Просмотров: 469

Провозглашение независимости Казахстана

Распад Советского Союза был предопределен различными внутренними и внешними проблемами: нерешенностью национального вопроса, барьерами в развитии культуры, языка, религии, авторитарном характере советского общества, преследовании диссидентов. Принудительный коллективизм, господство одной идеологии, цензура, недостаток про­довольствия, предметов широкого потребления, снижение уровня жизни, экстенсивный характер экономики, техническое отставание и низкая производительность труда, эколо­гические катастрофы (Чернобыль, Семипалатинский ядерный полигон, Арал), неудачные попытки реформирования советской системы, снижение мировых цен на нефть, моноцен­тризм принятия решений в политике и экономике, поражение в гонке вооружений, война в Афганистане, непрекращающаяся финансовая помощь странам соцлагеря, развитие ВПК в ущерб другим сферам экономики разоряли бюджет.

В 1989 — 1991 гг. доходит до максимума главная проблема советской экономики-хронический товарный дефицит; из свободной продажи исчезают практически все основные товары, кроме хлеба. По всей стране вводится нормированное снабжение в форме талонов.

Экономический кризис ведет к потере влияния в соцлагере. В 1989-1990 гг. происходит падение коммунистических режимов в Восточной Европе (ЧССР, ПНР, СРР, ВНР, ГДР, БНР). На территории СССР разгорается ряд вооруженных конфликтов (Карабах, Приднес­тровье, Чечня, Абхазия), вспыхивают межнациональные конфликты (Ош, Осетия, Крым). Демократические требования населения повсеместно подавляются правительством М.С. Горбачева (Алматы 1986 г., Тбилиси, Вильнюс, Рига, Баку 1990 г.) [1, с. 304-306].

Весной 1991 года отношения между союзным центром и суверенными республиками вступили в новую фазу. С одной стороны, 17 марта на референдуме о судьбе СССР боль­шинство граждан высказалось за сохранение Союза, а с другой стороны, руководители республик, в том числе Украины, Прибалтики, а также России, были настроены на усиление своих позиций за счет Союза. В этой ситуации М.С. Горбачев попытался разработать новый союзный договор, и начался трудный процесс согласования формулировок и интересов. К весне 1991 г. для М. Горбачева становится очевидным, что сохранить империю силой невозможно [2, с. 212].

23 апреля 1991 г. в подмосковной резиденции Президента СССР Ново-Огарево состо­ялась встреча с руководителями РСФСР, Украины, Казахстана, Белоруссии, Узбекистана, Азербайджана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении. Эта встреча получила название «9+1» — девять союзных республик СССР и Президент СССР. После девятичасовых пере­говоров было подписано заявление о безотлагательных мерах по стабилизации обстановки в стране и преодолению кризиса. Документ признавал суверенность государств, принятие новой Конституции Союза и необходимость перевыборов союзных органов власти. При­мечательно, что в тексте заявления понятие «СССР» по отношению к будущему союзу не упоминалось.

12 июня 1991 г. Президентом России (РСФСР) был избран Б.Н. Ельцин, и это еще бо­лее обострило ситуацию двоевластия в Москве. 17 июня доработанный проект договора, вызвавший острую полемику в стране, был разослан в союзные республики. 29 июля очередное обсуждение нового союзного договора состоялось во время конфиденциальной встречи М.С.Горбачева с Н.А.Назарбаевым и Б.Н.Ельциным. На ней была достигнута договоренность о подписании договора 20 августа и составе нового руководства. Пост премьер-министра Союза Суверенных Государств предлагался Н.А.Назарбаеву, пост президента — М.С.Горбачеву.

По мнению Б.Н. Ельцина, нашедшему отражение в его книге «Записки президента», содержание разговора на данной встрече стало сигналом для августовского путча 1991 г. особенно для наиболее консервативно настроенных руководителей Союза [3].

В течение лета противоборствующие силы (сторонники прежнего Союза и сторонники нового) прощупывали намерения друг друга, находясь в поисках союзников, выявляли возможные реакции мирового сообщества на предпринимаемые шаги. Действия М.С. Горбачева в этой конфликтной ситуации как будто толкали его противников на осущест­вление проекта государственного переворота по образу и подобию смещения Н.С. Хрущева в 1964 г.

В ночь на 19 августа Президент СССР М.С. Горбачев, находившийся на отдыхе в Форосе в Крыму, был отстранен от власти. В стране с 4 часов утра вводилось чрезвычай­ное положение сроком на шесть месяцев в связи с якобы неспособностью по состоянию здоровья М.С. Горбачева исполнять президентские обязанности. В Заявлении Советского руководства, опубликованном в газете «Правда», сообщалось, что обязанности президен­та возлагаются на вице-президента Геннадия Ивановича Янаева, а управление страной — на Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), который состоял из ряда высокопоставленных партийно-советских чиновников (премьер-министр Павлов, председатель КГБ Крючков, министр обороны Язов, министр внутренних дел Пуго).

По своей сути создание ГКЧП было попыткой государственного переворота. По мнению же лидеров ГКЧП, основная цель заговорщиков заключалась в том, чтобы не допустить развала СССР, который, как они считали, должен был начаться 20 августа во время перво­го этапа подписания нового союзного договора, превращающего СССР в конфедерацию —  Союз Суверенных Государств. Новоявленный исполняющий обязанности президента Г.И.Янаев заявлял в интервью радиостанции «Эхо Москвы»: «20 числа мы не позволили подписать союзный договор, сорвали мы подписание этого союзного договора». В Моск­ву были введены войска и бронетехника. ГКЧП опирался в первую очередь на силы КГБ (Группа «Альфа»), МВД (Дивизия им. Дзержинского) и Московского военного округа (Тульская дивизия ВДВ, Таманская дивизия, Кантемировская дивизия). Всего в Москву было введено около 4000 военнослужащих, 362 танка, 427 бронетранспортеров и БМП. Дополнительные части ВДВ были переброшены в окрестности Ленинграда, Таллина, Тбилиси, Риги. Командовали войсками ВДВ генералы Павел Грачев и его заместитель Александр Лебедь. Однако путчисты не имели полного контроля над своими силами; так, в первый же день части Таманской дивизии перешли на сторону защитников Дома Советов Российской Федерации («Белого дома»). С танка этой дивизии произнес свое знаменитое послание к собравшимся сторонникам Б.Н. Ельцин, прибывший ночью из Алматы.

Президент России в своем обращении «К гражданам России» расценил действия ГКЧП как «государственный переворот». Сопротивление ГКЧП возглавило политическое руководство Российской Федерации (президент Б.Н. Ельцин, вице-президент А.В. Руцкой, председатель правительства И.С. Силаев, председатель Верховного Совета Р.И. Хасбулатов). По призыву властей у Белого дома собрались массы москвичей, среди которых были представители самых разных социальных групп — от демократической общественности, студенческой молодёжи, интеллигенции и ветеранов Афганской войны до участников криминальных структур и «мелкой буржуазии». Однако победа любой из конфликтующих сил уже не давала М.С. Горбачеву шансов на продолжение политической карьеры в качестве реального лидера страны.

В стране создалась тревожная ситуация. Вокруг Белого дома, резиденции Б.Н. Ельцина и российских властей возводились баррикады, проходили митинги, толпы людей блокиро­вали продвижение бронетехники в центр города. Как пишет Леонид Млечин, автор книги «Борис Ельцин. Послесловие», «самой страшной была ночь с 20 на 21 августа, когда со всех сторон приходили сообщения о готовящемся штурме», поступала информация, что «к зданию выдвигаются танки и танкисты отказываются разговаривать с депутатами». В этой ситуации в половине второго ночи из Белого дома стали звонить Президенту Казахстана Н.А.Назарбаеву. С.Филатов сказал ему, что стреляют уже рядом и что надо вмешаться. Н.А.Назарбаев подробно расспросил его о том, что происходит, где Б.Н. Ельцин, и поо­бещал связаться с Кремлем. Через некоторое время Президент Казахстана перезвонил и сообщил, что Г.И.Янаев дал ему обещание — «крови не будет» [4].

В эти переломные дни Президент Казахстана Н.А.Назарбаев выступил с принципиаль­ным заявлением: ГКЧП «порождает заведомо незаконные документы, которые, кроме всего прочего, попирают республиканские декларации о суверенитете…». Более решительные заявления и действия Н.А.Назарбаева 20-21 августа по предотвращению кровопролития в Москве не получили широкой огласки, так как были заблокированы всесоюзными инфор­мационными агентствами. Однако вечером 20 августа США официально распространили информацию о том, что взвешенная позиция Н.А.Назарбаева и отказ от поддержки ГКЧП перевесили баланс сил в пользу демократии.

21 августа на самолете, присланном Правительством России, М.С.Горбачев вернулся в Москву. ГКЧП не решился применить военную силу. Войска были возвращены в казармы. Попытка государственного переворота провалилась. Лидеры ГКЧП были арестованы и пре­даны суду. Причины поражения гэкачепистов были обусловлены отсутствием поддержки со стороны широких слоев населения, стойкостью сопротивления российского руководства, а также желанием руководителей союзных республик решать внутренние проблемы в новой плоскости. Немаловажным являлось и то, что основная часть военных России оказала поддержку российскому руководству, а не лидерам ГКЧП. В немалой степени поражение ГКЧП было обусловлено неуверенностью и нерешительностью ее зачинщиков.

23 августа Б.Н. Ельцин указом приостановил деятельность КПСС, а указом от 6 ноября положил конец существованию компартии как правящей государственной структуры. Про­вал путча ГКЧП знаменовал распад советской политической системы, кризис вертикали власти «центр -республики», поскольку был связан с крахом структур, составлявших «стер­жень» прежней системы и сохранявших в своих руках рычаги власти — КПСС и КГБ.

Главную задачу гэкачеписты видели в сохранении так называемого «социалистического строя» и недопущении распада СССР. Однако вместо укрепления союзного государства введение чрезвычайного положения оказалось последним шагом к его распаду. Сто пос­ледующих после августовских событий дней М.С. Горбачев еще формально оставался Президентом СССР, но уже не мог ничего изменить. Ситуация усугублялась личным противостоянием М.С. Горбачева и Б.Н. Ельцина, которое в 1990-1991 гг. объективно превратилось в противостояние между СССР и Россией. М.С. Горбачев не смог вопло­тить в жизнь многие идеи перестройки, в том числе и «новое мышление». Оценивая его деятельность, Маргарет Тэтчер, будучи в прошлом его поклонницей как лидера страны, вставшего смело на путь кардинальной перестройки всех сторон жизни общества, с разо­чарованием писала: «Оказавшись в 1991 году перед выбором — продолжить движение по пути фундаментальных перемен или вернуться к репрессивному коммунизму, — он дрогнул. Поэтому, невзирая на восхищение его достижениями, понимание ситуации, в которой он оказался, и личные симпатии, уверена, что приход Бориса Ельцина ему на смену был на пользу России». Таким образом, даже мировые лидеры, видя непоследовательность Горбачева, осознавали, что приход решительного Ельцина к власти был неизбежен. Но при этом, по мнению М. Тэтчер, если бы решительность Б. Ельцина не подкреплялась безжалостностью, «ему никогда бы не одержать победу над коммунистами, которые хотели вернуть Россию назад в социалистическое прошлое» [5, с. 100-105].

Так называемый путч ГКЧП, по существу, способствовал победе Б.Н. Ельцина над М.С. Горбачевым. «Доверие России к Ельцину было в тот момент огромным. Горбачев ничего не мог предложить для спасения разваливавшейся и впадавшей в нищету страны. Все его шаги воспринимались как попытка сохранить свое место», — пишет Л. Млечин. Двоевластие в Москве закончилось [6].

Таким образом, августовские события стали окончательным ударом по изжившей себя советско-коммунистической действительности, ускорившим распад СССР и образование на его территории независимых государств. В 1991 г. развитие Казахстана определялось как собственными внутренними тенден­циями, так и союзными. Глава государства, Президент суверенной Казахской ССР, пока существовала такая возможность, вел конструктивную работу по подготовке и согласованию нового союзного договора.

Во внутренней общественно-политической жизни республики активизировалась де­ятельность различных политических и общественных объединений. Многопартийность стала фактом, и в июне 1991 г. был принят Закон «Об общественных объединениях», юридически закрепивший многопартийность в Казахстане и провозгласивший такие важ­нейшие и неотъемлемые права человека и гражданина, как право на объединение, право на свободу. В тот период этот Закон устроил не всех лидеров общественных движений, так как явно отражал представления и атмосферу «постсоциалистического» общества.

Президент Казахстана проявил твердость и дальновидность в кризисные дни 19-21 августа 1991 г. во время попытки переворота в Москве. Тогда ГКЧП разослал всем прези­дентам республик проект «Заявление Политбюро ЦК КПСС», в котором обосновывались причины чрезвычайного положения. В стране были сторонники гэкачепистов, среди них и казахстанцы. В немногих областях создавались рабочие группы по выполнению решений ГКЧП. Когда 19 августа Президент Казахстана собрал руководителей республиканских органов, то «увидел, что они погружены в оцепенение», отдельные чиновники в те дни «начали выносить портреты М. Горбачева из кабинетов», — вспоминает Н.А. Назарбаев в книге «На пороге XXI века» [7].

19 и 20 августа Президент Н.А. Назарбаев выступил с двумя заявлениями, в которых особый упор сделал на необходимости сохранения спокойствия и выдержки, на том, что чрезвычайное положение в Казахстане не вводится, и вся полнота власти в соответствии с Декларацией о суверенитете и Конституцией Казахской ССР принадлежит советским ор­ганам. Президент призвал личный состав частей и подразделений Вооруженных Сил, КГБ и МВД СССР, дислоцированных в Казахстане, к верности конституционным нормам, при этом акцентируя внимание на укреплении суверенитета и верности принципам демократии, сохранении Союза, проведении дальнейших реформ. Н.А. Назарбаев предложил созвать чрезвычайное заседание Верховного Совета СССР, на котором определить конкретную дату выборов Президента СССР и немедленно подписать Союзный договор.

Принятие этих заявлений было верным тактическим шагом Президента Казахстана. Гла­ва государства учитывал все стороны взрывоопасной ситуации в республике: настроения, традиции различных этнических групп населения и их ориентацию при выборе решения. Он понимал, что руководители многих крупных подразделений военно-промышленного комплекса могут поддержать гэкачепистов. Поэтому главная задача руководства республики в те дни заключалась в сохранении стабильности, недопущении каких-либо общественных конфликтов. И эта задача была выполнена.

После провала путча 24 августа Верховный Совет республики принял постановление «Об оценке текущего момента и мерах по укреплению суверенитета республики». Третий пункт гласил: «считать необходимым освободить в установленном законом порядке от занимаемых должностей руководителей министерств и ведомств, предприятий и орга­низаций, органов власти и управления, предпринимавших действия, направленные на фактическое признание ГКЧП СССР». Президент Н.А. Назарбаев издал серию указов «Об образовании Совета Безопасности Казахской ССР», «О переходе государственных пред­приятий и организаций союзного подчинения в ведение правительства Казахской ССР», «О создании золотого запаса и Алмазного фонда в Казахской ССР», «Об обеспечении самостоятельности внешнеэкономической деятельности Казахской ССР», «О закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона».

Посетив в августе 1991 г. Семипалатинский ядерный полигон, Н.А. Назарбаев объявил о созыве специальной сессии Парламента, на которой развернулись бурные дебаты о закрытии этой базы с полувековой историей. По свидетельству первых рассекреченных тогда данных, суммарная сила зарядов произведенных здесь взрывов в 2,5 тысячи раз превышала мощность атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. В этой ситуации с по­зиций радикальных патриотов логичным казалось предложение ряда депутатов, отмечает А.С.Гурский, «не отказываться от статуса региональной супердержавы, сохранить за Ка­захстаном хоть такое лидерство». Однако Президент Казахстана проявил политическую дальновидность и именно в завершение этой сессии 29 августа объявил своим Указом о закрытии полигона. В итоге, обладая значительной частью технологической цепочки для производства и испытаний такого рода вооружений, Казахстан стал первой в мире стра­ной, которая самостоятельно закрыла ядерный полигон и вскоре добровольно отказалась от четвертого по запасам ядерного арсенала. Причем полигон был закрыт без согласия руководства тогдашнего СССР.

Историческое решение о закрытии Семипалатинского полигона — это первый и уни­кальный прецедент, когда государство добровольно и в одностороннем порядке свернуло функционирование такого объекта, ликвидировав возможность использования его в военных целях. Это решение стало одним из главных событий в современной истории Казахстана, предопределившим взаимоотношения страны с миром, важной составляющей выбора в пользу безъядерного статуса. Оно было заложено в фундамент выработанной и продвигаемой все эти годы Казахстаном модели обеспечения безопасности. Сегодня безъядерный статус Казахстана — это основа мира и безопасности по всему периметру границ. Это реальная возможность плодотворного сотрудничества Казахстана с другими странами.

В августе 1991 г. Президент Казахстана Н.А. Назарбаев объявил о своем выходе из состава Политбюро ЦК КПСС. Вслед за этим Компартия Казахстана вышла из состава КПСС. Внеочередной и чрезвычайный съезд Компартии Казахстана состоялся 7 сентября 1991 г. На съезде было принято решение о роспуске Компартии Казахстана и создании новой партии. Между делегатами вспыхнула острая дискуссия относительно названия партии. Большинство делегатов склонялось к названию «социалистическая». Н.А. На­зарбаев предложил название «Партия народного единства Казахстана», но оно не было поддержано депутатами. Вновь созданная партия получила название Социалистическая партия Казахстана (СПК). В первой половине 1990-х г. СПК была крупной и авторитетной партией, в ее рядах насчитывалось 47 тысяч человек различных национальностей. Она имела свои печатные органы — газеты «Республика» и «Сухбат».

Часть членов Компартии вошла в состав партии Народный Конгресс Казахстана. Инициаторами создания этой партии выступили осенью 1991 г. известные и популяр­ные в стране и за рубежом поэты и общественные деятели Олжас Сулейменов и Мухтар Шаханов. Основная задача партии заключалась в том, чтобы, используя парламентские методы, добиваться дальнейшего социально-экономического развития страны. Партия провозгласила, что поддерживает новый курс президента и придерживается принципов интернационализма.

8 декабря 1991 г. в Беловежской пуще, в резиденции руководителей Беларуси в Вискули, лидеры трех республик Б. Ельцин (Россия), Л. Кравчук (Украина) и С. Шушкевич (Бела­русь) подписали документ, в котором сказано: «Союз ССР как субъект международного политического права и геополитическая реальность прекратил свое существование». Там же была достигнута договоренность о создании СНГ — Содружества Независимых Госу­дарств. Когда возник вопрос, как три союзные республики могут заключить договор без участия других республик, выход постарался предложить Сергей Шахрай. «Именно ему, — вспоминает Андрей Козырев, — принадлежит следующий аргумент: СССР создавался в 1918-1921 гг. четырьмя независимыми государствами — РСФСР, Украиной, Белоруссией и Закавказской Федерацией. Поскольку ЗСФСР перестала существовать, остались три субъекта, некогда образовавшие Союз, причем их право на самоопределение неизменно сохранялось и в вариантах союзных договоров, и в Конституции СССР». Однако в любом случае, несмотря на это объяснение, попытка создать СНГ без прямого участия Казахстана и республик Центральной Азии была ошибочной и вскоре ее исправили. Таким образом, процесс суверенизации 1990-1991 гг. был закреплен Беловежским соглашением. Приме­чательно, что первым о его итогах был информирован президент США Дж. Буш-старший, а президент СССР М.С. Горбачев узнал об этом свершившемся факте вторым.

НА. Назарбаев, непосредственный участник многих поворотных событий того времени, вспоминает, что на следующий день, то есть 9 декабря, в Москве «состоялась совместная встреча, в которой приняли участие М. Горбачев, Б. Ельцин и я. Б. Ельцин подробно рас­сказал о принятых в Беловежье решениях. Более двух часов шел довольно напряженный и нервный разговор между М. Горбачевым и Б. Ельциным о сути Беловежского согла­шения… Было обидно за страну и за обоих лидеров, которые могли быть вместе. Однако диалога не получилось». Так заканчивалась история Советского Союза. 25 декабря 1991г. М.С. Горбачев сложил с себя полномочия Президента СССР [8, с. 145].

26 декабря 1991 г. сессия верхней палаты Верховного Совета СССР, сохранившей кворум — Совета Республик (образованной Законом СССР от 05.09.1991 № 2392-1), — из которой на тот момент не были отозваны только представители Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана, приняла под председательством А. Алимжанова декларацию № 142-Н о прекращении существования СССР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.