Просмотров: 486

Какой должна быть национальная политика Казахстана?

Казахстан исторически был и остается территорией пересече­ния торговых путей, миграционных потоков, хозяйственных и куль­турных связей, активного межэтнического и межконфессионального взаимодействия. Благодаря всему этому, современное казахстанское общество отличается своим высоким многонациональным, многокон­фессиональным и поликультурным укладом. Сегодня в республике проживают представители около 130 этносов. Все это обуславливает необходимость реализации государством политики, направленной на поддержание и развитие гармоничных отношений между населяющими республику этносами и народностя­ми. Вместе с тем, хотя руководство страны и демонстрирует замет­ное проявление своего внимания вопросам межэтнических отноше­ний, в данной сфере жизнедеятельности казахстанского общества и государства наблюдается немало серьезных проблем. В свою очередь одним из факторов этого обстоятельства следу­ет считать недостаточно эффективную национальную политику го­сударства. А если быть более точным, то фактическое отсутствие та­ковой вообще. Подтверждением такого вывода является то, что в рес­публике нет, во — первых, четко сформулированной и целостной кон­цепции или государственной программы национальной политики, и, во-вторых, специального органа, занимающегося непосредственно ее реализацией, каковым был действующий в 1995-1997 гг. Государствен­ный комитет по национальной политике. В связи с этим естественно встает вопрос, какой должна быть национальная политика Казахстана? Представляется, что ответ на него следует искать прежде всего в правильном понимании термина и сущ­ности этого важного направления государственной деятельности. Однако, очевидно, что сделать это не так уж и просто, поскольку од­нозначного определения понятия «национальная политика» (НП) ни в научной, ни в официальной терминологии нет. Так, например, на российском интернет-портале «Глоссарий» НП определяется как политика многонациональных государств по отношению к проживающим в них нациям, народностям, племенам. Как видим, в данном случае все здесь сводится исключительно к государству и его органам. При этом нет четкого представления о том, в чем именно данная политика выражается. Несколько иную трактовку НП дают представители Кафедры теоретической и прикладной политологии Факультета международ­ных отношений Казахского национального педагогического универ­ситета им. Абая. По их мнению, она представляет собой деятельность государства и других политических институтов по урегулированию и решению межнациональных отношений, управления этническими процессами. Здесь уже, во — первых, расширен состав субъектов, обеспечивающих реализацию национальной политики, в лице не толь­ко государства, но и других политических институтов (партии, не­правительственные организации, местное самоуправление, религи­озные объединения и т.д.). Во — вторых, четко обозначен функциональ­ный аспект НП. В то же время ряд ученых-обществоведов, особенно этноло­гов, предпочитают использовать совсем иной термин — «этнополитика». К примеру, российские этнологи Александр Садохин и Юрий Шабаев считают, что НП есть политика обеспечения национальных интересов государства и всех его граждан, осуществляемая как внут­ри данного государства, так и на международном уровне. То есть, в этом случае ученые сочетают два понятия — «государство» и «на­ция». В связи с этим применение терминов «национальный» и произ­водные от него представляются ими неподходящими для определе­ния политики государства в области межэтнических отношений.

Что же касается этнополитики, то ее суть заключается в коор­динации усилий всех государственных органов в деле решения про­блем этнических общностей, в организации их диалога с властью, в позитивном меж общинном диалоге, в согласовании действий всех заинтересованных сторон при урегулировании этнополитических и этнических конфликтов. При этом ученые утверждают, что в много­национальном государстве этнополитика не может быть некой все­охватывающей стратегией, а должна представлять собой набор конк­ретных стратегий, адаптированных к конкретным условиям регио­нов, этническому составу их населения, характеру межэтнических связей и т. д.  Таким образом, этнополитика, с одной стороны, предполагает участие координирующее государства в ее реализации. С другой сто­роны, здесь четко прослеживается представление в качестве основ­ного субъекта непосредственно этнические группы и общности. При этом за основу выработки и проведения этпополитики берется не общенациональный; а региональный и локальный уровни.

Иначе говоря, этносы и народности должны не выступать фак­тически без участвующими объектами национальной политики того или иного государства, а быть наряду с ним полноправными субъектами процесса разработки и реализации этнополитики. По логике вещей такой подход обуславливает необходимость разработки соот­ветствующих программ, концепций, планов и иных соответствующих документов специалистами в области межэтнических отношений и заинтересованными представителями тех или иных этносов. А уже принимать и, что более важно, выполнять их обязаны будут соответ­ствующие государственные органы и их должностные лица.

Однако в реальной практике постсоветских государств, вклю­чая и Казахстан, наблюдается совсем иная ситуация, где во главе угла стоит именно «НП». Другое дело, что в некоторых из них эта полити­ка имеет соответствующее институционально-правовое оформление, чего нельзя сказать про нашу страну, В России, к примеру, действует Концепция государственной национальной политики РФ, утвержден­ная еще 15 июня 1996 года. Более того, что примечательно, анало­гичные концепции были приняты и имеются в ряде субъектов феде­рации (Бурятия, Коми, Марий Эл, Чечня, Красноярский край, Архан­гельская область и др.). Вместе с тем обращает на себя внимание, что в самом осново­полагающем федеральном документе нет определения ключевого понятия, то есть НП. Хотя при этом в дано концепции обозначены ее принципы, цели, задачи и основные направления. Здесь лишь говорится о том, что государственная национальная политика основывается на принципах Конституции РФ и общепризнанных нормах международного права и находит свое выражение в системе федеральных законов, законов субъектов РФ, а также договоров о раз­граничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной влас­ти субъектов РФ. Тем самым в России на официальном уровне НП фактически сводится к принятию и выполнению государством и его органами в центре и на местах соответствующих нормативно-правовых актов. Правда, известно, что течение двух последних лет российские влас­ти выступили с инициативой разработки и принятия новой Концеп­ции госнацполитики. И хотя этот процесс в силу определенных при­чин явно затянулся, тем не менее не исключено, что данный доку­мент все же будет принят теперь уже при новом президенте РФ и в нем найдет свое отражение то, чего нет в действующей концепции. Сточки зрения точной и ясной терминологии недалеко от Рос­сии ушла Молдова, где с 19 декабря 2003 года действует Концепция национальной политики РМ Из этого документа, в частности, следует, что НП направлена на укрепление независимости и суверените­та страны, создание благоприятных условий для свободного разви­тия всех этнических и языковых сообществ, их интеграцию в единый народ Молдовы. Несмотря на довольно прогрессивный стиль дан­ного положения, все же нельзя не отметить отсутствие в данной кон­цепции четкого определения самой НП. Единственным на этом фоне исключением является проект За­кона Украины «О концепции государственной этно национальной по­литики Украины», разработанный еще 8 августа 2000 года. Согласно этому документу этно национальная политика рассматривается как система мероприятий государства, направленных на удовлетворение потребностей украинской нации, представителей других этносов, коренных народов и национальных меньшинств, которые являются составными частями украинского общества; украинской диаспоры, которая связана с ядром украинского этноса; депортированных по национальному признаку лиц, которые возвращаются в Украину, свя­занных со спецификой этнокультурного развития, регулированием межэтнических отношений, устранения факторов межэтнической напряженности и межэтнических конфликтов, обеспечением участия в процессе государственного строительства разных структурных этно национальных компонентов украинского общества к этому представляет собой еще и инструмент для манипулирования указанной частью общества и обоснования на этой волне незыбле­мости своей власти. В связи с этим приходится признать определенную адекватность сложившейся в республиках бывшего СССР ситуации проведения здесь государственной «национальной» или «этнонациональной» по­литики. Но, так или иначе, первоначально следует добиться от влас­тей ее четкого обозначения. В противном случае уровень их манипу­лирования широкими массами будет только возрастать, что отчетли­во наблюдается в Казахстане. К тому же по своему идейно-кон­цептуальному содержанию и характеру реализации эта политика дол­жна максимально отвечать интересам и ожиданиям всех без исклю­чения этносов и народностей республики, А уж после всего этого более — менее станет ясно, либо НП в перспективе отомрет совсем как, выражаясь словами г-на Малахова, «реликт советской эпохи», либо примет иные формы, ценности и смысл, приближаясь к этнополитике развитых стран мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.