Просмотров: 1 847

Казахстан в годы «перестройки»

Современный Казахстан является государством, на территории которого происходили сложнейшие исторические события. В 1917 г. образовалась политическая партия «Алаш» и Казахская автономная советская республика — предвестник независимого Казахстана. Казахская союзная республика по Конституции 1937 г. считалась социалистическим го­сударством рабочих и крестьян. Наша республика в 80-е годы прошлого столетия занимала по промышленному, интел­лектуальному и образовательному потенциалу одно из первых мест в Советском Союзе.

По материалам Всесоюзной переписи населения 1989 г., в Казахстане постоянно про­живали представители почти 130 национальностей и народностей, среди которых на долю девяти из них: казахов, русских, немцев, украинцев, узбеков, татар, уйгур, белорусов ко­рейцев приходилось более 95,6% всего населения. При этом удельный вес представителей двух основных многочисленных этносов — казахов и русских составлял 77,5%, а их общая численность превысила 12 млн. 760 тыс. человек.

Советская Конституция 1977 г. декларировала политические права союзных респуб­лик, но на самом деле национальные республики проводили политику, контролируемую Москвой. Решения, принимаемые в центре, имели определяющее воздействие на события и процессы в Казахстане. Политический руководитель Казахстана (первый секретарь республиканской Коммунистической партии) в 70-х годах XX века стал входить в состав Политбюро ЦК КПСС, то есть высшего политического коллегиального органа страны, хотя при этом в действительности назначался на свою должность (первый секретарь) решением узкого круга руководства КПСС. Д. Кунаев внес определенный вклад в социально-эконо­мическое и культурное развитие Казахстана. Обладал широкой эрудицией, много ездил по стране, при нем были построены и введены в эксплуатацию промышленные предприятия, имевшие республиканское и союзное значение.

Достижениям экономики Казахстана, несомненно, способствовали экономические взаимосвязи с другими республиками Союза, которые осуществлялись планомерно в интересах всей страны. Казахстан к середине 80-х гг. имел постоянные экономические связи со всеми союзными и автономными республиками в пределах 88% объема оборота, а также с зарубежными странами — в пределах 12%.

Первый руководитель Советского Казахстана Д.А. Кунаев, в течение многих лет ук­реплял Республику, при нем получили существенное развитие промышленность, сельское хозяйство, образование и культура. Д.А. Кунаев особенно выделял энергетику, поскольку энергетические связи Казахстана органически входили в единый народнохозяйственный комплекс страны. На базе уникального Экибастузского угольного месторождения был со­здан целый каскад тепловых электростанций, который снабжал энергией районы Западной Сибири и Урала, а через сверхдальние ЛЭП — европейскую часть страны. В свою очередь растущая потребность в электроэнергии химической промышленности, Чимкентского и Джамбулского гидроузлов в значительной мере покрывалась за счет поступлений из Узбекистана и Киргизии [2, с. 126].

20 апреля 1978 г. Верховный Совет КазССР принял новую Конституцию. В преамбуле Конституции говорилось о том, что построено общество подлинной свободы людей труда, где неуклонно повышаются благосостояние и культура народа, что не отражало подлинного состояния казахстанского общества. Высшим органом государственной власти де-юре являлся Верховный Совет СССР, де-факто полнота власти в стране принадлежала КПСС. Союзная система государственного управления являлась шаблоном для республик, в том числе и для Казахской ССР.

Экономический комплекс СССР развивался в рамках административно-плановой систе­мы, руководство осуществлялось централизованными органами управления по вертикали «центр — республика», при этом республиканские министерства и ведомства в большей степени дублировали деятельность вышестоящих органов. Будучи по своему назначению региональной, казахстанская экономика развивалась как составная часть единого хозяйс­твенного комплекса СССР и имела преимущественно сырьевую направленность.

С конца 70-х годов в советской плановой экономике стали назревать ресурсный и струк­турный кризисы, обусловленные диспропорциями в тяжелой и легкой промышленности, ростом энергоемкости производства и старением основных производственных фондов. В политической жизни страны вызревал кризис административно-командной системы управления.

К1980 г. СССР добывал более 600 млн т. нефти, из которых 119 млн т. экспортировалось; газа — более 500 млрд куб.м., на экспорт- 53,2 млрд м3. В 1970-1980гг. физический объем экспорта нефти вырос на 62%, а стоимость — в 3,7 раза. Максимум был достигнут в 1983 г. — 91,1 млрд долл. Наивысшая цена нефти была достигнута в 1982г. — 248,2 долл. за 1т., или около 40 долл. за баррель, а в 1973г. — 24,1 долл. За 1965 — 1982гг. общая валютная выручка СССР от экспорта нефти и газа составила около 170 млрд долл. Нефтяные деньги были использованы для выведения душевого ВВП и уровня жизни за тот предел, который может устойчиво поддерживаться при социализме. В итоге наступил неизбежный кризис, а когда он произошёл, то оказался особенно болезненным [3, с. 66].

В середине 1980-х годов поток черного золота, так и твердой валюты стал сокращать­ся. В 1989 г. по сравнению со средним уровнем 1987-1988гг. производство сырой нефти упало на 9 %, а на 1991г. прогнозировалось падение еще на 7%. В 1988 г. по оценкам ЦРУ, советские поставки нефти на свободно конвертируемую валюту упали до 9,8 млрд долл. и газа до 2,6 млрд, что составило немногим более трети от всех поступлений тремя годами раньше. Это сокращение было отчасти смягчено стремительным увеличением производства газа, которое за 9 лет, начиная с 1980г., возросло более чем на 80% и в 1989 г. покрывало 53% внутренних энергетических потребностей.

Львиная доля доходов от нефтяного экспорта тратилась на закупку за рубежом хлеба, мяса, одежды и обуви, потоки нефтедолларов все больше компенсировали неудовлетво­рительную работу народного хозяйства. Отличительной особенностью союзной экономики была непомерно усложненная структура и высокий уровень милитаризации. В Казахстане действовали мощные заводы военно-промышленного комплекса (ВПК), продукция которых в общих экономических показателях, по оценкам экономистов, составляла по стоимости более 20% валового внутреннего продукта (ВВП). Подобная ориентация привела к тому, что казахстанский хозяйственный комплекс был разбит на три неравные части. Первая из них была ори­ентирована на удовлетворение потребностей исключительно тяжелой промышленности страны. Вторая обслуживала интересы военно-промышленного комплекса СССР. И только третья была ориентирована на обеспечение республиканских нужд.

На территории Казахстана функционировал весьма заметный фрагмент союзной военно-промышленной инфраструктуры. Здесь располагался мощный ядерный научно-производственный комплекс, включавший почти все циклы создания ядерного оружия — от добычи урана до испытания боезарядов (1 июня 1995 г. на Семипалатинском испытатель­ном ядерном полигоне был уничтожен последний ядерный боезаряд, подготовленный к испытаниям в тоннеле длиной 592 м. на глубине около 130 м.).

До распада СССР в Казахстана насчитывалось около 50-ти предприятий оборонного значения, большая часть которых входила в КЭМПО — Корпорацию электротехнических и машиностроительных предприятий оборонного комплекса. На этих заводах производи­лось до 18% всех боевых машин пехоты, поступивших в армию, 11 % всех артиллерийских систем, стрелковое оружие, оборудования для ВМС (по отдельным компонентам — до 95% всего производящегося в СССР), торпеды и донные авиационно-корабельные мины, пусковые установки для тактических ракет 88-21 (по натовской терминологии), ракетные комплексы береговой обороны, бортовая аппаратура для крылатых ракет, системы управ­ления подводных лодок, химическое и биологическое оружие (за пределами России это были единственные производства в Союзе) и т.д.

В Казахстане находились военные базы и испытательные полигоны стратегического значения. Так, в Северном Казахстане и Семипалатинской области базировались самые тяжелые в мире межконтинентальные баллистические ракеты (каждая из них была осна­щена 10-ю ядерными боеголовками мощностью по 550 кг), на боевом дежурстве стояли 104 ракеты «РС-20» (по натовской классификации — «88-18») [5, с. 604].

Наращивание экономического потенциала осуществлялось за счет вовлечения в на­роднохозяйственный оборот сырьевых и топливно-энергетических ресурсов. Постепенно производственный потенциал Казахстана устаревал физически и морально, а для его модернизации требовались значительные субсидии, которые направлялись центром в до­бывающий сектор в ущерб наукоемким производствам. В первой половине 1980-х годов произошло падение эффективности экономики: произведенный национальный доход рес­публики снизился со 162% в 1966 -1970 гг. до 104% в 1981-1985 гг. а производительность общественного труда соответственно — со 154 до 99%.

Политическая сфера жизни советского общества испытывала кризис. Законодательная и исполнительная власть была формализована, заметно усилилась роль административно-партийной бюрократии, серьезный кризис поразил Коммунистическую партию. В резуль­тате внутрипартийной борьбы сформировалось два течения: консервативное во главе с Е.К. Лигачевым, избегающее какого бы то ни было серьезного реформирования общества, и прозападническое, проповедующее реформы с элементами западной демократии, во главе с А.Я. Яковлевым и Э.А. Шеварднадзе.

К середине 1980-х годов Советский Союз под воздействием нескольких глобальных и внутренних процессов геополитического, информационно-технологического, социально-политического и экономического характера столкнулся с жесткой необходимостью карди­нальных перемен. Государство уже не могло существовать в своем прежнем, неизменном виде. Еще при Ю.В. Андропове, в 1982-1983 гг. советское общество ждало перемен, понимая, что дальше так жить нельзя.

Диктат Компартии Советского Союза, контроль над всеми сферами жизни, отсутствие дискуссий, ограниченность прав республик, однобокая централизация предопределили тотальный характер государственной власти, что рано или поздно привело бы советское общество к кризису. На развитие политических процессов в Казахстане в первую очередь оказывали влияние события, происходившие в центре, то есть в Москве — столице СССР. Ключевым событием середины 1980-х годов явилось выдвижение на пост Генерального секретаря Компартии Советского Союза М.С. Горбачева, человека новой политической генерации.

В результате борьбы группировок 10-11 марта 1985 г. М.С. Горбачев был избран Ге­неральным секретарем Коммунистической партии, следовательно, фактическим главой СССР. Приход к власти М.С. Горбачева означал победу одной из существовавших тогда политических элит и в то же время победу нового над старым. Назревающий кризис в стране не случайно привел к партийному, государственному руководству лидера, отли­чавшегося и молодостью и демократичностью своих воззрений.

В 1985 г. был взят курс на ускорение социально-экономического развития страны, а в 1986 г. — на перестройку всех сторон жизни общества на основе реализации демократи­ческих принципов, с гласностью и признанием «человеческого фактора». В этот период пытались реализовать концепцию так называемого ускорения. Руководство страны считало, что проведение антиалкогольной кампании и ужесточение дисциплины может вывести общество из застоя. Эти меры не привели к росту производительности труда и не повлияли на ускорение общественного развития. Предполагалось с помощью перераспределения валютных ресурсов приобрести машиностроительное оборудование, в аграрном секторе внедрить достижения научно-технической революции, новые технологии и другие факторы для улучшения сельскохозяйственного производства. Вместе с тем, в стране отсутство­вали рынок и частная собственность, конкурентная борьба за потребителя, поэтому идеи ускорения оставались не более чем иллюзией [6, с. 356].

Система социально-экономических и политических акций, направленных на рефор­мирование общества, вошла в историю под названием «перестройка». Однако отсутствие информированности населения, особенно в период аварии на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 г. оказало отрицательное воздействие на общественно-политическую ситуацию в СССР, стало началом дискредитации политики перестройки и ее лидера. Пытаясь укрепить свои позиции, М.С. Горбачев и его окружение инициируют выборы как в партийные органы, так и в Советы, что в целом воспринималось в обществе положительно. Но, несмотря на кадровые перемены, руководство СССР не смогло в полной мере контролировать ход со­бытий. В 1986-1988 гг. развернулась закулисная, а затем и открытая борьба за направление политических реформ и методов их проведения. Дискуссии, возникавшие при проведении альтернативных, многомандатных выборов, все больше выдвигали на первый план годами копившиеся социальные, национальные и региональные проблемы.

Надо отметить, что долгие годы советская система подавляла в людях инициативу, творческое начало, насаждала психологию уравниловки. Чтобы расковать человека, освободить его для свободных действий, нужны были коренные преобразования — поли­тические и экономические. К сожалению, в процессе демократических реформ в СССР были допущены просчеты, процессы вырвались из-под контроля, сепаратизм подтолкнул политическую дестабилизацию в национальных регионах, и это все тяжело отразилось на проводимых реформах. Предприятия и кооперативы получили экономическую свободу, но не было системы налогов и механизма реализации ряда законов, произошел разрыв между ростом денежных доходов и товарной массой. В этих условиях следовало пойти на более решительные шаги по формированию новой роли республик, но на каком-то этапе был потерян темп. Тем не менее, народы СНГ в XX веке сделали принципиальные шаги к информационному обществу, хотя и ценой больших жертв. Ни одна большая страна в мире за такой короткий срок не совершала такой рывок в области образования (от 65% неграмотных к мировому первенству по числу инженеров, техников и научных работников в области естественных и технических наук), здравоохранения, культуры, различных наук и т.д. Именно в СССР впервые появились, а позже были развиты уже в других странах целевые программы (ГОЭЛРО), макроэкономические прогнозы и балансы, государственные стандарты условий труда, коллективные формы организации соревнования и учебы на производстве.

По оценке А. Мэддисона, за 1973-1990 гг. в большинстве республик Советского Союза падал подушевой доход. Ежегодные темпы его снижения различались довольно существенно — от 0,04% в Армении до 0,18% в Киргизии, 0,23 — Казахстане, 1,17 — Узбекистане, 1,67 — Тур­кменистане и 1,84% — Таджикистане. Первые годы политической независимости отмечены обвалом этого показателя почти на 15% в Таджикистане и 12% — Казахстане. Распад СССР сократил мировой ВНП более чем на 3 %, ВВП СССР упал больше чем на 50%, что привело к социально-экономической катастрофе на 1/6 части территории мира с населением почти в 300 млн человек. Таким образом, Казахстан стоял перед историческим выбором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.