Просмотров: 208

Национальная «оттепель» в кинематографе Центральной Азии

Одними из основных достижений эпохи «оттепели» был всплеск, а в каких-то странах и становление национального кинематографа. «Оттепель» — период с начала 50-х по конец 60-х годов — последняя яркая вспышка официальной или, как считает киновед Евгений Марголит, «полуофициальной» советской культуры, в который появились на свет яркие, наиболее свободные от цензуры художественные произведения в литературе, театре и кино. Этот процесс шел повсеместно на территории всего Советского Союза — в России, Прибалтике, на Украине, Молдове, на Кавказе и в Центральной Азии.
К шестидесятым годам «выросли» не только национальные кинематографические кадры, но и национальное самосознание, поэтому именно в эти годы появились фильмы, отражающие дух и самобытность народов бывшего СССР. В шестидесятые впервые появились ленты, которые были национальны не только по форме, но и по содержанию.
«Оттепель» на «периферии», то есть в республиках СССР, фактически началась с фильма Сергея Параджанова «Тени забытых предков» (1964). На украинской киностудии им. Довженко Параджанов создает прецедент, демонстрируя кинематографистам других республик, что можно снимать национальное, почти фольклорное кино. В 1970 году режиссер создает другой шедевр- «Цвет граната» — уже на материале собственной армянской культуры. Здесь он отходит от фольклорности, поднимая язык киноповеетвования до уровня высокого мифоло-этического обобщения. Позже он продолжит начатый поиск в картинах «Ашик-Ке-риб» и «Легенда о Сурамской крепости». С. Параджанов — ключевая фигура той эпохи, человек-легенда, сумевший средствами, исключительно кинематографическими, и, оперируя материалом различных культур, противостоять идеологическим шаблонам советской масс-культуры.
Процесс выявления национальной идентичности и формирования национального самосознания в 60-е годы происходит повсеместно на территории всего Советского Союза. В каждом регионе — будь то Кавказ, Прибалтика или Центральная Азия — в годы кинематографической «оттепели» выявились свои лидеры. Так, из всех прибалтийских республик наиболее активно работали литовцы. Литовский кинематограф Жалакявичуса, Грицавичюса и Вабаласа стал своего рода визитной карточкой всех трех прибалтийских стран. На Кавказе лидировала грузинская кинематография: фильмы Чхеидзе, Иоселиани, Шенгелая, Абуладзе стали эталоном создания колоритных, национальных лент В Центральной Азии наиболее ярко проявило себя кино Киргизии, его так и называли — «кыргызское чудо». Как это ни парадоксально, формированием национального самосознания менее всего были озадачены кинематографисты России. Хотя, конечно, появление таких значительных исторических полотен, как «Андрей Рублев» Андрея Тарковского и «Война и мир» Сергея Бондарчука, целиком заполнило нишу самовыражения русского народа. Другие же российские фильмы эпохи «оттепели» были больше сконцентрированы на социально-политических проблемах постсталинской эпохи.
Главными характеристиками кинематографа «оттепели» в странах Центральной Азии можно назвать:
— Появление высокохудожественных лент, снятых национальными кадрами: режиссерами, кинодраматургами, операторами, актерами и т. д.
— Активное осмысление национальной истории и мифологии, выявление исторических и эпических героев,
— Воссоздание в фильмах традиционного уклада жизни, показ традиций и обычаев, одним словом, воспроизведение национального космоса нации или народа.
— Попытки создания современных образов героев и героинь, матерей и отцов, отстаивающих традиционные национальные мировоззренческие ценности.
— Попытки вести спор с официальной советской идеологией.
Здесь необходимо сказать о временных рамках «оттепели» в кинематографе Центральной Азии. Традиционно началом периода «оттепели» считается 1953 год — год смерти Сталина, окончание — на конец 60-х годов. Однако для кинематографий Центральной Азии точкой отсчета можно считать 1963-1964 годы — появление таких фильмов, как «Состязание» Болата Мансурова, «Меня зовут Кожа» Абдуллы Карсакбэева, и первых документальных лент Толомуша Окее-ва и Болота Шамшиева. Концом «оттепели» можно считать 1972-й — год завершения таких крупных эпических картин, как «Кыз-Жибек» и «Рустам и Сухраб», и одновременно год, когда лег на «полку» фильм Болата Мансурова «Тризна». Конечно же, временные рамки довольно условны, но исходя из истории самого кинематографа, они видятся именно в таких пределах. «Оттепель» в кинематографе Центральной Азии началась с появлением национальных самобытных картин и закончилась их тотальным запретом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.