Просмотров: 306

Петровская культура

Первые памятники петровской культуры, явившейся историческим этапом и составной частью андроновской культурно-исторической общности, были зафиксированы на территории Северо-Казахстанской области у сел Петровка и Новоникольское. Жилые сооружения петровских поселений резко отличаются от построек других культурно-хронологических этапов андроновской культурно-исторической общности. Жилища имеют площадь от 25 до 100 м2. Форма их прямоугольная. В средней части торцовой стены иногда фиксируется короткий выступ — выход в виде тамбура. Конструкции петровского типа с полным основанием можно назвать наземными, так как котлован жилища углублен в грунт не более чем на 15-20 см. Полы обмазаны слоем глины, перемешанной с крупным речным песком. Ямки от столбов единичны и в их расположении нет закономерности. Исключение составляют ямки у входа: здесь фиксируется обычно от одного до четырех углублений. Прямоугольная форма помещений, специфическое оформление входов, почти полное отсутствие столбовых углублений убеждают в том, что стены жилищ сооружались из бревен, образующих срубы примитивной вязки. Здесь могли использоваться оригинальные соединения бревен, хорошо известные по погребальным комплексам бронзового века. В жилищах зафиксировано по одному-двум круглых очага наземного типа с каменными выкладками. В отдельных случаях сохранились остатки более сложных очажных конструкций: ямки, канавки, куски прокаленной глиняной обмазки.
Характерной чертой петровских поселений является наличие оборонительных сооружений, которые представляют собой рвы глубиной от 1,5 до 2,5 м при максимальной ширине 3,5 м. С обеих сторон рвов фиксируются развалы валов — небольших насыпей из глины. Основным является внутренний вал. Иногда прослеживаются остатки столбовых конструкций, которые когда-то укрепляли и усиливали внутренний вал.
Площади, ограниченные рвами, на наиболее исследованных памятниках — поселениях Новоникольское I и Петровка II — составляют примерно 5700 и 8500 м2. С точки зрения планиграфии, оборонительные сооружения представляют собой замкнутые системы валов и рвов, прямоугольником или многоугольником опоясывающие жилые площадки. Оборонительным сооружениям придавалось большое значение: часто фиксируются следы одновременного подновления конструкций рвов. С линией укреплений и с входами (въездами) в укрепленный поселок связаны остатки жертвенных комплексов: черепа и крупные части скелетов домашних животных, сосуды, ритуальные очаги. Они помещались в ямах, сооруженных напротив входов, или в специально сооруженных ответвлениях рвов, иногда тщательно обмазанных глиной. Застройка петровских поселков внутри оборонительных сооружений была очень плотной, однако создается впечатление, что эта плотность сочеталась со свободными участками, с площадями, которые примыкали к входам, вернее, к въездам в поселение. На некоторых поселениях фиксируются улочки со сточной канавой, завершающиеся удобным спуском к воде.
К своеобразным чертам петровских поселений следует отнести наличие в жилищах детских погребений. Они отмечены на всех поселенческих памятниках, которые подвергались стационарным исследованиям. Захоронения совершались в полах жилищ, в неглубоких выемках овальной формы, ориентированных по линии запад-восток. В ямках, как правило, сохранились очень незначительные остатки костяков детей грудного возраста и сосуды, поставленные в головах погребенных. Можно констатировать, что петровские могильники отмечены значительным своеобразием и имеют ряд принципиально важных черт, отличающих их от погребальных комплексов алакульской эпохи. Для наиболее ранних известных памятников характерны так называемые сепаратные кладбища — особые погребальные поля, предназначенные для захоронения различных возрастных и социальных групп людей.
На реке Ишим у села Петровка был исследован грунтовой детский могильник. Значительная его часть к моменту раскопок была разрушена карьером. Вскрыто 32 ямы длиной от 0,5 до 1 м, шириной от ОД до 0,8 м при глубине 0,8
— 1,1 м. Большинство из них расположено довольно компактно, но без видимой закономерности. Преобладающая ориентировка — запад-восток с небольшими отклонениями. В каждой из ям обнаружено от одного до трех сосудов, иногда кости животных (барана, козла), в одном случае зафиксированы украшения. Несмотря на то, что в большинстве ям найдена только керамика, их следует связывать с захоронением детей младенческого возраста, костные остатки которых могли не сохраниться. Следы надмогильных сооружений полностью отсутствуют. В обнажении карьера была зафиксирована значительная по размерам яма, содержащая мощные слои прока-ла, древесного угля и пережженных костей. Как пережиточное явление обычай хоронить детей на отдельных кладбищах сохранился до раннеала-кульского времени.
Вторая категория петровских погребальных памятников представлена курганными захоронениями, включающими одну крупную центральную могильную яму. Как правило, это мужские погребения, содержащие предметы вооружения, остатки боевых колесниц и скелеты лошадей.
Третья категория погребальных памятников
— это курганы с одной или двумя центральными ямами, вокруг которых по кольцу расположены периферийные захоронения. Петровские могильники состоят из земляных сильно оплывших насыпей обычно не выше 0,5 м и диаметром до 12-16 м. Насыпи расположены на некотором расстоянии друг от друга, и их количество на погребальном поле невелико (от 3 до 10).
Курганы с крупными одиночными ямами иногда занимают обособленное положение и удалены от основной, одновременной им группы насыпей, а в отдельных случаях образуют самостоятельные могильники. На большинстве исследованных памятников встречаются погребальные сооружения как второй, так и третьей категории.
В последнем случае сепаратность проявляется в отдалении подростковых и детских захоронений от погребений взрослых, в объединении их в особые кольцевые погребальные поля, где могильные ямы расположены за пределами земляных курганных конструкций, сооруженных над центральными могилами.
Захоронения в одиночных крупных ямах, принадлежащие, вероятно, особой социальной группе воинов-колесничих, исследованы в могильниках Кенес, Улубай, Берлик, Новоникольское. Известны они и в Центральном Казахстане. Погребальные камеры (размером до 4×2,5 м, глубиной 1,2-1,5 м) расположены в центре под-курганных площадок, ориентированы по линии запад-восток с отклонениями на северо-запад -юго-запад. У северо-восточного угла часто фиксируется выход в виде небольшого выступа в плане и ступенька. Погребения совершались по обряду трупоположения. Несмотря на плохую сохранность и массовые ограбления, можно констатировать, что в основном умерших хоронили на левом боку в скорченном положении, а кисти их рук находились у лица. Преобладает слабая степень скорченности, в единичных случаях фиксируется положение на спине. В ориентировке погребенных в центральных одиночных ямах господствуют западное и северо-западное направления.
Мужские погребения содержат богатый и многообразный инвентарь. В могильных ямах сохранились керамика и вещевые находки: каменные булавы, каменные и костяные наконечники стрел, кремневые пластины, костяные щитковые псалии. Среди металлического инвентаря — ножи с намечающейся рукоятью, ножи с перехватом, шилья и плоские тесла. Примечательной особенностью мужских погребений является наличие в могильных ямах остатков двухколесных боевых повозок.
Колесницы зафиксированы благодаря обычаю закапывать колеса примерно на М часть в грунт. В отдельных случаях на дне могильных ям сохранились не только канавки от колес, но и четкие отпечатки обода и спиц. Дышлом повозки были ориентированы на запад, диаметр колес составляет 1-1,2 м, расстояние между ступицами 1,2-1,4 м. Не исключено, что в погребальную камеру иногда помещали не колесницу, а только колеса.
Важная составная часть мужских захоронений — погребения лошадей. Обычно два конских костяка лежат на глине подкурганных площадок или в легких углублениях, в материке, на краю могильных ям. Головы лошадей ориентированы на запад, шеи вытянуты, положение ног имитирует бег. Иногда вместо туши лошади положены черепаи кости конечностей. В отдельных случаях сохранились детали конской сбруи — щитковые круглые или прямоугольные костяные псалии с шипами. Под насыпью кургана (в рамках современных границ) встречаются иногда одно-два овальных углубления. В заполнении углублений вещевые материалы обычно отсутствуют. В отдельных же случаях фиксируются зола или мелкие фрагменты костей домашних животных.
В крупных центральных могилах иногда совершались захоронения женщин. Однако дать полную характеристику женским погребениям пока невозможно из-за ограблений могил, а также из-за недостаточной изученности петровского погребального обряда. В женских захоронениях найдены желобчатые браслеты, подвески в полтора оборота, очковидные и крестовидные, различные металлические бусы и пронизи, мелко рубленый бисер. Конструктивные особенности центральных могильных ям и характер их заполнения позволяют с уверенностью говорить, что в период функционирования кладбищ это были подземные склепы, вероятно, со свободным доступом в погребальную камеру. В Южном Зауралье стенки склепов укреплены досками или обставлены массивными каменными плитами. В Центральном Казахстане большинство поздне-петровских погребальных склепов представляют собой каменные «ящики».
При раскопках петровских могильных ям Северного Казахстана и Западной Сибири археологи имеют дело со слоями глины толщиной 10-15 см, которые изнутри обрамляют могилы. Анализ материала могильника Берлик показал, что в глине содержатся органические примеси. Вероятнее всего, это остатки сырцовых кирпичей, сделанных из глины специального замеса. Планы и разрезы могильных ям свидетельствуют о том, что сырцом облицовывали все стены усыпальницы на ее полную высоту. Толстым слоем глины покрывали и пол могильной ямы. Кроме глины на полу иногда фиксируется какая-то органическая подстилка — скорее всего, солома, кошма. В ряде случаев у основания камеры прослеживается бревенчатая обкладка из двух-трех венцов. Бревна соединены по углам с помощью специальных торцовых вырубок. Сруб помещен внутри сырцовой облицовки усыпальницы.
При расчистке между бревнами и материковыми стенками могилы всегда фиксируется прослойка глины толщиной до 15 см. Использование глины в обустройстве погребальных камер практиковалось и петровским населением Центрального Казахстана (могильник Сатан). В Центральном Казахстане в качестве перекрытия погребальных камер использовались каменные плиты. В Южном Зауралье ямы перекрывались бревнами, положенными поперек могилы. Иногда перекрытие опиралось на один-три столба и поперечную балку.
Форма и объем глиняных завалов в заполнении петровских склепов Северного Казахстана позволяют предполагать наличие здесь в древности
уступчатого перекрытия, образованного постепенным напуском блоков пахсы или сырца вдоль верхних краев стен погребальной камеры. Такое предположение становится вполне правомерным, если учесть широкое использование глины в качестве подручного строительного материала на поселениях петровской культуры. Сырцовые погребальные сооружения хорошо известны также в позднем энеолите и ранней бронзе Южной Туркмении, а в камерах Геоксюр I и Алтын-Тепе отмечены ложносводчатые перекрытия.
Еще одна особенность петровских погребальных конструкций заключается в наличии глиняных площадок вокруг центральных могильных ям. Для их сооружения используется, как правило, грунт (суглинок, супесь), извлеченный при рытье могилы. Расположение грунта, устойчивая округлая или многоугольная форма площадок подтверждают неслучайность этого явления. Скорее всего, это связано с определенным этапом подготовки места погребения, его освящения или ритуального очищения.
Серия металлических изделий петровского времени — самая многочисленная из всех категорий артефактов, полученных с памятников бронзового века североказахстанских степей. В эту эпоху началось активное освоение медных месторождений Урала и Казахстана (в первую очередь, наиболее доступных рудных тел с выходом минералов на поверхность). Жители не особо экономили металл. Вещи они часто теряли, а сломанные или просто отслужившие свой срок орудия труда выбрасывали. Переплавка при изобилии исходного сырья, вероятно, практиковалась редко. Кратко петровский металл можно охарактеризовать как пластинчатые изделия. Действительно, наиболее массовые орудия труда — двулезвийные и одно-лезвийные ножи различных типов, серпы-струги, тесла — изготовлены из предварительно прокованных пластин. Пластинчатая техника изготовления характерна и для женских украшений. Из тонких пластин изготавливали желобчатые браслеты, подвески в полтора оборота, овальные нашивные бляхи, плоские «шумящие» подвески, накладки накосников и нагрудников, пронизи и бусы. Отливали только некоторые категории украшений, например, крестовидные подвески. На поселениях Южного Зауралья и Северного Казахстана обнаружены одностворчатые глиняные формы для отливки этих предметов.
Поселенческие зольники петровских слоев насыщены изделиями из кости и камня. Но в связи с тем, что поселения эпохи бронзы Урало-Иртышского региона многослойны, поэтому отнесение каких-либо предметов к тому или иному периоду функционирования памятника не всегда является бесспорным. Особенно это касается орудий труда традиционных форм, бытующих в широком хронологическом диапазоне. Характер их изменения в связи с динамикой развития и вариабельностью хозяйственной деятельности населения бронзового века пока трудноуловим. В памятниках петровской культуры часто встречаются кремневые наконечники стрел треугольной формы с усеченным основанием и реже — черешковые, сейминского типа. Это единственные предметы из кремнистых пород, которые, появившись в эпоху неолита, существуют в петровских комплексах. Каменные наконечники в урало-казахстанских степях исчезли с прекращением бытования петровских поселений и могильников. Интересны редкие, но устойчивые находки — каменные булавы с коническими и би-коническими отверстиями. Эти предметы изящны по форме, тщательно отполированы. Особая роль каменных булав несомненна. В закрытых комплексах их находят в составе многочисленного и разнообразного инвентаря богатых погребений. Постоянно встречаются в петровских могилах единичные бусы из бирюзы.
Яркую категорию материальной культуры петровского населения составляют костяные щитковые псалии. Они известны в памятниках всего обширного региона урало-казахстанских степей (от Центрального Казахстана до Южного Урала). Псалии, найденные в Петропавловском Приишимье, по форме щитка целесообразно разделить на три типа: прямоугольные, круглые (дисковидные), сегментовидные. Подавляющее большинство изделий имеет шипы, вырезанные из кости вместе с планкой. Форма псалиев зависела, прежде всего, от материала, из которого изготавливался предмет. Эволюция же шла в одном направлении — к появлению экземпляров с дополнительным торцовым отверстием в щитке, к уменьшению количества шипов и, в конечном счете, к их полному исчезновению.
Петровское время связано с окончательным утверждением производящей экономики. Топография поселений, богатый вещевой и остеологический материал свидетельствуют о том, что ко второй четверти II тысячелетия до н. э. в степях к востоку от Урала сложился тот тип комплексного скотоводческо-земледельческого хозяйства и тот состав стада, которые в дальнейшем еще тысячелетие будут определять экономику населения всей бронзовой эпохи. Утверждение производящего хозяйства протекало, видимо, в напряженной борьбе с чуждым в этническом плане населением периферийных областей, проживавшим в более северной зоне (лесостепь — лес) и сохранившим присваивающую экономику. Не исключено, что враждебные отношения возникали и между отдельными родственными коллективами. Эта борьба нашла свое отражение в наличии сложной системы оборонительных укреплений петровских поселков, а также высоком уровне развития боевого колесни-чества, обусловленных необходимостью защиты не только своего экономического потенциала, но и своего высокоорганизованного металлургического производства, которое являлось одним из основных, а может быть, главных источников жизнеобеспечения. Петровская культура, несомненно, сложилась на местной основе при самом тесном взаимодействии с западными, абашевскими и раннесрубными племенами и, скорее всего, не без влияния южных земледельческих культур.
В качестве основного этнического компонента, вероятно, выступало степное постботайское и постсуртандинское население. Вторым важным компонентом следует считать лесостепное население западно-сибирского круга, оставившее памятники вишневского типа.
Район формирования раннепетровских племен связан со степной и лесостепной полосой Южного Зауралья и прилегающих районов Западной Сибири, Западного и Северного Казахстана (в пределах Урало-Ишимского междуречья). Носителями культуры были люди европеоидного облика, внесшие существенный компонент в формирование индоевропейской общности, ее языкового, культурного и религиозно-мифологического потенциала.
В позд не петровское время андроновское население продвинулось на восток, почти до Иртыша, и на юг — до контактной зоны с земледельческими оазисами Средней Азии и Южного Казахстана. Неизменными остались западная и северная границы. На западе она проходила по реке Урал на север от Северного Прикаспия, Оренбургских степей, затем, огибая отроги Уральского хребта, шла на северо-восток к среднему течению Исети. Северная граница расселения алакульцев совпадала со стыком двух ландшафтных зон — лесостепи и леса. Именно в этих пределах, занятых поздне-петровскими племенами, и начала формироваться алакульская культура. Она выросла на базе петровской культуры, что привело к появлению многообразных переходных комплексов, которые названы кулевчинскими. Взаимодействие старого и нового ярко проявляется в керамике, различных категориях вещевого инвентаря, архитектуре поселков, в погребальном обряде, а при характеристике основных черт петровских и алакульских памятников можно проследить генетическую взаимосвязь этих двух культур.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.