Просмотров: 200

Об истории абаеведения

В истории Абаеведения много трагических страниц, которые требуют осознания. Как творчество любого гиганта, опережающего осознание, создающего новые идеи, новый метод, новые образы, поэзия Абая и во второй половине XIX века, и в наше время вызывала разноречивые суждения. Первым и самым важным этапом осмысления духовного подвига Абая и высот его поэтического мастерства были статьи и выступления духовно близких великому поэту последователей А. Байтурсынова, М, Дулатова, М. Жумабаева, М. Аймауытова, М. Ауэзова. Но все они подвергались репрессиям и были уничтожены за исключением М. Ауэзова.

Это была очень тонкая прослойка национальной интеллигенции. Конечно их стараниями народ просвещался. Однако, он не был в состоянии тогда осознать глубину новаторства мыслей и поэзии Абая, созвучных не только нашему времени, но и будущему. В конце 20-ых, начале 30-х началась дискуссия по творчеству Абая. Эта дискуссия имела явно выраженный политический характер. Исходя из принципов вульгарной социологии было решено отказать в народности Абаю, как выходцу из враждебного класса, который указывая на недостатки народа воспевал особое значение поэта в жизни. Несмотря на широкое хождение поэзии Абая в народе 30-е годы были временем замалчивания творчества поэта. Глубоко научное изучение творчества классика связано с научной и педагогической деятельностью М. О. Ауэзова, начавшейся именно в 30-е годы и продолжавшейся вплоть до его смерти. Им были созданы и прочитаны студентам спецкурсы по абаеведению, печатались статьи и была написана монография. Им была выдвинута научная идея о поэтической школе Абая, что предполагало изучение мировоззрения, метода, стиля, как самого писателя, так и наследников его таланта, Вместе с вопросом о развитии творчества поэта ставились проблемы традиций и новаторства, дальнейшего развития реализма и периодизации национальной литературы. Появившаяся в 40-е годы работа К. Жумалиева уже продолжала ауэзовскуто идею. Однако, она исследовала язык абаевской поэзии, показывая новаторство классика прежде всего в зримой его части. Это исследование было воспринято с энтузиазмом. Возможно, что ее обнародование было связано с прошедшим в 1945 году празднованием 100 — летнего юбилея Абая, может быть, изучение поэтического языка не показалось идеологически крамольным.

По сравнению с 30-ми годами оживилось отношение к Абаю в учебной литературе. С 1941 года Абай представлен в учебниках как классик, хотя даются строго отобранные для хрестоматий стихи. То вспыхивая, то угасая дискуссии о значении творчества Абая продолжаются до 50-х годов. Эта проблема отражена в работах К. Мухаметханова „Абайдын эдиб1 мектеб! туралы» (О литературной школе Абая) и рано ушедшего из жизни А. Нуркатова „Поэтические традиции Абая», Диссертация К, Мухаметханова получила политический резонанс в связи с рецензией в газете „Правда» и выступлением С. Муканова. Научный руководитель этой работы М. О, Ауэзов подвергся репрессиям, а К. Мухаметханов был объявлен „врагом народа» и арестован. Время поисков „врагов народа» продолжалось, а жертвами режима становились представители национальной интеллигенции. Уже в конце 50-х годов наблюдается резкое уменьшение количества научных исследований по творчеству Абая, Неоднократные возвращения к этой теме всегда вызывали негативную реакцию властей. Начиная с 60-х годов все меньше внимания обращается на развитие национальной школы, языка и литературы. В связи с массовым приездом пер-воцелинников открывается большое количество школ с русским языком обучения. Казахские школы почти прекращают существование в северной и центральной частях Казахстан. В русских школах фрагментарно преподается казахская литература. „Хрестоматийный глянец» покрывает жизнь и творчество великого реформатора идей поэзии, хотя к юбилейным датам появляются сборники статей.
Но несмотря на гонения, казахское литературоведение в лице М. Ауэзова, Е. Исмаилова, А. Тажибаева и других поднимала проблемы абаеведения. Так, А, Тажибаев — патриарх современной литературы — определяет традиции Абая, как магистральные для национальной поэзии и видит их влияние вплоть до середины нынешнего века симптоматично. Вплоть до 40-х годов весьма сильна была поэзия, как главный род казахской литературы. Только в 40-е годы появились крупные эпические формы, которые вытеснили лирику и стали в первую очередь представлять важный этап в развитии реализма, новую его ступень.

В конце 80-х годов, почти после двадцатилетнего перерыва казахское литературоведение вновь обращается к осмыслению Абая. Это сложное время вызревания нового этапа национального самосознания еще будет предметом исследования историков, политологов, социологов и литературоведов. Литература очень своеобразно, мужественно и мудро вела народ к новому пониманию своего места в истории и современности. Литературоведение анализировало этот процесс и приходило к началу всех начал — фольклору, древней поэзии, поэзии Абая.
В преддверии всемирного празднования 150 — летнего юбилея Абая появились работы, ставшие значительной вехой в истории абаеведения. Во- первых, без купюр была дана сама история этой отрасли литературоведения , во — вторых, вопросы, впервые поднятые в монографии А. Иуркатова, нашли своеобразное решение в исследовании Ж. Исмагулова „Поэтические уроки Абая». Увидел свет сборник статей „Абай и современность» , где ученые республики многосторонне проанализировали как идеи, образы, темы, язык поэзии, так и „Слова назидания». Огромное внимание уделено созреванию нового мировоззрения поэта, отражению его образа и традиций творчества в других видах искусства, а также проблемы литературного перевода, Тема же взаимосвязи Абая с Западом и Востоком нашла свое отражение в философских работах, исследующих проблему мировоззрения поэта, тема „Абай и Восток», малоизученная и требующая как внимания, так и большой научной подготовки раскрыта в книге М Мырзахметова.

И только тема „Абай и русская литература», раскрываемая в 50-е — 60-е годы и 3. Ахметовым и М. Каратаевым, осталась без внимания. В русско- казахских литературных связях это значительная и важная страница, как и н духовной жизни двух народов — соседей. Абай сознавал Россию, западной страной и был во многом прав. Многие идеи пришли к Абаю через русское посредничество. Творчество Пушкина, Лермонтова, Крылова не только переводилось, но и осваивалось поэтом. Конечно, ретивые исследователи часто представляли Абая как примерного ученика великих русских поэтов: что вызывало неприятие. Но час ученичества великих не сравнить с глупым школярством. Только Гений может создать шедевры, бесконечно близкие и на степных просторах, и в чопорных городах. Общее человеческое искание истины связывало духовно великих поэтов разных народов. И появление такой книги, как „Гете и Абай» Г. Бельгера возможно только при дальнейшем изучении и новом осознании казахско — русских литературных взаимосвязей. В год юбилея Абая появилась и мемуарная литература, Это впервые опубликованные воспоминания Т. Кунанбаева „О моем отце Абае», книга Д. Досжанова „Зеркало Абая», другие произведения.

Новые переводы русских поэтов собраны в книгу „Абай. Стихи» Алматы 1995 г, Этот год исторический для казахского литературоведения. Абай впервые стал всемирно известен, его перевели на французский, английский, немецкий, китайский, арабский и другие языки. Огромную роль в этом шествии Абая по планете сыграло решение ЮНЕСКО объявить 1993 год, годом великого казахского мыслителя и поэта Абая, чьи общечеловеческие идеи близки и понятны всем людям земли, чьи призывы быть Человеком (Адам бол ! ) находят отклики в сердцах всех людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.