Просмотров: 311

История Тамерлана

Великий сеньор Тамерлан (Тамурбек), убив императора самаркантского (самаркандского), захватил его земли, откуда и началось его господство, история как вы позже услышите, потому завоевал всю землю Могальскую (Моголистан), граничащую с названной империей и землями Малой Индии. Потому покорил всю землю и империю Орасании (хорасан), а также всю землю Тахикинии (Таджикии), называемую Рей, да, кроме того, овладел всей Персией и Мидией с империей Таурис (Тербиз) и Солтания (Султания). Далее захватил владение Гилан (Гилян) с землями Дарбанте (Дербент) и завоевал владения Малой Армении с землями Арсинги (Эрзинджан), Асхерона (Эрзерум), Аунике (Авник) и подчинид своей власти империю Мерди (Мар-дин) и землю Курчистан (Курдистан) находящиеся в той же Армении. Победив в сражении владетеля Малой Индии и получив большую часть его земель, кроме того, разрушив город Дамаск и подчинив своей власти города Алеп (Алеппо), Вавилонию, Балдас (Багдад) и разорив много других стран и владений и выиграв множество битв и завоевав многое, двинулся на Турка Ильдрина Баязита (Йылдырым Баязид), который был одним из самых могущественных царей, каких знал мир, — в турецкую землю, где дал ему бой у замка, называемого Ангури (Анкара), и взял его в плен вместе с одним из сыновей; при этом сражении оказались Пайо де Сото Майор, Эрнан Санчес де Паласуэлос, посланники великого и славного сеньора дона Энрике, божьей милостью короля Кастилии и Леона, да хранит его Бог, отправленные, чтобы разузнать о могуществе Тамерлана и турка Ильдрина, об их богатствах, численности войск, которые они противопоставили друг другу, а также, чтобы они присутствовали при намечавшемся сражении. Об этих Пайо и Эрнане Санчесе узнал великий сеньор Тамерлан и из любви к великому сеньору королю Кастилии воздал им большие почести, пригласил к себе, устроив празднества и одарив подарками, получив при этом сведения о могуществе великого и славного сеньора государя Кастилии, о его владениях и великодушии, которым он славился среди христианских царей; и чтобы заручиться его дружбой, после выигранного сражения, приказал направить к нему посла, грамоты, подарок, дабы расположить к себе. С этим посланником был один чекатайский (чагатайский) кавалер по имени Магомат Алькаги, с которым он отправил дары, подношения и торжественные послания. Этот посланник прибыл к сеньору королю Кастилии и передал ему послание сеньора Тамерлана и подношения, и драгоценности, и жен, которых он прислал по своему обычаю. И его величество король, получив торжественные послания и дары, а также выслушав добрые пожелания Тамерлана в свой адрес письменно и на словах и увидев, как он к нему расположен, приказал подготовить подарок и отправить посланников к Тамерлану для закрепления дружбы, предложенной ему, и повелел направить в это посольство посланниками Фра Альфонсо Пазса де Сайта Мария, магистра богословия, и Руи Гонсалеса де Клавихо и Гомеса де Саласара, своего стражника, с ними он отправил грамоты и дары; а так как это посольство очень трудное и в отдаленные земли, необходимо и уместно дать описание всех тех мест и земель, по которым пройдут посланники, всего, что с ними произойдет, чтобы не позабылось это и чтобы обо всём можно было рассказывать и знать. И потому во имя Господа, в чьей власти всё сущее, и во имя святой девы Марии, матери Божьей, я начал вести записи с того дня, когда посланники достигли порта Святой Марии, недалеко от Кадиса, чтобы подготовить карраку, на которой должны были отправиться (в путь), и с ними был тот посланник Тамерлана, которого он посылал к сеньору королю…
На следующий день, в четверг двадцать восьмого августа, в час обедни подъехали к большому городу, называемому Кех (Кеш). Он располагается на равнине, пересекаемой со всех сторон оросительными каналами и ручьями. (Город) окружали селения и сады, а вокруг простиралась равнина, на которой виднелось множество многолюдных селений, каналов, лугов, и (казалось), что эта земля (должна быть) очень красива летом. На поливных землях росли пшеница, виноград, хлопок, дыни и большие плодовые деревья. Город был обнесен земляным валом и (окружен) глубоким рвом, а у ворот его имелись подъемные мосты. Из этого города Кеха был родом сеньор Та-мурбек, и здесь же родился его отец. Здесь много больших домов и мечетей, особенно одна, которую Тамерлан приказал построить, (но она) еще не была окончена, В ней находилась большая усыпальница, в которой покоился его отец. Другую усыпальницу Тамерлан приказал построить для себя, чтобы быть там погребенным, и она (также) еще не была окончена. Говорили, что когда он был здесь с месяц тому назад, то остался недоволен этой усыпальницей, говоря, что вход (в нее) низок, и велел переделать его; и сейчас там работают мастера. Кроме того, в этой мечети покоится первый сын Тамерлана^ которого звали Янгир (Джехангир). Эта мечеть и усыпальница очень богаты и отделаны золотом, лазурью и изразцами, при ней большой участок с деревьями и водоемами. Каждый день по приказанию сеньора в эту мечеть отправляют двадцать сваренных баранов в память душ отца и сына (Тамерлана), погребенных там. И как только посланники приехали в этот город (Кех), их привели в эту мечеть и сюда им принесли много мяса, фруктов и устроили пир, а когда они откушали, отвезли в большой дворец, где им предоставили помещение.
На другой день, в пятницу, посланников повели осматривать большой дворец, который строился по приказанию царя. Говорили, что уже двадцать лет в нем работали каждый день. И даже теперь трудилось там много мастеров. Во дворце очень длинный вход и очень высокие ворота, и здесь же, при входе, с правой и левой стороны находились кирпичные арки, отделанные изразцами, выложенными разньми узорами. А под этими арками находились как бы маленькие комнаты без дверей, то есть (углубления) с полом, выложенным изразцами, а это было сделано для того, чтобы там (могли) сидеть люди, когда во дворце находился сеньор. Сразу же за этими воротами находились другие, а за ними большой двор, вымощенный белыми плитами и окруженный богато отделанными галереями, а среди двора большой водоем, и этот двор занимает в ширину шагов триста, и через него входили в самое большое помещение дворца, куда вела очень большая и высокая дверь, отделанная золотом, лазурью и изразцами — (все) очень искусной работы. А над дверью посередине был изображен лев (на фоне) солнца, а по краям точно такие же изображения. Это был герб сеньора самаркантского. И хотя говорят, что этот дворец строился по приказу Тамерлана, я думаю, что его начал строить прежний сеньор Самарканте, так как этот герб, (изображающий) солнце и льва на нем, есть герб сеньора самаркантского, а герб Тамерлана — три круга. Это значит, что он царь трех частей света, и этот герб он приказал делать на всех монетах и на всех предметах, которые изготавливаются по его приказанию. И по этой (причине) я думаю, что другой сеньор начал строить этот дворец, еще до Тамерлана. Эти три кружочка наподобие буквы О встречаются и на царских печатях, и он приказывает (тем народам), которые облагаются данью, чтобы также ставили (этот знак) на своих монетах.
Через эту дверь входишь в приемный зал квадратной формы, стены которого расписаны золотом и лазурью и (отделаны) изразцами, а потолок весь позолочен. Отсюда посланников провели в верхний этаж, и так как весь дом был отделан золотом, им показали столько помещении и покоев, что сразу и не расскажешь. (Здесь вся) отделка была золотом, лазурью и другими разными цветами, достойная удивления даже в Париже, где искусные мастера. Эта работа (и у них) считалась бы прекрасной.
Потом им показали комнаты и покои, предназначенные для самого сеньора и его жен, с необыкновенно богатой отделкой стен, потолка и пола. Над постройкой этого дворца работало много разных мастеров. Потом повели посланников смотреть зал, предназначенный сеньором для пиров и чтобы (там проводить время) со своими женами. (Этот зал) огромен и богатой отделки. А перед ним находится сад со множеством различных плодовых и тенистых деревьев; в нем — много водоемов и искусственных лужаек. А перед входом в сад такое обширное (пространство), что здесь в летнее время у водоемов могло бы сидеть множество народа под сенью деревьев. И так роскошна и богата отделка этого дворца, что для его описания нужно всё обойти и осмотреть, не торопясь, А эта мечеть и дворец относятся к самым великолепным постройкам, какие сеньор до сих пор осуществил или велел соорудить. И приказал построить их в честь своего отца, погребенного здесь и уроженца этого города. И хотя он родился в этом городе, однако не принадлежал к тому племени, которое там живет, а был из племени, называемого чакатаи и относящегося к татарам, пришедшим в эту землю из Тарта-лии, когда они вторично ее завоевали и стали над нею властвовать, как об этом вам позже будет рассказано; а здесь они получили это название чакатаи. Отец Тамерлана был благородным человеком из рода этих чакатаев, но среднего достатка, имел он-не более трех или четырех всадников и жил в одном селении недалеко от этого города Кеха, так как их знатные люди больше предпочитают жить в селениях и поле, (нежели) в городах. И этот его сын (Тамерлан) начинал с того, что имел только столько (имущества), чтобы содержать себя и (еще) четырех или пять всадников. И об этом я пишу, ручаясь за достоверность, так, как было рассказано посланникам в этом городе и в других местах. Говорят, что однажды (с помощью) этих четырех или пяти людей он начал забирать силой у своих (соплеменников) один день барана, другой день корову и, когда это удавалось, пировал со своими сообщниками. Возможно, поэтому или потому, что он был человеком храбрым, доброго сердца и щедро делился всем, что имел, присоединились к нему и другие люди, так что (вскоре) у него стало триста всадников. Когда их набралось столько, он начал совершать набеги на (другие) земли, грабя и воруя всё» что можно для себя и своих (людей); также выходил на дорогу и грабил (проходящих) купцов. Слухи о том, что делал (Тамерлан), дошли до императора самаркантского, который был сеньором этой земли, и он приказал убить его где бы то ни было. А при дворе самаркантского императора было несколько знатных кавалеров чакатаев из его племени. Они так хлопотали за (Тамерлана) перед императором, что он его простил и по царскому соизволению разрешил жить при дворе. И из этих кавалеров (чакатаев), которые выпросили ему прощение, двое теперь живут с ним; одного зовут Омар Тобар, а другого — Каладай-бек. Он сделал их большими сеньорами и владетелями обширных земель. Говорят, что когда (Тамерлан) жил (при дворе) самаркантского императора, то так интриговал против него, что последний был готов отдать приказ убить его; но кто-то предупредил (его), и Тамерлан бежал со своими людьми и начал грабить на дорогах. Однажды он ограбил большой караван купцов и получил всего достаточно. После этого он отправился в землю, называемую Систан, и награбил (там) баранов, лошадей и всего, что попалось (под руку), так как эта земля очень богата стадами. А когда он это совершал, имел при себе около пятисот всадников. Узнав об этом, жители Систана объединились против него. Однажды ночью (Тамур-бек) напал на стадо баранов, а в это время пришли люди (из Систана), бросились на него и его сообщников, убили многих, а его сбили с лошади и ранили в правую ногу, после чего он остался хромым, также и в правую руку, после чего он недосчитался двух маленьких пальцев; и бросили его, посчитав мертвым. (Тамерлан) стал передвигаться, как мог, и дополз до шатров каких-то (людей), кочующих в поле, откуда (вскоре) ушел, а оправившись, опять стал собирать своих людей. А этого самаркантского императора недолюбливали его подданные, особенно простой люд, горожане и некоторые знатные. Они сказали Тамерлану, чтобы он убил императора и (тогда) они его поставят у власти. И дело дошло до того, что однажды, когда император направлялся в какой-то город недалеко от Самарканте, Тамерлан напал на него, а тот бежал в горы и попросил встретившегося человека укрыть его и вылечить (от ран), обещая сделать его богатым, и отдал ему дорогое кольцо, которое носил. А тот человек вместо того, чтобы укрыть его, сказал о нем Тамерлану, который тотчас явился и убил его. Потом он пошел на город Самарканте, взял его, захватил (власть), забрал жену (прежнего) государя и женился на ней, и теперь она считается его старшей женой, а зовут ее Каньо (Биби-Ханым), что значит большая царица или великая императрица. А после этого он покорил империю Хорасания, воспользовавшись враждой двух братьев, сеньоров ее, склонив на свою сторону (жителей области). Он объединил империи Самаркантскую и Хорасанскую и таким образом по-ложил’.начало своему государству.
Одним из тех, кто примкнул к Тамерлану и помогал ему во всём с тех пор, как он начал возвышаться, был один чакатай из его племени, самый доблестный из его сподвижников. (Тамерлан) женил его на своей сестре и сделал правителем многих людей, А у него был сын по имени Яса (Дже-ханшах) Мираса, который теперь самый близкий к сеньору человек. Он сеньор многих обширных земель, начальник царского войска, подобно коннетаблю, так что, кроме (великого) сеньора, никто не имеет столько власти над войском, как он, а войско и подданные сеньора довольны им.
Причина, по которой эти татары пришли в эту землю и назвались ча-катаями, следующая: в давние времена был в Тарталии император родом из татарского города Дорганчо, что означает Сокровище мира. (Этот император) владел обширной землей, которую завоевал, а подойдя к концу (дней Своих), оставил четырех сыновей, которых звали: одного Габуй, другого — Чакатай, третьего — Есбек и четвертого — Чаркас; все они были детьми одной матери. Перед смертью отец разделил свои владения и дал каждому его часть, а сыну, которого звали Чакатай, выделил эту империю Самарканте и еще другую землю. И завещал всем своим сыновьям (жить в дружбе) и не ссориться, (говоря), что пусть они знают, что в тот день, как возникнет (вражда) между ними, они погибнут. Этот Чакатай был человеком храбрым, смелым, мужественным. (Постепенно) братья стали завидовать друг другу, потом пошли распри, и стали они воевать один с другим. Когда (жители) земли Самаркантской узнали об этих распрях, они восстали и убили (Чакатая) и многих его людей и поставили императором одного из своего племени. После этого Чакатая осталось в этой земле много людей (его племени), у которых было имущество и дома, где они жили. А после того, как их сеньор был убит, местные стали называть этих оставшихся татар чакатаями, и отсюда пошло их название. Из этого рода татарчакатаев, что остались жить там, был и Тамерлан и другие чакатай, что служили ему, и многие из жителей Самарканте также теперь называются так из-за известности, какую эти чакатай приобрели, хотя они совсем и не их племени.
Посланники остались в этом городе Кехе тот четверг, когда прибыли, и пятницу до вечера, а (вечером) уехали оттуда и заночевали в одном селении, а на другой день, в субботу тридцатого августа, они обедали в большом доме, принадлежащем (великому) сеньору. Этот дом стоял на равнине у реки, среди огромного прекрасного сада. (Вскоре) они уехали оттуда и остановились на ночлег в большом селении, (находящемся) на расстоянии полутора лиг от Самарканте и называемом Месер. А кавалер, сопровождавший посланников, сказал им, что хотя они могут сегодня же отправиться в Самарканте, однако он не позовет их туда, пока не даст знать великому сеньору, и что он хочет послать своего человека с известием, что они прибыли, и в ту же ночь тот человек ушел (с этим известием) к сеньору. На другой день на рассвете он вернулся (с ответом): сеньор велел кавалеру взять (испанских) посланников и посла вавилонского султана, ехавшего вместе с ними, и отвезти их в сад, находящийся поблизости от этого селения, и там ждать, пока он не пришлет сказать, что (дальше) делать.
В воскресенье утром, тридцать первого августа, привезли посланников в этот сад, обнесенный глинобитной стеной, которая тянулась на целую лигу. Там было много разных плодовых деревьев, (а среди них) цитронов и лимонов, (также) имелось шесть больших водоемов, а посередине (сада) бурлил поток, пересекавший его насквозь. От одного водоема к другому шли аллеи, наподобие улиц, (обсаженные) большими, высокими и тенистыми деревьями. А внутри этих (обсаженных) деревьями аллей имелись ходы, охватывающие весь сад. От этих (главных) аллей отходили другие, соседние, так что можно было ходить (всюду) и осмотреть весь сад; а от этих (боковых) аллей шли еще другие, (более мелкие).
(Среди сада) находился насыпной холм, наверху ровный и окруженный частоколом. Посередине его возвышался прекрасный дворец с множеством покоев, богато отделанных золотом, лазурью и глазурованными изразцами. А этот холм, на котором стоял дворец, был окружен глубоким рвом, наполненным водой, так как в него постоянно вливается вода из водовода. Чтобы подняться на этот холм, где расположен дворец, имелось два моста с одной и другой стороны (его). На другом конце этих мостов было двое ворот, а потом (уже) шла лестница, по которой поднимались наверх холма; так что дворец был хорошо укреплен. В саду разгуливали олени и множество фазанов, которых сеньор велел напустить туда. Из сада шел проход в большой виноградник, по размеру равный (самому) саду, который также был обнесен глинобитной стеной. У стены, ограждающей виноградник, шел ряд высоких деревьев, казавшихся очень красивыми. Этот дом с садом назывался Талисия, а на их языке Кальбет (Гюль-Баг). Здесь в саду посланникам дали много мяса и всего, в чем была нужда. Они приказали поставить на лугу возле оросительного канала шатер, который везли с собой, и стали ждать.
В четверг, четвертого сентября, прибыл в тот сад один кавалер, родственник сеньора, который сказал посланникам, что сеньор сейчас занят отправкой послов императора Тотамиха (Тохтамыша) и поэтому не может встретиться с ними. А чтобы они не сердились и немного развлекались, он прислал к ним и к послу султана (вавилонского) этого кавалера, чтобы устроить праздник и дать пир в тот же день. Они привезли много баранов, сварили и приправили их, зажарили лошадь, приготовили разными способами рис, доставили много фруктов и подали (посланникам). После трапезы подарили им двух коней, платье из камки и шапку. Посланники остались в этом саду с последнего воскресенья августа месяца до понедельника восьмого сентября.
В тот день сеньор прислал за ними, желая их видеть; а он обычно не принимает сразу (прибывших) послов, а только по прошествии пяти или шести дней, и чем именитее посланники, которые к нему приезжают, тем позже он их принимает.
В тот самый понедельник, восьмого сентября, (посланники) отбыли из того сада и дома, где останавливались, и направились в город Самарканте. От того сада до города простиралась равнина с садами, домами, базарами, где продавались разные вещи. Около трех часов добрались до большого загородного сада и дома, где пребывал сеньор.
Как только они прибыли, их провели в один дом, стоящий рядом, и к ним явились два кавалера, которые сказали, чтобы (посланники) отдали (им) те вещи и подарки, что привезли сеньору, что они их приведут в порядок и передадут тем людям, которые их (позже) поднесут (ему); так распорядились мирассы, приближенные сеньора. Посланники вынуждены были отдать (привезенные ими вещи) этим двум кавалерам; те (в свою очередь) передали их тем людям, которые должны были их нести в (определенном) порядке к сеньору.
А отдав подарки, посланники пошли вместе с ними. То же (самое) должен был сделать и посланник султана вавилонского с подарком, который он привез (Тамерлану), Как только понесли подарки, посланников взяли под руки и повели.
Входная дверь в тот сад была очень большая и высокая, прекрасно отделанная золотом, лазурью и изразцами; у этой двери стояло много привратников с палицами в руках, так что никто не смел подойти к двери, даже если было много народу. Войдя, посланники сразу же увидели шесть слонов с деревянными башенками и с двумя флажками на каждой. На слонах сидели люди, которые заставляли их веселить народ. А их повели дальше, и они увидели (тех) людей, которые несли отданные им вещи и подарки, хорошо разложенные на руках. Потом посланников заставили встать перед подарками и немного подождать, после велели им сказать, чтобы шли. И всё время они шли с теми двумя кавалерами, которые вели их под руки, и с ними был (тот) посланник, которого Тамерлан посылал к сеньору королю Кастилии; над ним смеялись (все), кто его видел, так как он был одет по-кастильски.
Посланников подвели к одному старому кавалеру, сидящему на возвышении. Это был сын одной из сестер Тамерлана, и они поклонились ему; потом их подвели к маленьким мальчикам, сидящим (тоже) на возвышении; это были внуки царя, и они им также поклонились. Здесь (у посланников) спросили письмо, которое сеньор король посылал Тамерлану, и они его отдали.
Взял письмо один из этих мальчиков, как сказали, сын Мирассы Миахи (Мираншаха), старшего наследника сеньора. Эти три мальчика тотчас встали и понесли письмо к сеньору. И тогда велели посланникам идти (вперед). Сеньор находился как бы у входа, перед дверью, ведущей в прекрасный дом, что там был, и восседал на возвышении, стоящем на земле, а перед ним был фонтан, струи которого били высоко вверх, а в фонтане плавали красные яблоки.
Сеньор восседал на шелковой расшитой маленькой подстилке, а локоть его покоился на круглой подушечке. Он был одет в гладкое шелковое платье без рисунка, на голове носил высокую белую шапку с рубином наверху, с жемчугом и драгоценными камнями.
Как только посланники увидели его, поклонились, припав на правое колено и скрестив руки на груди; потом подошли ближе и поклонились снова; далее еще поклонились и остались коленопреклоненными. Сеньор приказал им встать и подойти ближе. И кавалеры, ведущие их под руки, отстали, так как не смели подойти ближе, и три мирассы, стоящие перед сеньором, самые приближенные, которых звали одного Хамелак Мирасса (Шах-Медик), другого—Борундо (Бурундук?) Мирасса и третьего Норадин (Шейх Нур ад-дин) Мирасса, приблизились, взяли посланников под руки и подвели всех к сеньору и поставили на колени. А сеньор сказал, чтобы они подошли (еще) ближе для того, чтобы рассмотреть их хорошенько, так как он плохо видел из-за старости и почти не мог поднять веки. Он не подал им руки для поцелуя — этого нет у них в обычае, и никому из великих сеньоров они не целуют руки, так как высокого мнения о себе. Потом он обратился к ним с вопросом: «Как поживает сеньор король, мой сын, как его дела и как здоровье?» И посланники ответили, и разъяснили цель своего посольства; он выслушал всё, что они хотели сказать. Когда они кончили, Тамерлан обратился к кавалерам, сидевшим у его ног, из которых один, говорят, был сыном сеньора Тотамиха (Тохтамыша), правившего в Тартании, а другой — из рода императоров самаркантских, а прочие были важными лицами из рода самого сеньора, и сказал им: «Посмотрите на этих посланников, которых прислал ко мне мой сын, король Испании, первый из всех королей, какие есть у франков, что живут на краю мира. Они на самом деле великий народ, и я благословляю моего сына, короля (Испании). Было бы достаточным, если бы он прислал вас только с письмом, без подарков, так как я очень рад узнать о его здоровье и делах, (не меньше, чем) получить подарки».
А письмо, которое прислал сеньор король, держал внук сеньора (Тамур-бека) высоко перед ним; а магистр богословия сказал толмачу, чтобы тот передал сеньору, что это письмо, которое прислал ему его сын король, никто не сумеет прочесть, кроме него, и что, когда его милости будет угодно послушать, он прочтет. Тогда сеньор взял письмо из рук своего внука, развернул его и сказал, что сейчас хотел бы его прочесть. А магистр отвечал, что, если его милости угодно, (он готов). Тогда (Тамерлан) ответил, что после пришлет за ним, когда он уединится на досуге, и там он прочтет (письмо) и скажет, чего они хотят (от короля Кастилии).
Потом их подняли, повели и усадили на возвышении, с правой стороны от сеньора. А мирассы, которые вели их под руки, посадили их ниже посла, присланного к Тамерлану императором Чайсканом, правителем Катая, которого он прислал требовать ранее ежегодно уплачиваемую дань. Когда сеньчор увидел, что (испанские) посланники сидят ниже посла катайского сеньора, он приказал, чтобы они (сели) выше, а тот ниже их. И как только их рассадили, появился один из царских мирасс и сказал катайскому послу, что сеньор приказал, чтобы послы короля Испании, его сына, и прочие сидели выше его, а он, посланник разбойника, бесчестного человека и врага, чтобы сидел ниже их, что, если Богу будет угодно, он скоро его повесит, чтобы в будущем не смел объявляться с таким (намерением). С этих пор (всегда) на всех празднествах и пирах, какие устраивал сеньор, их сажали в таком порядке.
Объявив это, сказали толмачу, чтобы он объяснил (испанским) посланникам, как сеньор заботился о них. А этот сеньор Катая называется Чайскан, что значит император девяти империй, а чакатаи в насмешку называют его Тангус, что значит свинья. Он владетель обширной земли, и ранее Тамерлан платил ему дань, а теперь не хочет.
Как только рассадили по порядку (испанских) посланников и многих других послов, прибывших туда из разных стран, и прочих людей, подали много вареной, соленой и жареной баранины и, кроме того, жареную конину. А эту баранину и конину, что приносили, клали на круглые очень большие выделанные кожи с ручками, за которые их брали, чтобы нести. Когда сеньор потребовал мяса, слуги потащили эти кожи к нему, потому что их нельзя было нести, так как на них было (положено) очень много мяса, и они могли лопнуть. Как только (слуги) подошли примерно на (расстояние) двадцати шагов от сеньора, явились кравчие, чтобы разрезать (мясо), и стали на колени перед кожами; они были в передниках и в кожаных нарукавниках, чтобы не запачкаться. (Кравчие) взяли это мясо и начали резать на куски и класть в золотые и серебряные миски и даже в глиняные обливные и еще в другие, называемые фарфоровыми, которые очень ценятся и дорого стоят. Самым любимым блюдом, которое они приготовили, были цельные лошадиные окорока, от (самой) спины, но без кости, и их положили на десять золотых и серебряных блюд и туда же добавили бараньи окорока с костью, но без (коленного) сустава. На эти же блюда положили круглые куски лошадиных почек, величиною с кулак, и целые бараньи головы. Потом таким же образом подготовили много других кушаний, и когда сделали столько, что стало достаточно, поставили их рядами одно перед другим. Потом пришли слуги с мисками бульона, бросили в него соль и дали ей раствориться, после разлили его понемногу по блюдцам как подливу. Затем взяли тонкие хлебные лепешки, сложили их вчетверо и положили поверх мяса на эти блюда. Когда (всё подготовили), мирассы, приближенные сеньора, и другие знатные, что там были, взяли эти блюда вдвоем или втроем, так как один человек не мог бы их нести, и поставили перед сеньором, посланниками и кавалерами, которые там были. Сеньор велел отнести посланникам в знак уважения два блюда из тех, что стояли перед ним. Как только подали это мясо, тотчас его убрали и принесли другое. У них принято, чтобы то мясо, которым их угощают, отсылать к ним домой, и если этого не сделают, считается оскорблением; а этого мяса нанесли столько, (что нельзя) не удивляться. Другой их обычай (таков): когда мясо принимают от посланников, то передают его их людям, чтобы отнести (к ним домой). И так много этого мяса наставили перед людьми посланников, что если бы они (могли) унести его, то хватило бы на полгода.
После того как убрали вареное и жареное, подали много тушёной баранины, клёцек и других блюд, приготовленных разными способами. А потом принесли много плодов, дынь, винограда, персиков и подали пить из золотых и серебряных кувшинов кобылье молоко с сахаром, очень вкусное питьё, которое они готовят на летнее время.
После трапезы перед сеньором прошли люди, несшие на руках подарки, которые прислал ему сеньор король (Кастилии), и также подарки, присланные султаном вавилонским. Потом прогнали перед сеньором около трехсот коней, подаренных ему в тот день. Окончив (все) это, посланников подняли и увели (оттуда), приставив к ним кавалера, который бы охранял их и заботился, чтобы у них было всё необходимое. А этот кавалер был главный царский привратник; он и отвез их после султана вавилонского в (отведенное) помещение, находящееся недалеко от дома, где жил сеньор. Там (также) был сад и достаточно воды.
Когда посланники уехали от царя, он приказал принести подарки, которые прислал король (Кастилии), принял их и остался очень доволен. Красным сукном он тотчас поделился со своими женами, прежде всего со старшей, которую звали Каньо (Биби-Ханым) и которая была с ним в этом саду. А подарки султана (вавилонского) и других, которые ему поднесли в тот день, (Тамерлан) не принял, и их отдали тем людям на хранение. Они взяли их и держали три дня, пока сеньор не соизволил принять. Обычай его таков: не принимать подарков до прошествия трех дней. А этот сад и дом, где сеньор принимал посланников, называется Диликаха (Дилькуша), и в этом саду стояло много шатров из шелка и других (тканей). Сеньор остался в этом доме с садом до следующей пятницы и уехал в другой очень богатый дом с садом, который он тогда приказал строить и который назывался Бай-гинар (Баг-и Чинар).
В следующий понедельник пятнадцатого сентября, сеньор отбыл из этого дома с садом в другой, (также) чрезвычайно красивый. У этого сада очень высокие и красивые вороты, сделанные из кирпича и по-всякому украшенные изразцами, лазурью и золотом. В тот день сеньор приказал устроить большой пир и пригласить посланников, многих своих родственников, мужчин и женщин, и других гостей. Этот сад очень велик. В нем много плодовых деревьев и (деревьев), дающих тень. Там были аллеи и дорожки, огороженные деревянной оградой, по которым прохаживались люди. В саду поставлено много шатров и устроено навесов из цветных ковров и шелковых тканей разных цветов, украшенных вышитыми вставками и обычным способом.
А посередине этого сада стоял очень красивый дом, выстроенный в виде креста и богато отделанный. В самом доме было три алькова, где (можно) поставить кровати или возвышения; и пол и стены были покрыты изразцами. Прямо при входе находился самый большой из этих альковов и в нем — большой серебряный с позолотой стол, высотой с человеческий рост и шириной в три локтя, а перед ним — ложе, (устланное) маленькими подстилками из камки и других шелковых тканей, расшитых золотом, положенными одна на другую. Здесь садился сеньор, а стены были покрыты шелковыми занавесями розового цвета. А эти занавеси были украшены серебряными позолоченными бляшками, с хорошо вправленными изумрудами, жемчугом и другими (драгоценными) камнями. (Сверху) свисали шелковые полотнища шириною в пядь, доходящие донизу и украшенные так же, как и занавеси. С этих полотнищ свисали разноцветные шелковые кисти, а когда налетал ветер, они раскачивались в разные стороны, и было очень красиво. Перед входом в этот альков, (сделанный) в виде большой арки, висела такая же занавесь, тоже украшенная, на шестах, подобных копьям, и со свисавшими до пола большими кистями на шелковых шнурах. Другие альковы были убраны иными украшенными занавесями, а на полу лежали ковры и тростниковые циновки. А посередине этого дома, перед дверью, стояло два стола из золота на четырех ножках, и столы и ножки (как бы) составляли единое целое. Они были длиной пядей в пять и шириной — в три. На них стояли семь золотых кувшинов, два из которых украшены крупным жемчугом, изумрудами и бирюзой, вставленными с наружной стороны, и в каждом из них у носика был (вправлен) рубин. Кроме того, (здесь) стояло шесть золотых круглых чашечек, одна из которых изнутри была украшена крупным круглым и редко (встречающимся) жемчугом, а посередине был вставлен рубин, величиной в два пальца, прекрасного цвета.
На этот пир (по повелению) сеньора были приглашены (испанские) посланники. Когда приехали их приглашать туда, где они жили, с ними не оказалось толмача, и (прибывшие) стали ждать его. Когда же прибыли (на пир), то сеньор уже откушал и велел сказать им, что когда в другой раз он их будет приглашать, они обязаны прибывать тотчас и не дожидаться толмача. На этот раз он их прощает, так как он устроил этот праздник в их честь, чтобы они (имели возможность) увидеть его дом, родню и полюбоваться (всем). Сеньор очень разгневался на своих мирасс за то, что посланники не прибыли (вовремя) на пир и с ними не оказалось толмача и что в его отсутствие не пришли (с ними) мирассы, управлявшие его домом. Послали за толмачом и сказали ему: «На тебя сеньор гневается и сердится за то, что ты не был с посланниками франков. И для твоего радения и чтобы ты всегда был готов к исполнению (обязанностей), приказываем, чтобы тебе проткнули ноздри, продели в них бечевку и протащили по всей орде по справедливости». И не успели это сказать, как другие люди ухватили его за ноздри, чтобы проткнуть, но кавалер, который привез посланников по приказанию сеньора, находившийся там, стал просить за него и спас (его) от беды.
А сеньор послал к посланникам, (туда), где они проживали, сказать, что так как они не были на празднике, то он хочет, чтобы они получили (причитающуюся) им долю, и прислал пять баранов и два больших кувшина вина. На этот праздник собралось много народа, как знатных женщин, так и кавалеров из (царской) свиты и других людей. И хотя посланники не видели ни сада, ни этого дворца, ни его покоев, но всё это видели некоторые из их людей, которых возили туда и всё им показали, чтобы они могли (всё) осмотреть и всем налюбоваться.
В следующий понедельник, двадцать второго сентября, сеньор отбыл из этого дворца и направился в другой, трже с садом, как и первый. Он был обнесен высокой стеной четырехугольной формы, и на каждом его углу высилась высокая круглая башня; стена была высока и такой же работы, как эти (башни). Посередине (сада) стоял большой дом в виде креста с большим водоемом перед ним. Этот дворец был гораздо больше, чем в других садах, которые они видели до этого, и отделан богаче золотом и лазурью.
(Все) эти дворцы с садами находились за городом. А этот сад с дворцом назывался Батино (Баг-и Нау). Здесь сеньор (также) устроил большой праздник, на который были приглашены посланники, и собралось много народа. И на этом пиру сеньор приказал пить вино и пил его сам, так как они не смеют пить его на людях или тайком без (царского) соизволения. Вино они подают до еды столько раз и так часто, что делаются пьяными, и для них праздник не праздник и веселье не веселье, если они не напьются допьяна. Те, что подносят, стоят на коленях, и как только выпита одна чашка, подают другую, (как будто) у них нет другого занятия, как только это. А когда один устает наливать, приходит другой и только и делает, что разливает (вино). И не думайте, что один подносит многим, а (только) одному или двум, чтобы заставить их выпить больше. А если кто не хочет пить, говорят, что он оскорбляет сеньора, так как все пьют по его воле. И даже большие чаши наливают доверху, и никто не смеет, не допить, а если кто оставит, то у него не берут (обратно), заставляя (выпить до дна). И пьют из одной чаши раз или два. А если предложат выпить за здоровье сеньора или поклянутся его головой, то должны выпить всё до последней капли. А тот, кто поступает так и больше (всех) пьет, про него говорят бахадур, что значит храбрый человек. А того, кто отказывается пить, заставляют, даже если он и не хот чет.
В тот день, до того как посланники прибыли к сеньору, он прислал к ним одного своего мирассу, с которым отправил им кувшин вина и просил передать, чтобы они выпили этого вина столько, чтобы быть веселыми по приезде к нему, И когда они прибыли (на пир), их посадили, как и прежде; (все) долго пили, (потом) подали мясо. Здесь было много жареной конины, вареной и жареной баранины, (мясных) солений и много риса, приготовленного разными способами по их обычаю. А после еды вошел один из ми-расс сеньора с серебряной чашей в реках, полной серебряных монет, называемых тага (теньга), и разбросал их над посланниками и другими гостями, находившимися там. И разбросал их столько, сколько захотел, а оставшиеся в чаше высыпал в полы (платья) посланников. После этого сеньор приказал одеть посланников в платье из камки. Посланники трижды перед государем преклоняли колени, как у них было принято, и он велел сказать им, чтобы назавтра они .прибыли к нему на обед.
На другой день, двадцать третьего сентября, сеньор перебрался в другой дворец с садом, что был поблизости от того, называемого Диликайа (Ди-лькуша), где он устроил большой пир, на который собралось много людей из царского войска, получивших приказ прибыть, так как жили они в других местах. На этот пир прибыли и посланники. А этот сад и дворец очень красивы. На пиру сеньор был очень весел, пил сам (так же), как и те, что находились (рядом) с ним. По их обычаю, подали много мяса: баранины и конины. А после еды сеньор приказал выдать посланникам платье из камки, и они вернулись в свое жилище, находящееся недалеко от царского (дворца). А на эти праздники собиралось столько людей, что когда подходили к тому месту, где был сеньор, невозможно было пройти, если бы не стражники, бывшие при посланниках, расчищавшие для них дорогу, а пыль стояла такая, что и лица и одежда были одного цвета. Перед этими садами расстилались обширные поля, по которым протекала река и множество каналов. В этих полях сеньор приказал поставить много шатров для себя и своих жен и велел всему своему войску, разбросанному по станам и стойбищам его земли, чтобы оно собралось здесь, каждое на своем месте, поставило шатры и пришло со своими женами на эти праздники и свадьбы, которые он намеревался устроить.
А когда были поставлены шатры сеньора, уже каждый знал, где должен ставить свои, от старшего до младшего каждый соблюдает свое место, и всё делается по порядку и без шума. И не прошло трех или четырех дней, как были установлены вокруг царских шатров около двадцати тысяч (других), и каждый день стекались сюда люди со всех сторон. И вместе с этой его ордой всегда кочуют мясники и повара, торгующие жареным и вареным мясом, и другие люди, продающие ячмень и плоды, и пекари, (разжигающие) свои печи, замешивающие и продающие хлеб. Всевозможных умельцев и мастеров можно найти в его орде, и все распределены по определенным улицам. (Кроме того), они везут за собой всюду, куда идет войско, бани и банщиков, ставящих свои шатры и устраивающих помещения для железных бань, то есть горячих и с котлами внутри, в которых держат и греют воду и (всё), что нужно (для этого). И таким образом каждый, кто приходил (в орду), уже знал свое место. А сеньор приказал перевести посланников в дом с садом, недалеко от того места, где стояла орда, чтобы быть поближе (к ней); этот дом с садом (также) принадлежали сеньору.
В понедельник, двадцать девятого сентября, сеньор отправился в город Самарканте и остановился в одном доме, (находившемся) при самом въезде в город. Этот дом сеньор приказал построить в честь матери своей жены Каньо (Биби-Ханым); она была погребена здесь же, в усыпальнице внутри здания. Дом этот был очень роскошен и (имел) прекрасное убранство. У них нет привычки много обставлять свои жилища, но этот имел достаточно обстановки, (хотя) еще и не был достроен и в нем работали каждый день.
В тот день сеньор приказал устроить пир и велел (прибыть) на него посланникам. (Тамерлан) отдал приказ устроить пир, так как хотел принять послов, прибывших из земель, граничащих с владениями Катая и прежде относившихся к нему. Эти посланники прибыли в тот день и были одеты таким образом: на самом главном из них было платье, напоминающее катан из меха, мехом наверх, а мех был скорее старый, чем новый; на голове его была маленькая шапочка и веревочка на груди, а шапочка так мала, что с трудом налезала (на голову) и едва не падала. И все те, кто был с ним, были одеты в меха; один мехом наружу, другие — вовнутрь и были так одеты, что казались кузнецами, имеющими дело с железом, они привезли сеньору в подарок невыделанные куньи меха, соболей, белых лис и соколов. Были они христиане, наподобие катайских, и они прислали посольство, чтобы просить (Тамерлана) дать им в правители и повелители одного из внуков сеньора Тотамиха (Тохтамыша), бывшего императором в Тарталии и находившегося при нем.
Сеньор в тот день долго играл в шахматы с некоторыми заитами (сейи-дами), а заитами они называют людей, происходящих из рода Магомата (Мухаммеда). В тот день (сеньор) не пожелал принять подарки от этих посланников, однако их принесли (ему) для осмотра.
В четверг, второго октября, сеньор прислал за посланниками в сад, где они жили, одного кавалера, бывшего главным его привратником, и он сказал им, что сеньор направил его передать, что хорошо знает, что франки пьют вино каждый день, но теперь в его присутствии они не пьют, сколько хотят, когда их угощают; поэтому он посылает к ним (вино), чтобы устроить пир. (Пусть) они едят и пьют, сколько хотят. А для этого (государь) послал им десять баранов и лошадь для угощения, и меру вина. Когда кончился этот пир, и было выпито вино, посланников одели в платье из камки, рубашки и шапки и привели еще коней, присланных сеньором в подарок.
В понедельник, шестого октября, сеньор устроил большой праздник на том месте в поле, где стояла его орда, как они называют стан. Он приказал, чтобы все его родственники и жены и жены его сыновей и внуков, что там были, его приближенные мирассы и все его люди, рассеянные по полям, прибыли туда и (ждали) приказания. В тот день посланников привезли туда, где стояла орда. Приехав, они увидели много красивых шатров, большая часть которых располагалась по берегу реки; они были очень красивы на вид и стояли близко один к другому. Посланников провели по улицам, где продавались разные вещи, необходимые для людей из войска, (собирающихся) в поход. А когда посланники уже приблизились к тому месту, где стояли шатры сеньора, их (усадили) под навес, сделанный из льняной ткани и украшенный кусочками другой, разных цветов. (Навес) был длинный, и поднят на двух палках и натянут на веревках. В поле виднелось много таких навесов; их делают такими длинными и высокими, чтобы они заслоняли солнце и пропускали воздух. Поблизости от этих навесов стоял большой и высокий павильон, сделанный наподобие шатра, но только квадратный и высотой не менее трех копий, если не больше; стороны не доходили до земли почти (на длину) копья, а шириной он был шагов в сто.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.