том числе интеллектуальный, собственные конкурентные преимущества, как в системе факторов производства, так и в системе экономических отношений.
В-третьих, учитывать, что экономический рост — это не только монетарный, но и физический рост в отраслях производства, кроме того, это способность мультипликативного роста всех отраслей и сфер.
В-четвертых, разрабатывая модели конструктивных действий, следует исходить не только из языка цифр, а в большей мере, из экономической логики, понимания причинно-следственных связей, социальных и экономических зависимостей. Рост производительности труда не должен вести к сокращению свободного рабочего времени, ухудшению образа жизни из-за чрезмерной интенсивности и продолжительности труда, дискриминации труда женщин и молодежи, к демографическим проблемам.

Известно, что любая целесообразная человеческая деятельность имеет началом абстрактное представление образа создаваемого. Как учит методология исследования: если не построить в сознании то, что создаешь, то как узнать, создал ли? Или же — если не знаешь, куда идешь, то как узнаешь, дошел ли? Возникает вопрос, есть ли у реформаторов представление о том, какую экономику мы, как общество (известно, что без общественной воли реформы остаются «на бумаге»), создаем, от чего ее излечиваем, к чему ее адаптируем, на что нацеливаем, какими инструментами ее регулируем и какие реальные ценности создаем? В связи с этим возникает очередной вопрос: обращаются ли реформаторы к научному сообществу, научной концепции, к экономическому наследию? Ведь Казахстан, впрочем, как и все страны постсоциалистического пространства, не создает и не стремится создать национальную модель, совершенно отличную или небывалую в истории, так же как и не стремится повторить модель какой-либо другой страны, пусть и процветающей в настоящее время.

Для разработки научной концепции развития национальной экономической системы из культурного наследия должны черпаться знания и, исходя из них, формироваться «конструкция», вокруг которой выстраиваются все элементы строящейся системы с учетом накопленного производственного, экономического и интеллектуального потенциала, институциональных особенностей. В данной главе основной акцент сделан на роли и значении классической составляющей экономического наследия, а именно классической политической экономии.

Мировая экономическая практика из всех форм экономического обустройства выбрала и признала рыночную систему, основанную на производстве капитала, как наиболее конкурентоспособную, динамично развивающуюся. История свидетельствует о том, что движущей силой в повышении производительности труда и накоплении богатства общества является капитал. Капитал представляет собой не только результат эволюции общества, но может стать и инструментом его развития, может ускорить развитие человеческого потенциала путем создания новых технологий, ускорения экономического роста. Но без комплексных государственных программ капитал может стать и источником социальных потрясений.
Здесь хотелось бы отметить принципиально важный момент в понимании сущности капитала: собственника капитала интересует не столько величина стоимости капитала, сколько его производительность, его способность к самовозрастанию, и он стремится рационально использовать все факторы, задействованные в этом.

Исходя из методологической предпосылки, что все изменяется во времени и пространстве, можно отметить следующее. На каждом этапе продвижения капиталистической экономики доминировали и определяли характер экономических отношений разные факторы: в конце XVIII—начале XIX вв. — машины и оборудование, начале XX в. — организация производства, середине XX в. — технологии и управление, конце XX—начале XXI вв. — знания и непрерывное образование. Но при этом ни один фактор не умалялся, все факторы взаимообогащались по принципу сообщающихся сосудов. Движущей силой всегда являлся интерес капитала, который по этому же принципу обогащался, наполнялся новым содержанием. В XXI в. капитал вошел с характеристикой, содержание которой определяет человеческий капитал; несущей конструкцией становятся человеческий капитал и соответствующая система социально-экономических отношений. Поэтому изменяется и модель капитала и рынка: современный капитал социализирован, а рыночная экономика социально ориентирована. Капитал остается основой и движущей силой функционирования общества, и в его развитии заинтересованы все участвующие и связанные субъекты. В условиях советской экономической системы теория капитала изучалась в рамках политической экономии капитализма как критика капиталистических отношений, построенная классиками пролетарской политической экономии. Однако критика капитализма, изложенная ими, представляла лишь идеологическую форму исследования, на самом деле за ней скрывается весь механизм функционирования рыночной экономики.

Так случилось, что в конце второго тысячелетия в лоно капитала «вернулись» страны постсоветского пространства, переживая ускоренными темпами процесс первоначального накопления капитала, формирования рыночных отношений, адекватных капиталу. Парадокс в том, что главные идеологи рыночных реформ вместе с пролетарской идеологией выплеснули и рациональное зерно политической экономии, и в том числе теории капитала. Нелогично принимать и изучать теорию рынка, не признавая теорию капитала. Конечно, в теорию капитала жизнь вносит коррективы, но мотивы и основные закономерности движения капитала сохраняются в рамках рыночных отношений. Игнорирование закономерностей движения и роли капитала в развитии новых рыночных государств может привести к упущенным возможностям. Примером тому служит такой факт из деятельности транснациональных компаний на казахстанской экономической территории: требования по росту капитализации они выполняют формально, покупая на вырученную прибыль собственные акции. Уставный капитал растет, а строение капитала остается неизменным: сооружения, оборудование, технологии не обновляются, не растут человеческие активы компаний. Кому нужна такая капитализация? А ведь в марксо-вой теории органического строения капитала расписаны все варианты капитализации и ее социально-экономические последствия. Или же пример из теории заработной платы. Если заработная плата не позволяет работнику развиваться физически, духовно, интеллектуально, то рабочая сила воспроизводится «в хиреющем состоянии», человеческий капитал не воспроизводится, что недопустимо для страны, намеревающейся попасть в ряды 50 конкурентоспособных стран. В классической теории есть формула расчета корзины потребления, которую можно использовать для расчета минимальной заработной платы. Можно привести пример и из теории денег. Инфляция возрастает не из-за роста заработной платы, как утверждают монетаристы, а вслед за ними и Национальный банк, т. к. инфляция спроса является стимулом для производителей, а из-за того, что производители не имеют возможности наращивать обороты своего капитала и насытить рынок товарами из-за жесткой финансово-кредитной политики. В Казахстане уровень монетизации (30% к ВВП) очень низок не только для инновационного прорыва, но даже для равновесия при существующем технологическом уровне. В теории денег Маркса есть развернутая формула для исчисления количества денег, необходимых экономике.

Приведенные примеры — азбучные истины для тех, кто изучал политическую экономию. Конечно же, знаний лишь классического направления экономической теории недостаточно для принятия решений в каждом конкретном случае, но политическая экономия, по определению классиков, — это анатомия и физиология гражданского общества. Соответственно, эта наука определяет принципиальные основы искусства управления национальной экономикой. Экономическая политика государства и предприятия без знания политической экономии может оказаться неграмотной, неэффективной. Почему ее нельзя изучать и выпускать специалистов по этому направлению? Не потому ли, что она четко различает интересы различных социальных слоев? Но ведь капитал как категория политической экономии не только раскрывает отношения между заинтересованными группами и их противоречия, но и нацеливает на их интеграцию.

Кстати сказать, никому в голову не придет исключить анатомию человека как дисциплину в медицинских вузах из-за того, что организм человека изменился, изменились проявления известных болезней или появились новые недуги и, соответственно, новые методы лечения и новые научные направления и учебные дисциплины. Невозможно применить и разработать новый метод лечения без знания анатомии человека. Следует добавить, что многие идеи Маркса развиты западными и российскими учеными в исследовании форм движения капитала, экономической конъюнктуры, кризисов и циклов. По словам Й. Шумпетера, марксова теория развития капитализма «…в известной степени помогает понять сражения и ошеломляющие изменения, происходящие в капиталистическом мире, и объясняет целый ряд явлений, в первую очередь, цикл конъюнктуры, более удачно, нежели это возможно благодаря использованию средств аппарата Вальраса или Маршалла».

Значительное продвижение прикладных аспектов исследования капитала наблюдается в австрийской школе: Е. Бем-Баверк, К. Вик-сель, Дж. Хикс рассматривают капитал с позиции процентного дохода. В неоклассической экономической теории, в кейнсианстве, в институциональной экономике исследование капитала носит прагматическую направленность. Многие грани теории капитала освещаются в трудах Дж. Кейнса, П. Самуэльсона, М. Портера и др. Изучение их трудов позволяет раскрыть сущность капитала как фактор производства, как источник экономического роста, познать методы накопления капитала, а также понять природу процента.

Неоклассики, отвлекаясь от характера общественных отношений, стремятся исследовать количественные пропорции в экономике, субъективно-психологические мотивы поведения отдельных хозяйствующих субъектов и государства. Природа капитала, характер отношений по поводу воспроизводства капитала интересуют исследователей в меньшей мере, чем прибыль на капитал. Институционалисты, не углубляясь в исследование сущностных категорий, изучают традиции, обычаи, законы, учреждения, организации и их роль в экономическом развитии. Задача политической экономии — увязывать рациональное из всех направлений в каждом конкретном случае. Для этого нужны подготовленные специалисты. Разобщенность в поведении отдельных, но связанных одной цепью систем не может дать позитивного эффекта.

Так сложилось в казахстанской экономической системе, что реформирование каждого института происходит по опыту разных стран и не всегда направляется в одно русло, не нацелено на единую цель. Каждая система преследует ведомственный интерес. Например, пенсионная система накопила и накапливает денежные ресурсы — а почему работнику нельзя эти накопления использовать для кредитования жилья? Или реформирование образования: если кредитная система обучения — эксперимент, зачем ликвидировать традиционную модель? Можно же было сохранить традиционную модель специальности, определяющей фундаментальные направления науки, хотя бы на период эксперимента, чтобы было что сравнить.

Как быстро приживется магистратура? Традиционно и привычно для населения страны «дать» молодежи полное высшее образование. По новой модели, оно достигается при прохождении 1-й и 2-й ступени обучения. После получения диплома бакалавра специалисты имеют возможность претендовать только на первые ступени карьерного роста. Для продвижения в должности специалисту необходим диплом продвинутого образования. Работать или учиться? Менталитет нации и укрепившееся сознание: образование прежде всего и любой ценой приводит к тому, что дилемма, исходя из реалий жизни, решается в пользу первого. Приживется ли в нашей системе модель, когда специалист может уволиться, взять несколько кредитов, затем устроиться работать, чтобы оплатить следующие кредиты?

Через 5—7 лет вакансии с требованием дипломов магистров будут занимать либо бакалавры (с соответствующим уровнем знаний и отдачей), либо специалисты из зарубежных фирм. Нужно трудовое законодательство, учитывающее эти моменты и защищающее молодых специалистов. Ученая степень по программе PhD также требует прохождения курса обучения. Кто будет иметь возможность обучаться с отрывом от производства? Похоже, что этот диплом получат в основном те, кто не смог устроиться на работу (значит — не лучшие специалисты), либо те, у кого есть возможность не посещать лекции и практические занятия и заочно «брать» кредиты.

Во всех вопросах, возникающих по ходу реформирования, прослеживается если не отсутствие, то недостаточность экономической политики, учитывающей систему зависимостей, причинно-следственных связей, т. е. тех знаний, которые дает политическая экономия. В заключение хотелось бы отметить, что в экономической теории наблюдается кризис (если его можно назвать кризисом) именно потому, что нет науки, представляющей каркас знаний, вокруг которого разрастаются ветви новых знаний и направлений теории с соответствующей методикой познания и исследования.
В российском научном сообществе активно обсуждается вопрос возрождения статуса политической экономии, но не в коммунистическо-идеологической оболочке, а как фундаментальной науки об искусстве управления экономикой. Известные ученые — академики Л. Абалкин, А. Аганбегян, Д. Валовой, Н. Колесов, В. Черковец — выступили с предложением восстановить в государственных стандартах политэкономию как дисциплину и науку в российской классификации наук. В Казахстане с идеей сохранения в классификаторе специальности «Политическая экономия» и сохранения подготовки экономистов-теоретиков в ведущих вузах страны, и прежде всего в КазНУ им. аль-Фараби, выступили академики НАЛ РК А. Кошанов, К. Сагадиев, Я. Аубаки-ров, профессора Д. Кабдиев, А. Абишев, М. Тулегенова.

Кроме того, руководители Ассоциации предпринимателей, представители деловых кругов отмечают, что время исполнителей конкретных заданий уходит в прошлое, и уже в ближайшие годы требования к персоналу будут слагаться из таких характеристик, как активная приверженность интересам компании, креативность, стремление к расширению навыков и знаний, умение анализировать заданные события в системе сопутствующих явлений. Таких специалистов сама компания легко научит конкретным правилам своей деятельности. Таким образом, представление о том, что молодой специалист, получивший вузовское образование, должен придти на рабочее место и с первых шагов уметь выполнять конкретные задания, — это требования прошлого (в современных условиях они достаточны для выпускника колледжа). Рынок стал намного динамичнее и требует умения мыслить, а не только исполнять. Этому учат фундаментальные дисциплины, в том числе политическая экономия.

Вестник КазГУ. Серия экономическая, 2006. № З/Соавт. М.С. Тулегенова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.