Просмотров: 342

Китайские стратагемы

04994685.coverОдним из основоположников китайской стратегической мудрости явля­ется знаменитый даосский патриарх Сунь-цзы, в оригинальном тру­де которого «Искусство войны», так же, как и в трактатах «Тридцать шесть стратагем», «Шесть секретов военного искусства», «Военный канон в ста главах» и других военно-философских трактатах («Волшебной Кладовой»), таких полководцев и военных теоретиков древности, как Цао Цао, Цзе Сюань, Сунь Бин, Ли Цюань, Чжугэ Лян умело зашифрованы основы китайской государственной доктрины, военной стратегии, разведывательно-подрывной деятельности, вну­тренней и внешней политики, дошедшие из глубин тысячелетий до наших дней. Сунь — цзы выделял «пять явлений» и «семь расчетов» (т.е. стратегом), которые обеспечивают превосходство в противоборстве. В другом трактате о воинском ис­кусстве знатока военной стратегии У-цзы описаны «восемь правил», когда можно вступать в бой без всяких опасений, и «шесть условий», при которых, если про­тивник сильнее, следует уклониться от столкновения. Взгляды на войну и мир прошлых и нынешних государственных мужей стали укладываться в даосскую философию победоносной войны — «Только тот, кто умеет применять стратегемы, всегда удержит инициативу в своих руках». Слово «стратегема» (в переводе с древнегреческого означает «воинскую хи­трость») — алгоритм поведения, просчитанная последовательность действий, на­правленных на достижение некоей скрытой цели или успешное решение какой-либо тайной задачи. В культуре Китая это понятие существует около 3 тысяч лет, обозначается иероглифом «цзи» (пиньинь) также другие его значения «расчет», «план», «прием», «техника», «уловка» и другие. Но китайцы вкладывают в него гораздо больше глубокого смысла, чем европейцы. В европейской литературе можно встретить немало остроумных и оригинальных, но прямолинейных опре­делений военной стратегии, лишенных глубокого философского смысла. Напри­мер, Карл фон Клаузевиц утверждал: «Стратегия — это использование действия в целях войны». Наполеон Бонапарт более емко и точно высказал собственное суждение на эту тему: «Стратегия — это способ использования пространства и времени». К сожалению, все эти мнения европейских военачальников и теоретиков но­сят абстрактный характер, ничего не говорят о том, как выстраивать стратегию в конкретных условиях того или иного «пространства и времени», как нужно дей­ствовать правителю и военачальнику «в целях войны». И они не идут, например, ни в какое сравнение с такими образными афоризмами Сунь — цзы, как: «Сначала обеспечь победу, а потом начинай войну», а действия искусного полководца на поле боя уподоблял «прохождению нити через девять извилин», которые должны быть «извилисты, как течение Желтой Реки».

Китайские же стратагемы, авторами которых выступают древние полководцы, ученые и военные теоретики, преисполнены философской мудрости, загадочны, полны двусмысленности, отражают особенности китайского мировоззрения и по­тому непостижимы рациональному уму и сознанию европейцев. Вся вековая му­дрость китайской стратегии выражена, к примеру, в простой народной поговорке, гласящей: «Из всех тридцати шести стратегем лучший прием — это уход», который подразумевает не бегство с поля боя, а временное отступление (подобно скифской стратегии заманивания врага), обманный маневр, введение противника в заблуж­дение и прочное владение стратегической инициативой — Так как, по мнению да­осских мудрецов, «уступчивое возьмет верх над твердым, бесформенное войдет внутрь всего, что имеет форму», нужно уметь «соответственно моменту сгибаться и соответственно моменту разгибаться». А «лучшая стратегия — позволить про­тивнику нанести самому себе поражение». В концентрированном виде китайские стратегемы изложены в трактате «Трид­цать шесть стратагем. Сокровенная (тайная) книга по военной тактике» («Сань — Ши — Лю Цзи Ми — бэнь Бин-фа»). Дата написания труда неизвестна, ученые относят ее к эпохе правления династии Мин (1368 — 1644 гг.), хотя в ней нет указания ни на автора, ни на дату. Большинство ученых склоняются к тому, что трактат вышел из устной и письменной традиции и имеет множество вариантов и авторов. Трактат представляет из себя список из 36 идиом (всего 138 иероглифов) и коротких пояс­нений к ним. Комментарий к стратагемам составлен на примерах из Книги Пере­мен и философии легистов. Основной текст предваряет короткая фраза «Шестью шесть равно тридцать шесть. В расчете — искусность, в искусности — расчет. Инь и Ян сменяют друг друга, на этом зиждется (военная) хитрость. Необходимую уловку нельзя загодя предугадать, в негибком планировании нет победы». Тра­диционно 36 стратагем делятся на шесть подгрупп по шесть стратагем в каждой, в то же время такое деление носит довольно-таки условный характер. Эти шесть подгрупп следующие; «Стратагемы победителя», «Стратагемы безвыходных си­туаций», «Стратагемы достижения преимуществ», «Стратагемы запутывания противника», «Стратагемы прямой атаки» и «Стратагемы равных сил». К оригинальным китайским стратагемам, непонятных для адекватного пони­мания чужеземцами, относятся, например, такие: 1. «Убить чужим ножом» (сделать дело чужими руками). 2.  «В покое ожидать утомленного врага» (выматывать противника, занимая удобную позицию). 3. «Грабить во время пожара» (извлекать выгоду их чужих проблем). 4. «Поднять шум на востоке — напасть на западе» (умело скрывать истинные намерения). 5. «Бить по траве, чтобы вспугнуть змею» (через жесткость наказания отвра­тить других от попыток встать на путь неповиновения). 6. «Объединиться с дальним врагом, чтобы побить ближнего». 7. «Обмануть императора, чтобы он переплыл море». 8. «Извлечь нечто из ничего». 9. «Наблюдать за огнем с противоположного берега», 10. «Скрывать за улыбкой кинжал». 11. «Увести овцу легкой рукой». 12. «Сманить тигра с горы на равнину». 13. «Бросить кирпич, чтобы получить яшму», 14. «Тайно подкладывать хворост под котел другого». 15. «Ловить рыбу в мутной воде». 16. «Закрыть дверь и поймать вора». 17. «Скрыть акацию и указать на тутовое дерево». 18. «Заманить на крышу и убрать лестницу». 19. «Украсить сухие деревья искусственными цветами». 20. «Превратить роль гостя в роль хозяина». 21. «Делать безумные жесты, не теряя равновесия». 22. «Стратагема красотки». 23. «Стратагема открытых городских ворот». 24. «Стратагема сеяния раздора». 25. «Стратагема цепи» и другие. Последняя, 36 стратагема гласит: «Бегство (при полной безнадежности)-луч­шая стратагема». Таким образом выстраивается китайская стратегия в отношениях с соседями и врагами, которая в каждом случае определяется всей совокупностью относящихся к делу обстоятельств, каждый раз имеет свой особенный смысл и требует особен­ного знания, что соответствует китайской традиции «Великого пути». Как говорят философы: «Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна», то есть к каждой стране в каждом конкретном случае применима своя стратегия и тактика действий в духе «Великого пути». «Завладевать Поднебесным миром нужно, руководствуясь целостностью», -гласит девиз Сунь-цзы. Целостность у него имеет три основных измерения: пер­вое указывает на то, что война имеет всеобщую, тотальную природу; второе, что стратегия охватывает все стороны военных действий; третье, что ход и результаты войны должны оцениваться в совокупности всех факторов. Победа, по мнению Сунь-цзы, тоже должна быть «полной» и «всесторонней». Самой желанной победой является подчинение других государств мирными, например, экономическими, культурными и демографическими, способами, без войны и военных действий, которые чересчур дорогостоящи и приносят только убытки государству и бедствия народу. Война же, если она случится, должна быть быстрой и эффективной. Так как любая победа, одержанная с оружием в руках на поле боя, обходится стране очень дорого. «Силы подрываются, средства иссяка­ют, у себя в стране — в домах пусто; имущество народа уменьшается… Погибшее государство снова не возродится, мертвые снова не оживут». Отсюда проистекает одна из важных особенностей китайского менталитета: уклонение всеми возмож­ными способами от открытой конфронтации. Поэтому древние философы учили выбирать косвенное влияние, а не диктат, долгосрочные процессы, а не импульсивные решения, точно дозированное воз­действие на ключевые точки, нежели прямолинейный натиск.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.