Просмотров: 549

Образование Золотой Орды

1 н картаНачало западно-монгольскому государств у — Джучиеву улусу, или Золотой Орде, было положено еще при жизни самого Чингис-хана. «Чингис-хан, подчиняясь народному обычаю, — писал академик В.В. Бартольд, — еще при жизни назначил уделы своим сыновьям и другим родичам. Первым был выделен старший сын Чингисхана Джучи, когда в 1207-1208 годах, после покорения лесных народов, заселявших страну между Селенгой и Енисеем и бассейном последнего, он отдал ему, и Джучи овладел всеми народами, обитающими в лесных районах от рода шибр и на юге»61. После удачного похода монголов на Запад, закончившегося покорением государства Хорезмшаха, владения Джучи расширились па западе до тех пределов, куда «успели дойти копыта татарских копей». В монгольской хронике XVII в. говорится, что Джучи получил тогда страну кипчаков, ему и состоявшему при нем Хуин Пояну были даны для управления страны «оросов (русских) и черкесов» только что покоренные полководцами Субудаем и Джибе. Джучи умер в феврале 1227 г., за шесть месяцев до смерти своего отца. Чингисхан отдал бывшее владение своего сыпа внуку споему Батыю, старшему сыну Джучи. После того, как Батый был провозглашен ханом Джучисва улуса, было получено известие о смерти и самого Чингис-хана. Есть все основания полагать, что Батыю были отданы не все улусы его отца; некоторые районы бывшего Улуса Джучи, расположенные на востоке от реки Иртыша, по смерти Джучи отошли к Улусу Угедея. Выражение: «куда успели дойти копыта татарских коней» — не совсем ясно. Арабский историк XIV в. Эннувейри передает, что «он (Чингис-хап) назначил ему (Джучи) летовья и зимовья от границ Киялыка и земель Хорезмских до окраин Саксинских и Болгарских крайних пределов, куда доходили кони их полчищ при их набегах»03. То, что Улусу Джучи ко времени его смерти принадлежала северная часть Семиречья и Хорезмская степь, это несомненно», однако, окраины Саксин и Булгар, при жизни Джута, по-видимому, не входили в его улус. Передвижение монголов на запад произошло уже при Батые, когда на курултае 1229 г. ему было поручено завоевание земель, расположенных на западе, в виде компенсации за шеточную часть улуса, уступленного Угедею. Только тогда войско монголов дошло до Яика Венгерский монах Юлиан, совершавший свое первое путешествие в 1227-1235 годах на восток, сообщает о пограничных отрядах монголов, находившихся где-то на расстоянии пятидневного пути от границы Булгара. В 1229 г. монголы были уже вблизи Яика. В Лавретттьевской летописи под 1229 г. говорится: «Саксин и половцы взбегоша из низу к болгаром и татары, и сторожеве болгарские прибегоша от татар близ реки ей же имя Яик»Б5. Па курултае 1235 г., где второй раз обсуждался вопрос «относительно уничтожения и истребления остальных непокорных», состоялось решение «завладеть странами Булгара, асов и Русиг которые находили по соседству становища Багу, но не были еще окончательно покорены и гордились своей многочисленностью. Поэтому в помощь и подкрепление Бату он (Угедей) назначил следующих царевичей: сыновей Тулия Менгу-хаиа и брата его Бучена из своих сыновей Гуюк-хана и Када-гаяа и др. царевичей; Кулькана, Бури Байдара, братьев Бату —Хорду и Тангута и нескольких других царевичей из знатных эмиров, там был Субудай-бахадур. Царевичи для устройства своих войск и ратей отправились каждый в свое становище, а весной выступи из своих местопребываний и поспешили опередить друг друга. В пределах Булгара царевичи соединялись. От множества войск земля стонала и гудела, сначала они (царевичи) силою и штурмом взяли город Булгар, который известен был в мире недоступностью местности и большою населенностью. Для примера подобным им, жителей его (частью) убили, а (частью) пленили.. Оттуда они (царевичи) отправились в земли Руси и покорили области ее до города Мекес ?(М.к.с), жители которого по многочисленности своей были (точно) муравьи и саранча, а окрестности были покрыты болотами и лесом густым..». После завоевания камских булгар, осенью 1236 года, монголы в течение года подчинили себе народы Поволжья: булгар, башкир, половцев и др. «Обратившись к западу, — писал монах. Юлиан, оставивший интересные данные со слов бежавших от монгольского разорения 1237 г., — (монголы) в течение одного года или немного большего (срока) завладели пятью величайшими языческими царствами; Сасцией, Фулгарисй, взяли также 60 весьма укрепленных замков… Кроме того, они напали на Ведин, Меровию, Пойдовию, царство Морданов». В то время, как основные силы монголов во главе с Батыем вели войну на Средней Волге, другой монгольский отряд, во главе с царевичем Меигу, был послан для покорения Саксин и половцев к низовьям Волги. Переправившись через Волгу, отряд Мешу разбил половцев, захватил половецкого князя Бачмана-Боцмана и завоевал город Саксин в устье Волги.Подчинив Саксин, половцев и черкесов, Менту повернул к стану Батыя, который к этому времени завершил покорение мордвы (мокши и эрзи — арджан) и буртасов. Покорив башкир, булгар, буртасов, мордву, марийцев, монголы осенью 1337 «сообща устроили курултай и, по общему соглашению, пошли войной на русских».
Дальнейшие события, связанные с монгольским нашествием на Русь, в очной мере изучены в русской исторической науке. К. Маркс в своих хронологических выписках по русской истории писал: «В 1237 г. Бату (сын Джучи), посланный Угедеем с громадным войском, уничтожает на реке к понеже войска великого князя Рязанского, не поддержанного другими русскими; разбивает Юрия (Георгия) И Владимирского (великий князь), покоряет и разрушает Москву, Владимир и другие города. Тот же самый Юрий II (великий князь Суздальский или Владимирский) отважился на второе сражение по реке Сити, был разбит, пал на поле битвы вместе со знатнейшими людьми; судьба России была решена на два с половиной столетия. Монголы проникают внутрь России, опустошая все огнем и мечом, приближаются к Новгороду, находясь примерно в 15 немецких милях от него, но из-за оттепели и болотистой местности возвращаются на Волгу». Северо-восточная Русь, раздробленная на ряд мелких феодальных княжеств, не могла объединиться против монголов, отдельные русские князья, не поддержав друг друга, были разбиты поодиночке. Завоевав северо-восточную Русь, за исключением Новгородской земли, монголы весной 1238 года возвратились в половецкую степь и завершили завоевание земель половцев, черкес и ассов. Лишь небольшая часть половцев с ханом Котяном успела бежать в Венгрию. С весны 1238 до половины 1239 года движение войска было приостановлено. Причины бездействия вскрывает письмо Батыя к великому хану Угедею, написанное в 1238 году. В письме речь идет о каких-то разногласиях между Батыем и царевичем Гуюком, сыном Угедея, посланным в числе других царевичей в качестве помощника Батыя. После ссоры с Батыем Гуюк и Бури (сын Чеготая) со своими сторонниками покинули пир Батыя, выказав ему явное непослушание. Причины этой вражды надо искать не в лишней чашке вина, выпитой Батыем раньше других царевичей во время пираг а в чем-то более серьезном: монгольское войско при завоевании Руси было сильно потрепано русскими войсками, которые «ожесточенно дрались» с монголами. Батый потерял много своих знатных людей, в том числе царевича Кулкана, сына Чингис-хана».
Между тем северо-восточная Русь все еще оставалась до конца непокоренной. В 1239 году перед походом Батыя против юго-западной Руси па Волге началось восстание русского и мордовского населения, только что завоеванного монголами. В лаврентьевской летописи под 1239 годом говорится: «того же лета на зиму взяша та-таровс Мордовскую землю, и Муром пожгоша, Клязьме воеваша, и град святыя богородица Гороховец пожгоша, а сами идоша в станы своя. Тогдьг же бс пополох зол по всей земли, и сами не ведаху где хто бежить». Вторичный поход монголов на Русь и на мордву, уже однажды завоеванные ими, свидетельствует о непрочности тыла монголов в северо-восточной Руси. В этом и надо искать главную причину раздоров в стане Батыя, случившихся в 1238 году. По-видимому, царевичи Гуюк и Бури по были склонны сложить свои головы за дело Батыя и требовали приостановки дальнейшего продвижения, пока не будут залечены раны, полученные во время завоевания северо-востока Руси. Только по истечении года Батый был в состоянии возобновить поход в «страну русских и народа черных шапок», закончив его в 1240 году. На юго-западе Руси, как и на северо-востоке, «города и деревни бы сожжены дотла». Разрушив Переяславль, Чернигов и Киев, истребив жителей, монголы в 1241 г. вторглись в Польшу и Венгрию. Передовой отряд Батыя, ограбив дочиста Люблин, Сандомир, убивая всех, «не щадя ни пола, ни возраста, учинив великие опустошения», вошел в Силезию77. Сам Батый вместе с остальными монгольскими отрядами вторгся в Венгрию, «которая вся стала его добычей. Фридрих австрийский пришел на помощь с немецкими рыцарями, монголы, вооруженные в большинстве своем только луками и копьями и только часть их шлемами и панцирями, нанесли жестокое поражение… Король Венгрии Бела IV дал завлечь себя в неблагоприятную местность, в степь Моги при реке Сайо, Бату запер венгров точно в овчарне, начал их избивать, для бегства оставалась открытой только одна дорога, вследствие этого учинился беспорядок: монголы бьют венгров, как скот. Монголы, получившие подкрепление от подошедшей из Силсзии части войска, превращают Венгрию в пустыню, делают набеги до Иллирии и Далмации…».
Раздоры в среде монголов, начавшиеся еще при завоевании Северо-восточной Руси, были прекращены благодаря вмешательству великого хана, отозвавшего Гуюка и Бури в Монголию. Теперь же, когда умер Угедей и великим ханом был провозглашен царевич Гуюк, враг1 Батыя, борьба между домом Угедея и Джучи вступила в новую стадию. Поэтому Батыю пришлось прекратить дальнейшую борьбу на Западе, вернуться в Дешт-и-Кипчак и заняться укреплением своего положения в Джучиевом улусе. История образования нового западно-монгольского государства — Золотой Орды, особенно ее первая стадия, недостаточно отражена в источниках. Единственный источник, имеющийся в распоряжении исследователей; — это известия Лаврентьевской летописи о приходе великого князя Ярослав Всеволодовича в ставку Батыя в 1243 году «про свою отчину». При этом летописях не указывается место нахождения ставки Батыя. Лишь в Казанской летописи, составленной гораздо позднее, имеются некоторые указания, которые дают право предполагать, что первоначальная ставка Батыя находилась не вдалеке от будущего Сарая, а где-то в пределах камских булгар. По словам автора «казанского летописца», «державни же наши идоша в Болгары ко царю и ту (т.е. Батый) его (т.е. Ярослава Всеволодовича) встретиша и утолиша его и многими дарами. И оставися царь Саин (т.е. Батый) пленити русския велики схо-те близ ея кочевищи своем, где вспятися на Русь ити, поставити земли славу имени своего». Приведенный нами отрывок, несмотря тта его позднейшее происхождение, во многом дополняет сообщения более ранних летописей. Судя по сообщению автора «Казанского летописца», Батый после возвращения из венгерского похода весной 1242 г. находился в «старом граде» камских булгар — в городе «Брягове» («Великом Булгаре») до постройки «на имени своего» г. Сарая, затем превращенного в резиденцию ханов Золотой Орды. К тому же подводит нас и Лаврснтьевская летопись, сообщающая, что русские князья явились «про свою отчину» к Батыю в г. Великий Бул!ар, откуда они были отпущены «когождо в свою отчину» в 1243-1244 гг.’9
Русские летописи, говоря о прибытии великого князя Ярослава в ставку Батыя, тге сообщают, сколько времени он пребывал у Батыя, и лишь отмечают, что Ярослав был отпущен в 1243 г. Если учесть старый календарный счет, начинающий новый год с сентября, то можно предполагать, что Ярослав прибыл в Булгар вскоре после возвращения Батыя из Венгрии, т. е. летом 1242 года, и был отпущен по истечении сентября того же года. Если так, тогда можно предположительно датировать начало складывания Золотой Орды 1242 годом, когда Батый в качестве главы нового государства стал принимать к себе русских князей и стал им давать ярлыки на княжение-Русские летописит описывая приемы Батыем русских князей, рассматривают его как главу вполне оформленного государства уже в 1243-1244 гг. Батый «честью» принимает великого князя Ярослава и отпускает его обратно, сказав ему: «буди ты старей всем князьям в русском языке». Через год к нему едут князья Володимер Константинович, Борис Василкович, Василий Всеволодович «про свою отчину», Батый отпускает их, «рассудив им когождо в свою отчину». Есть указания о приходе к Батыю армянского царевича Смбата, которого Батый «пожаловал его землей и ленными владениями», «султанам Рума, Сирии и других стран он пожаловал льготные грамоты и ярлыки» и т.д.
За сравнительно короткий срок Батый достиг равнозначного положения с великим ханом Гуюком и начал оказывать давление на коренной юрт монголов, тем самым препятствуя формальному провозглашению Гукжа великим ханом. Из-за неявки Батыя на курултай до 1246 г. не избирали великого хана, и временное управление монгольским государством, по обычному праву монголов, перешло в руки жены покойного хана Угедея Туракин-хатун. Официальный историк монголов Рашид-ад-дин; характеризуя тогдашнюю обстановку в коренном юрте монголов, писал: «Вследствие отсутствия его (Батыя) как старшего (ака) из всех родичей, дело (о назначении нового каана) не устроилось около трех лет. Старшая жена Угедей-каана Туракин-хатун правила в это время произошли смуты на окраинах и в середине владений (каана)». Лишь в 1246 году путем компромиссных сделок между враждебными группировками сторонникам Гукжа удалось провести на курултае избранным ханом. Плано Карпини, присутствовавший при провозглашении нового хана, составил подробное описание этого церемониала, происходившего и на этот раз без участия Батыя. Батый по-прежнему оставался враждебным Гуюку, несмотря на то братья Батыя — Орда, Шайбан, Берке, Беркечар, Тангат и Тукай-Тимур участвовали на курултае 1246 года, представляя преемников Джучи. Отношения между Батыем «и Гутоком оставались напряженными и после официального провозглашения Гукжа великим ханом. В 1248 году между соперниками едва не вспыхнуло вооруженное столкновение. Дело до открытого сражения не дошло лишь потому, что войска Батыя, направленные против Гукжа, дойдя восточных границ Улуса, получили известие о смерти хана. По словам Рубрука бывшего в 1234 году в Каракоруме, скоропостижная смерть Гуюка произошла не без участия сторонников Батыя.
Остановившись лагерем у Ала-Камака на расстоянии семидневного пути от Кия-лыка (в районе Алтайских, гор), Батый, как старший в роде, вызвал к себе остальных монгольских царевичей для решения вопроса о престолонаследии. Все прибывшие подчинились решениям Батыя. Как передает Джуздани, большинство собравшихся предложило Батыю принять престол «Тебе следует быть царем нашим, так как из рода Чштгис-хапа нет никого старше тебя; престол и корона и владычество прежде всего твои». Бату ответил: «Мне и брату моему Берке принадлежит уже в этом крае (т е. в Дешт-и-Кыпчаке) столько государств и владений, что распоряжаться им (краем), да вместе с тем управлять областями Китая (Чин), Туркестана и Ирана (Аджем) невозможно». Отказавшись от престола Чингис-хана, он предложил избрать на престол великим ханом царевича Меигу, сына Ту ли; «Дядя наш Тули, младший сын Чингис-хана, умер в молодости и не воспользовался царством, так отдадим царство сыну его и посадим па престол царский старшего сына его, Менгу-хана. Так как на престол посажу его я, Бату, то на самом деле владыкою буду я. Все согласились с этим мнением». Потомки Угедея, отказавшиеся признать своим ханом Метну, организовали против него заговор, но он был раскрыт и 77 его участников по приказанию Батыя были казнены».
В 1251 году ао требованию Батыя был созван курултай, на котором Менгу и был возведен на ханский престол. Брат Батыя «Берке взял его за руку и посалил его на престол». При таком положении, когда власть перешла к Менту, стороннику Батыя, последний должен был признать над собой власть великого хана, как поступили остальные царевичи, однако Батый вел себя по отношению к Менгу не как его «младший брат», а как равный по власти. Как бы конкурируя с Каракорумом, официальной резиденцией великих ханов, Батый начал строить на Волге новый город Сарай, резиденцию нового государства Золотой Орды. Возвращавшийся из Монголии в 1254 году Рубрук застал уже «построенный Батыем город Сарай»*6.
Имеется географическое описание Золотой Орды, составленное арабскими писателями ХIV-ХV вв.; сохранилась также китайская карта монгольских царств, составленная в XIV в , но все же нет достаточных данных о дарственных границах Золотой Орды в момент ее образования. Можно согласиться с А.Ю. Якубовским, что определение границ Золотой Орды представляет большую трудность. На основании имеющихся материалов XIV века территорию Золотой Орды я этого периода можно определить лишь суммарно. С небольшими изменениями эти же границы можно принять и для XIII в. Арабские географы ХIV-ХV вв., указывают примерную государственную границу Джучиева улуса при Узбеке в таком виде; «Царство его (лежит) на северо-востоке и (простирается) от моря Константинопольского (Черного) до реки Иртыша, в длину на 800 фарсахов, а в ширину от Бабелебваба (Дербента) до города Булгара, т.е. приблизительно на 600 фарсахов». Ибн-Арабшах, говоря о Золотой Орде, подчеркивал: «Граница Дештской Земли с юга — море Кользумское (Каспийское)… — да море Египетское (Черное), завернувшее к ним из областей Румской. С востока — пределы владений Хорезма, Атрар, Саганак, да другая земли и страны, по направлению к Туркестану и землям Джетс-ким, вплоть до границы Китайских… С севера — Ибирь и Сибирь, пустыни и степи, да пески (нагроможденные) точно горы… С запада — окраина земель Русских и Булгарских да владения хрестиан…». По китайской карте 1331 года в состав Улуса Узбека входили: часть нынешнего Казахстана с городами Джеядом, Барчакевдом, Сайрамом и Хиахатзуми (Хорезм), Поволжье с городом Бу-лиар (Булгар), Алоеце (Русь); Крым с городом Са-ги-ла (Солхат), северный Кавказ, населенный А-лан-а-Сеци (аланами) и Сар-ко-ци (черкесами).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.