Просмотров: 580

Очерк истории казахстанской дипломатии

В конце двадцатого века Казахская ССР перестала быть частью советской сверхдержавы, обрела государственную независимость. Начался поиск своего места, вхождение в мировую систему координат в сферах экономики и политики, культуры и образования, то есть адаптация к новым историческим реалиям. Закончился, хотя и с некоторым запозданием, период эйфории и радужных иллюзий первых лет независимости. Все чаще мы задаемся   вопросом:   «Каковы   шансы  девятого   по  территории государства   мира,   расположенного   в   центре   Евразии,   стать полноправным игроком в «великой шахматной игре?» Что нужно, кроме четкой и сбалансированной внешней политики Республики Казахстан? Ответы на эти и подобные вопросы сложны, неоднозначны. Однако, вне всякого сомнения, даже в период глобализации нужен поиск собственного пути развития, учет казахстанской специфики во внутренней и внешней политике. Отказ от импровизаций в политике, выработка обоснованного курса предполагает и ответственное отношение к нашему прошлому, настоящему и будущему. Эти же императивы времени стоят перед дипломатической службой Отечества, имеющей немалый опыт и традиции, некогда входившей в состав влиятельной внешнеполитической системы 1/6 части света. Она призвана активно защищать и отстаивать национальные интересы страны, способствуя тем самым росту ее экономического, политического и оборонного могущества. Независимый Казахстан отсчитывает первое десятилетие своей дипломатии. Однако и она имеет свою родословную. Как говорят, аналогии с минувшим всегда относительны. Но мы и наши потомки будут не правы, если оценку прожитого станем производить только через призму сегодняшних достижений. Может быть, это и наша беда, что прервалась нить традиций… А между тем другие государства демонстрируют прагматичное и поучительное отношение к традициям. К примеру, ежегодно в конце августа послы Французской Республики со всего мира съезжаются на семинар в Париж, где из первых рук от высших руководителей страны узнают об основных задачах внешней политики. Так уж заведено в стране классической дипломатии — Великобритании, что послы иностранных государств имеют возможность представить на королевском балу ее Величеству вновь прибывших дипломатов с супругами, В США и России хорошо отлажен механизм чествования ветеранов дипломатической службы, представления общественности вновь назначенных послав. Стабильность руководства внешнеполитического ведомства демонстрирует Китай, где за годы существования КНР все министры, за исключением, периода так называемой «культурной революции», отработали по полному пятилетнему сроку. В целом позитивна для общества практика стран с многопартийной системой, где имеются «теневые кабинеты», включая форин — оффис. Если   традиции    во    многом    консервативны в хорошем понимании этого слова, то само понятие «дипломатия» подвержено изменениям, наполнению новым содержанием. По толковому словарю В.Даля, дипломатия — наука разборки древних грамот, документов; наука о взаимных сношениях государей или государств вообще. Автор фундаментальной книги «Дипломатия» Г.Никольсон характеризовал ее, как ведение международных отношений посредством переговоров. Другой ученый и дипломат Э.Сатоу дал следующую дефиницию — «дипломатия есть применение ума и такта к ведению официальных отношений между правительствами независимых государств, а также иногда между этими государствами и их вассалами». В политологической литературе США преобладает определение, что это деятельность избранных или назначенных официальных лиц государства по защите граждан, территории страны и американского образа жизни. Последняя треть века минувшего добавила к ранее употребляемым выражениям («дипломатия канонерок», «будуарная дипломатия», «тайная дипломатия», «торговая дипломатия» и т.п.) новые. Стало модным говорить о «челночной дипломатии», «дипломатии без галстуков», «парламентской дипломатии», «народной дипломатии», «электронной дипломатии». После событий февраля 1998 года, когда прошла беспрецедентная трансляция CNN выступлений руководителей США на встрече в университете Огайо с требованиями к Саддаму Хусейну, возник термин «видеодипломатия». Как нам представляется, историю казахстанской дипломатии можно условно разделить на следующие периоды: период казахских ханств; период колониальной зависимости; период Алаш — Орды; советский период; период независимости. Данная периодизация не дает оснований считать внешние связи и дипломатические контакты государственных объединений, существовавших до середины XV века на территории занятой впоследствии казахскими ханствами, эпизодами непосредственно истории отечественной дипломатии. Всестороннее и объективное изучение истории внешней политики Казахстана невозможно без привлечения представительного корпуса исторических источников, которые хронологически начинаются с XV века. Вместе с тем, ряд средневековых рукописей и большие массивы документов вплоть до распада СССР, хранятся за пределами Казахстана — в научных библиотеках и архивах зарубежья. Так, например, только в Архиве внешней политики Российской империи (1720-1917 гг.) насчитывается свыше 550 тысяч дел при общей длине стеллажей в 12 км, а в Архиве внешней политики Российской Федерации (с 1917 г. по настоящее время) — соответственно 1,3 миллиона дел и 26 км. Добавим, что оба упомянутых архива структурно входят в состав Историко-документального департамента МИД Российской Федерации.

Следует подчеркнуть, что многое делалось и делается для выявления документов по истории Казахстана, хранящихся за пределами республики. Затем данные источники активно вводятся исследователями в научный оборот в монографиях, статьях, диссертациях, издаются в виде тематических сборников документов и материалов. Последние, вкупе с неопубликованными материалами казахстанских архивов, использовались при написании настоящей книги. В частности, это материалы, любезно предоставленные коллегами из Центрального государственного архива Республики Казахстан (далее — ЦГА РК), Архива Президента Республики Казахстан (АПРК), Центрального государственного архива кинофотодокументов и звукозаписей Республики Казахстан (ЦГА КФДЗ РК), государственного архива Алматинской области (ГААО). архива Министерства иностранных дел Республики Казахстан (Архив МИД РК). Важным подспорьем для автора стали труды его предшественников по изучаемой проблеме, большинство из которых упомянуты по ходу изложения. Также хочу обратить внимание читателей, что в 1944 году первый глава внешне политического ведомства Казахстана Т.Т.Тажибаев поставил задачу написания «Очерков по истории дипломатии Казахстана». И хотя по объективным причинам книга так и не была написана, предварительное изучение материалов и источников дало основание эксперту НКИД, доценту М. Ермагамбетову утверждать: «… да, Казахстан имел свою дипломатию, а его дипломатия имеет свою историю». Приглашаю Вас к знакомству с историей дипломатии Казахстана. Издревле люди стремились установить взаимоотношения со своими соседями. Благополучие рода, племени и более высоких го­сударственных образований зависело от уровня взаимопонимания и доверия. Очевидно, изречения древних о предпочтительности лю­бого мира войне были истиной, выстраданной повсеместно. Буквально калейдоскоп народов и племен сменил друг друга на современной территории республики в период до образования Казахского ханства. Обширная территория, причудливо сочетающая горы игреки, пустыни и бескрайние степи, не оставалась без внимания соседних народов, ибо эти жизненные пространства имели важное транзитное значение, здесь проходила трасса Великого Шелкового пути, соединявшая Византию с Китаем. Пестрое этногенетическое многообразие насельников Казахстана получило отражение в письменных источниках, где. в том числе упоминаются племена туров, саков, массагетов, сарматов, аланов, усуней, сунну, тюрков. Как отмечается в научной литературе, сведения о них отложились в дипломатической переписке древнего Согда и Китая, И хотя временная синхронистическая таблица свидетельствует о некотором «запоздании» событий в центре Евразии от основных явлений мировой истории (к примеру, период энеолита на территории Казахстана приходится на время раннего царства Египта; развитой бронзы — на Троянскую войну; образование усуньского государства — на разрушение Карфагена; провозглашение карлукского правителя каганом — на образование Франции, Германии и Италии; первое упоминание кыпчаков в источниках — на образование королевства Англия и т.д.), тут также крепли традиции человеческого общежития. Становились общепринятыми те же нормы дипломатии Древней Греции, как уважение и иммунитет послов, устное ведение переговоров, гостеприимство, заключение договоров и соглашений, установление военно-политических союзов, сбор дани, назначение послами умудренных и опытных соплеменников, вырабатывались зачатки дипломатического этикета. Умелыми дипломатами показали себя вождь хунну Моде, каган тюркешей Сулук. Уже тогда укрепилась традиция обмена посольствами. Согласно верований древних тюрков, моделью Вселенной выступало Мировое дерево, корни которого ассоциировались с преисподней, ствол — со средним миром, а крона — с миром небесным. Пытливые и прагматичные жители древнего общества пытались заглянуть за горизонт, познать и установить контакты с окружающим миром. И снаряжались караваны во все стороны света. На Востоке понятие караван означает не только основное и традиционное средство передвижения. По существу, это ведение торговли, развитие ремесла, сбор информации, передача и обмен культурно-гуманитарными ценностями, то есть фактически мост между странами и цивилизациями. Караваны, шедшие по апробированным и нехоженым маршрутам, подстерегали бесчисленные  опасности,  а участники  экспедиций  выполняли одновременно функции купца, разведчика, географа, этнографа, журналиста, дипломатического агента. Караванными тропами проникали на Запад и Восток религиозные учения, научные знания, послания народов о желании жить в согласии. В этой связи обратимся к источникам тринадцатого века, написанным в качестве отчета послами к монголам итальянцем План о Карпини и французом Гильомом Рубруком.

Миссия П.Карпини была послана Папой Иннокентием IV в 1245 году и ее маршрут пролегал через Польшу, Киевскую Русь, Поволжье, Хорезм, Семиречье, Тарбагатай. Особая дипломатическая миссия короля Людовика IX во главе с монахом-миноритом Г.Рубруком вышла в путь в 1252 году и вехами ее передвижения стали Палестина — Константинополь — Крым — Поволжье — присырдарьинские городи; —  Семиречье — Балхаш — Каракорум. Многие нюансы поездок позволяют обобщенно рассматривать историю данных западных миссий к монголам. Получив верительные грамоты (тогда это булла Папы и грамота короля, которые предусмотрительно были переведены «по-арабски и по-сирийски», в другом случае — на русский, персидский и уйгурский — И.К.), послы тщательно изучили все имеющиеся сведения о татарах и народах, через земли которых пролегал маршрут их путешествия. По советам бывалых странников, они выбрали прочные крытые повозки с быками и сильных лошадей. Были закуплены подарки (плоды, яблоки и фрукты, мускатное вино, вкусные сухари — biscoctum, шкуры бобров и других животных), ибо «… следует иметь великие дары для раздачи им, так как они требовали их с большой надоедливостью, а если их не давали, то; —  что вполне правдиво — посол не мог соответственно исполнить своих дел; мало того, он, так сказать, не ценится ни во что». В средние века большое внимание уделялось изучению иностранных языков, поэтому толмачей, собственный штат переводчиков с разных языков имели и монгольские ханы. Из отчетов следует, что монголы и другие тюркские народы соблюдали иммунитет послов. В то же время Плано Карпини сообщает об обычае монголов не заключать мира с теми людьми, которые убили их послов, дабы оставалась возможность для мщения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.