Просмотров: 227

Развитие экономики Казахстана: роль бизнеса

Необходимость модернизации бизнеса национальной экономики не вызывает сомнений. Правительство Казахстана разработало программу модернизации экономики, которую именуют «30 корпоративных лидеров», в рамках которой определен перечень так называемых прорывных проектов. Представляется, что эта программа имеет весьма опосредованное отношение к понятию модернизации экономики страны, так как процесс этот сложный и в первую очередь должен быть направлен на реальные структурные изменения.
По состоянию на конец 2008 г. в республике насчитывалось 176,7 тыс. предприятий, в том числе малых — 612,6 тыс. (92% от общей численности), средних — 11,9 тыс. (6,8%), крупных — 2,2 тыс. (1,2%). При этом за период 1999–2008 гг. наиболее высокая динамика характерна для малых предприятий , количество которых увеличилось на 83,7%, средних — на 8,7%, крупных — на 16,9%. Наибольшее число действующих юридических лиц отмечается в сфере обращения (торговля, ремонт автомобилей и изделий домашнего пользования) — 48,8 тыс., в «операциях с недвижимым имуществом» — 28,0 тыс., строительстве — 25,1 тыс.
В производстве ВВП страны наибольшая доля приходится на крупные предприятия. Причем за последние десять лет эта доля имеет повышательную тенденцию, увеличившись с 34 до 43%. Аналогичная тенденция характерна для малых предприятий, вклад которых увеличился за эти же годы с 5,7 до 18,8%. Противоположная тенденция складывается со средними предприятиями, доля которых в ВВП республики за последнее десятилетие сократилась с 26,7 до 19,5% (см. диаграмму 8). В целом за 10 лет темп роста доли малых предприятий в ВВП увеличился в 3,3 раза, крупных — в 1,3 раза, а средних — сократился на 27%. Для сравнения: доля нефтегазового сектора в ВВП Казахстана в 2008 г. составила 18,5% (в 2000 г. — 11,8%).5 Эти данные являются ярким подтверждением того, что роль малых предприятий в экономике страны возрастает. Между тем 1 июля 2009 г. завершился мораторий на проверки субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ), который, по мнению предпринимателей и экспертов в этой сфере, не решил поставленные перед ним задачи. Мировой опыт свидетельствует, что число проверяющих органов для МСБ, как правило, не превышает 3–4 структур, а в Казахстане число проверяющих органов достигает 28. Вдобавок к этому все их территориальные подразделения имеют право на проверки. Причем у каждого государственного органа есть свои нормы и правила проведения проверок. В сложившихся условиях, большое количество проверяющих государственных органов, а также наличие множества различных правил и процедур проверок субъектов МСБ создают благоприятную почву для развития коррупции.
sred-mali-bisnesДобавим, что в республике предпринимаются определенные меры для снижения уровня коррупции в этой сфере. Например, на протяжении ряда лет идет модернизация разрешительной системы в республике: если в 2003 г. лицензированию подлежало 1500 видов и подвидов предпринимательской деятельности, то в 2008 г. число лицензируемых видов и подвидов деятельности сокращено до 349. К 2009 г. поставлена задача упразднить не менее 90% разрешительных документов, выявленных в процессе проведения их инвентаризации, и оставить не более 100 лицензируемых видов и подвидов деятельности. В настоящее время основной объем валовой добавленной стоимости формируется в частном секторе, доля которой за последнее десятилетие возросла с 69 до 80% (см. диаграмму 9). Схожая тенденция наблюдается в сфере собственности иностранных государств, доля которых в валовой добавленной стоимости возросла с 4,7 до 11,6%. Более чем в три раза сократилась доля государственной формы собственности в этом показателе — с 26,3 до 8,4%. за 10 лет темп роста доли частной собственности в ВВП увеличился на 115,9%, собственности других иностранных государств — на 246,8%, а госсобственности сократился на 68,1%. Анализируя роль отечественного и иностранного бизнеса в экономическом развитии Казахстана, нельзя не остановиться на одном специфическом моменте, который характерен и для сырьевых экономик стран СНГ.
structura-valovoiРечь идет о практике трансфертного ценообразования, применяемой крупными нефтяными компаниями, как иностранными (в том числе филиалами транснациональных корпораций — ТНК), так и отечественными, при поставках углеводородного сырья за пределы Казахстана. По сути, это является методов «теневого» экспорта капитала. В условиях Казахстана, как и других стран СНГ, механизм трансфертного ценообразования, намеренно применяемый крупными ТНК для увода капитала из страны, приобретает все более изощренные формы. В результате проделываемых манипуляций очень трудно доказать аффилированность сторон, участвующих в сделке, и, как следствие, почти невозможно установить факт намеренного занижения цены. (По нашему мнению, это является ярким примером негативного влияния ТНК на отечественных производителей.)
По этому поводу сделаем небольшой экскурс. Проблема трансфертов возникла из знаменитой дискуссии между двумя великими экономистами — Б. Олином и Дж. М. Кейнсом. Предметом спора были репарации Германии после Первой мировой войны. Вопрос состоял в том, насколько эти репарации препятствуют развитию немецкой экономики.
Дж. М. Кейнс провел всестороннее исследование, показавшее, что ограничения на развитие Германии отнюдь не исчерпываются денежными платежами. Он отмечал, что для осуществления этих выплат Германии необходимо наращивать экспорт и сдерживать импорт. По его мнению, добиться этого можно, лишь снижая цены на экспортные товары. В итоге ухудшение условий торговли превращалось в дополнительное препятствие для развития наряду с собственно репарациями.
Олин выразил тогда сомнение, что условия торговли для Германии должны ухудшаться. Его контраргументы состояли в том, что для финансирования репараций в Германии повысили налоги и тем самым автоматически сократили спрос на импортные товары. При этом в странах — получателях репараций их выплата позволяет смягчить налоговое бремя, что, в частности, должно вылиться в расширение внешнего спроса на продукты немецкого экспорта. Поэтому, утверждал он, Германия может сократить свой импорт и увеличить экспорт и без ухудшения условий торговли.
Таким образом, в отношении общего принципа Олин был, безусловно, прав. Но прав был и Кейнс, когда говорил о возможности такого влияния перераспределения доходов на условия внешней торговли, которое будет подкреплять их влияние на доноров и реципиентов.
Вопрос о репарациях, впрочем, не продвинулся дальше теоретических споров. В реальности Германия репараций почти не платила. Однако проблема международных трансфертов и их влияния на условия торговли заняла важное место в теории мировой экономики и продолжает часто возникать в самых разных аспектах международной экономики [5. С. 131]. По сути, проблема трансфертов — это проблема перераспределения доходов.
export-neftiВозвращаясь к экономике Казахстана, отметим, что значительная доля экспорта стратегических ресурсов республики осуществляется именно по заниженным ценам. В качестве примера приведем некоторые расчеты, которые вполне справедливы для макроэкономического анализа.
По нашим оценкам, в период 1998–2007 гг. потенциальные потери от трансфертных цен от экспорта нефти составили 23686,7 млн. долл. (табл. 6). И это только номинальные потери, реальные — гораздо больше. К этому добавим, что начиная с 1995 года, стоимость экспорта нефти неуклонно растет, увеличившись за 1995-2008 годы в 53,6 (!) раза, а доходы государственного бюджета — чуть более чем в 6 (?) раз.
Если просчитать потери от трансфертных цен от экспорта черных и цветных металлов, то их сумма, естественно, увеличится.
Для оценки «вклада» иностранного бизнеса в экономику Казахстана приведем еще один пример. Речь идет о разнице между ВВП и валовым национальным доходом (ВНД), представляющим чистые факторные выплаты дохода (net factor income payments). Сюда входит: а) чистая оплата труда (net labour compensation); б) чистый инвестиционный доход (net investment income). Первая часть учитывает заработную плату казахстанских граждан, работающих за рубежом, а также иностранцев, работающих в Казахстане. Вторая часть приходится на доходы, полученные от казахстанских активов и инвестиций за рубежом, и доход, полученный от иностранных активов и инвестиций в Казахстане. Суммарный отток доходов в период 2000-2008 гг. составил 54 197,8 млн. долл. Добавив к этой величине номинальные потери от трансфертных цен по нефти, получим номинальный «вклад» иностранного бизнеса, составляющий за эти годы 78 млрд. долл.
В заключение отметим, что Президент Казахстана Н. Назарбаев определил на предстоящие пять лет (начиная с 1 января 2010 г.) следую щие приоритеты развития:
1. Агропромышленный комплекс и сельскохозяйственная переработка (переориентация на технологическое перевооружение и широкомасштабную модернизацию аграрного сектора с учетом роста потребностей и роста цен на продовольственные товары во всем мире).
2. Развитие строительной индустрии и производства строительных материалов (в настоящее время импорт порядка 50%; к 2015 г. за счет за счет внутреннего производства должно быть удовлетворено более 80% потребностей рынка).
3. Нефтепереработка и инфраструктура нефтегазового сектора (к 2014 г. отечественные нефтеперерабатывающие заводы должны полностью удовлетворять внутреннюю потребность в нефтепродуктах высокого качества — бензине и авиационном керосине).
4. Развитие металлургии и производства готовых металлических продуктов (удвоение объема производства и экспорта продукции металлургической промышленности к 2015 г.)
5. Развитие химической, фармацевтической и оборонной промышленности (к 2014 г. обеспечить более 50% внутреннего потребления лекарственных препаратов за счет отечественного производства).
6. Энергетика, включая развитие чистой энергетики (энергоёмкость экономики к 2015 г. должна быть снижена на 10%).
7. Развитие транспортной и телекоммуникационной инфраструктуры (создание транзитного автодорожного коридора «западная Европа — западный Китай»; внедрение цифрового телевидения с организацией производства отдельных видов оборудования в Казахстане).
Таким образом, для модернизации экономики Казахстана считаем необходимым разработать научно обоснованную, адекватную и выверенную экономическую политику на среднесрочный (посткризисный) период, контуры которой обозначены Президентом Казахстана Н. Назарбаевым 15 мая 2009 г. Необходимо предметно ориентировать политику в области развития на диверсификацию и устойчивую индустриализацию на базе увеличения инвестиций в новые производственные мощности, особенно в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности, а также на обеспечение адекватного, надежного и эффективного по затратам финансирования таких капиталовложений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.