Просмотров: 1 160

Петроглифы средневекового Казахстана

В эпоху поздней бронзы из экспозиций наскального искусства Казахстана уходят изображения «солнцеголовых», что свидетельствует об угасании солярного культа. Чаще встречаются рисунки в «зверином стиле», характеризующие новую эпоху — кочевников. На юге Казахстана перестают высекать образы-знаки, исчезают сюжеты с культом быка, так называемые «ряженые», а также солярные и очкообразные знаки. Надо отметить увеличение количества батальных еден, сюжетов, связанных с воинским культом. Наскальное искусство кочевников, очевидно, берет свое начало с VIII — VII вв. до н.э. Археологами отмечены наиболее ранние памятники, одним из которых является святилище Жалтырак-Таш в верховьях ущелья Ур-Марал, в котором наиболее полно представлено искусство кочевников. На одном из больших скальных блоков высечены изображения оленей, кабанов, пантер в «зверином» стиле. Исследователями прослежено, что ур-маральские петроглифы содержат «основные образы сакского искусства» [1, 66].
Начиная с середины I тыс. до н.э., в небольших количествах еще сохраняются изображения, выполненные в «зверином» стиле, однако, исчезает тщательная проработка деталей фигур животных, характерная для ранних этапов данного стиля (Семиречье, святилище Шолактау). По историческим сведениям, в середине VI века нашей эры, в степях Алтая и Монголии, а в Казахстане, в конце века возникло раннефеодальное государство — тюркский каганат, во главе с каганом (ханом), центром правления которого стало Семиречье (г. Суяб, на реке Чу) [3, 87]. Не случайно в Семиречье — скопление наскальных рисунков раннего средневековья.
В сведениях арабских, византийских и персидских путешественников IХ — XIII веков сообщается о тюркоязычных кочевых скотоводческих племенах, населявших центральные и восточные районы Казахстана. «Особенно интересные сведения они оставили о племенном союзе кимаков, земли которого находились в Прииртышье…, а также о родственных племенах кипчаков, живших в степях Центрального Казахстана» [3, 89-90]. Самые ранние упоминания о наскальных изображениях принадлежат средневековому ученому XI века аль-Бируни, говорившему о загадочных рисунках в стране кима-ков, служивших объектом поклонения местных насельников.
Изучение петроглифов, наглядно показало, что во все последующие эпохи, рисунки, как правило, выгравировывались на уже освоенных пространствах, при этом, не нарушая древние галереи (Тамгалы, Ой-Джайляу), иногда продолжая ранние сюжеты или подновляя их (Ешкиольмес).
При всем сказанном, надо отметить уменьшение количества выбитых рисунков в десятки, и даже сотни раз. Количество петроглифов древнетюркского времени, составляет около полутора десятков (Ой-Джайляу). Малочисленны изображения этой эпохи в святилище Тамгалы, в горах Каратау. Ученые отмечают значительно большее скопление петроглифов древнетюркского времени в горах Ешкиольмес (Восточное Семиречье).
В целом, в наскальном искусстве тюрков прослеживается «эпико-героическое начало». К нему относятся сиены борьбы конных воинов, батальные композиции, а также воины (фигуры) — знаменосцы, (со штандартами). Возможно, таким образом, средневековый художник запечатлевал героев своего времени. Археологи считают, что «рисунки наносились с целью напоминания знакомого образа и утверждения основных идей» [1, 67].
В наскальных рисунках Тамгалы встречаются изображения охоты с соколом и фигуры тюркских всадников-знаменосцев [1, 12], там же, на одной из плит, сцена охоты на быка эпохи бронзы, перекрыта изображением всадника-знаменосца древнетюркского времени (рис. 1). В горах Серектас (16-18 км к северо-востоку от хребта Анрахай, Семиречье) несколько отличаются как по технике, так и по цвету патины «…изображения юрт» [1]. Следовательно, они нанесены значительно позднее, в позднее средневековье. В изображениях видны прямоугольники, вход в юрту, по середине наблюдаются оконные проемы, у входа прочерчены линии напоминающие ступени. Возможно эти сооружения, не сколько юрты, а ранние архитектурные, саманные жилища кочевников, в плане напоминающих юрту.
Очень яркая композиция тюркского времени, представлена в петроглифах урочища Ой-Джайляу (Курдайский р-н, Жамбылская область). Здесь изображены два всадника, со знаменами, и охотник, стреляющий в оленя, в головных уборах, напоминающих казахский башлык, украшенные отходящими от центра шапки хвостами убитых на охоте волка, лисы. Лошади всадников украшены султанами и подшейными кистями. В верхней части композиции показан человек, держащий на поводу коня «Слава древних тюрок» по А.Медоеву (рис.2).
Средневековые петроглифы ярко представлены в горах Шолак и Ешкиольмес (в предгорьях хребта Джунгарский Алатау, Алматинская обл., 30 км к югу от города Талдыкорган). Это одно из самых крупных месторасположений петроглифов в Казахстане (начиная со 2-го тыс. до н.э. до средневековья). Обилие гравюр на скалах объясняется густозаселенностью региона. Некоторые поселения расположились в ущельях. Здесь же отмечены археологами и поздние зимовки кочевников XIX века.
Многочисленны рисунки древнетюркского времени изображающих — знаменосцев, воинов-лучников за изготовлением оружия и в бытовых сюжетах (гора Ешкиольмес, вершина сопки). Присутствуют гравюры животных, сцены охоты, отмечено несколько композиций с всадниками, лучниками, с различными видами животных и изображениями птиц (рис.3).
В рисунках Ешкиольмеса тюркского времени (ущелье № 10), выделяется сцена с воинами-всадниками и щитами. В ущелье № 18, на плитах высечена крупная фигура верблюда со спутанными ногами, археологи отмечают, позднее добавление изображения всадника. Такой сюжет является, видимо основным, так как повторяется на других блоках неоднократно.
В рисунках святилища Ешкиольмес, в частности эпохи ранних тюрков, следует отметить своеобразие нанесения гравюры, художественную выразительность искусства местных художников.
Художественный интерес представляют насыщенные наскальными изображениями ущелья Тайгак, Теректы Т и И (горы Шолак, юго-западный отрог Джунгарского Алатау), основная часть рисунков датируется от гуннского и древнетюркского до позднего средневековья. Это говорит о том, что горы Шолак осваивались кочевыми племенами Семиречья с глубокой древности до XIX века. На скалах встречается много изображений всадников на лошадях, иногда со знаменами древнетюркского типа. Обнаружены также фигуры всадников на верблюдах и на олене. Интересна сцена с мужчинами в кафтанах, перетянутых в талии поясами, образующих своего рода хоровод. В руках они держат большие луки, какие-то предметы в рост человека. Некоторые исследователи полагают, что изображены древние музыкальные щипковые инструменты [1, 22].
Среди изображений животных встречаются олени, верблюды, лошади, кабаны, козлы. Такие группы можно отнести как к гуннскому периоду, так и позднему средневековью, так как они мало отличаются друг от друга. Различаются они по наименьшей степени патинизации и чаще схематичной технике исполнения. Поздним средневековьем ученые датируют расположенные полукругом «50 тибетских и одну монгольскую надпись, содержащие буддийскую охранительную формулу:
Одно из наиболее крупных скоплений петроглифов, является выбитые на темных плитах гравюры в горах Баян-Журек (Алматинская обл., в 12-14 км к востоку от с.Капал), уступающих только аналогичным рисункам из Ешкиольме-са, Тамгалы, Арпаузеня и Байконура. Встречаются сиены охоты пеших лучников и собак. Изображения всадников на конях с пиками и флагами, по технике нанесения, сочетание сплошной крупноточечной выбивки с вырезанными острым предметом деталями: хвост, грива, приближена к поздним рисункам средневековья. Небольшие фигуры животных выполнены в геометрическом стиле. Петроглифика средневековья отличается своими небольшими размерами фигур от 5 до 15 см, скоплением в одном сюжете охотников, всадников с флагами, детальными прорисовками наконечников стрел. Пешие лучники чаще изображены в движении, с согнутыми в коленях ногами.
Резюмируя надо отметить: петроглифы средних веков представлены сценами сражений конного и пешего копьеносцев, характерны изображения всадников со знаменами и штандартами, сиены охоты на оленей и козлов. Петроглифика Казахстана на протяжении длительного периода претерпевало множество изменений. Оно расцветало и угасало, приобретало разные «формы». Необходимо упомянуть тысячелетнюю традицию гравировки рисунков, выбора места и основы, южные и восточные склоны гор, более всего освещенные солнцем. Наиболее ярко и выразительно, этот вид искусства предстает в период производящего хозяйства 1 тыс. до н.э. и, постепенно угасает в регионах с традиционным укладом жизни, в патрилокальную культуру V-VII вв. н.э.
Несмотря на угасание данного вида изобразительного искусства, традиция высекать рисунки сохранилась, но в небольшом количестве на Мангышлаке, в горах Каратау, и в Семиречье. Традиционный уклад жизни кочевников, еще долгое время сохранял это искусство.
Петроглифика Западного Казахстана, представленная скальными выходами гор Айракты, пещерными мечетями — Шакпак-Ата (Шахбагата, высечена в коренных породах (известняка)), фасадами и интерьерами сагана-тамов, некрополем (бейт) — Камыспай, является свидетельством мифологических представлений и обрядов, исторических событий номадов. Западноказахстанские наскальные рисунки, относятся в основном к XV!! — XIX векам. Ученые не исключают существования древних рисунков на Мангышлаке (Западно-Казахстанская обл.), однако не дошедших до настоящего времени, исчезающих в силу интенсивного выветривания. «Природные агенты, очевидно, уничтожили древние изображения и в естественных пещерах Мангышлака, заселенных еще в эпоху неолита» [2, 12]. Предположением служат средневековые изображения, гравированные внутри пещерных строений (мечеть Шакпак-Ата). Рисунки нанесены по неоднократно обновленным поверхностям. Под ними прослеживаются более древние прочерченные гравюры.
Часть рисунков Западного Казахстана расположилась по горным склонам Айракты (урочище Куртурмас), на свободно стоящих монолитах мела (рис.4). Чаще сюжеты или композиция были незакончены. Возможно незаконченный рисунок давал информацию о каком-либо, незавершенном деле, или же случившемся происшествии, что остановило дальнейший процесс «рисования». По одной из возможных версий, они являлись информацией, роль которых заключалась в указателе наиболее пригодной местности для бытования. В большинстве экспозиция рисунков неразрывно связана с местонахождением и заданной композицией изображаемого. Центр (скопление рисунков) и «окрестности» (ландшафт) соподчинены. Как например в урочище Тамгалы (Семиречье), Терек-тысай и Аймаханчохо (Юго-Западное Прибалхашье).
Несмотря на угасание петроглифического искусства в эпоху раннего средневековья, на Мангышлаке сохранились несколько памятников датируемых XVIII — ХIХ веками, являющихся своего рода продолжением традиции наскальной графики номадов.
Основная экспозиция принадлежит рисункам конных воинов с луками. Тематика идентична средневековым: воины на конях, сиены охоты или битв, в тоже время, отходит от установившихся правил гравирования. Контурные, чаще процарапанные острыми предметами фигуры. Однако надо отметить своеобразие канонов данного времени: седла с высокими луками, ноги всадника даны схематично или же отсутствуют вовсе. Всадники изображены линеарным кругом вместо головы. Прослеживается связь изображений козлов и баранов с ранними средневековыми рисунками. Ученые, А.Н.-Марьяшев и А.А.Горячев, говорят о сохранившейся традиции «звериного» стиля в петроглифике Мангышлака [1, 68]. Часто рисунки сопровождены арабской вязью (надписями). Прослеживаются гравюры более позднего времени, вплоть до XX века, выполненные адаевцами заселившими Западный Казахстан в позднее средневековье.
Довольно часты изображения огнестрельного оружия, сохраняется культ коня — характерная для петроглифов раннего средневековья. На шее коня (в центре композиции «Картины мира» по Медоеву) отчетливо прослеживается изображение ту-мара, треугольной формы с кисточками, служащая апотропеем. Традиция украшать такими оберегами коней, вероятно, берет начало еще со времен ранних кочевников. Такие рисунки наблюдаются в петроглифах урочища Ой-Джайляу, однако, тума-ры круглой формы [1, «Слава древних тюрок»]. «Саки подвешивали к поясу копыта знаменитого скакуна, как предмет, приносящий счастье в пути и оберегающий от гибели…» — такие сведения дает нам А.Маргулан, отмечая присутствие многочисленных рисунков копыта лошади в петроглифах Мангышлака, Центральном Казахстане и др. регионах. Эти рисунки в народе называют — тулпар тас. «Аль-бируни и Казвини отмечали, что этим рисункам поклонялись огузы и кипчаки» [4, 31].
В петроглифах и настенных росписях погребальных сооружений прослеживаются идентичные сюжеты и традиции в изображении фигур людей и животных «однако, последние однообразнее в сюжетном отношении, что связано с заупокойным культом, где рисунки являются атрибутом поминального ритуала» [1, 68].
В мужских погребениях отмечаются изображения оружия, сабель, луков и др. предметов, в женских — обуви (ичигов). пиал, различных чаш и чайников. Искусство данного периода связывают с культом предков, вместе с тем, вероятно изображения еще и служили показателями социального статуса умершего. Интересны рисунки петуха, а также, изображения так называемой лиры. Сохранены приемы декорировки более поздних рисунков.
В целом в каждом из регионов Казахстана памятники наскального искусства привлекают своим месторасположением и стилем. Так наиболее крупные памятники по количеству гравюр и богатству сюжетов, по своим совершенным качествам стиля и техники нанесения рисунков выделяются в Южном Казахстане — Тамгалы, Ешкиольмес и Баян-Журек, в Центральном и Восточном Казахстане — Байконур, Прииртышье, Караунгур и Тесиктас, Западном — Айракты, Шахбагата.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.