Просмотров: 3 134

Казахское ханство в XVIII веке

Казахское ханство в XVIII веке

Казахское ханство в XVIII веке занимает в судьбах народов Центральной Азии, в том числе и Казахстана выдающееся значение. Из крупнейших кочевых этносов Великой степи в эту эпоху остались только казахи и калмыки. Другие кочевые народы — каракалпаки, кыргызы, алтайцы — находились в вассальной зависимости от них. Башкиры, ногайцы, туркмены и Волжские калмыки были зависимы от мощных оседлых государств России, Хивы. Само развитие этнополитических процессов на территории Казахстана контролировалось двумя сильными державами — Россией и Китаем. С 1640 г. в Китае господствовала маньчжурская династия Цин. При господстве маньчжуров китайцы вели активную внешнюю политику на территории Восточного Туркестана, Монголии и Джунгарии, цель которой заключалась в присоединении этих территорий к империи, что успешно было достигнуто к середине ХУНТ в. С 50-х гг. этого века казахам на себе приходилось испытывать все прелести соседства с восточной империей.
Начало XVIII в. — время укрепления русского государства. Оно характеризуется дальнейшим развитием политических связей с казахскими ханствами. Активность России на начальном этапе диктовалась необходимостью поиска торговых партнеров, стремлением укрепить свои позиции со странами Востока- Индией, Китаем и среднеазиатскими ханствами. Во вторых, Россию интересовала возможность быстрого обогащения. Так можно объяснить отправку в Казахстан в поисках «песочного золота» двух неудачных экспедиций (Бухгольца и Бековича-Черкасского в 1715-1717 гг.).
С 30-х г. XVIII в. казахи Младшего и Среднего жузов приняли протекторат России. Крутой перелом во взаимоотношениях России и Казахстана наступил только в середине XIX в., когда границы империи вышли за границы Казахстана. Соседство на начальном этапе предполагало обоюдную заинтересованность в торговых отношениях, в политическом и военном союзе, без резкого вмешательства во внутренние дела. Сближение усиливается особенно в ходе активизации джунгаров в первой четверти XVIII в., после захвата ими городов Туркестанского оазиса. Лишившись территорий и зимних пастбищ на юге, казахи претерпели огромные бедствия, которые известны как события «Актабан шубырын-ды-Алкакол сулама». Это заставило Старший жуз (1734 г.) и Средний жуз (1742 г.) признать себя вассалами Джунгарского государства, Положение изменилось в середине XVIII в., когда под ударами Китая была уничтожена Джунгария. В эти годы в состав казахов вошло большее число калмыков. Далее, Казахское ханство в лице Абьиая ведет ожесточенную борьбу с китайцами, защищая жизненные интересы номадов (попытки спасения Джунгарии, помощь Амурсане, сражения за Алтай и Тарбагатай). Во второй половине XVIII в. мы видим Казахское ханство с многочисленным населением, претендующим на еюзеренство над кыргызами. каракалпаками, башкирами и Кокандом. После упадка Джунгарии казахи в Великой степи остались без конкурента. С другой стороны, казахи одни противостояли мощным империям, тысячелетие господства кочевых орд в Великой степи приближалось к концу. Несмотря на столь сильные тиски оседлых соседей, до конца ХVIII в. казахам удалось отстоять кочевой образ жизни и политическую независимость. В рассматриваемое время большинство населения Казахстана занималось кочевым скотоводством. Оазисы Туркестана до конца века фактически находились под властью казахских султанов и биев. В физическом типе в эту эпоху резких изменений не происходит, отчасти усиливается монголоидность (за счет вхождения в состав казахов калмыцкого населения). По многим антропологическим параметрам казахи ближе к калмыкам, чем к тюркским народам.

Хозяйство в XVIII веке. Ряд факторов — усиление Джунгарского ханства, упадок Среднеазиатской городской культуры заставили казахских ханов в начале XVIII в. искать связи с Россией. Тауке хан в 1687 г, направил в Тобольск казахское посольство во главе с Ташим батыром с поручением пригласить русских торговых людей. В дальнейшем Кайып I и Абулхаир не раз отправляли своих людей в Уфу, Казань и Тобольск для установления политических и торгово-экономических связей с Российской империей. Российская сторона также была заинтересована в этом. Поскольку казахские степи являлись «ключами и вратами» ко всем азиатским странам. Когда экспедиции А. Бековича-Черкасского и И. Бухгольца, носившие военный характер, потерпели неудачи, русское правительство перешло исключительно к использованию дипломатических средств. Укрепление Казахского ханства в период правления Тауке хана (1680-1715 гг.) создавало благополучную хозяйственную обстановку, Внешние отрицательные факторы были в той или иной степени нейтрализованы.
Наряду с кризисом, постигшим среднеазиатскую городскую культуру в новое время, не последнюю роль в угасании городов юга Казахстана сыграли джунгарские погромы. Участившиеся с 80-х гг. XVII в. (разрушение Сайрама) набеги Джунгарии были направлены в основном на юг Казахстана и нанесли существенный ущерб в хозяйственное развитие региона и торговли. К 20-м гг. XVIII в. на юге складывается тяжелая экономическая ситуация, последствия которой обострились при нашествии Джунгарии в 1723-25 гг. Потери казахского населения были в основном связаны с хозяйственной несостоятельностью Туркестанского региона. Не зря в казахских преданиях этот период носит название «Кайын сауган» — когда вынуждены доить березу (наряду с актабан шубурынды), После завершения миссии А.Тевкелева по присоединению Младшего жуза к России (1731 -1732 гг.) был подготоатен проект мероприятий для «удержания в русском подданстве казахов и способа управления ими», который также предполагал, что г. Оренбург необходим как для закрепления башкирских земель, так и для «коммерции безопасной». События, происходившие в казахской степи, позволяют отметить, что именно в это время все больше возникает благоприятных условий для развития торговых связей между Казахстаном и Россией. Казахские улусы, соприкасаясь в процессе кочевок с российскими населенными пунктами, видели большую экономическую выгоду от развивавшегося торгового обмена. Образовавшиеся политические отношения с Россией благоприятствовали экономическим связям.
Уже в конце 40-х гг. X Ш в. в Оренбурге были построены каменный гостиный двор и меновой двор с 150 лавками и амбарами, каменная таможня и пакгауз с весами, а к 1754 г. деревянные постройки торговых рядов заменили большие каменные зданиями, предназначавшимися для осенней, зимней и летней торговли с казахами и азиатскими купцами. Подобные здания «для лутчего порядка приезжающих иностранных и российских купцов» были построены в других крепостях (Троицк, Ямы-шевск, Семипалатинск), Эти города, построенные в начале как крепости, в первой половине XVIII в. стали центрами торговли между Россией и Казахстаном. Характерно, что, начиная с 1738 г. намечается тенденция постоянного роста русско-казахской и русско-среднеазиатской торговли. Важную роль в экономике Казахстана играли города — Семипалатинск, Уральск. Гурьев, Петропавловск. Поданным А. И. Левшина в этих городах русские закупали у казахов в течение года до I млн. баранов и 100 тыс. лошадей. Из других товаров преобладали шерсть, выделанные кожи, отдельные предметы домашнего обихода. Примерно столько же голов скота и такой же ассортимент сырья кочевники продавали ханствам Средней Азии, ас середины XVIII в. китайцам. Среднеазиатские и восточнотуркестанские купцы поставляли в большом количестве бумажные ткани, посуду, фрукты, ковры, оружие, хлеб и рис. В некоторых случаях кутщы доходили непосредственно до казахских кочевий. Все же следует отметить, что основным торговым партнером казахов выступала Россия. О чем свидетельствуют следующие цифры: в 1751-1762 гг. в одном только Оренбурге казахам было продано 136 394 пудов хлеба, в 1763-1766 гг. — 48 348 пудов. С 1745 по 1774 гг. через Оренбургскую таможню прошло на восток товаров на сумму 6 691 тыс. рублей, а прибыло на 5 203 тыс. рублей. Только пошлина за эти 30 лет составила сумму более миллиона рублей. Из общей суммы проданных в Оренбурге товаров — 51,8 % составляет доля русских купцов, 17 % — бухарских и ташкентских. 31,2 % — казахских. Развитие торговли способствовало постепенному оседанию кочевников, увеличило потребление хлеба, и в конечном счете привело к зависимости от российского рынка. Система кочевий многих казахских племен ориентировалась на торговые города и пункты, ярмарочные центры. Материальная культура казахов обогащалась предметами оседлого быта и роскоши. Вместе с тем, разложение натурального хозяйства казахов приводило к разорению кочевников, неэквивалентный обмен сильно уменьшил численность скота. В XVIII в. развитие земледелия напрямую зависело от состояния скотоводческого хозяйства. Джунгарское нашествие и джугы в начале XVIII столетия вынудили многих обедневших кочевников переходить, к земледелию. Отход от кочевничества был особенно заметен на юге: в Ташкентском округе даже из бывших кочевников образовалась субэтническая группа — курама. В большинстве регионов Казахстана, где практиковалось земледелие, оно, как правило, было поливным. В целом же, казахское население оставалось скотоводческим «в старину исходным пунктом всех казахских мотивов и забот был скот. Мы устраивали свою жизнь, приноравливаясь к требованиям скотоводства» (Ч. Валиханов).
Социальная организация. Общественная организация казахов XVIII в. есть, прежде всего, переплетение множеств форм коммуникаций, лежащих в основе социальной жизни. Социальное устройство — это результат своеобразного уклада, оно порождается господствующим укладом в этом обществе. Для достижения определенного благосостояния кочевник прежде всего должен иметь обширную территорию, достаточное количество сезонных пастбищ. В случае же их нехватки скот гибнет, и что бы его владельцы не предпринимали, они не в силах предотвратить беду. Потеря скота всегда влечет за собой изменения социальной значимости его хозяина. Широта социальных связей, которыми располагает богатый скотовод, служит мерилом его социального положения в обществе: от этого зависит престиж среди соплеменников, наличие реальной власти, занятие общественных должностей, и наконец, возможность создания полигамной семьи. А.И.Левшин пишет; «Однажды я спросил у одного владельца 8 тысяч лошадей, почему он не продает ежегодно по некоторой части своих табунов. Он отвечал мне: «зачем я стану продавать мое удовольствие, деньги мне не нужны, я должен запереть их в сундук, где никто не увидит их. Но теперь, когда мои табуны ходят по степям, всякий смотрит на них, всякий
знает, что они мои, и всякий говорит, что я богат».
Условия существования более или менее крупных поголовий скота требуют организации социальной группы (для ухода, зашиты, захвата и т.д.) и такая элементарная социальная организация возникает на основе семьи. Естественное единство семьи предполагает близкое родство, общие интересы, нераздельное владение богатством. На зимних стоянках такие социальные единицы (ауыл-шанырак) объединяются в большую группу, так как в зимнее время трудности и опасности возрастают, и их легче перенести коллективно. Так возникает родовое подразделение «ата бал асы».
В таких общинах представлены как общие интересы, так и интересы отдельных аулов. Во главе родственного союза стоят старейшины (аксакалы). С давних пор такие родовые подразделения составляют исторические группировки, объединенные общим происхождением, совместной перекочевкой, военной организацией, и наличием руководителя — бия. Подобная организация носит название ру (род). Роды объединялись в союзы, а те — в большие орды (жузы). По сути, социальная организация казахов с самых мельчайших социальных ячеек до образований высшего порядка пронизана возрастно-генеалогической иерархией, т.е. осмысливается на бытовом уровне как развитие и разветвление кровнородственных отношений. На самом деле отношения эти имеют зачастую фиктивный характер. От мифического первопредка казахов Алаша хана до реального кибитковладельца XVIII в. насчитывается более десятка таксономических уровней родства.
Таким образом, основу социальной организации казахов составляет племенная организация. Но самое кардинальное отличие социалъного строя казахов от других кочевых социумов состоит в наличии четко выраженной сословной стратификации. Каждое сословие имеет свои определенные права и обязанности, свой статус. Социальный фактор в казахском обществе является ведущим и социальное положение человека в подобном обществе определяется не столько его имущественным положением, сколько принадлежностью к тому или иному социальному слою. Сословные группы в сочетании с племенной организацией дополняли общую конфигурацию этноса. В традиционном обществе казахов XVIII в. отчетливо выделяются следующие сословия: торе (ханы и султаны), ходжи и толенгуты. Ходжи возводили свою генеалогию к прямым потомках пророка Мухаммеда. Это давало им возможность иметь привилегированное положение в казахском обществе. Многочисленные общины ходжей находились на юге, в Туркестано-Ташкентском оазисе. В X Ш в. большинство казахов были связаны с этим регионом и влияние ходжей было сильным. Вместе с тем, кочевое население все еще находилось в плену шаманских традиций, признавая только на словах приоритет ислама и его носителей — ходжей.
Толенгутство — ближайшее окружение торе. Формирование их идет как за счет свободных кочевников, ушедших из своих родов, так и вольноотпущенников-рабов (куп).
Этническая история Казахского ханство в XVIII веке. В начале XVIII в. этническая история казахов была связана с Туркестано-Ташкентским оазисом. Казахские правители во главе с Тауке ханом, активно вмешивались в междоусобицы среднеазиатских государств, не исключая такое крупное ханство как Бухарское (походы казахов в 1690-е гг.). В результате смешения оседлых жителей предместий Ташкента с обедневшими казахами в 30-40-х гг. XVIII в. образовалась маргинальная группа- курама (численность в начале ХТХ в. более ] 00 тыс.). Причинами формирования этой группы, безусловно, являются территориально-этническая блиюсть и «годы великого бедствия» («актабан шу-бырынды»). Исходя из различных данных, можно говорить о том, что летние пастбища казахских родов охватывают Южную Сибирь и юг Урала. Об этом свидетельствуют частые жалобы российских пограничных командиров на нападения казахских и каракалпакских отрядов на сибирские поселения (Кузнецк, Бийск, Тара и т.д.). В 1708 г. во время башкирского восстания Тауке хан, имея 20 тыс. войско из казахов и каракалпаков находился под Уфой, а в 1717 г. Абулхаир хан со своими ополчениями подошел к г. Казани и ограбил Новошешминск. Из всего этого можно сделать заключение о широких территориальных границах казахов в начаче ХУНТ в. В этническом составе казахов были представлены почти все тюркские племена и отчасти племена монгольского происхождения. Несмотря на сложную международную обстановку в течение X -X II в. казахам удалось сформировать четкую структуру этноса. Основу этнического организма составляли племена, состоящие между собой в генеалогическом родстве. Большая численность казахов (около 1 млн.). территориальная раздробленность казахских племен обусловили широкую разветвленность, многоступенчатость иерархических связей между элементами этой структуры, основанных на кровнородственных и генеалогических связях. Существовали три этнополитические объединения -жузы, руководимые улусными биями (до середины ХVIII в. Толе, Казы-бек и Айтеке), до 1715 г. был ханом Тауке, После смерти Тауке хана политическая раздробленность становится характерной чертой казахского общества, В народной этногонии первостепенным условием появления трех жузов является наличие трех сыновей у первопредка казахов Алаша хана. В Старшем жузе насчитывалось 11 племен (старшие племена — жа-лайыр, ошакты и дулат). В Среднем жузе 6 племен (старшее — аргын) и в Младшем жузе 3 союза племен, объединяющие всего 25 племен. Формирование общеэтнического самосознания связано с труднейшими событиями XVIII в. Если в XVII в. в толгау Жиембета, Актамберды и других жырау фигурируют общетюркские символы единения кочевников Аташ, ногайлы, то в XVIII в. поэзии Бухар жырау впервые зафиксировано четкое этническое понятие «казах» (оплакивание смерти Богенбай батыра). Связывающей нитью племен служат не столько генеалогические отношения, сколько необходимость выживания перед лицом сильнейшей угрозы: во-первых, отджунгаров, во-вторых, от китайцев, в-третьих, от русских, Борьба за первенство в центральноазиатских степях между казахами и калмыками ведется с XV в., т.е. со времен образования Казахского ханства. В 30-х гг. XVII в. некоторым группам калмыков (торгау-ыты) удалось отвоевать себе территории в Поволжье и объявить о своей независимости. Небольшие катмыцкие поселения имелись также в Северном и Центратъном Казахстане (севернее р.Сырасу). В конце XVII в. джунгарам удалось вытеснить казахов из Семиречья. И таким образом в XVIII в. казахам приходилось защищать не только свою территорию, но и независимость. Захват джунгарами при-сырдарьинских городов в 1723-1725 гг. принудил многие племена признать сюзеренство Джунгарии (Старший и отчасти Средний жузы). Только смерть Гапдан Церена в 1745 г. освободила казахов от опеки Джунгарии. В дальнейшем казахам самим пришлось нести роль Джунгарии в Цент-рачьной Азии, именно этим объясняются походы казахов в Киргизию, Коканд, Алтай, Хиву и т.д. Вместе с тем, шансы казахов на укрепление своего государства были ограничены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.