Просмотров: 647

Культура бронзы и племенных объединений на территории Казахстана

В настоящее время подлинная история казахов нуждается в возрождении. Без исторической памяти нет национальной гордости и патриотизма. В истории Казахстана есть события, память о которых должна быть не только исторической, но и народной. Как отмечал в своей книге «В потоке истории» Н.А. Назарбаев, «Нужно быть на редкость малообразованным человеком, чтобы не знать, что казахская земля была территорией колоссальных культурных новаций евразийского масштаба — от военных технологий до способов конструирования жилья и разведения скота, от уникальных технологий в металлургии до выдающихся памятников литературного творчества».
В начале II тыс. до н.э. на территории Казахстана сложилось свое образное комплексное хозяйство, соединяющее скотоводство, земледелие и высокоразвитую металлургию, Несмотря на обширность территории Казахстана, племена эпохи бронзы демонстрируют культурное единообразие, сменяющее племенную чересполосицу эпохи неолита. В последнее годы все больше сторонников среди историков находит гипотеза том, что упоминаемые в Авесте арии, туры, хьона и другие народы принадлежат к кругу андроновской культуры. Как результаты археолого-этнографических исследований, так и историко-лингвистический сравнительный анализ древних текстов зороастризма свидетельствуют в пользу этой гипотезы.
В начале II тыс. до н. э. племена Казахстана овладели производством бронзовых изделий. Бронза — сплав меди и олова, иногда также сурьмы, свинца, мышьяка или цинка в различных пропорциях. Изменения, происходившие в хозяйстве и быту племен Казахстана, связаны в первую очередь с прогрессирующей аридностью климата. Уменьшаются стоки рек, медленно усыхают надпойменные террасы, понижаются уровни озер и т.д. Соответственно, увеличивается роль скотоводства и к концу II тыс. до н. э. оно становится ведущим. Приоритетное развитие металлургии и скотоводства привело к росту производительности и усиленной специализации общественного труда, к крупным изменениям в общественной жизни.
В эпоху бронзы поселения располагались по берегам небольших рек, реже у озер. Принципы выбора места расселения связаны прежде всего хозяйственными интересами. Так для скота был необходим богатый травостой, для земледелия — удобная почва. Поселения обычно состояли из 10-20 жилищ, окруженных общим оборонительным валом или рвом. Площади жилищ очень разнятся — от 100 до 300 кв. м. Обычно преобладают полуземлянки-углубления до 1-1,5 м. Деревянный сруб перекрывался двускатной крышей. Крыша поддерживалась несколькими столбами. В Центральном и Западном Казахстане при строительстве жилищ преобладал камень. Жилища позднего этапа были небольших размеров, почти квадратные, наземного типа, с четырехскатной крышей. Они легко возводились и разбирались. Вблизи поселений располагались родовые кладбища.
О художественном вкусе и культуре древних племен можно судить по украшениям и предметам искусства. В горных ущельях, где совершали жертвоприношения и звучали гимны, обнаружены грандиозные картинные галереи — Тамгалытас, Сынтас и др. В них изображены колесницы, герои, натягивающие луки, танцоры, кружащиеся в ритуальных танцах. И над всеми образами возвышаются «солнцеголовые существа».
У племен эпохи бронзы существовал культ огня, о чем говорит широко распространенный в этот период обряд трупосожжения. Даже в погребениях с трупоположением встречаются остатки золы и угля. Во многих захоронениях труп посыпали красной охрой или опускали кусок красной охры в могилу. Красный цвет в сознании древних людей отождествлялся с огнем и имея магическую силу защищал от злых духов. Господствующей формой верования был культ предков. Это объясняет сопровождение покойника пищей, одеждой, орудиями труда, украшениями.
В первом тысячелетии до нашей эры на территории Средней Азии, Ближнего и Среднего Востока сформировались государства Ассирия и Мидия. В VI веке на смену Мидийской державе приходит государство Ахеменидов. Основателем его был царь Кир II, который в 550 году до н.э. разгромил и подчинил Мидию, создав огромную державу, включавшую в себя и южные районы Средней Азии. В состав Ахеменидского государства (в промежутке между 530 и 522 годами до н.э.) входили Парфия, Хорезм, Бактрия, Согдиана, Сака. Севернее бактрийцев, согдианцев и хорезмийцев, в степях Казахстана, по сведениям древних источников, обитали кочевые «туры с быстрыми конями». Туры в персидских источниках именуются саками, что значит «могучие мужи», а в сочинениях греческих авторов фигурируют под именем скифов, которое широко вошло в обиход как синоним кочевников.
Важнейшим источником по истории сакских племен, их материальной, духовной культуре являются археологические памятники — могильники, наскальные рисунки, клады сакских вещей. Исследования археологов позволили открыть яркую, самобытную культуру саков в разных регионах Казахстана. Сакские племена занимались полукочевым и кочевым скотоводством, что было связано с естественно-географическими и социально-экономическими условиями. С кочевым образом жизни сформировались переносное жилище, производство войлочных, кожаных, деревянных, металлических изделий [3, с. 11]. Искусство древних кочевников было тесно связано с искусством Ахеменидского Ирана и Бактрии, с одной стороны, и искусством Китая эпохи Чжоу и Хань — с другой. В эпоху саков в наскальных гравюрах основной темой является мир животных и людей, но используются и новые приемы изображений. Древние мастера охотно использовали в качестве материала трубчатые кости лошадей, баранов, маралов, а также рога животных, из чего изготовляли украшения: пронизи, накладки на ремни, пряжки, застежки, гребни, шпильки для волос. Вещи из мягкого материала, фрагменты войлочных изделий обнаружены в Бесшатырских курганах Семиречья и свидетельствуют о развитии ткачества. Также саки были знакомы с литьем, штамповкой золота и могли изготавливать удивительные по изяществу, композиционному построению изделия из золота, серебра, бирюзы, которыми украшали одежду человека, сбрую коня, предметы быта. Сакское ювелирное искусство наиболее полно представлено в кургане Иссык, по материалам которого удалось получить представление об одежде знатных саков, украшениях, которые они носили, оружии, с которыми они шли в бой.
Если о сокровищах знаменитого кургана Иссык знают во всем мире, то меньше известно о других сакских находках, обнаруженных на территории Жетысу. И это, в первую очередь, относится к Жалаулинскому кладу, названного по месту находки — небольшому аулу вблизи с. Кегень, в 200 км восточнее г. Алматы. Исследовавшие место находки археологи установили, что все вещи лежали в войлочном мешке, который был зарыт в землю неизвестным «охотником за сокровищами» в начале XX века. Все золотые изделия были добыты из разграбленных сакских курганов Кегенской долины, которая являлась одним из центров обитания саков. Среди более двухсот предметов выделяются бляхи наборного пояса, украшения одежды и головного убора, а также пектораль — нагрудное украшение. Она представляет собой массивную овальной формы пластину, украшенную по краям бордюром из крученого золотого дрота-проволоки. На концах ее сохранились петли для подвешивания. Поясные бляхи и пектораль были украшены припаянными фигурками горных баранов-архаров. Предварительная датировка изделий Жалаулинского клада, если исходить из аналогий с похожими изделиями из других районов сакской (скифской) культуры на Алтае, в Сибири, в Приаралье, Причерноморье, может быть определена с VII по V вв. до н.э.
Саки, как и другие народы, поклонялись силам природы — солнцу, ветру, грозе, грому, которые представлялись им в образе богов. А боги, по их понятиям, воплощались в фантастических зверей, птиц и животных, таких как крылатые кони, грифы. Популярностью этих образов в мифологии и фольклоре вызвали к жизни своеобразный «звериный стиль» в искусстве евразийских степей. Надписи, обнаруженные на бронзовых и серебряных сосудах, свидетельствуют о том, что племена, населяющие территорию Казахстана, уже в V веке до н.э. знали письменность. Существование у саков Семиречья письменности — яркое свидетельство того, что у них было государство, в которое вошли скотоводческие и земледельческие племена региона. Позднее оно распалось под ударами юеджей и усуней, захвативших власть в регионе в III в. до н.э.
В 177 г. до н.э. на территории Семиречья основали государство усуни. На сегодняшний день этническая принадлежность усуней еще до конца не выяснена. Одни исследователи считают, что усуни были потомками прежнего населения Семиречья, т.е. «саков-тиграхауда», другие, что усуни были предками тюрок и переселились из глубины Центральной Азии. Первое поселение усуней было обнаружено в Чуйской долине, вблизи села Луговое в предгорьях Киргизского Алатау. До раскопок это был холм-тобе, скрывавший остатки жилищ с глинобитными стенами и обмазанными глиной полами. На полах находились открытые очаги, на которых готовилась пища. Большое количество обломков крупных глиняных сосудов, каменные зернотерки и мотыги свидетельствуют о том, что жители поселения занимались земледелием, сочетая его с придомным скотоводством. В горных районах Тянь-Шаня поселения усуней встречены во многих горных ущельях. Одно из них (Актас) находится на берегу речки Курайлы, неподалеку от села Кегень. Здесь были открыты остатки пяти жилых и хозяйственных построек, стены которых сложены из камня. Рядом с поселком обнаружены древние поля, которые орошались выведенными из реки арыками.
Усуни вели оседлый образ жизни. Они строили свои дома двух типов: каменные и кирпичные (из глины смешанной с травой и высушенной на солнце). К этим домам пристраивались и загоны для скота, и другие хозяйственные пристройки. Очаг усуни возводили в центре жилища, возле которого они обогревались и на котором готовили пищу. Одно поселение представляло 4-5 домов, в которых усуни проживали семьями. Во время отгона скота на летние пастбища, они жили в юртах, так как у них было распространено сезонное использование пастбищ. Природные условия позволяли кочевать от одного пастбища к другому.
Хозяйство усуней было комплексным: скотоводческо-земледельческим. Скотоводство играло главную роль в жизни усуней. Они разводили лошадей и более мелкий скот (овцы, козы, ослы). Источник XIX в. Хэ Цю-Тао, ссылаясь на древние источники, пишет, что хотя древние усуни и не «устраивают полей», но «сеют деревья». Отсюда можно предположить о распространении у усуней земледелия. В огородах выращивали овощи, в садах фрукты, высеивали хлеб. Возле домов древних усуней находили поля с оросительными каналами. Найденные жернова для размола зерна подтверждают это.
Усуни занимались резьбой по камню, дереву и кости. Высокоразвитым было у них ювелирное дело, украшения выполнены в зверином стиле, что свидетельствует о влиянии сакской культуры. Так же как и саки, усуни видели идею строения вселенной в животных. Птицы символизировали небо, животные — землю, а крылатые кони — солнце. Из золота и драгоценных камней они делали бусы, серьги, украшения на одежду. В то же время усуни разрабатывали месторождения меди, свинца, олова, плавили железо, из которого изготавливали наконечники для стрел, ножи, кинжалы. Выдающимися произведениями усуней являются изделия из бронзы. Обычно эти изделия находят случайно. Когда-то люди, использовавшие эти вещи, спрятали их, а затем по каким-то причинам они так и остались невостребованными до тех пор, пока счастливый случай не «воскресил» их, вернув к новому назначению в качестве экспонатов музеев и предметов научных исследований.
Большинство кладов найдено в предгорной зоне — обычно в тех местах, которые наиболее удобны в качестве весенних и осенних пастбищ, богатых травостоем, водой, лесом. Они датируются эпохой бронзы ранних кочевников — саков и усуней, обитавших здесь с VIII в. до н.э. по IV в. н.э. Полагают, что это предметы, имеющие прямое отношение к мировоззрению, духовной культуре народа: светильники, поддерживающие огонь и выступающие своеобразными каналами космической связи людей с верховными божествами, обитавшими на вершинах гор, соединявшихся с верхним миром; котлы, в которых варилось мясо жертвенных животных, и жертвенные столы. Наибольшую известность получил так называемый «семиреченский алтарь», обнаруженный в 1912 г. на территории Большой станицы г. Верного.
На рубеже н. э. и в первой половине I тыс. н. э. на юге Казахстана существовало и развивалось крупное могущественное государственное объединение — Кангюй, которое играло важную роль в истории Востока. Население его занималось земледелием и скотоводством, ремеслами, торговлей. Кангюй был связан политическими, экономическими и культурными связями с Китаем, Парфией, Римом и Кушанской империей [6].
Впервые кангюй (в китайском произношении канцзюй) упоминается в письменных источниках II века до н.э. Они занимали территорию к северо-западу от усуней. Основная часть их населяла районы Каратау и среднего течения Сырдарьи.
Политическая история кангюев на рубеже нашей эры изучена недостаточно. Известно, что правитель жил в городе Битянь (столица канглов, которая находилась близ города Туркестан), имел 600 тыс. подданных из 120 тыс. семейств. Общей тенденцией политики кангюев на протяжении всего периода их существования было стремление сохранить под своим контролем участок Шелкового пути от Ферганы до Приаралья, шедшего по Сырдарье. В пользу активного функционирования Шелкового пути по Сырдарье вверх на северо-запад на Кавказ и в Причерноморье, а также на юг в Иран, на Ближний Восток и в Индию, свидетельствуют находки, сделанные при раскопках городищ и некрополей кангюйцев и жителей Яньцай-Аланья: китайские монеты и зеркала, коралловые бусы из Индии, бронзовые застежки из Европы, разные камни из Ирана. При этом канглы были связаны политическими, экономическими и культурными отношениями с Китаем, Парфией, Римом, Закавказьем.
Правитель канглов носил титул эльтебер, джабгу, каган. Власть передавалась по наследству. В управлении государством правитель опирался на трех помощников-визирей. Археологические исследования последних лет позволяют представить внешний облик кангюйцев по рисункам их современников. Они дошли до нас в виде гравированных изображений на костяных пластинках, некогда нашивавшихся на кожаную основу. Пластины были обнаружены при первых раскопках кангюйских курганов вблизи городища Курган-Тепе в Самаркандской области. На одной из них изображена сцена сражения конных и спешенных витязей, на другой — конная охота. Все участники баталии и охоты принадлежат к единому этническому типу. У всех вытянутые, заостренные к макушке головы с невысоким лбом. Волосы зачесаны вверх, у висков убраны назад за уши. Глаза ромбовидные, носы крупные, с небольшой горбинкой, энергичные подбородки. Портрет венчают свисающие до подбородка усы и бородка. На воинах на кафтаны надеты защитные доспехи из нашитых пластинчатых, полуовальных либо чешуйчатых пластин; на головах округлые шлемы, шеи покрыты бронированными воротниками; облегающие штаны, натянутые штрипками под ступнями.
Оружие кангюйцев представлено длинными копьями с ланцетовидными наконечниками; длинные двулезвийные мечи, ножны которых крепятся к поясу двумя ремешками, сложносоставной лук, стрелы с трехгранными наконечниками; длинный трехчастный колчан с широким отделением для лука и двумя узкими — для стрел. Овальный щит обит пластинами. У одного из воинов имелся боевой топорик — клевец. Бронированные всадники сидят на незащищенных доспехами конях. Гривы коней подстрижены, между ушами -челка, собранная в пучок.
В районах, где когда-то проживали кангюйцы, археологи выявили большую группу памятников и отнесли их к археологическим культурам каунчинской и отрарско-каратауской. Первая была распространена в Ташкентском оазисе, вторая — в районах среднего течения Сырдарьи и предгорьях Каратау до Таласа. Наиболее хорошо изученным памятником каунчинской культуры является поселение Актобе неподалеку от Чардары, расположенное на правом берегу Сырдарьи. Один из раскопов полностью вскрыл дворцовое здание, прямоугольное в плане, размером 28 х 18,5 м. Дворец состоял из пяти крестообразно расположенных помещений, входного комплекса и двух коридоров, огибающих постройку с запада и востока. В центре находился квадратный зал, который сообщался со всеми остальными помещениями арочными проходами. Он был когда-то перекрыт плоской кровлей.
Помещения, расположенные вокруг зала, перекрыты коробовыми сводами, а одно из них — куполом, который является одним из ранних типов купольных перекрытий в Средней Азии и Казахстане. Важную роль в конструкции здания играла крыша, на которую можно было попасть по лестнице и через люк в своде. Стены, перекрытия, арочные проходы во дворце выполнены из прямоугольного и квадратного сырцового кирпича.
Одним из крупных центров концентрации памятников отрарско-каратауской культуры являлся Отрарский оазис. На левом берегу р. Арыси на сравнительно небольшой территории (около 100 кв. м) находятся остатки двух десятков бугров — тобе различной величины: Пшук-Мардан, Костобе, Чаштобе, Сейтман-Тобе, Ахайтобе, Чольтобе и др.
Кангюйцы умели выплавлять железо, делать из него предметы обихода. Найдены круглые крицы — заготовки железа, из которых кузнецы выковывали серпы, ножи, наконечники стрел. Из кости изготавливались накладки для сложносоставных луков, ручки ножей, булавки, застежки, различного рода амулеты. Интересны амулеты из фаланг волка, орла, собаки. Оригинальны выточенные из кости булавки с фигурными головками.
Ювелирные изделия и украшения делались из золота, бронзы. Найдена, например, бляшка из золотой фольги с вставкой из красного камня, оконтуренного ложной зернью. Бусы делали из граната, сердолика, бирюзы, разноцветного стекла. Предметы вооружения представлены железными трехлопастными наконечниками стрел, сложными луками с костяными накладками, короткими железными мечами и однолезвийными кинжалами. Много пряжек из железа и бронзы, оставшихся от кожаных поясов. Среди украшений — каменные, металлические, стеклянные бусы, серьги и подвески со вставками из цветных камней, с гроздьями бронзовых или золотых шариков, гривны, сплетенные из проволочных дротов, шпильки.
В середине I тыс. до н.э. на базе кочевых племен Монголии и Ордоса складывается союз племен сюнну и дунху, первое из которых сыграло заметную роль в исторических событиях своей эпохи, оказывая влияние на историю сопредельных стран. Происхождение названия этой группы племен неясно. Более поздний этноним «хунны» или «гунны» является производным от имени сюнну и был скорее политическим, чем этническим. Вопрос об этнической принадлежности хуннов остается невыясненным. Большинство исследователей считает их протюрками.
Хунны вели ожесточенную борьбу с Китаем, длившуюся более четырех веков, который неоднократно пытался поработить хуннские племена. Возвышение хуннского рода происходит при правителе Модэ. Он осуществил реформы, превратившие племена хуннов в могучую державу. В дальнейшем под властью хуннских правителей оказалась территория, простиравшаяся от Забайкалья до Тибета и от Восточнорго Туркестана до среднего течения Хуанхе.
Европейцам хунны известны под именем гунны и ассоциируются с воинственностью, жестокостью и варварством. Гунны во главе с Аттилой делали опустошительные набеги на европейские страны. Они положили начало великому переселению народов. В 93 г. н.э. началась вторая волны переселения хунну, которые двинулись на запад, покоряя одни племена, увлекая за собой другие, проникли на Сырдарью, в Приаравлье, Центральный и Западный Казахстан. В IV веке н.э. хунну и другие кочевые племена достигли южнорусских степей, дошли до Дуная и поселились в Венгрии под именем гуннов. Такое «Великое переселение народов» в значительной мере изменило этническую, политическую карту Казахстана, Средней Азии, а также Европы. По мнению исследователей, с проникновением хунну связано начало тюркизации восточно-иранских племен. С первой половины I тыс. н.э. меняется антропологический тип Семиречья и Южного Казахстана, появляются монголоидные черты.
Культура хунну имела сходство со скифо-сарматской культурой. Жили они в войлочных юртах, однако археологи находят и дома, построенные из глины, с земляным полом. В них имелась система отопления — дымоходы очагов, находившихся у стен жилища и обогревавшие их дома. Найденные орудия труда для размола зерна, свидетельствуют о развитии у них земледелия. У хуннов были развиты ремесла — изготовление из дерева каркасов для юрт.
Одежда была в основном из кожи и шерсти животных, которых они разводили. Кроме того, найдена форма для отливки сошников, сыродутные горны и другие свидетельства развития металлургии хунну на основе использования местных месторождений медных и железных руд. А также ювелирные украшения — подвески, ожерелья, серьги, что говорит о развитии «полихромного стиля». Среди других ремесел хунну следует отметить гончарное дело: разнообразная посуда хорошего качества, лощеная, украшена орнаментом.
Таким образом, можно констатировать, что население эпохи бронзы, союз племен саков, древние государственные образования усуней, канглов и хунну достигли достаточно высокого уровня кочевой культуры, характеризуемой государственным уровнем общественного устройства, своеобразной материальной культурой и искусством.

Список литературы:
1. Назарбаев Н. А. В потоке истории. Алматы, 1999.
2. Кляшторный СТ., Султанов Т.И. Казахстан летопись трех тысячелетий. Алматы, 1992.
3. История искусств Казахстана: очерки. Т. 1. /Отв. ред. Г. А. Бегалинова. Алматы, 2003.
4. Акишев К. А. Курган Иссык. М., 1978.
5. Агатов П., Кадырбаев М. Сокровища древнего Казахстана. Алма-Ата, 1979.
6. Байпаков К.М., Подушкин А.М. Археологические памятники древнеземледельческой культуры Казахстана. Алма-Ата, 1988.

One thought on “Культура бронзы и племенных объединений на территории Казахстана

  1. О начавшемся классовом расслоении у протокорейцев бронзового века свидетельствуют сохранившиеся до наших дней захоронения вождей крупных племенных объединений — каменные дольмены. Помимо этого встречаются захоронения в виде каменных гробов, врытых в землю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.