История Кипчаков

На протяжении многих веков в Сарыарке обитал могущественный этнос кипчаков. Подробные сведения о кипчаках есть в трудах Кашгари, ал-Идриси, Гардизи, Бейхаки, в анонимном сочинении Худуд-ал-Алем (Пределы мира) и др. Легенда о происхождении кипчаков повествует: «Один из беков Огуз-хана выступил [в поход], взяв [с собой] жену. Сам он погиб в битве; жена его спаслась… Она была беременна:… день был холодный …она родила в [гнилом] дуплистом дереве». Когда дали знать об этом хану, хан сказал: «Его отец погиб на моих глазах; у него нет заступника» (Кононов А.Н.Родословная туркмен, 43). Огуз-хан усыновил его и дал имя Кипчак. В переводе с древнетюркского языка слово кипчак — дерево с дуплом. По Рашидаддину и Абулгази кипчаки составили основу государства Огуз-хана.

По данным древних источников прямыми потомками канглы и западных гуннов из поколения юебань (жубан) были огузы, кипчаки и печенеги, самые многочисленные племена, обитавшие в бассейне р.Сырдарья и по берегам Аральского и Каспийского морей. Соплеменники кипчаков печенеги (бечене) входили в огузскую конфедерацию племен. Название печенеги происходит от слова бечене (бесене), в переводе с казахского означающее лоб, лобный.

Огузы и кипчаки со своими стадами по обычаю кангюйцев кочевали между югом и севером. Огузы проводили лето в верховьях Яика и Тобола, к зиме возвращаясь на Сырдарью, к берегам Аральского и Каспийского морей, где находились их города, кишлаки и засеянные поля, охраняемые (джатаками), оседлыми бедняками. Кипчаки же с наступлением весны кочевали с берегов Сырдарьи в Центральный и Северный Казахстан, где находились тучные пастбища.

Происхождение кипчаков и аргынов от огузов прослеживается в казахских источниках. В рукописи «қазақтың тегі», хранящейся в архиве Потанина в Томском университете, говорится, «корень наших казахов от тюрков-огузов учокского племени. (Потанин. Киргиз-кайсацкие и алтайские предания и легенды. 54). По берегам Сырдарьи кипчаки обитали совместно с канглы (выше Узкента до устья р. Арысь), огузы -в нижней части Сырдарьи и по берегам Аральского моря. От города Сайрама до рр. Чу и Или были места обитания кар луков. В VIII-Х вв. Отрар, Шаш (Ташкент) и Субаникент были общими городами для этих племен, однако, канглы занимали господствующее положение. Взаимоотношения кипчаков и огузов с одной стороны, кипчаков и карлуков — с другой были, в основном, мирными. Единые корни и диалект тюркского языка (к примеру, жабагу, жаксы) их объединяли. По словам Ибн ал-Факих «огузы, токуз-огузы и кипчаки — самые сильные из всех тюрок».

В китайских источниках Шицзи и Цяньхань-шу во II в. до н.э. находим первое упоминание о кипчаках (в китайской транскрипции «кюеше» или «кыйчак»). Из хроники «Наньши» известно, что кипчаки в I в. до н.э занимали земли на запад от Тарбагатая до каспийских степей. По данным арабских источников на юге у кипчаков были общие границы с огузами, карлуками и канглы, на востоке их соседями были карлуки и киргизы, на западе огузы и печенеги.

Владения кипчаков включали территории современных Центрального, Северо-Восточного и Западного Казахстана. Центры кипчакских владений находились на Иртыше и в Улытауской степи. По подсчетам Ибн Хордадбеха, расстояние от города Тараза до кипчакских владений на Иртыше составляло 81 день пути верблюжьим ходом. В Центральном Казахстане кипчакам принадлежала обширная металлургическая область (баянаульские и каркаралинские степи, Степняк, Жезказган и др).

Из источников следует, что на север от карлуков жили соплеменники кипчаков кимаки (по Махмуду Кашгари «имаки»). В другом месте Кашгари пишет, что имаки-тюркское племя кипчаков. Термин «кимаки» не встречается ни в китайских источниках, ни в орхонских надписях. Его нет в исторических и эпических преданиях тюркских народов. Термин «кимаки» был введен арабскими географами и исчез в Х-ХI вв. Вместо него в арабских и иранских источниках стали использовать название этноса «кипчак».

На исторической арене кипчаки, огузы, карлуки появляются после распада древнегуннского союза в V-VI вв. н.э. В VI в. кипчаки вошли в состав Западно-Тюркского каганата и вместе с огузами, карлуками и конфедерациями племен Дулу и Нушиби (он ок) составили основное население каганата. Упоминания о кипчаках есть в орхонских надписях на памятнике Муюн-Чор и Селенгинском камне.

В VII-VIII вв. при Далобяне, Чура-хане, Дулу (Толу) и Карахане (Хэли) племенные объединения кипчаков, огузов и карлуков были самыми крупными и могущественными. Впоследствии, кипчаки недовольные Верховным каганом западных тюрков, попавших под влияние Китая, откочевали в кангюй, в Дешт-и Хазар (гузская [огузская] степь [Мафазат ал-гуз], так называлась Сарыарка до появления Дешт-и Кипчака.

По источникам, некоторые древнегуннские племена слились с кипчаками и составили один народ куны. На них впервые обратил внимание востоковед Маркварт. Название кун он встретил в сочинениях аль-Бируни (XI в.) и Ауфи (XIII в.). По словам Ауфи куны первоначально обитали в Монголии к западу от киргизов. Позднее, вследствие недостаточности пастбищ для скота, они откочевали в Сарыарку, где жили кипчаки. По Ауфи, кунов называли также марка — старший ягненок, родившийся зимою Позднее куны переселились на запад в Паннонию, где вместе с куманами — западными кипчаками вошли в состав венгерского народа. Основная часть кипчаков всегда обитала к западу от киргизов на огромном пространстве между Иртышом и Яиком. Об этом свидетельствуют многочисленные курганы и каменные изваяния кипчаков, сохранившиеся до наших дней, на этой земле сохранились также памятники их предков: северных гуннов и жубанов (юебаней).

На земле, начиная от Тарбагатая до Улытауской степи, встречается особый тип захоронений — подбойные погребения с деформированными черепами. Искусственная деформация черепа была особенностью гуннских захоронений. По археологическим данным раннекипчакские могильники подобны позднегуннским.

Одно из сообщений о кипчаках принадлежит Абу-Дулефу -арабскому поэту при дворе сасанидов. В первой половине X в. он путешествовал по земле кипчаков. В своих записках он описывает их быт, летнее жилище, покрытое войлоком. Абу Дулеф пишет, что у кипчаков много золота, драгоценных камней, есть камень [яда], с помощью которого они вызывают дождь.

В XI веке сырдарьинские огузы ушли в бухарскую Нурату. Ученых занимает вопрос, почему огузы ушли с берегов Сырдарьи? Бартольд, делая попытку объяснить, пишет: «Возможно, что происходившее в XI в. движение огузов на запад и на юг отчасти было вызвано давлением кипчаков с севера; этим же, может быть, следует объяснить упоминаемое арабскими географами занятие огузами в X в. Мангышлакского полуострова, до тех пор безлюдного» (Бартольд, V, 98). В XI в. обширное степное пространство, раскинувшееся от Иртыша до Волги, стало называться Дешт-и Кипчак. Первое упоминание о нем встречается в сочинении персидского поэта Насири Хусрау.

С XI в. обширное степное пространство, раскинувшееся от Иртыша до Волги, стало называться Дешт-и Кипчак. Первое упоминание о нем встречается в сочинении персидского поэта Насири Хусрау.

В первой половине XI в. после ухода огузов с берегов Сырдарьи кипчаки стали непосредственными соседями государства Хорезмшахов. Города огузов на Сырдарье перешли к кипчакам. «Происшедшая в XI в. этнографическая перемена выразилась в том, — писал В.В.Бартольд, — что обширная степь, которую географы X в. называют «гузской», по имени огузов, теперь стала называться кипчакской [Дешт-и Кипчак]… К кипчакам, вместе с тесно связанным с ними народом канглы, перешло наследие огузов на Сырдарье и наследие печенегов, вытесненных огузами в Южную Россию, так что их владения заняли огромную территорию с востока на запад» (Бартольд, V, 98-99). Печенеги — соплеменники кипчаков обитали на територрии от Аральского моря на запад до Яика и низовьев Волги. По описанию Ибн Фадлана, печенеги были брюнетами с бритой бородой.

По словам Джувейни, перед монгольским нашествием кипчаки были могущественными соседями Хорезма. В период нашествия каракитаев в Среднюю Азию кипчаки устанавливают дружеские отношения с государством Хорезмшахов.

Хорезмшах Текеш, постоянно находившийся в борьбе со своими феодальными соперниками и искавший в лице кипчаков союзника закрепляет их родственным союзом, женившись на дочери кипчакского Кадыр-хана Торкин Хатун, в будущем матери Мухаммед Хорезмшаха (Джузжани). К тому же Текеш сдружился с родственником Кадыр-хана, могущественным беком оренов Алп-Кара, который в 1182 году встретился с Хорезмшахом в Дженде и выразил ему готовность оказать военную помощь. Текеш выдает свою дочь — принцессу за сына Алп-Кара, еще более скрепляя родственные отношения. По словам Багдади, после этого из Туркестана на службу к хорезмшаху стали постулат отряды кипчаков (Китаб аттавассул, 180). Придворная свита и войско хорезмшаха состояли преимущественно из канглы и кипчаков, родственников Торкин-Хатун.

Перед монгольским нашествием кипчаки создали сильное политическое образование государственного типа Дешт-и Кипчак. В Дешт-и Кипчаке находили убежище преследуемые войсками Чингиз-хана племена найманов, меркитов, кереев (кереитов).

Основную часть территории Дешт-и Кипчака составлял современный Центральный Казахстан, с древних времен называемый Сарыарка. Дешт-и Кипчаком в арабской и персидской литературе XI в. называют степные просторы к северу от Сырдарьи. В Х-ХII вв.в Дешт-и Кипчаке проживали кипчаки, усуни, канглы, алшыны, жалаиры, конграты, аргыны и др. На огромной территории Дешт-и Кипчака было большое число крупных фратрий. В составе западных кипчаков — куба кипчак были кубанги, кондыгеры, берчоглы, кангкароглы (канглы), ангшыоглы, борлы, караборлы, тортоглы, карабайыроглы, жуздены, котаны и др. В составе восточного Дешт-и Кипчака были шаграй-кипчаки (голубоглазые кипчаки), сары-кипчаки, кара-кипчаки, орен-кипчаки, аланказы, айдарказ-кипчаки (андараз-кипчак), кужаты, канглы-кожа, карабалыки, торыайгыры. Из восточно-кипчакских племен след в истории оставили шаграй-кипчаки и орен-кипчаки, жившие в низовьях Сырдарьи. В первой половине XI в. они стали союзниками Хорезма и составили основной континент войск хорезмшаха.

По описанию ал-Идриси, кипчаки владели превосходными пастбищами и проточной водой. Их главный город Хиам был неприступной крепостью (МИТТ, 22).

В Центральном Казахстане (Сарыарка) археологами выявлены следы более шестидесяти укрепленных поселений в бассейне рр. Ишим, Сарысу, Жезды, Нура, в предгорных равнинах Улытау, Каркаралы, в Баянаульском раойне и в других местах. На р.Сарысу находятся развалины ханских резиденций: Белен-ана, Ала-таги (Ала-теге), название, видимо, связано с именем Алаша-хана. У места впадения р.Терсаккан в Ишим по казахским преданиям должны находиться развалины двух городов Урмамбет, построенный Тохтамышем и Урусханом, и Оркошеги. У истоков р.Ишим у оз. Кургальджин находятся развалины города Ботагай, вблизи города Акмолинска (ныне г.Астана) находятся развалины крепости Бузок. В Улытауской степи сохранились остатки больших крепостей -Хан-ордасы и у западного подножия горы Арганаты Орда-конган (Орда-базар), история которого связана с Алаша-ханом. На р. Жезды — остатки крепостей Баскамыр, Аяккамыр. В этих резиденциях казахские ханы и знать жили только в летнее время или во время крупных военных событий на Сырдарье и в других местах. Орда-Базар — северная ханская ставка, которую в 1430 г. занял Абулхаир-хан — правитель Дешт-и Кипчака с 1430 г. по 1468 г. Старинным городом Сарыарки по Рашидаддину был город Жубанч, располагавшийся на берегу р. Сарысу, где находится мавзолей Жубан-ана. По Джувейни, ставкой предводителей канглы был тургайский Каракорум. В 1215 г. здесь со своим войском скрывался предводитель меркитов Култуган Меркен, преследуемый войском Джучи и Супатая. В 1220 г. перед наступлением на Хорезм в Каракоруме остановился Джучи со своим войском, во главе которого стоял полководец Чинтемур (Бартольд, II, ч.2, 87). В живописной долине горы Карт, примыкающей к правому берегу р.Нура, находятся развалины внушительной крепости в виде крепостных стен с башнями, которую -казахские предания связывают с отцом легендарной Баян-Сулу и называют «Қарабайдың ордасы». С легендой «Козы корпеш -Баян-Сулу» связывают также небольшой холм в горах Жаман-Нияз, урочище Корпеш-булак. По сведениям из источников кипчакские города находились в Северном Прикаспии — Ушкан, Мынсулмас, на Манышлаке -Сам, в долинах р.Эмба — Бокаш-ата, Кызыл-кала, на р.Сагиз — Таскешу, Астана и др.. Самыми крупными из них были Сам и Ушкан. По данным русских путешественников эти города были сохранными еще в первой половине XVII в. На р. Жайык в ХIII-ХVI вв. был крупный общественный, торговый и ремесленный центр — г. Сарайчик. В Сарайчике похоронены казахские ханы Жанибек, Гирей, Касым-хан и Бурундук.

Сарыарка — обширный яйлак, где Махмуд Кашгари на своей карте отметил кипчакские зимовки в районе Каратау, в бассейнах Сырдарьи и Таласа. Картина перекочевок в Дешт-и Кипчаке описана Ибн-Батутой. При перекочевках длинные ряды повозок (арба, куйме) занимали огромное пространство, создавая причудливую картину движущегося города. В этой веренице могло быть от ста до пятисот повозок. Впереди всех находились повозки владетельных особ. Анна Комнина пишет, что скифы [куманы-кипчаки и печенеги] во время войн использовали повозки в качестве защитной стены (Алексиада. 208). По описаниям путешественников, повозки у кипчаков были большие, у богатых нарядные, обтянутые шелком, сафьяном, кожей.

У кипчаков было многоотраслевое хозяйство Кипчаки занимались скотоводством, земледелием, горнорудным промыслом, металлургией и различными ремеслами.

Скотоводство, составлявшее ведущую отрасль хозяйства, обусловило полукочевой образ жизни кипчаков, продолживших традицию кочевания древних саков, гуннов и кангюйцев между югом и севером, в средние века феодалы — скотовладельцы со своим елем проводили летнее время. Осенью они возвращались в кыстау, в низовья рр. Сырдарья, Талас, Чу, в предгорья Каратау.

Кипчаки занимались земледелием, сеяли пшеницу, ячмень, просо и овес, культивировали засухоустойчивые сорта зерновых. Так, посевы пшена «қонақ тары» при любых погодных условиях давали неплохой урожай (Ибн Батута. Указ.соч., 209). У кипчаков было орошаемое земледелие, что освобождало их от зависимости от погодных условий. Об этом свидетельствуют большие массивы старой возделанной земли, сохранившиеся в Улытауской и Тургайской степях. Об этом писали Н.Рычков, Гавердовский, Г.Г.Генс, Б.Ф.Герман и др. В Улытауской степи сохранились остатки оросительной системы, ирригационные сооружения в виде плотин (тоган), колодцкв, запруд. Кипчаки орошали поля с помощью чигирей -водоподъемных машин.

На протяжении ряда столетий культурно-экономическая жизнь государства кипчаков была сосредоточена в районе гор Улытау, в бассейнах рр. Сарысу, Тургай, Жыланшык, Кенгир, Жезды. В этой культурной полосе особенное историческое значение принадлежит Улытау и Жезказгану, как крупнейшим центрам древней металлургии, население которых занималось добычей и плавкой руды. Медь, железо, золото, серебро, а также цветные камни были предметами торговли Дешт-и Кипчака с Римом, Хорасаном, Арменией, Китаем, т.е. со всем цивилизованным миром того времени.

Важную часть экономики Дешт-и Кипчака составляла торговля конями. Большие партии коней уходили в Индию, Афганистан, Персию, Иран. Венецианец И. Барбаро, побывавший в Дешт-и Кипчаке в XV в., писал: «Купцы покупают их во множестве и потом отводят на продажу в другие страны. Перед отъездом моим из Орды отправился оттуда в Персию целый караван, в коем было до 4 000 лошадей… Мне в странствии моем случалось встречать купцов, которые вели с собой такое множество коней, что вся степь была ими усеяна» (Барбаро, 34-35)

С XII в. в Дешт-и Кипчаке сложился литературный язык, характерную особенность которого составляет жекающий диалект. Литература на этом языке развивалась в городах нижней Сырдарьи, откуда происходит философ аль-Фараби и ряд поэтов. На этом языке написаны приказы и ханские ярлыки Золотой Орды, грамоты ханов Ак — Орды, тарханные ярлыки казахских ханов на бесплатное пользование земельными участками и арыками в окрестностях Сыгнака, Тюмен-арыка и в других местах Сырдарьи. Из литературных памятников на кипчакском языке следует отметить поэму Кутба Хусрау, сочинения Ахмеда Югнеки Адеветул Хакаик, Хисамеддина (XIII.в.) и др. Бесценным памятником кипчакского языка являются словари, составленные в ХII-ХIV вв.: арабско-кипчакский (XII в.), словарь кипчакского языка, тюркско-кипчакский словарь (первая половина XIII в.), арабско-кипчакский (XIV в.) и др. В ХIII-ХIV вв. купцы и миссионеры записывали памятники кипчакского фольклора, которые хранятся в итальянских архивах. Интерес к кипчакскому языку в это время возрос, поскольку он становится языком общения и дипломатии. Путешественники, миссионеры и купцы пользовались кипчакским языком, о чем свидетельствуют записки Плано Карпини и Рубрука. По заданию знаменитого итальянского поэта эпохи возрождения Петрарки в конце XIII в. европейскими миссионерами был составлен словарь кипчакского языка «Кодекс куманикус», отражающий кипчакскую разговорную речь того времени. Рукопись была обнаружена востоковедом Клапротом в библиотеке Петрарки и дана правильная трактовка о принадлежности литературного памятника к кипчакскому языку. Племена гуннов, огузов, печенегов и кипчаков, шедшие с востока на запад, несли свою культуру, сказания и легенды Востока, получившие отражение в «Песне о Роланде» и в скандинавской саге «Старшая Эдда». В Румынии, Венгрии, на берегах Дуная и Истры сохранились памятники орхонской письменности гуннов. Находки отдельных орхонских знаков на скалах и каменных изваяниях Центрального Казахстана говорят о том, что этим письмом пользовались и кипчаки.

Кипчаки были язычниками, с древних времен поклонялись небу — тенгри, солнцу, луне. В Дешт-и Кипчак ислам проник прежде всего со стороны Бухары и Хивы, главных рассадников этой религии. Проводники ислама — миссионеры, шейхи, ходжи появились в степи еще в эпоху омеядов. Среди степного населения миссионеры рассказывали легенды о пророке, его сподвижниках, первых халифах Абубекире, Омаре, Османе, Али, читали суры из Корана. И все же, несмотря на усиленную пропаганду ислама, кипчаки долгое время оставались вне его влияния. Ислам был принят в Дешт-и Кипачаке лишь в XII в. Представители мусульманского духовенства искореняли памятники древней языческой культуры. В начале XIV в. бухарские шейхи приняли фетва (решение), где было сказано, что казахи — неверные, поклоняются истуканам и выступили с требованием об уничтожении каменных изваяний. К сожалению, после этого многие памятники кипчакской культуры были уничтожены. Даже с наступлением господства ислама на территории Казахстана продолжала существовать приверженность древним верованиям, что привело к дуалистической вере, религиозному синкретизиу. Чоканом Валихановым было верно подмечено, что с течением времени божество танірі стало атрибутом единобожия. И с официальным принятием ислама продолжала бытовать приверженность степняков древним верованиям, о чем свидетельствует поклонение алла-тәңірі, бытующее среди казахов. К тому же у казахов всегда существовала традиция поклонения духам предков, против чего выступало мусульманское духовенство. В сознании народа живет «жер уйык» — священная земля, родина предков, место поклонения духам предков

При Чингиз-хане Дешт-и Кипчак был поделен на две части: правое крыло с центром в Сарае и левое с центром в Сыгнаке. Одним из предводителей правого крыла был усунь Майкы бий -регламентатор судебных дел, живший в ХП-ХШ вв. Казахская поговорка гласит: «Түгел сөздің түбі бір, туп атасы Майқы би» (перевод: «у истины одна дорога, она восходит к Майкы бию»). В левое крыло Дешт-и Кипчака входили кипчаки, канглы, аргыны, алшыны, жалаиры, усуни, конграты, найманы, кереи (кереиты), кусшы, карлуки, буйрыки и др. Дешт-и Кипчак назывался улусом, который делился на ел — племена, подчиненные улусу: қыпчак; ел, найман ел, қанглы ел, уйсын ел и т.д. Ел в свою очередь делился на аймаки.

В начале XIII в., завоеванные Чингиз-ханом земли, были поделены на уделы его сыновей. Земли Дешт-и Кипчака вошли в улус Жошы-хана. Южное Семиречье с дулатами и район среднего течения Сырдарьи севернее Ташкента с племенами Старшего жуза сргели, шанышкылы (катаган), канглы и часть племени жалаир вошли в Чагатайский улус; Джунгарский Алатау, оз. Ала-Куль, горы Тарбагатай вошли в удел Угедея.

Местами средоточия кипчаков в Х-ХIV вв. были города Сайрам, Сыгнак, Туркестан (Ясы) и Отрар. По берегам Сырдарьи кипчаки обитали совместно с канглы (выше Узкента до устья р.Арысь), огузы жили в нижней части Сырдарьи и по берегам Аральского моря. С наступлением мирных дней после нашествия монгольских завоевателей кипчаки составляли основное население Ак-Орды или Восточного Дешт-и Кипчака. В казахских исторических преданиях восточные кипчаки называются ногайлы, западные — кондыгер, кубанг журты — это кипчаки астраханские (кундоровские) и крымские (Потанин. Киргиз-кайсацкие и алтайские предания и легенды). Кипчаков, переселившихся на запад в южно-русские степи и далее на Дунай называли куманами от названия ведущего племени кубанг, что означало бледный, у русских их называли половцами. В словосочетании куба-кипчак слово куба означает не только светлый цвет лица, но и знатное происхождение. Слово «куба» является синонимом слова ак (ак гун, ак найман).

Культурное наследие кипчаков сохранилось до наших дней в виде остатков поселений со следами орошаемого земледелия и большого числа архитектурных сооружений. Обследованные ЦКАЭ поселения отражают быт и хозяйство степняков в период укрепления феодальных отношений и развития торговли в Дешт-и Кипчаке, достигшие своего расцвета в ХIII-ХIV вв. Вдоль берегов Иртыша от Усть-Каменогорска до границ Омской области археологами обследована большая серия кипчакских курганов VI-VII вв., где были обнаружены материалы эпохи Тюркского каганата. Среди находок много оружия, предметов бытового обихода, украшений, характерных для того исторического периода. Большой научный интерес представляют военные доспехи, и, в первую очередь, свистящие в полете трехлопастные стрелы, а также конские сбруи и мужские пояса с подвесками, инкрустированными серебром. Такие пояса были неотъемлемой принадлежностью тюркских воинов VI-VIII вв, о чем свидетельствуют каменные изваяния того времени. Предметы культуры кипчаков, обнаруженные на Иртыше, в урочище Караагаш в долине р. Нуртай, имеют большое сходство с позднегуннскими. К кипчакской культуре относятся многочисленные каменные изваяния, встречающиеся в горах Бегазы, Абралы, Улытау, Арганаты, Ерейментау, в долинах рр. Атасу, Нура, Ишим. О сооружениях кипчаков писал Рубрук: «Команы насыпают большой холм над усопшим и воздвигают ему статую, обращенную лицом к востоку и держащую в руке перед пупком чашу. Они строят для богачей пирамиды — остроконечные домики. И кое-где я видел большие башни из кирпичей, кое-где каменные дома, хотя камней там и не находится» (Рубрук, 80).

Из гуннских традиций, унаследованных кипчаками, был обряд погребения усопшего с конем. Памятники долины Иртыша по своим признакам близки известным памятникам Алтая и Южной Сибири Котанды, Кудыргэ, Курай, Туякты. Общим для этих памятников является присутствие конских погребений.

В Х-ХII вв. в состав Дешт-и Кипчака вошли древнеказахские племена алшынов, усуней, канглы, жалаиров, аргынов и др. и вновь образованное кипчакское общество разделилось на ряд крупных фратрий. В состав западных кипчаков (куба кипчак) входили: кубанг, кондыгер, берчоглы, кангкаоглы (канглы), ангшыоглы, борклы, кара-борклы, тортоглы, карабайрыоглы, жузден, котан и др. В составе восточных кипчаков были шаграй (чаграки — голубоглазые кипчаки), чегиры (также голубоглазые), сары кипчаки (блондины), кара-кипчаки (брюнеты), орен-кипчаки (по Казвини и Бейхаки уреньяны), аланказы (по некоторым источникам ленказ), айдарказ-кипчаки (по некоторым источникам андарказ-кипчак), кужаты (упоминание о них есть у М.Кашгари. I, 248), канглы-кожа, карабалык, торы-айгыр (торайгыр-кипчак). Последние названия встречаются в топонимике Казахстана и Киргизии. Основная масса этих племен в XIV-XV вв. вошла в состав казахского народа и многие из них сохраняют свои исторические имена. Все кипчакские племена, вошедшие в состав казахского народа, живут в местах обитания своих предков.

Родословная кипчаков насчитывает 92 ветви. Кипчакские племена живут в местах обитания предков на Иртыше, в Тургайской и Ишимской степях, на Сырдарье. В Павлодарском Прииртышье и в Омской области живут фратрии кипчаков: кулан-кипчак, кытай-кипчак, мадьяр-кипчак, сагал-кипчак, торы (торайгыр-кипчак), в Тургайской и Кустанайской областях, в основном, живут потомки кара-кипчаков, а также курлеут-кипчаков, мадьяр-кипчаков и др. Торы-кипчаки — одна из крупных кипчакских фратрий, встречаются среди башкиров, узбеков и киргизов. Потомки кипчаков, известные по персидским и арабским источникам, сары-кипчак (блондины), кара-кипчаки (брюнеты), куба (половцы), кулан, а также кытай-кипчак и голубоглазые кипчаки чагыр (чаграк), чегир (чегирек) и айдарказ (андараз-кипчак) и в наше время живут на Сырдарье. Потомки фратрии берчоглы (современное название бериш) сохраняются в составе Младшего жуза, фратрия котан — предок аргынов Среднего жуза, фратрия кара-борлы — предок современных каракалпаков., узбекского и киргизского народов. Потомки кипчаков, известные по персидским и арабским источникам: сары-кипчак (блондины), кара-кипчак (брюнеты), куба (половцы), кулан, а также кытай-кипчак и голубоглазые кипчаки чагыр (чаграк), чегир (чегирек), айдарказ (андараз-кипчак) и в наше время живут на Сырдарье.

Фратрия кипчаков берчоглы (бериш) сохранилась в составе Младшего жуза казахов. Фратрия котан известна, как предок аргынов Среднего жуза, фратрия кара-борлы — предок современных каракалпаков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Яндекс.Метрика