Просмотров: 220

Парламентские СМИ

Истоки Парламентской политики в СМИ на примере Великобрита­нии В современных условиях члены парламента в любом государстве сетуют на то, что политические журналисты в электронных и традиционных СМИ «захватили в свои руки политическую повестку дня». Они освещают полити­ческую жизнь по-своему: жалуются на общее сокращение того пространства, которое СМИ отводят под освещение парламентских дебатов. Вспомним истоки парламентской политики в СМИ до XIX века. Напри­мер, британские парламентарии делали все возможное и невозможное, чтобы не пускать газетчиков в Парламент. История Британского Парламента вос­ходит к ХІІ веку, хотя, конечно, никаких прений в то время не записывалось. Первый раз это стали делать в Палате лордов в 1510 г., а в Палате общин в 1547 г., но даже и в этих случаях записывались окончательные решения, а не предшествовавшие им прения. Мало того, если члены парламента разглашали что-либо из того, что говорилось на заседаниях, им грозило наказание: инфор­мация скрывалась как от монарха, так и от лондонского люда, дабы те каким-либо образом не повернули ее против парламентариев. В продолжение следующих двух столетий шла постоянная борьба между парламентом и теми издателями и журналистами, которые все же решались что-то писать о деятельности своих законодателей. Эта борьба достигла свое­го апогея в 1771 г., когда Джон Уилкс, радикальный журналист и сам член пар­ламента, заручившись поддержкой лондонцев, стал писать о работе законода­телей. Так возникла традиция парламентской и политической журналистики.

В 1803 п часть галереи палаты общин была отведена специально для ре­портеров, а еще через 81 год им был разрешен вход в лобби Вестминстера для свободного общения с парламентариями. В 1978 г. обе палаты были открыты для радиорепортажей; в 1985 г. палата лордов допустила на свои заседания телевидение, и через четыре года этому примеру последовала палата общин; в ней, кроме того, журналисты получили доступ к работе парламентских ко­митетов. Политические журналисты

Понятие «политический журналист» — это общее наименование всех жур­налистов, чья работа заключается в освещении деятельности Вестминстера, В СМИ выделяются шесть категорий такой журналистики, в электронной — еще четыре. Парламентские репортеры. Первыми репортерами, некогда явившимися в Вестминстер, были обозре­ватели парламентских дебатов; именно с этого литературную карьеру в свое время начинал не кто иной, как Чарльз Диккенс, Сегодня эта разновидность медиа-деятельности представлена специалистами, работающими на особый издательский жанр, называемый Hansard. Кроме того, существует нацио­нальное агентство — Ассоциация прессы (The Press Association): его репортеры в отличие от сотрудников Hansard не передают каждого слова парламентских дебатов, а предоставляют органам информации оперативные информацион­ные услуги по всему тому, что происходит в Вестминстере. Наконец, и газе-, ты общенационального масштаба имеют своих представителей в парламенте; раньше таких газет было больше» но сегодня их число сократилось до не­скольких лишь самых крупных — таких, как The Guardian, The Independent, The Times и The Daily Telegraph. В последние годы Джек Стро, один из ведущих лейбористских полити­ков, ведет активнейшую и вполне успешную кампанию за то, чтобы деятель­ность национального парламента освещалась как можно шире. Для этого он даже провел специальное исследование, выявив, как выглядели парламент­ские колонки в газетах The Times и The Guardian в продолжение трех дней в 1933, 1953, 1963, 1973, 1983 и 1992 гг. Анализ показал, что в The Guardian «парламентская площади» в период с 1933 по 1992 г. сократилась со средней величины 600 дюймов газетной колонки в день до 90 дюймов, а в The Times — соответственно с 900 до 80, Автор видит следующие причины этого явления. Приход в парламент телевидения, превращение телевидения в основ­ной источник парламентских новостей. Длительное господство консерваторов в 1980-х годах, в силу чего пра­вительства всегда знали, что голоса в парламенте им обеспечены с прессой или без нее. Поколенческий сдвиг среди редакторов широкополосных газет — сдвиг, в результате которого парламентская политика стала казаться скучной. Соответствующие изменения и среди членов парламента, которые се­годня все более охотно прибегают к новейшим методам информацион­ной деятельности (пресс-релизы, интервью электронным СМИ) и все менее охотно к традиционным- Политические корреспонденты Известные политические журналисты являются членами парламентского лобби. Сегодня около ста сорока репортеров имеют официальный допуск в Вестминстер — и не только на заседания парламента, но и на закрытые бри­финги, дважды в день проводимые пресс-секретарем премьер-министра; при этом они еще и получают экземпляры правительственных и парламентских публикаций не только раньше публики, но и раньше членов парламента. Институт парламентского лобби, сформировавшийся в середине XIX века, в последнее время критикуется как вовне, так и внутри парламента. В 1980-х годах дело дошло до того, что несколько солидных изданий бойкоти­ровали его, столь вредоносным стало казаться его влияние (дело, кроме того, касалось личности пресс — секретаря кабинета М.Тэтчер Бернарда Ингхэма, слишком вольно использовавшего брифинги для критики одних и восхвале­ния других политиков, о чем он сам же позднее и написал). С приходом к власти лейбористов в 1997 г. модель отношений «Даунинг-стрит» и прессы несколько изменилась в сторону большего сотрудничества: пресс — секретарь отныне именуется не «источник, близкий к премьер-министру», а «официаль­ный представитель премьер-министра»; вопрос лишь в том, не носят ли тако­го рода изменения чисто косметического значения. Ведь правила поведения журналиста в Вестминстере, по сути, остаются такими же, какими они были в позапрошлом веке. Считается, что все увиденное и услышанное здесь не предназначается для печати: это не означает, что об этом и в самом деле нельзя писать, — можно, но только не раскрывая источника. Для нынешнего информа­ционного века такая практика кажется весьма и весьма странной, и голоса в пользу реформы (включая требование допустить телевидение на брифинги) не смолкают. Ведущие политических колонок (political columnists) По мере того как пресса все меньше писала о парламентских прениях, она, напротив, все основательнее осваивала другой жанр – политическую колонку: колумнисты стали приобретать огромную популярность и влиятельность. В отличие от парламентских репортеров колумнисты не пишут о ежедневной рутинной работе законодателей и даже не стремятся к получению каких-либо эксклюзивных интервью и т.п.; их дело — общаться с политиками, наблю­дать за их деятельностью и комментировать ее, что они и делают с позиций собственной газеты и того политического лагеря, который она представля­ет. В этом жанре есть свои знаменитости, колонки, влиятельность и гонора­ры которых очень велики, — достаточно вспомнить такие имена, как Хьюго Янг (The Guardian), Питер Ридделл (The Times) и Дональд Макинтайер (The Independent). Для членов парламента все это, конечно, есть «явление, вызы­вающее озабоченность»: парламентарии считают, что небольшая группа ко­лумнистов сосредоточила в своих руках огромную интеллектуальную власть, что политическая элита уж очень сильно их обхаживает и все это принимает все  закулисные формы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.