Просмотров: 369

Предпосылки становления политической мысли

Предпосылки становления политической мысли суверенного Казахстана

Очевидно, что основные концептуально-теоретические и социально-политические предпосылки для становления современной политической мысли Казахстана были заложены в условиях общественных преобразований, прошедших в период пребывания республики в составе Союза ССР в рамках проводимой в 1985-1991 гг. союзным руководством во главе с Михаилом Горбачевым политики перестройки. Аналогичным образом соответствующие процессы, ознаменовавшиеся постепенной демократизацией общественных отношений, способствовали процессу государственного строительства и политического реформирования Казахстана в целом.

Основные тенденции и процессы

Анализ процессов в общественно-политической жизни тогда еще советского Казахстана в период перестройки позволяет выделить два основных этапа в развитии данных процессов. Первый этап охватывает 1985 — первую половину 1989 гг. Объявлению союзным руководством политики перестройки способствовало то, что существующая в СССР тоталитарная политическая организация общества и неоправдавшая себя система экономических отношений поставили страну перед серьезным кризисом. В связи с этим советское общество нуждалось в новых концепциях развития. В условиях постепенного изменения советского общества и государства возрастает самодеятельная активность населения, а также формируются новые силы, способные выражать интересы различных социальных групп и слоев. В данный период также начинают обостряться противоречия между большинством граждан из числа трудящихся, недовольных социально-экономическим положением в стране, и официальными институтами. Все это обусловило объективную потребность в обновлении всех сфер жизнедеятельности
советского общества.

С объявлением и постепенным внедрением демократизации, гласности, плюрализма мнений у многих людей возрос интерес к самореализации, самоутверждению, активному участию в политической жизни. На первых порах основными формами проявления фактически независимой самодеятельной общественной инициативы стали формирующиеся, преимущественно на базе высших учебных заведений, дискуссионные клубы, на заседаниях которых обсуждались актуальные вопросы развития общества и государства. Основными участниками клубов стали представители молодежи. С одной стороны, дискуссионные клубы соблюдали внешнюю лояльность в отношении официальных органов. С другой — их участниками зачастую высказывались оценки и мысли, несовпадающие с официальной линией. Примечательно, что в Казахской ССР наибольшую активность в создании и деятельности дискуссионных клубов на начальной стадии рассматриваемого этапа проявили представители общественности в регионах республики. Одним из первых при кафедре философии Целиноградского сельскохозяйственного института был создан, причем еще в ноябре 1984 года, дискуссионный клуб «Мыслитель». Основными целями клуба были формирование творческого мышления и поиски новых подходов в решении научных проблем [1]. В Кокчетаеве и Павлодаре в 1986 году были образованы дискуссионные клубы «Горизонт» и «Общение» соответственно. Первый из них был создан при педагогическом институте самими студентами и помимо дискуссий занимался также вопросами студенческого самоуправления. Что касается клуба «Общение», то он был создан при Доме культуры тракторостроителей с участием в основном представителей научной и творческой интеллигенции. Первоначально на его заседаниях обсуждались литературные произведения и кинофильмы, выходящие на волне перестройки и гласности [2]. Постепенно деятельность этих и других дискуссионных клубов политизируется.

Коренным переломом в политическом сознании казахстанцев, своеобразным взрывом накопленных независимых взглядов и настроений стали события 17-18 декабря 1986 года в Алма-Ате. Несмотря на трагизм последствий, они олицетворяли собой первую в республике попытку воспользоваться объявленным перестройкой правом на свободное выражение гражданской и политической позиции. Произошел всплеск массового политического участия представителей, прежде всего учащейся и рабочей молодежи, выступившей против традиционного диктата центра.
Жестокое подавление выступления молодежи и последовавшая за этим волна репрессий существенно затормозила на некоторое время процесс развития общественных инициатив. Под руководством первого секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Казахстана Геннадия Колбина власти республики использовали всевозможные механизмы воздействия с целью недопущения выхода общественных инициатив из-под их контроля. В этих условиях политика фактически оставалась запретной темой.

Поэтому большинство общественных организаций, созданных в 1987-1988 гг., занимались главным образом экологическими проблемами. Вместе с тем в ходе своей деятельности им неоднократно приходилось отстаивать свои позиции перед партийно-государственными чиновниками, несущими прямую ответственность за загрязнение окружающей среды. Для защиты своих прав и своего статуса самодеятельные организации вынуждены были постепенно политизироваться. Под влиянием развития общественных движений в Москве и Прибалтике активистами политизированного крыла экологических организаций были созданы Алма-Атинский народный фронт (ноябрь 1988 г.) и Ассоциация независимых общественных организаций Казахстана (ноябрь 1989 г.). Таким образом, в рассматриваемый период в Казахстане произошел переход неформального движения из стихийного состояния в политическую реальность. Реакцией республиканских властей на эти процессы в общественной среде стали беспрецедентная пропагандистская кампания в официальных СМИ против соответствующих организаций и их активистов, а также всевозможные меры давления в отношении последних. Так, например, один из лидеров АНФ Сергей Дуванов в ноябре 1988 года был уволен из Государственного комитета Казахской ССР по телевидению и радиовещанию, где он работал руководителем главной редакции писем и социологических исследований. Всему этому предшествовало выступление Колбина на прошедшем 3-4 ноября 1988 года XIII пленуме ЦК Компартии Казахстана с жесткими выпадами в адрес «так называемых неформалов», включая обвинение их в проведении «враждебных акций» [3].

Второй из рассматриваемых этапов общественно-политического развития Казахстана начался со смены в июне 1989 года руководства республики. Новый первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Нурсултан Назарбаев стал последовательно проводить политику демократизации и гласности. С одной стороны, это делалось под влиянием Москвы, где данный процесс уже получил довольно широкое развитие. С другой — казахстанская партийно-государственная элита в условиях постепенного ослабления центральной власти и фактического разрушения ее прежних механизмов, включая в первую очередь КПСС и ее структуры, явно стремилась к максимальной самостоятельности вплоть до обретения суверенитета республики.

1989 год стал переломным в развитии всего СССР. Особенно важными стали прошедшие в марте того года первые выборы народных депутатов на альтернативной основе. Это повлекло за собой проведение в следующем году аналогичных выборов в Верховный совет Казахской ССР 12-го созыва (1990-1993 гг.). Хотя данные выборы проходили при отсутствии полноценных политических партий и общественных движений, они придали необратимость процессам трансформации советской тоталитарной системы. При всем этом в казахстанском обществе политика, проводимая в рассматриваемый период руководством республики, встретила как своих сторонников, так и потенциальных оппонентов. Наблюдается также рост национального самосознания среди коренного населения республики — казахов, что усилило настроения относительно восстановления национальной государственности, возрождения культуры и языка. С другой стороны, в качестве некоего баланса этим тенденциям стали востребованы идеи и действия в пользу сохранения законных прав всех народов, проживающих на территории Казахстана, и против дискриминации людей из-за принадлежности к некоренным этносам.
В этих условиях наблюдается рост общественно-политической активности населения и создание новых общественных организаций. Важным фактором, оказавшим влияние на этот процесс, стала отмена в марте 1990 года ст. 6 Конституции СССР, закрепляющей единовластие КПСС в советском обществе. Этот шаг обозначил начало разрешительной политики государства по отношению к многопартийности.

В результате всего этого в Казахстане в рассматриваемый период на смену неформальным объединениям пришли общественно-политические движения республиканского уровня («Невада — Семипалатинск», «Азат» и т. д.). А в 1990 году были созданы первые политические партии — Партия национальной свободы «Алаш» и Социал-демократическая партия Казахстана (СДПК). Правда, во многом они были еще протопартиями вследствие отсутствия системной основы в их деятельности, четкой социальной базы и постоянного электората. По некоторым оценкам, в 1990 году в республике насчитывалось уже более 100 зарегистрированных и незарегистрированных общественных объединений [4].

Еще более важным стало то, что политика перестройки сделала актуальным вопрос о возможностях и перспективах обретения Казахстаном своего государственного суверенитета. Одним из первых шагов в этом направлении стало учреждение в апреле 1990 года поста президента республики и избрание на этот пост Нурсултана Назарбаева. Правда, по действующей тогда еще Конституции Казахской ССР 1978 года избрание президента осуществлялось Верховным советом. Самым же значимым в рамках рассматриваемого процесса стало принятие Верховным советом 25 октября 1990 года Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР. На основании данного документа республика провозгласила себя суверенным государством. В то же время здесь было подчеркнуто стремление Казахстана добровольно объединиться с другими республиками в Союз суверенных республик, который предполагалось образовать вместо СССР, и строить свои взаимоотношения с ними на договорной основе. При этом республика сохранила за собой право свободного выхода из Союза.

В Декларации также были впервые установлены такие положения, выражающие суверенные права Казахстана, как принципы неделимости и неприкосновенности территории республики в существующих границах, официальное признание института гражданства республики, закрепление за государственной властью КазССР верховенства, самостоятельности, полноты внутри республики, а также во внешних сношениях в рамках, определенных Союзным договором, установление верховенства Конституции и законов КазССР, право республики приостанавливать на своей территории действия законов и других актов высших органов Союза, нарушающих суверенные права и Конституцию КазССР, отнесение к исключительной собственности республики землю и ее недра, воды, воздушное пространство, растительный и животный мир, другие природные ресурсы, культурные и исторические ценности народа, весь экономический, научно-технический потенциал — все национальное богатство, имеющееся на ее территории, право республики выступать самостоятельным субъектом международных отношений, определять внешнюю политику в своих интересах, обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, участвовать в деятельности международных организаций, самостоятельно решать вопросы внешнеэкономической деятельности [5].

При всем этом руководство Казахстана активно участвовало в разработке Проекта Союза Суверенных Государств (ССГ). Подписание Союзного договора было назначено на 20 августа 1991 года. По итогам предварительных договоренностей между президентами СССР, РСФСР и Казахской ССР глава Казахстана Нурсултан Назарбаев согласился возглавить Кабинет министров будущего ССГ [6]. Хотя, по некоторым основаниям, можно предположить, что серьезных предпосылок для образования ССГ и проведения внутри него реальных демократических реформ не было. Очевидно, что на тот момент времени было очень сильным стремление абсолютно всех союзных республик к независимости.

Официальный подход

В довольно сложных и неоднозначных условиях социально-экономического и политического развития Казахстана в последние годы существования Союза ССР важную роль сыграл фактор поиска и выбора руководством республики оптимальных подходов в рамках управления данным процессом. В свою очередь, эти подходы были подкреплены четкими позициями и аргументами, позволившими убедить широкую общественность принять и оказывать разностороннюю поддержку их реализации на практике. 8 июня 1990 года, выступая на XVII съезде Коммунистической партии Казахстана, Нурсултан Назарбаев обозначил сохранение приверженности казахстанских коммунистов «социалистическому выбору» и «коммунистической перспективе» при условии обновления партии, совершенствования форм и методов ее деятельности [9]. В связи с этим отметил взятие решительного курса на разделение функций партийных, государственных и хозяйственных органов, передачу реальной власти Советам народных депутатов, демократизацию внутрипартийной жизни, искоренение авторитарных методов, повышение самостоятельности республиканской партийной организацией.

Уже тогда Президент республики отметил необходимость укрепления государственнических начал и недопущения форсирован-ности в процессе реформирования общественных отношений. Показательным в этом отношении стало его заявление о том, что при отказе КПСС от «монополии на истину в последней инстанции» и готовности к диалогу с представителями любых политических течений «.. .мы не можем идти на уступки в принципиальных вопросах своей политики». В обосновании своих слов Назарбаев, в частности, привел пример с откровенно вольной и неосмысленной трактовкой некоторыми участниками общественно-политических процессов понятия «многопартийность».

Руководитель республики также обратил внимание участников съезда на проявления двух крайних политических полюсов: правых и левых. Причем тогда еще не в общественно-политической жизни, а внутри партийной организации республики. К правым он отнес персон, которые подвергают всевозможным атакам марксизм-ленинизм и его основателей, будучи озабоченными при этом не ведением внутрипартийных дискуссий в поисках истины, а нанесением ударов по организационным и идеологическим основам партии, стремлением убрать ее с политической арены. Что касается «опасности, грозящей КПСС слева», то ее, по мнению Президента, олицетворяют консервативно настроенные коммунисты, выступающие за возврат к прежним командно-административным методам. В связи с этим Президент призвал «.. .хорошо разобраться, какие цели преследуют и радикально настроенные «демократы», и те, кому истинная демократия и оздоровление внутрипартийной жизни не по душе». Таким образом, Нурсултан Назарбаев сформулировал один из наиболее устойчивых и нашедших свое продолжение в последующем принципов своего политического курса, основанного на отрицании проявления в рамках данного курса рассмотренных выше крайностей.

Говоря в рассматриваемом выступлении о суверенитете, Президент, видимо, сознательно ограничивал данное понятие экономическими рамками. В связи с этим он, в частности, отметил целенаправленное отведение Казахстану роли сырьевого придатка СССР, эгоистическую линию центра в процессе экономического планирования, и особенно эксплуатации природных ресурсов республики, отчуждение у нее больших земельных угодий для строительства объектов союзного назначения, бюрократических препятствий для осуществления Казахстаном внешнеэкономической деятельности и т. д.

Исходя из всего этого, Назарбаев определил экономическую самостоятельность возглавляемой им республики как «настоятельную потребность общественного развития» и, более того, подвел ее к необходимости предоставления Казахстану подлинного государственного суверенитета. При этом данный суверенитет, по его представлению, должен осуществляться в рамках федеративного союза, на основе договоров Казахстана с Союзом ССР и другими союзными республиками, а также делегирования центру определенной части своих прав исключительно по собственному усмотрению республики [13].

Как видим, в тот период, летом 1990 года, Нурсултан Назарбаев рассуждал еще в контексте своей принадлежности к советской партийно-государственной элите и приверженности продолжающей еще доминировать марксистско-ленинской идеологии. Вместе с тем уже тогда он продемонстрировал склонность к прагматизму, обусловленному при этом интересами своей республики. Именно это обстоятельство позднее позволит казахстанскому лидеру отказаться от системных и идеологических рамок в интересах выстраивания качественно новой парадигмы развития Казахстана. Более четко соответствующие позиции нашли отражение в одном из самых первых серьезных произведений Нурсултана Назарбаева «Без правых и левых», изданном в апреле 1991 года. Прежде всего он признал здесь утрату правящей партией не только своего традиционно сильного влияния в обществе и государстве, но и лидерских позиций в процессе перестройки и демократизации. Воспроизводя свое выступление на XXVIII съезде КПСС, прошедшем 2-13 июля 1990 года, в качестве основной причины такого положения дел Президент отметил следующее обстоятельство: «.. .мы начали перестройку, не позаботившись о четком плане предстоящих действий, не имея перед собой ясных политических и идейных ориентиров» [14].

Исходя из этого, руководитель Казахстана фактически обозначил стратегическое планирование как необходимое условие для успешной реализации тех или иных действий. Он также резко высказался против всевозможных экспромтов и экспериментов, равно как и скачков и форсированных действий в процессе политических и экономических реформ. По словам Назарбаева, «.. .переход нашего общества в новое качественное состояние потребует длительного времени. Но уже сейчас нужны конкретные шаги вперед, четкие ориентиры и ясные цели, в которые бы поверил народ» [15].

Еще одним важным тезисом Президента стало признание отступления термина «перестройка» на второй план перед таким понятием, как «стабилизация». При этом последняя не предполагает стагнацию и торможение политики проводимых преобразований, а направлена на предотвращение дальнейшего развала системы государственной власти и экономики и наведение в обществе элементарного порядка. Поэтому, говоря об издержках чрезмерной централизации партийно-государственной системы, Назарбаев одновременно обратил внимание на прямо противоположную ей крайность — «бездумное разрушение вертикальных структур управления», которое «поставило под вопрос само существование единого союзного государства» [16]. В связи с этим и в противовес имевшим место мнениям о том, что главным условием демократизации государства должно стать полное разделение законодательной и исполнительной власти, он в качестве такового условия фактически назвал укрепление всей системы государственной власти и управления. К тому же в рамках федеративного государства усиление таким образом союзных республик позволит выстроить и поддерживать сильный центр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.