Просмотров: 805

Казахские «Бии»

Биями назывались крупные представители родовой знати, занимавшие’ в обществе место ступенькой ниже правящего сословия султанов. Если могущество султанов было обусловлено их богатством и происхождением от ак-суйек, то сила и влияние бийской группы, выросшей из недр караши, кроме ее экономически господствующего положения в общество, объяснялись и личными качествами ее членов, как-то: знанием адата, традиций, остроумием в словопрениях, умением защищать и отстаивать интересы общин и т. д.
Нельзя при этом не учитывать специфику общественных отношений, уровень сознания и классовой зрелости казахских трудящихся того времени. В условиях, когда патриархальные пережитки в хозяйстве и патриархальная идеология оказывали весьма значительное воздействие на экономическую и политическую жизнь общества, когда общественные отношения в основном регулировались нормами дедовских обычаев (адатом), нигде не зафиксированными, знатоки и хранители этих норм и обычаев, их истолкователи в глазах народа были окружены ореолом всеведения и мудрости. К этим людям обращались за советом, просили их разрешать возникающие между членами общины споры. Все это привело к политическому возвышению этих представителей знати,
Бии, как правило, были людьми богатыми, состоятельными. С одной стороны, богатство было той материальной силой, которая давала возможность некоторым представителям знати возвыситься до положения биев и стать биями. С другой стороны, в условиях, когда действенность бийских решений зависела от авторитета и личного влияния самих биев, ими не могли не быть только имущие. Вот почему основной социальной средой, откуда выходили бии, была крупная феодальная знать, складывавшаяся внутри кочевых коллективов.
Бывали отдельные случаи, когда выходцы из простого народа, в упорной борьбе преодолевая громадные трудности, благодаря своей природной одаренности добивались звания биев. История знает такие факты, часть из них бережно сохранилась в памяти народа, в его устном творчестве.
Сведения о месте биев в экономической и политической жизни казахского общества имеются в материалах, собранных чиновниками по заданию председателя Оренбургской пограничной комиссии генерал-майора Ладыженского в 1849—1850 п\ В них сообщается о «почетнейших и влиятельнейших» казахах по некоторым районам Малой орды. Попечитель прилинейных. казахов Лазаревский 26 октября 1849 г. представил список на 25 человек; которые, по его мнению, были самыми знатными среди населения, за которым он осуществлял надзор (среди них не было султанов). Около половины (12 из 25) влиятельных лиц являлись; биями. Причем, как. это видно из таблицы 15, они были самыми-крупными собственниками скота. Если на каждого влиятельного скотовладельца-иебия приходилось в среднем по 170 лошадей, то на каждого бия приходилось по 880 голов. Отдельные бии владели табунами лошадей в 1000, 3000 и 4000 голов. Первое, что бросается в глаза, это то, что более половины влиятельных богачей составляют султаны. По сравнению с ними бийская группа значительно меньше. Сам по себе этот факт говорит о том, что внутри указанных родов султаны остаются ещё весьма сильными. Бии, как и султаны, располагали огромными стадами. Более одной трети султанов как собственники скота причислялись к «богатым», «весьма богатым», «известным богачам». Такое же соотношение было характерно и для биев. Тот факт, что из 14 «знатнейших» людей Восточной части Малой орды 12 являлись биями, свидетельствует о полном господстве бийской группы в кочевых коллективах этого района. Все они были крупными скотовладельцами,» располагавшими обширными. личными хозяйствами. Среди них нет такого бия, который владел бы менее чем 100 лошадьми (одним хозяйством можно пренебречь) .
Судебная власть, которая принадлежала биям, имела исключительное значение в казахском обществе. Она была ведущей формой власти в системе управления. Функция управления в кочевых коллективах в основном сводилась к разбирательству различных споров и притязаний как внутри коллективов, так и между родами и их отделениями. Бии, осуществлявшие судебную власты в кочевых коллективах, за редкими исключениями, стояли во главе их. Судьи располагали большими правами в толковании норм, обосновании и вынесении решений, а также в определении методов и форм приведения этих решений в исполнение. Таким образом, .многое в судебной деятельности биев зависело от их личного усмотрения, взглядов и умения, что, конечно, порождало известный произвол. Судебные постановления биев имели правотворческий характер.
Бии владели или распоряжались крупными земельными массивами, на которых кочевали подведомственные им аулы. Вместе с тем они имели обширные участки зимних стоянок и сенокосные луга на правах личной собственности. Большинство биев являлось крупными скотовладельцами. Они эксплуатировали труд непосредственных производителей в своих, нередко огромных, личных хозяйствах. Кроме того, крестьяне-скотоводы, кочевавшие под водительством биев на «общинных» землях, несли определенные повинности в пользу последних, реализовавшиеся в различных формах (согум, сыбага, жылу, тарту, возмещение затрат управления и т. д.).
Бии имели крупные доходы от судебной деятельности. Кроме десятой части размера иска, которая поступала в распоряжение судьи по закону, бии посредством разного рода ухищрений и вымогательств присваивали львиную долю штрафа, куна. Сверх то-го, они брали «подарки», взятки от тяжущихся.
Султаны, в том числе сам хан, должны были считаться с мнением биев, имевших большое влияние и прочную опору в кочевых общинах.
В конце XVIII и в начале XIX вв. в состав ханских советов Малой, Средней и Внутренней орд входило значительное число биев, которые оказывали серьезное влияние на политику ханов.
После отмены ханской власти бии стремились упрочить свои позиции за счет ослабления роли султанов, в особенности в политической жизни общества. Надо сказать, что бии добиваются в этот период некоторых успехов. Так, в Сергиопольском округе в 1866 г. согласно положению о выборах биев избирательным правом пользовались известные представители местной знати, влиятельные феодалы и лица, имевшие пожалованные правительственные чины. Правом участия на выборах биев пользовались: в Каракирей-Семизнаймановской волости — 21 султан, 3 старшины, 26 биев, 37 «почетных» казахов; в Джангуль-Семизнаймановской волости — всего 66 человек; среди них: 9 старшин, 20 биев, 37 влиятельных казахов; в Булатчинской волости — 6 султанов, 8 старшин, 14 биев, 36 других лиц; в Туминской волости — 9 старшин, 17 биев, 40 других лиц.
Таким образом, среди родовой знати, участвующей в выборах, ведущее место по количеству выборщиков и по их весу занимает бийская группа.
Звание бия считалось личным. Не все богачи могли быть биями. Для того, чтобы заслужить это почетное звание, надо было, как’ уже говорилось, обладать определенными личными качествами и способностями. Представители знати, после нескольких успешных выступлений на суде, советах, сборах, показав, что они этими способностями обладают, приобретали известность как бии, Крупные бии, пользовавшиеся большим влиянием в обществе, старались личную привилегию превратить в привилегию наследственную. Это находилось в прямой связи с попытками их отгородиться от остальной части общества, замкнуться в касту, которые предпринимались и в начале XIX в. Однако как процесс обособления бнев, так и процесс превращения бийского звания в наследственный институт далеко не были завершены.
Старые бии весьма недоброжелательно относились к новым, чинили им препятствия, так как появление новых судей приводило к уменьшению доходов старых. В этом была главная причина бийского местничества. Однако материальные преимущества, которые получали бии, и то влияние, которым они пользовались в обществе, заставляли многих феодалов претендовать на это звание и добиваться, чтобы всегда был свободен доступ в ряды бийства.
Рост влияния биев в обществе происходил в сложных условиях. С одной стороны, ликвидация ханской власти создала благоприятные условия для захвата биями власти в крупных родовых объединениях. С другой стороны, царское правительство, хотя и опиралось на биев в период борьбы с влиятельной группой султанства, вовсе не собиралось укреплять позиции старых биев, в особенности поскольку они не в меньшей степени, чем султаны, были заинтересованы» в сохранении старых порядков. Расхождения между султанами и старыми хранителями патриархальных обычаев — биями касались, главным образом, вопроса сферы политического влияния, а не порядка внутреннего устройства общества. Органы центральной власти в Казахстане проводили политику, которая ослабляла влияние как консервативных султанов, так и старых биев.
Положение биев стало еще более сложным после того, как правительство приняло в 1822 г. «Устав о сибирских киргизах», по которому должности биев были объявлены выборными, с последующим утверждением государственной властью. Это открыло большому числу лиц путь к бийским должностям, создало своеобразную систему двоевластия в родовых отделениях: наряду со старыми биями появились «избранные» новые бии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.