Просмотров: 1 672

Памятники тюркских народов

1. Вопросы типологии памятников духовной культуры и взаимная связь их содержания.
2. Этапы развития памятников рунической письменности. Связь рунических текстов с эпическими произведениями и памятниками монументального изобразительного искусства.
3. Роль и место памятников духовной культуры в истории формирования и развития тюркского государства.

Памятники тюркских народов, представленные в различных типах и формах источников, прежде всего, необходимо классифицировать по их содержанию. Содержательная часть источника должна отражать ее ценность как памятника духовной культуры народа. В процессе типологического анализа источников необходимо выделить их особенности, представленные в формальных критериях и признаках, позволяющих выявить их ценностные характеристики, служащие в качестве идеологических маркеров духовной культуры тюркских народов. Комплексный анализ памятников духовной культуры тюркских народов должен быть нацелен на обучение и приобретение умения осмысленно познать ценность того или иного источника. Типологический анализ памятников рунической письменности необходимо проводить совместно со сравнительно-сопоставительным анализом с данными различных древних письменных источников, сфрагистики, нумизматики, петроглифистики, памятников монументального искусства. В источниковедческом познании представляется важным обучение логически выверенному анализу источника на фоне широкого временного и пространственного распространения различных типов памятников в ареале обитания тюркского мира.

Культурологическая ценность знаний, приобретенных в процессе познания методов и методологии исследования комплекса источников, нацеленных на познание истории зарождения, формирования и развития артефакта, представляют собой основные способы определения исторической значимости, памятников культуры тюркских народов и способности выделения его особенностей в системе мировых ценностей.
В процессе обучения предмета необходимо включение базовых исторических и археологических источников, содержащих аутентичные информационные сведения о культуре народа в ту или иную эпоху. Наряду с источниками рунической письменности важно использование сведений древних, средневековых письменных источников, эпического материала, данные памятников традиционного прикладного и монументального искусств, устного народного творчества, музыкальные произведения, способные адекватно отразить содержание мировоззренческих ценностей тюркских народов. При изучении предмета представляется необходимым целенаправленное обучение посредством применения комплекса методов исследования, для формирования умений аналитического осмысления источников. Процесс анализа источника должен включать системный подход к изучению материалов, сведений, содержащихся в исходном, изучаемом памятнике. Аналитическое осмысление материалов необходимо проводить на фоне сравнительно-сопоставительного анализа с другими источниками, памятниками, которые имели распространение в ту или иную эпоху в сходной культурной среде тюркских народов.

В процессе сравнительно-сопоставительного анализа различных форм памятников культуры тюркских народов важно обучение умению самостоятельно производить анализ источников с точки зрения общности и особенностей изучаемого материала и главных черт, характеризующих источник в качестве основного маркера того или иного народа. Для примера важно обратиться к истории культуры тюркских народов в контексте содержания памятников рунической письменности. Памятники рунической письменности, характерные для тюркских народов, преимущественно мемориального характера выбивались на скалах, валунах, монетах и других предметах. Руническая письменность высекалась совместно с тамгами родов, рядом с наскальными рисунками. Одним из наиболее ярких и содержательных памятников рунической письменности являются эпитафии, высеченные в честь великих предводителей народов. Содержание текстов отражает историческую ситуацию и переживания народа, его чаяния, призывы к единению.

Ранние формы рунического письма, представленные знаковым письмом, характерные для номадов Жетысу изучены в междуречье Или и ШуЛаласского региона. В районах локализации памятников рунической письменности на одном пространстве, включая территорию Прииссыкулья, расположены памятники тюркского монументального искусства, петроглифы и родовые тамги. Описанные типы памятников расположены на землях народа он ок будун, которые создали государство Западный Тюркский каганат. Западный Тюркский каганат, функционировавший в период VI-VIII вв изначально на территории Казахстана и Кыргызстана в пределах от реки Или до реки Талас, с самого начала своего существования расширяет свои пределы на востоке от Иртыша, включая земли Приаралья до Каспийского моря, именуемого в эпоху средневековья морем Айдархана (Айдархан Денизи).

Наличие письменности у народов является одним из признаков развитой государственной системы. Вечные письмена являют собой примеры исторической памяти народа и обращенные к тюркскому элю в форме назиданий они являют собой яркие образцы памятников духовной и материальной культуры тюркских народов. Этапы развития тюркологии как науки начинаются с начала изучения тюркских рунических текстов в XVII — XVIII вв, в котором I — этап представляет собой начало изучения памятников, и связан с их открытием и накоплением источников. В 1692 г. Амстердамский бургомистр Николай Вид-зен сообщил о первых находках изображений и надписей недалеко от Верхотурья. В 1697 г. Семен Ремезов писал о надписях по верхнему течению реки Талас, где в 1896-1897 гг В. Каллаур и Г, Гейкель открыли камни с руническим надписями. В 1719 — 1722 экспедиция Д. Мессершмидта сообщает о рунических письменах вдоль р. Енисей. II — этап по дешифровке тюркских рун связан с именем Абеля Ремюзы, написавшего рецензию на работу Г. Спасского «Записки о сибирских древностях» (1818 г.). Стал вопрос о теории происхождения рунического алфавита, появилась работа А. Шифнера о его происхождении из тамг (1859). III — этап. В 1889 начинается работа по дешифровке рунических текстов. Н. Ядринцевым открыты памятники Культе-гина и Бильге кагана в 400 км западнее Улан-Баатора, в долине реки Орхон. 15 декабря 1893 г на заседании Датской королевской академии наук В. Томсен представил свой перевод рунических текстов. 19 января 1894 г. на заседании российской Академии наук В. Радловым был доложен перевод надписи Культегина, а в 1899 г. появился перевод текста осуществленный П. Мелиоранским. Наряду с названными авторами в расшифровку рунических надписей внесли свой вклад также В. Банг, Г. Рамстед, А. Лекок, Наджиб Асим, Ф. Хирт, В. Бартольд, И. Маркварт, Е, Броше.

IV этап исследования начинается с 1909 г. с опубликования текстов религиозного и юридического содержания на бумаге, обнаруженные в результате экспедиций Лекока, Грюн-веделя, Штейна, Ольденбурга. В. Радловым была расшифрована надпись на камне с территории урочища Айртам — ой, на берегу р. Талас. В 1912 г. В. Котвич открыл памятник Кули Чору (создан в 731 г.) в местности Ихе-Хушоту Улан-Баторского аймака. Надпись состоит из 29 строк. В 1913 г изданы тексты из Суд-жи и Селенгинский камень, высеченные и посвященные первому хану уйгурской династии Моюн-чуру. V этап ознаменован деятельностью таких исследователей рунической письменности как С. Малов, автора работ «Древ-нетурецкие надгробия с надписями бассейна реки Талас» и «Новые памятники с турецкими рунами. Язык и мышление 6-7 вв», В. Томсен заново транскрибировал 29 строк текста Тоньюкука. Анализу текстов посвящены работы С. Киселева, Б. Владимирцова, В. Бартольда, Н. Козьмина, А. Бернштама, С. Толстова. VI этап изучения рунических письменностей был продо-жен после второй мировой войны и связан с именами исследователей В.Лившица, Э. Чадамбы, Д.Васильева, С. Кляш-торного, И. Кызласова. Среди казахстанских ученых исследования памятников письменности проведены Г. Мусабае-вым, А. Аманжоловым М. Жолдасбековым. С. Каржаубаем.

Сравнительно-сопоставительный комплексный анализ источников позволяет произвести их оценку в качестве формирующих основ духовной культуры тюркских народов. Одновременное распространение различных типов памятников на определенной территории является свидетельством их использования в качестве критериев мировоззренческих ценностей используемых в определенных целях. К примеру, анализ всех данных мемориального памятника, созданного в честь тюркского кагана Нири (579 г, Монгол-кюре, Восточный Туркестан), потомка Мукан кагана должен способствовать пониманию, что в стиле изображения образа яркого представителя тюркского общества и в содержании текста заложен основной смысл — назидание тюркскому народу. Истории известны аналогичные памятники на территории Монголии (Бильге, Культегину, Тоньюкуку, созданные в VIII в.). Результаты анализа содержания текстов свидетельствуют, что эпитафии представляют собой обращение к народу, к потомкам с призывами к единению и соблюдению норм традиционного права. Следовательно, такая форма наследия может быть отнесена к категории памятников духовной культуры, характеризующих общие мировоззренческие ценности тюркских народов средневековой эпохи.

Для понимания исторической значимости того или иного рунического текста как памятника духовной культуры в процессе преподавания важно акцентировать внимание на содержательной оценке письменности и цели с которой тот или иной текст был создан. Приступая к анализу текстов, высеченных в честь выдающихся предводителей тюркских народов Бильге кагана, Куль тегина и Тоньюкука прежде всего, необходимо обрисовать историческую картину эпохи, в которой жили и творили названные личности. Последовательно разъяснить, кем они были для своего народа и почему в их честь созданы памятники. В процессе сравнительного анализа текстов письменности как источников духовной культуры тюркских народов важно обратить внимание на личностный фактор, выраженный в текстах как обращение к народу. Назидательный характер содержания текста, высеченного в честь Тоньюкука, обращение к народу, совместно с призывами к единению позволяет оценить этот памятник как один из наиболее ценных источников духовной культуры тюркских народов. Исторические события, описанные на всех трех памятниках валено увидеть в ретроспективе боли, которую переживал тюркский народ. Эпитафийные тексты представляют собой мемориалы в честь великих личностей, для которых важным являлся фактор государства, который они создавали для своего народа. Рунические надписи в честь Культегина и Бильге кагана наполнены описанием неспокойного периода жизни, борьбы во имя создания тюркского государства и переживаниями о своем народе. В процессе обучения важен акцент на чувстве патриотических переживаний, характеризующих героев эпохи, на созидательном содержании их действий во имя тюркской государственности, на благо своего народа.

Социальная структура тюркского общества, основанная на двухстороннем принципе, выраженная в присутствии восточного и западного правителей, в действительности отражает идею следования основам мировоззренческой модели, стержнем которой являлось представление о единстве и взаимосвязанности верховных божеств тюркского пантеона Тенгри и Жер-Су. Идея единства и незыблемости Неба и Земли тюрков, пронизывающая все сферы социальной и политической жизни отчетливо выражена в содержании мемориальных эпитафий социальной элиты тюркского общества, взывающих к соблюдению установленных норм социального права. В строках 10-11 большой надписи памятника Культе-гину написано: «Тогда вверху небо тюрков и священная Земля и Вода тюрков сказали так: «Пусть не погибнет тюркский народ, пусть будет народом!». Олицетворением ментальной идеи, в реальной жизни тюрков было представление о священном, неразрывном союзе пары правителей в лице кагана и катун, совместно управлявших тюркским государством. О действенности акта совместного управления тюркским государством свидетельствуют средневековые письменные источники, памятники тюркской рунической письменности. По представлениям тюрков каган являлся олицетворением космоса, высокого синего неба, именуемого Тенгри, которое даровало свое благословение в форме кут. Символом второго верховного божества Жер-Су, земная ипостась которой именовалась Умай ана была катун/к,атын, соправительница кагана. В социальном контексте совместное правление двух знатных родов ангина и ашидэ нашло свое выражение в том, что каган мог заключить брак только с представительницами из рода ашидэ. Исследования показывают, что «род ашидэ играл важную роль в Тюркском каганате. Законными женами тюркских каганов считались жены из рода ашидэ и только сыновья от женщин из этого рода становились наследниками престола». О значении роли рода в жизни тюркского общества можно судить по результатам восстания в Шанью-евом наместничестве, возглавленном представителями клана ашидэ. Итогом антикитайского движения, длившегося около 10 лет стало создание Второго Восточного Тюркского каганата. В связи с глобальными событиями, произошедшими в Центральной Азии, истории стали известны имена предводителей тюркского государства, отвоевавших себе право на независимость и выбравших для своего народа землю Отюкен. Представитель рода ашидэ, мудрый Тоньюкук, служивший советником при трех тюркских каганах Елтери-се (679-691), Капагане (691-716) и Бильге (716-741), согласно тексту эпитафии, высеченной на его мемориале «сам избрал местом жительства для народа землю Отюкен, чтобы он не голодал и был всегда сыт».

Изложенному выше, факту узаконенного дуального со-правления двух ведущих кланов ашина и ашидэ в структуре тюркского государства соответствуют наблюдения о диалектных особенностях языка, упомянутых выше памятников письменности. Согласно анализу надписей в честь Куль теги-на установлено, что она «составлена на диалекте господствующего племени ашина, а надпись Тоньюкука — на диалекте племени ашидэ».
Другим примером, представляющем назидагоге потомкам являются многочисленные краткие надписи высеченные в Койтубеке ( Иртыш), Мерке и других местах, основное значение которых значит «Моя великая земля», «Мои величественные горы», «Мое Отечество». Исторический контекст памятников рунической письменности — слова назидания потомкам и гордость за свое отечество. В вопросе реконструкции целостной концепции основ идеологии тюркского социума, генезис которой длился на протяжении тысячелетий и сохранил свои корни в идеологии современных тюркских народов и в традиционной культуре казахов, важно также обозначить место культа и ритуала в контексте развития духовной культуры тюркских народов и казахов.

Эпическое наследие тюркских народов, нашедшее отражение в памятниках письменности, в прикладном искусстве в ранние периоды истории становления и развития государственности характеризуется общностью черт, выраженных в их структуре и содержании. Важным элементом процесса познания и обучения является анализ смыслового содержания текста, направленного на вычленение главных черт эпического материала, отражающих настроение целого поколения той или иной эпохи. Характерной особенностью эпического наследия всех тюркских народов является общность, нашедшая выражение в том, что содержание героических эпических произведений вобрали в себя основную мысль, отражающую чаяния народов, направленные на созидание, на борьбу с иноземными врагами во имя сохранения государственности. Мысли, выраженные в идее о целостности своей страны, воспетые в песенной и стихотворной форме, посвященные деятельности героев, в концентрированном виде отражают жизненные ценности всего народа.

В процессе познания важно показать, что эпическое наследие тюркских народов нашло свое отражение в культурном наследии в целом. Ярким воплощением культурного наследия являются все формы памятников прикладного искусства, среди которых наиболее отчетливо выделяется монументальное наскальное искусство и статуарные образцы. Темы и сюжеты наскального искусства, живописи содержащие сцены борьбы тюркских воинов с врагами получили распространение на всей территории тюркской ойкумены. Изображения тюркских всадников, изображаемых в воинской амуниции, со знаменами в руках, сопровождают все сакральные земли тюркских народов. Такая тема является одной из излюбленных сюжетов на парадных сценах залов, изученных в древних городах Афрасиабе, Тохаристане, Пенджикенте. Тема борьбы присутствует на парадной посуде из Венгрии, Ирана, Болгарии и Украины. Источником содержания алтайского героического эпоса «Маадай кара» и «Огузнаме» является одна и та же идея о целостности государства тюрков, достигаемая в процессе борьбы с иноземцами. Народная мысль, воплощенная в беззаветной вере своим батырам, сопровождаемых боевыми конями, проходит основным рефреном через все содержание эпических произведений.

Мудрость, заложенная в эпике произведений, в концентрированном виде выраженная в образе Деде Коркыта, главного персонажа огузского героического эпоса, характерна для всех тюркских народов. «Книга моего деде Коркыта» создана в 1Х-Х вв и впервые изложена в письменной версии в XV в. (хранится в Дрезденской библиотеке и Ватикане). Образ проницательного мудрого наставника тюркских правителей и народа Коркыта являет собой героическую личность, все мысли которого направлены на благополучие государства. Изложенные в стихотворной форме наставления деде Коркыта содержат поучительные наставления, целью которых является нравственное состояние общества. Описания из жизни самого Коркыта свидетельствуют о существовании самой личности и его личных переживаниях, актуальных еще при его реальной жизни. Историческая ценность духовного наследия Коркыта заключается в том, что оно представляет собой эпическое наследие всех тюркских народов.
Сравнительный анализ текстов позволяет проследить последовательное историческое развитие наследия и общность ранних средневековых поэтических произведений с эпическим наследием казахов, нашедших свое продолжение в таких произведениях как «Алпамыс», «Кобыланды».

Использованная литература:
1. Аманжолов А. С. История и теория древнетюркского письма. -Алматы. «Мектеп», 2003. — 368 с.
2. Жолдасбеков М., Сарткожа К. Атлас орхонских памятников. — Астана. — Культегин, 2006. — 356 с.
3. Кляшторный С. Г. Эпоха рунических памятников //История Центральной Азии и памятники рунического письма. ~ СПб., 2003. — Изд-во. Филол. фак-т. СПбГУ. — 560 с.
4. Кононов А.Н. Грамматика языка тюркских рунических памятников VII-IX вв. — Л., 1980.
5. Досымбаева А. М. Западный Тюркский каганат. Культурное наследие казахской степи. — Алматы; Типография Комплекс, 2006. — 166 с.
6. Жодасбеков М. Асыл арналар. I том. Астана, 2012. -«Култегін» — С. 9-142.
7. Короглы X. Огузский героический эпос. — М., 1976. — «Наука». — 239 с.
8. Мокрынин В. Археология и история древнего и средневекового Кыргызстана. Избранное. — Бишкек. «Илим», 2010.-298 с.
9. Коркыт Ата. — Алматы, 1993 — «Казахстан» — 64 б.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.