Просмотров: 692

Оружейное искусство средневековых кочевников Казахстана

В средние века, на огромных степях Евразии создавались, распадались и исчезали крупные кочевые империи, такие как Тюркский каганат. Монгольская империя, государство Золотой Орды, которые объединяли большинство тюрко-монгольских народов и сыграли важную роль в их истории и культуре. Эти великие империи кочевников создавались силой оружия, поэтому не будет преувеличением сказать, что, наряду с военным делом и военным искусством, эти исторические процессы дали толчок бурному развитию оружейного дела у этих кочевых народов. Высокий уровень вооружения средневековых кочевников был одним из условий появления подобных империй. В VI веке многие тюркоязычные племена, населявшие территорию современного Казахстана и приграничные регионы, входили в состав Тюркского каганата. В письменных источниках сообщается, что в этот период древние тюрки занимались производством железа и его обработкой. Археологические исследования относят металлургические памятники тюркского времени к УТ-ТХ векам. Развитие черной и цветной металлургии стала основой оружейного дела у древних тюрков. Средневековый арабский историк ал-Джахиз в своей книге писал: «Тюрки производят оружие, изготавливают стрелы, седла, колчаны, копья».
С распадом Западнотюркского каганата на территории Казахстана появились несколько отдельных государств тюр-коязычных кочевых племенных объединений. В IX —XI века у нижнего течения Сырдарии, в Приаралье образовалось огуз-ское государство. В конце IX века — начале XI века в Северном, Восточном и Центральном Казахстане правил Кимаке-кий каганат. Но в начале XI века на всей территории обитания огузских, кимакских племен власть переходит к кыпча-кам. Предметы вооружения, найденные в археологических раскопках, свидетельствуют о развитии ремесел и о высоком уровне оружейного дела и у огузов, и у кимаков-кыпчаков.
В начале XIII века в результате монгольского завоевания территория Казахстана была включена в состав Монгольской империи, в XIV веке она была частью Улуса Джучи, затем государства Золотой Орды. В этот период в некоторых регионах и городах Средней Азии и Казахстана сложились центры, специализированные по производству отдельных видов оружия. По сведениям письменных источников как центры по производству лука, колчана, меча, доспехов были известны города Шаш (Ташкент), Бухара, регионы Дешти-Кыпчак, Хорезм [5, 295; 29, 138]. Бухарские луки — луки, изготовленные в городе Бухаре, в средневековье ценились во всем Востоке. В книге Вильяма де Рубрука сообщается о неком городе Болат в районе Таласа, где копают золото и делают оружие [23, 59; 24, 110]. Предметы вооружения, изготовленные в этих центрах, продавались на рынках городов, которые были крупными торговыми центрами. Фазлаллах ибн Рузбихан писал, что «…в Сыгнак привозят из Дешти-Кипчака, Ходжа-тархана множество ценных товаров……крепкие муки, березовые стрелы…к другие изделия» [29, 117].
В средние века постоянные захватнические и оборонительные войны требовали большого количества оружия, поэтому в империях и государствах, созданных тюрко-мон-гольскими народами, при ханской ставке создавались специализированные мастерские по производству оружия и арсеналы для их хранения. Этот оружейный арсенал с мастерскими в ханской орде назывался «корхана>> (кархане), то есть «оружейный дом», «оружейная палата» и для работы в этих мастерских из завоеванных территорий и со всех регионов страны переселялись различные мастера-ремесленники. В письменных источниках упоминаются, такие личные ханские арсеналы «жебехана-и-хасс» в ставке Золотоордынских ханов. Во времена Эмира Тимура в Самаркандской крепости работали мастера пленники из разных стран, изготавливавшие доспехи, шлемы, оружия. В «Уложении Тимура» сказано, что множество ремесленников «привел в свой стольный град из различных стран и определил им место при дворе, дабы готовили ратникам необходимое для похода и стоянок снаряжение» [4, 121].
Иконографические данные показывают, что кроме городских стационарных мастерских, у кочевников существовали и степные оружейные мастерские, работавшие в кочевых условиях. В иранских миниатюрах XVI—XVIII веков, изображающих процесс изготовления оружия, можно видеть, как работали оружейники в подобных мастерских. Например, в одной из миниатюр оружейники, изготавливающие кольчужные доспехи работают в полевых условиях, на открытом воздухе, судя по внешним иконографическим атрибутам (одежде, прическа, головные уборы) они являются представителями тюркских народов. В другой миниатюре, где изображено изготовление оружия и доспехов, кузнецы работают сидя на земле, как всегда работали такие мастера у кочевников (рис.34, 2). Так работали в степных условиях до конца XIX — начала XX века и казахские кузнецы-ювелиры. Типичные для степных кузниц орудия, изображенные на этих миниатюрах, как парные кузнечные меха для раздувания огня; установленная на деревянную чурку наковальня, предназначенная для работы, сидя на земле; характерные позы во время работы в таких условиях сохранялись у казахов и позже. Подвижность и мобильность полевых мастерских давало возможность, в соответствии необходимостью и спросом, использовать их эффективно и в военных условиях.
Обычно в средневековой литературе на арабо-персидском языках говорится, что кочевник-тюрк при изготовлении оружия сам выполняет все работы от начало до конца. Это было связано и с образом жизни тюрков-кочевников, и особенноетями их военного дела. У кочевников оружейное дело было составной частью военного искусства, которого обязан был освоить каждый профессиональный воин. Поэтому изготовлением некоторых видов оружия в прошлом занимались и сами воины. Эта была одна из древних традиций военного дела у кочевых тюрко-монгольских народов, по которому обязывалось освоение оружейного искусства даже правителям. Выходец из династий эмиров рода дулат, знатный военачальник, живший в XV! веке, Мухаммед Хайдар Дулати в своем историческом труде писал: «Я отличался среди сверстников, став лучшим и искусным в письме, грамоте, поэзии, стилистике, в рисовании и в золочении, а также в остальных ремеслах, как-то: в инкрустировании, резьбе, ювелирном мастерстве, шорном деле, изготовлении брони, стрелы и лука, ножа, в орнаментировании, в изготовлении попон, строительстве, столярном деле и в других ремеслах, изложение которых было бы длинно. И я стал настолько искусен во всем этом, что мастера этих ремесел не годились мне в ученики, и все это благодаря поддержке хана… Моим учителем и наставником во всем этом был он [Сайд хан] [8, 656].
Но письменные сведения, лингвистические данные свидетельствуют, что у тюркских народов в средние века также существовала и узкая специализация оружейных мастеров. Сохранившиеся в средневековых арабско-кипчакских словарях слова йакчи (лучник), <щчи (изготовитель стрел), сущучи (изготовитель пики), йарьщчи (изготовитель доспехов), кылыш устасы (кузнец-сабельщик), бычьщчы (изготовитель ножа) говорят о специализации некоторых мастеров-оружейников у кыпчаков в изготовлении отдельных видов оружия и защитного снаряжения [3, 253].
Основным материалом, из которого изготавливалось оружие, был черный металл (железо, сталь). Цветные металлы использовались для изготовления ритуальных и парадных видов оружия и декорирования отдельных частей боевого вооружения. В технологии изготовления оружия основным техническим приемом была ковка, но применялась также и техника литья, которая использовалась древними кочевниками. Из восковой модели отливались ажурные декоративно-орнаментальные элементы оружия. С целью удовлетворения возрастающего спроса на боевое оружие, а также в целях экономии металла средневековые мастера-ремесленники освоили такие новые способы и передовые технологии, как штамповка по готовой матрице и тиснение. [10, 98-100]. Важные изменения в области военного дела, массовый спрос на боевое вооружение, достижения в художественном ремесле и металлургии подняло производство оружия на новый уровень, и в средневековье у кочевых народов создаются новые виды и формы наступательного оружия и защитных средств.
Наступательное оружие. V-VI века нашей эры в процессе совершенствования сложносоставного гуннского лука у кочевых народов сформировался новый вид лука, условно называемый учеными «тюркским луком». На тюркском луке также имелись по две пары концевых и три срединных костяных накладок, как в гуннском луке. Но основное различие тюркского лука от гуннского состояло в наличии костяной пластины на внутренней стороне плеча лука и использовании его упругой силы.
Накладки лука изготавливались из костей животных. Концевые накладки лука были парные, имели изогнутую форму, книзу слегка сужались. В срединных накладках две боковые накладки были дуговидной или трапециевидной формы, а одна фронтальная накладка была прямоугольной. Лицевая сторона пластин полировалась, а для крепления к деревянной основе лука на тыльную сторону костяных накладок наносились резные диагональные пересекающиеся насечки. Накладки приклеивались к основе животным или рыбным клеем. Места крепления накладок сверху дополнительно связывались жилами. После закрепления костяных накладок плечи лука для предохранения от высыхания и влаги обматывались тонким слоем бересты (рис.35).
Такие накладки лука часто встречаются в археологических материалах. Концевые накладки лука тюркского образца, из погребения раннетюркского времени, случайно обнаруженного на территории бывшего совхоза «Алатау», недалеко от Алматы, сделаны сильно изогнутыми, длина 25 и 27 см. А боковые срединные накладки имеют трапециевидную форму, длина 18 см, ширина 2,9 см, фронтальная срединная накладка короткая, прямоугольной формы (рис.36, /). Длина самого лука была 130 см [11, 191]. Такие срединные накладки и одна пара концевых накладок лука найдены и в Восточном Казахстане в тюркском кургане VI-VII веков. Боковые срединные накладки сложного лука, найденного из кургана Кызыл-Кайнар Жамбульской области и относящийся к VIII веку (карлуки), сделаны в форме трапеции, длина 18 см, длина фронтальной накладки 8,5 см [16, 149].
Луки кочевых народов более позднего времени (кимаков, кыпчаков) формировались на основе тюркского лука. И в технике изготовления костяных накладок лука сохранялись тюркские традиции, лишь параметры и количество накладок были разными. Эти отличия связаны с этническими различиями луков у разных племен, входивших в IX-X века в состав кимакско-кыпчакского союза.
У одного сложного лука, найденного в кимакском кургане VIII-IX веков в Северном Казахстане (Бобровский 11, курган №6), две срединные боковые накладки имеют длину 16,5 см, две концевые накладки были длиной 18 см (рис.36, б). Длина самого лука было 130 см. Срединные боковые накладки другого лука (длиной 1,4 и) сделаны прямоугольными, длина 3 см, ширина 1,2 см, между ними сохранилась деревянная планка основы. Фронтальная срединная накладка этого лука короткая, четырехугольной формы, длиной 3 см, шириной 1,2 см. А в кургане №11 найдены две костяные боковые срединные накладки лука трапециевидной формы (рис.36, 10) [1, 104]. Внутренняя поверхность всех накладок (а иногда и нижняя часть внешней стороны) покрыта крестообразными и ромбовидными бороздками. Костяные накладки лука, найденные в курганах этого хронологического времени из Центрального и Западного Казахстана, изготовлены таким же способом.
В XIII-XIV века в кибите лука из костяных накладок остается только фронтальная срединная накладка (рис.35, 3). которая принимает веслообразную форму [27, 149-155; 28,44]. Так как распространение этого типа лука совпало с монгольским нашествием, ученые условно назвали этот тип лука «монгольским». В монгольском луке на внутренней стороне плеч использовалась пластина кости, а затем — рога. Между основой и роговыми пластинами наклеивалась полоса сухожилья. В некоторых луках на концах имелась небольшая костяная накладка для крепления тетивы [33, 102-103]. Тетива лука изготавливалась из сухожилий, шелка, кожаных ремешков. В монгольской народной песне-похвале «магтал», посвященным луку и стрелам рассказывается о способе изготовления такого лука.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.