История Огузов кратко

Древнее мощное племя огузов занимало обширное пространство от низовьев Амударьи и Сырдарьи до Южного Урала, в арабской литературе VIII-X вв. называлось «Мафазат ал-гуз» гузской [огузской] степью [Сарыарка]. Об огузах сохранилось немало преданий, из которых следует, что кипчаки, аргыны, найманы и другие народы считают себя потомками древних огузов из племени «уч ок».

Раннее упоминание об огузах относится к позднекангюйскому времени (канглы). Из китайских источников следует, что от Хорезма на юго-запад лежит Босы [Персия], на север и северо-запад простирается земля тюркского поколения огузов. Степи к востоку от Каспийского моря были заняты огузами еще в первых веках нашей эры. В те далекие времена огузы жили также на Алтае и берегах верхнего Иртыша и входили в Гуннский племенной союз.

После распада Гуннского союза огузы сосредоточились на Сырдарье. Их жайлау находились в верховьях Яика и Тобола, кыстау на берегах Арала и Каспия. В дельте Сырдарьи жили два крупных огузских племени бузок (саг-кол — правая рука) и ушок (сол-кол левая рука), здесь обнаружены развалины раннеогузских городов Бузок и Сагдере. Берега среднего и нижнего течений Сырдарьи с раннего средневековья до монгольского нашествия были густо населены племенами огузов, канглы и кипчаков.

По данным арабского географа Истахри, пределы территории обитания огузов находились между хазарами и кимаками, страной карлуков и волжских булгар. По свидетельству Масуди, кроме низовьев Сырдарьи и Амударьи, огузы зимовали на северных берегах Каспийского моря, рядом с Хазаром. В VI вв. племена огузов, кипчаков, карлуков и тюргешей вошли в Западно-Тюркский каганат, где занимали господствующее положение, в связи с чем Ибн аль-Факих называет их «торт тюрк», по аналогии «торт тулуг будын» — четырехзнаменный народ. После выхода огузов из состава Западно-Тюркского каганата они основали на Сырдарье государство с многочисленными городами. Государством управляли джабгуи.

В огузскую конфедерацию племен входили соплеменники кипчаков — печенеги, обитавшие на территории от берегов Аральского моря до р. Яик (Жаик) и низовьев Волги.

Сведения об огузах встречаются почти во всех памятниках орхонской письменности. В одной из орхонских надписей говорится: «Пришли все сегиз-огузы, вне [восстания] никто не остался. Беки Кара-болка прислали кырык азам и других глашатаев с воззванием о восстании. Вы выйдите из союза и поднимайте восстание. Принудите к восстанию чиков. Мы готовы выйти из союза, лучше стать самостоятельными, чем находиться под властью Китая». На другом памятнике написано следующее: «тогуз-огузы мой собственный народ. Однако их бек стал нам врагом. Тюркский Бельги-каган возвышал народ тюрков, сыров, народ огузов. Мы поселили наш народ и завели в нем порядок. Бедный народ одели платьем, неимущий народ стал богатым, малочисленный народ — многолюдным. О, вы, огузские беки и народ! Когда небо сверху не давило на тебя и земля внизу не разверзлась под тобой, опасность не угрожала ниоткуда, кто мог погубить твое господство? (КТБ, 16, 28). Несколько позднее тюргешский каган Тонбюкок сказал: «Тюркский народ находится в смятении, огузы рассеяны».

Вокруг огузов в VII-VIII вв. объединились многие родственные племена, в их числе три северных племени карлуков, называвшихся уч-огуз и сегиз-огузы — найманы. Восточные огузы назывались тогуз-огузы. В одной из своих ранних работ В.В.Бартольд был склонен отождествлять их с уйгурами; однако позднее ученый пришел к выводу, что тогуз-огузы это — огузы. Сакиз (сегиз) — один из этнонимов племени найман, встречающийся в орхонской надписи, а также у Джувейни, Ш.Иазди и у других авторов.

«Города гузов многочисленны. Они тянутся друг за другом на север и восток», — писал аль-Идриси (МИТТ, с.229). Наиболее крупными из огузских городов были Дженд, Янгикент [Жанкент], Сауран, Барчынкент, Оксус, Сюткент. В городищах средней и нижней Сырдарьи, начиная от старого Чиназа до впадения в нее р.Арысь, просматривается планировка городов в виде круга, квадрата, прямоугольника, многогранника. На Сырдарье до наших дней сохранились великолепные памятники зодчества огузов — Сауранские башни, башня Бегим-Мунара и др. На просторах Большого Тургая, в долинах Тобола и Яика, в бухарской Нурате и Южной Туркмении сохранились многочисленные памятники огузского зодчества — дынги (текенің дынгы). Эти памятники свидетельствуют о том, что среди огузов были замечательные зодчие и строители.

В XI веке огузы уходят с берегов Сырдарьи в бухарскую Нурату, позднее в Хорасан на Амударье. Огузы покинули берега Сырдарьи во времена, когда жили сыновья Алаша-хана (Алача-хан) Сейлхан и Жаилхан. Сейлхан (Сельджук) стал родоначальником туркмен — потомков древних огузов. Как было записано казахским просветителем Нуржаном Наушабайуглы, «Сейлхан мен Жаилханның [заманында] сегіз арыс туркмен осы арада бөлінді».

После ухода огузов с берегов Сырдарьи их города перешли к кипчакам и канглы. Однако, как отмечал Джемаль Карши, не все огузы покинули свою древнюю родину, часть их осталась на Сырдарье. Потомки древних огузов сохранились в составе казахов Среднего и Младшего жузов. Так, адаи и кете своим происхождением восходят к огузам. Этническая связь с огузами прослеживается и у аргынов, найманов, уаков.

Огузы вместе с карлуками раньше других этносов приняли ислам, стали ревностными мусульманами и вели религиозную войну с кипчаками, не принимавшими ислам вплоть до XII в. Ислам послужил основой сближения огузов с саманидами и Арабским халифатом. Аль-Бируни писал, что огузы ушли с насиженных берегов Сырдарьи в 1034 г. По словам Наср-и Хусрау, вместе с огузами на Амударью ушла часть кипчакских племен: чаграни (шаграй-кипчак), кужеты и орены. Хорезмшах Харун Алтунташ предоставил им земли в Даргане, граничавшие с Хорезмом. Уже в первой половине XI в. огузы составили основную часть войска Хорезмшаха. Бейхаки отмечает, что в первой половине XI в., после ухода огузов с берегов Сырдарьи, кипчаки стали непосредственными соседями государства Хорезмшахов. Махмуд Кашгари писал, что территория обитания огузского племени алка-болик граничила с кипчаками (Кашгари 1, 116, 317).

Бартольд, делая попытку объяснить, почему огузы ушли с берегов Сырдарьи, пишет: «Возможно, что происходившее в XI в. движение огузов на запад и на юг отчасти было вызвано давлением кипчаков с севера; этим же, может быть, следует объяснить упоминаемое арабскими географами занятие огузами в X в. Мангышлакского полуострова, до тех пор безлюдного» (Бартольд, V, 98).

Топонимы, встречающиеся в бассейне Сырдарьи, предгорьях Каратау, в Центральном и Восточном Казахстане хранят память о древнеогузских племенах. Названия Огуз-кент, Узкент, Огуз-жылгасы встречаются на Сырдарье; Огузтау, Огуз-корган, Огузсай, Огузсу- в Центральном Казахстане; название огузского племени чавулдер, входившего в союз «уч ок», сохранилось в форме Шаулдер в Южно-Казахстанской области; название древнеогузского племени бекдели, в казахском произношении богеджели в Каратау; название древнеогузского племени джебеней, в казахском произношении джеменей -топоним в Зайсане. Разбросанность отузских топонимов свидетельствует об обитании древних огузских племен по территории от Иртыша до Сырдарьи

Об огузах напоминают памятники и руины древних городов на Сырдарье. Легенды и предания о Коркуте, Огуз-хане (Огуз-наме), Алпамыше, Казыбеке, Алдар-Косе принадлежат культуре двух народ ов туркменского и казахского. В.В. Бартольд нашел, что язык поэмы «Огуз-наме», хранящейся в Парижской национальной библиотеке в фонде Шефера, отличается от восточно-тюркских  [уйгурских]   наречий. Ученый считает, что автором легенды был не уйгур, а житель казахских степей, где, как известно, долго жили огузы (V, 272, прим 79). Французский востоковед П.Пельо разделяет эту точку зрения (I, РОО. 1930, XXIII, 247-з58). Более древний вариант Огуз-наме, записанный Рашид-ад-Диндином, Хондемиром и Абулгази — это великолепный поэтический текст, содержащий множество исторических и географических сведений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Яндекс.Метрика