Просмотров: 331

Кыргызстан — Казахстан: предпосылки и проблемы стратегического партнерства

Дорогие казахстанские братья, уважаемые гости и участники юбилейной научно-практической конференции! Разрешите от всего сердца поздравить наших братьев с 20-летним юбилеем образования независимого казахского государства, которое демонстрирует небывалые успехи на бывшем постсоветском пространстве и целеустремленно двигается в число 50 самых развитых экономик мира. Успехов вам и дальнейшего процветания. Кыргызский народ гордится успехами своих братьев, как гордился бы своими собственными успехами! История киргизов свидетельствует, что за 2,2 тыс. лет своей государственности они только один раз сумели создать свое государство. Это было в VIII-IX вв., когда киргизы создали могучую Енисейскую державу общей площадью в 5 млн. кв. км. Но стоило монгольским племенам усилиться и закрыть дорогу для расширения империи на юг, как она развалилась под грузом внутренних проблем (увеличение налогов на население вызвало огромный рост недовольства) и династийных распрей, просуществовав около 100 лет. Вот только один небольшой пример из киргизской истории о важности расширения влияния границ, или, говоря современным языком, международной интеграции для прочности государства. Остальные 2,1 тыс. лет были историей самовыживания и развития киргизского этноса в составе других племенных союзов, государств и государственных образований, кочевых империй. Отличительная черта — киргизам всегда удавалось добиться в рамках этих интеграционных проектов определенной политическои самостоятельности и сохранения культурной самобытности. Такая рациональная стратегия позволила киргизам выжить и сохраниться в очень сложных условиях. Исчезли скифы, сарматы, гунны, тюрки и другие могучие народы общетюркского корня, но киргизы существуют и здравствуют поныне, являясь древнейшим из всех тюркских народов, который сохранил свое собственное название.
За последние 150 лет киргизы переживают уже 4-ю по счету модернизацию, В составе Кокандского ханства киргизы перешли к начальной стадии феодализма, в составе Российской империи были приобщены к делу строительства основ капиталистического общества, в составе большевистской России строили социализм и, наконец, сейчас строят демократию и рыночную экономику по западному образцу. И вновь, как и прежде, со всей остротой встает самый важный вопрос — с кем нужно объединиться и интегрироваться ради будущего, прогресса и развития. Ибо как страна Кыргызстан всегда был самодостаточен, но как государство — недееспособен и несостоятелен. Более того, как считает известный эксперт и аналитик, профессор Э. Шукуров, «нынешний Кыргызстан с ускорением движется к национальной катастрофе, и света в конце туннеля пока еще не видно».

Мы все мечтаем о мире и дружбе между народами. Но мир и дружба будут вечными, если между странами будут иметься и реализовываться различные интеграционные проекты. 20 лет независимости, а также опыт трех смен власти в Кыргызстане (Акаев, Бакиев, Временное правительство) показывают, что киргизские правящие элиты все еще не имеют приемлемого варианта «демонтажа государственности», или т.н. плана «управляемой интеграции». Более того, не имеют достаточно глубоких представлений об основных вопросах и векторах внешней политики, выгодных народу и государству, как их выбирать и оценивать. «У кого нет своих планов, — гласит одна известная поговорка, — тот будет жить по чужим». Поэтому со стороны кажется, что Кыргызстан во внешней политике все время «шарахается» (в полном смысле этого слова) из стороны в сторону.
Кризис власти и трагические события в июне 2010 г. в Кыргызстане обнажили остроту и других проблем, в частности, проблему поиска национальных ценностей, способных мобилизовать общество и государство в условиях глобализации, таких ценностей как государство, единство нации, безопасность, коллективизм, развитие и культура. Например, из 51 тюркоговорящего в мире народа, на сегодняшний день имеют свое государство лишь 6 — киргизы, казахи, турки, азербайджанцы, узбеки и туркмены, не считая турецких киприотов.
Под вектором мы понимаем направление, его содержание и приоритет в экономической, политической, культурно-гуманитарной плоскостях. Объем международных отношений может быть очень разным. Приоритетный вектор — это стратегическое партнерство, которое означает:
— привилегированное экономическое сотрудничество;
— сотрудничество в культурно-гуманитарной и образовательной сферах;
— согласованную внешнюю политику.

В поисках модели региональной интеграции

Широко известны два способа вовлеченности в глобализацию — международная торговля и региональная интеграция. Основными торговыми партнерами Кыргызстана являются КНР, Россия, Казахстан. Торговые обороты между нами насчитывают миллиарды долларов.
«Надрегиональный» внешнеполитический приоритет должен иметь основной составляющей следующее: возможна ли интеграция, прежде всего экономическая, в том или ином направлении. Внешнеполитический приоритет должен быть четко увязан с остальными приоритетами — развитием, безопасностью, культурой.

Запад: США и Европа демонстрируют притягательные стандарты в развитии, безопасности и культуре. Но ясно, что Кыргызстан и его сырьевые товары не в состоянии преодолеть транспортное сопротивление на пути в противоположную сторону земного шара. Следовательно, у нас нет перспектив экономической интеграции с ними, хотя в области строительства демократии, безопасности и культуры есть хорошие основания для сотрудничества и внедрения у себя лучших стандартов. Мы могли бы интегрироваться в исламский мир. Но он весьма обширен (в четырех частях света: Европе, Азии, Африке, Австралии и Океании), далек от нас и весьма разнообразен. Кроме того, сам исламский мир весьма и весьма далек от интеграции. В мире, за исключением ОАЭ, практически нет развитых исламских стран. Малайзия — исламская страна, но 90% ее экономики контролируется этническими китайцами. Исламский мир не в состоянии предъявить стандарты, к которым можно было бы стремиться.
Можно было бы войти в тюркский мир. Ведь мы — часть этого мира. Но лидер тюркского мира — Турция — рассматривает свою активность в нем не как способ достичь его интеграции, а скорее как способ решить свои проблемы в ЕС. Еще один большой изъян — она отделена от большей части тюркского мира территорией нетюркских стран — Армении, Грузии, Ирана и Каспийским морем. Тюркский мир так же обширен и так же, как исламский, разобщен. Кроме того, большая часть тюркского мира не является субъектом международных отношений — российская Якутия, Тува, Хакассия, китайский и афганский Туркестан.
Кыргызстан мог бы интегрироваться с «Большим Китаем» (включающим в будущем не только Макао и Гонконг, но и Тайвань). Киргизы в доисламском прошлом неоднократно входили в состав Китая и даже защищали его от набегов разных кочевников, в т.ч. и родственных тюрков. Причина — Китай давал высокие стандарты безопасности, экономического и культурного развития. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что у истоков киргизской правящей династии стоял китайский полководец Ли Лиин, поставленный гуннами правителем киргизов. Но с тех пор утекло немало воды, а прежние доминирующие традиции ушли в прошлое.

Но ни население, ни нынешняя политическая элита Кыргызстана пока не готовы к интеграции с Китаем. Причина — цивилизационно-культурный барьер. Как сказал профессор Сыроежкин, «Китай — это не другая цивилизация. Это — просто другое человечество». Однако грамотная работа в этом направлении могла бы быть выгодной обеим сторонам. Кыргызстан бы получил определенные гарантии и культурную автономию. А КНР — имидж безопасной метрополии и соседа, стремящегося интегрироваться. Китай уже воспринимается как второе по уровню влияния на политику стран ЦА государство. Есть еще СНГ, где лидерство принадлежит России, Преимущества этого вектора — пока еще единое культурно-цивилизационное пространство, приемлемый формат безопасности (ОДКБ, ШОС), инфраструктура интеграции (ЕврАзЭС, ТС). Недостатки — относительно невысокие стандарты развития (сырьевые экономики) и политические стандарты (авторитаризм). Регион очень необходим России. Однако ее проекты отражают лишь текущие задачи российского бизнеса, но не стратегические интересы Российского государства. Претендент на локомотив интеграции должен быть лидером по типу Германии в ЕС. Россия сейчас лидер в СНГ. Но она не Германия. И как долго Россия сможет сохранять свое лидерство, если процессы интеграции затянутся?
В 1992 г. Россия по производству станков была на 2-м месте, теперь на 42-м. Если эта парадигма развития останется, это будет означать, что Россия с такой сырьевой экономикой не может быть экономическим центром интеграции постсоветского пространства.

Предпосылки возникновения многовекторной политики

На постсоветском пространстве появились силы, сопоставимые с Россией по степени своего влияния. Более того, изменилась и политическая элита новых независимых государств. На смену приходят новые политики, растет культурный разрыв между поколениями. Новая элита становится не только менее пророссийской, но и менее государственнической. Россия на постсоветском пространстве находится в положении цугцванга. «Политика пряника» в отношении постсоветских стран приводит политические элиты последних к иждивенческим настроениям, а «политика кнута» — к поиску поддержки на стороне: на Западе, в Китае, Иране. Причина многовекторной политики стран региона заключается также в недостаточной роли России в сдерживании КНР, Потенциал совместного влияния РФ и КНР на страны ЦА очень сильно возрос, и поэтому возникает необходимость ориентации на Запад. Зацикленность внешней политики стран централь-ноазиатского региона на трех странах: России, Китае и США — является ее недостатком: она недостаточно много-векторна. Споры не вызывает одновекторность и действительная многовекторность.
Все импульсы, за исключением Китая, подкреплены культурной близостью и имеют за собой цивилизационно-культурную и политическую традицию. Это затрудняет выбор между полюсами интеграции, тем более движение в сторону какого-то одного полюса.

Политические и экономические приоритеты Кыргызстана и Казахстана

Известный геополитик Н. Спикмен отмечал: «Союзы создаются не благодаря чувствам и эмоциям, а вследствие действия географических причин и баланса сил».2 Когда мы прогнозируем перспективы развития международных отношений, главными оказываются не экономические и даже не геоэкономические, а геополитические факторы — проблемы политического партнерства, национальной безопасности и сохранения государственности. А экономика и геоэкономика также имеют место быть, но они будут продолжением геополитических отношений. Номинироваться на статус стратегического партнера по идее должны страны не меньше среднего размера (примерно с населением в 50 млн. человек). Но вот с Казахстаном все время происходят отклонения от теории, особенно на практических занятиях со студентами, когда мы закладываем задачу поиска стратегического партнера для Кыргызстана. Основной смысл этого поиска — сохранение государственности и территориальной целостности. И рейтинг Казахстана у нас достаточно высок (74% в 2007 г., рейтинг России — 95%), т.е. 2-е место. На 3-ем — Германия — 68%.3
Основным препятствием на пути к благоприятному экономическому и политическому развитию является киргизское государство в том виде, в котором оно сложилось в постсоветский период. При ныне существующем государстве и механизмах воспроизводства властвующих и бизнес-структур никакие варианты международной интеграции не помогут Кыргызстану стать на путь прогрессивного демократического развития. Государство из средства достижения благополучия страны превратилось в орудие достижения личных и клановых интересов, стало причиной деградации природных и людских ресурсов.

Проект Союзного государства Казахстана и Кыргызстана

На пути достижения подлинной многовекторности необходимо возобновить интеграционный процесс в рамках стран ЦА. В рамках всего региона этот процесс обречен на неудачу. Но возможен успех, если интеграцию ЦА начать путем углубления двусторонних отношений с дальнейшим переходом к трехсторонним отношениям и т.д. Конечно же, на этом пути стран-участниц союза ждут новые возможности и угрозы. В этой связи хотелось бы напомнить о проекте, который существовал между Кыргызстаном и Казахстаном, но в силу определенных обстоятельств отложен в сторону. Кыргызстан и Казахстан заключили между собой все необходимые правовые соглашения, связанные с развитием сотрудничества, вечной дружбы, стратегического партнерства и союзнических отношений. Тем самым были заложены основы для дальнейшего стабильного и эффективного сотрудничества. Однако, на деле не все выглядит благополучно в наших отношениях, есть проблемы, которые надо решать, есть потенциал, ресурсы, которые могут быть задействованы для дальнейшей гармонизации и оптимизации наших отношений.
Возможности для Кыргызстана:
— увеличение инвестиций в экономику;
— увеличение шансов на решение проблемы межгосударственного вододеления;
— создание новых рабочих мест;
— легальное участие в трудовых ресурсах Казахстана;
— увеличение безопасности;
— стабильный рынок сбыта сельхозпродукции, электроэнергии и туристических услуг;
— улучшение рынка образовательных услуг;
— малый и средний бизнес — увеличение рынка сбыта.
Угрозы для Кыргызстана:
— утрата суверенитета;
— утрата позиций политических элит;
— повышение цен до уровня казахстанских.
Возможности для Казахстана:
— увеличение рынка сбыта продукции;
— улучшение проблемы дефицита трудовых ресурсов;
— увеличение доступа к ресурсам Кыргызстана;
— Казахстан станет главным транспортным узлом — север-юг, запад-восток;
— появится непосредственный доступ к Таджикистану — еще одному потенциальному партнеру.
Угрозы для Казахстана:
— снижение темпов роста экономики;
— увеличение угроз наркотрафика, терроризма, религиозного экстремизма;

КУРМАНОВ З.К.,
доктор исторических паук, профессор (Кыргызстан)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.