Просмотров: 12

История Гуннов

Самым крупным племенным объединением, обитавшим на территории Центральной Азии в древности, были кочевые племена хунну-гунны. Начало истории гуннов по китайским источникам относится к эпохе Яо (2356-2256 гг. до н.э.) при династиях Шань-Гуй-фан, Чжоу-Хянь-Юнь и Хань-Хун-Ну. Гуннов называли шань-жун — горные жуны. В те времена гунны жили на севере и северо-западе от Китая. Древнейшие китайские предания о них называются Шу-цзин. В VIII в. до н.э. при родоначальнике Кунлы, через десять поколений после Кауке гунны переходят к кочевому образу жизни. Последующие десять поколений гунны кочевали между Хангаем и Алтаем. Лето они проводили в горах Алтая и Хангая, а зиму в Ордосе, Ганьсу и в бассейне Тарима. Китайцы относились к ним пренебрежительно и враждебно, называя жун ди — варвары, шы ди — красные ди, бэй ди — северные ди. Из преданий Шу- цзин следует, что на юге от жунов находилась Индия (Мин), на востоке — Китай, на северо востоке Корея. Раздробленный на удельные владения Китай с приходом к власти императора Ши-Хуанди (259-210 гг. до н.э.) из династии Цинь становится единым централизованным государством. В эту эпоху появляются подробные сведения о народах, живших к северу и западу от Китая.

В середине III в. до н.э. гунны образовали племенной союз. Основателем союза и его первым вождем стал Тумен. Гуннский союз представлял для Китая большую опасность. Родиной гуннов по китайским летописям считается земля, лежащая на север от Хуанхэ (область Ордоса). Гунны занимали обширную территорию, расположенную к северу и западу от китайской провинции Ганьсу (Ордос) до Алтая и Тарбагатая. На юге их владения простирались до южных окраин пустыни Гоби и северных отрогов Тянь-Шаня.

Летняя резиденция гуннских предводителей находилась в долине реки Орхон, в горах Ноин-Ула (Восточный Алтай). Зимние ставки находились в Ордосе, бассейне Тарима и в Семиречье. В областях обитания ранних и поздних гуннов сохранились многочисленные гуннские погребения с золотыми сокровищами и предметами обихода, по которым можно получить представление об их быте, хозяйстве и культуре.

Гуннские племена обитали на территориях с разными климатическими условиями, летом — на севере, зимой — на юге. Климат северных земель их обитания был очень суровым: зимою свирепствовали сильные морозы, лето сопровождалось частыми пыльными ураганами. Эта характеристика соответствует климату Монголии, Западной Сибири, Центрального и Северного Казахстана. Борьба между гуннами и Китаем шла главным образом за территории, прилегающие к верхнему течению р. Хуанхэ, и богатые пастбища Ордоса. Еще до наступления эпохи династии Цинь гунны неоднократно переходили р. Хуанхэ, но китайцам удавалось оттеснять их назад.

Гунны часто вторгались в северные провинции Шень-Си, Хэ-Нань, брали в плен людей и превращали их в рабов. Это заставило удельных китайских князей вдоль северных границ Китая начать строительство преграды, завершенной при Хуан-ди и названной Великой китайской стеной. В 214 г.до н.э. после победы над гуннами Хуан-ди захватил Ордос и повелел построить на р. Хуанхэ укрепления.

После смерти Хуан-ди (210 г. до н. э.) гунны перешли через р. Хуанхэ и заняли Ордос. Китайские гарнизоны вынуждены были покинуть пограничные укрепления. С этого времени Китай фактически признал верховную власть гуннов и стал платить им дань. Верховным вождем гуннского союза стал сын Тумена Мао-Дунь или Модэ (209-174 г.г. до н.э.). Из истории Китая Ши-цзи известно, что от родоначальника Шанвай (Шодай) до правления Модэ прошло десять веков.

Модэ выдвинулся в борьбе, происходившей внутри правящей верхушки гуннского союза. Он выступил против своего отца, убил его и захватил власть. Об этой эпохе китайская летопись сообщает следующее: «При Модэ дом Хуннов [гуннов] чрезвычайно усилился и возвысился; покорив все кочевые племена на севере, на юге он сделался равным Срединному Двору», — пишет Бичурин (I, 48).

Гуннский союз сохранял свое могущество в течение всего П в. до н.э. Модэ подчинил своей власти все земли от Ордоса до Каспийского моря, от Алтая до Памира. В 209 г. до н.э. гунны покорили племя дун-ху, обитавшее на северо-востоке от гуннов. В 177 г. до н.э. они совершили поход против юечжей, одного из крупных племен Центральной Азии. Покорив юечжей, они овладели всем Восточным Туркестаном и утвердили свою власть над усунями, жившими в Семиречье. Как сообщает китайская летопись, в это время «гунны подчинили себе около 26 окрестных владений». В гуннский племенной союз вошли племена, обитавшие в бассейне р. Сырдарьи и в Семиречье -юечжи, кангюй (канглы), усуни. В составе усуней были племена алапан (албан), субан, икюй (екей), сарыг и др.

Гуннский союз, состоявший из 24 племен, делился на два крыла — восточное и западное. В каждое крыло входило 12 племен, что в последующие века соответствовало делению на «онг-гар» — правое крыло и «сол-гар» — левое крыло. Во главе каждого крыла стояло два вождя, носившие титул «жауке», «дуки» (мудрый) и подчинявшиеся верховному вождю. Верховный вождь гуннов носил титул «тенгри» или «тенгри-кут», «шаньюй» (в китайской передаче таньюй). Тенгри-кут и вожди 24 племен составляли ядро государственного управления. Каждый из 24 племенных вождей имел в своем подчинении тысячников, сотников, десятников и выполнял функцию исполнительной власти. В распоряжении каждого из племенных вождей находилось 10000 всадников.

Все важные дела, касающиеся объявления войны, заключения мира и утверждения нового верховного вождя «тенгри-кут» решались советом из представителей племенных вождей, он же выполнял функции суда гуннского племенного союза. Племенные вожди собирались три раза в год: в Наурыз, в середине лета и осенью для решения межплеменных дел и для совершения обряда жертвоприношений духам предков. Культ предков составлял основу идеологии гуннов. Разграбление могил вождей тенгри-кут считалось самым страшным оскорблением для гуннов и являлось поводом к войне.

Орда Модэ и его войско из 300 000 воинов было сосредоточено в Иншанских горах в районе Ганьсу и Ордоса (Куэн-лунь, Богдо-ола) (Бичурин, I, 114) . Здесь находились мастерские для производства холодного оружия — сабель, длинных мечей, кинжалов, копий, лат, сложного лука со свистящими наконечниками стрел, боевых чеканов, секир и т.д. Воины Модэ обучались военной тактике молниеносного нападения на врага, меткой стрельбе из лука на ходу.

К концу III в., в начале II в. до н.э. у гуннов была мощная военная организация с превосходно подготовленным и хорошо водруженным войском. В 200 г. до н.э. на берегах р.Хуанхэ произошла вторая крупная битва гуннов с китайцами. В этой битве войско гуннов под предводительством самого Модэ разбило китайскую армию, во главе которой стоял основатель Ханьской династии Гао-ди. Гунны в этой битве применили свою излюбленную тактику: внезапное нападение на врага конницы с четырех сторон. При этом гуннская конница на западной стороне состояла исключительно из воинов на белых конях, на восточной — на серых, на северной — вороных и на южной -рыжих конях. Эта победа надолго закрепила власть гуннов над Китаем. Гунны потребовали у императорского двора ежегодной выплаты дани и в жены гуннскому вождю китайскую принцессу.

Китайский императорский двор, поддерживая с гуннами добрососедские отношения с торговыми и культурными связями, включавшими традиционную тактику задабривания дарами, выдачей китайских принцесс в жены гуннским тенгри-кут, неустанно вел против гуннов подрывную деятельность. Так, китайские принцессы, ставшие женами гуннских правителей, должны были сообщать китайскому двору о государственных, военных и внутренних делах гуннов. Двор тенгри-кута был наводнен тайными агентами из Китая. Деятельность агентов была направлена на разжигание междуусобных распрей, расшатывание гуннского общества. В результате этого сильное государство гуннов начало слабеть. В 169 г . до н.э. от него отошли усуни.

Отношения Китая с северо-западными народами отражены в записках китайского путешественника Чжан-Цяня (II в. до н.э.), который в течение 10 лет находился в плену у гуннского вождя. После освобождения Чжан-Цянь три года путешествовал по землям усуней, канглы и юечжей. Записки о северо-западных народах, составленные им для императора Ву-ди из династии Хань, вошли в первую официальную историю Китая Ши-цзи. Из записок Чжан-Цяня известно, что гуннская империя сохраняла свое могущество при правлении потомков Модэ Кюнь-Чена (161-126 г. до н.э.) и шаньюя У-Вэй (90 г. до н.э.).

При преемниках У-Вэя (70 г. до н.э) гуннский союз утратил свое былое могущество. В это время гунны вели войну против северных племен у-хуан, динлинов и усуней. Эти племена стали теснить гуннов, чем незамедлительно воспользовался Китай, заключивший союз с усунями, закрепленный браком китайской принцессы с усуньским вождем. Это позволило Китаю беспрепятственно отправить через территорию бывшей империи гуннов посольство в Парфию.

В результате внутренних раздоров и коварной многовековой политики Китая в 55 г до н.э. гуннское государство распалось на два самостоятельных племенных союза — южных и северных гуннов. Вождь южных гуннов Хуханье в 51 г. до н.э. признал себя вассалом китайского императора. Северные гунны во главе с Чжичжи в грандиозной битве с объединенными войсками Хуханье и Китая были разбиты. Спасаясь от преследований, они устремились на северо-запад. Первое время после поражения Чжичжи шанью скитался среди киргизов (гяньгунь). Кангюйский владетель принял решение пригласить Чжичжи в Кангюй и предоставить ему восточную часть своих владений. Из Кангюя была послана помощь, состоявшая из нескольких тысяч отборных верблюдов, лошадей и ослов. Однако, до прибытия помощи из Кангюя Чжичжи был схвачен китайскими агентами и убит.

В битве южных гуннов с китайцами принимало участие северо-гуннское племя юебань (жубан). После поражения племя юебань перешло через Тарбагатайский хребет и присоединилось к канглы, обитавшим северо-западнее усуней (район между озером Балхаш и горами Улытау).

Владычество гуннов в Центральной Азии длилось со времени Модэ на протяжении около 800 лет. По генеалогическим преданиям, сохранившимся в китайских анналах, в течение этого времени вождями гуннов были 40 человек. Позднее окрепнув, северные гунны образовали новый союз племен и продолжали вести упорные бои против Китая и южных гуннов. Но северные гунны были разбиты племенем сяньби — союзником Китая. В 90 годах н.э. Китай способствовал усилению племени сяньби, выделившегося из гуннского племенного союза в период его распада на южных и северных гуйнов. Сяньбийцы неоднократно пытались овладеть восточными пределами северо-гуннского союза. Традиционная коварная китайская тактика ослаблять один народ с помощью другого завершилась успехом.

В 92-93 гг. до н.э. на земле гуннов произошло великое бедствие. Засуха, гололедица, джут, сопровождавшиеся падежом скота, подорвали мощь гуннов. В 93 г. до н. э. сяньбийцы одержали победу над ними. Значительная часть северных гуннов покинула восточные районы и заняла территорию между Сырдарьей и Каспийским морем. Гуннское племя юебань осталось на своей территорий.

Владения племени сяньби от северных границ Китая до Сибири расширились до озера Балхаш и р. Или. Северные гунны же ушли далеко на запад и обосновались между Доном и Волгою. Согласно источникам, в конце I в.н.э. гунны разбили племя аланов, живших на Северном Кавказе, и в течение последующих трех веков подчинили все племена Причерноморья.

В своем движении гунны увлекли за собой часть усуней, канглы и уйгуров. В 375 г.н.э. они появляются в Европе и нападают на германцев. Сведения о гуннах в Европе появляются в античных источниках, где их называют «западными гуннами». В Восточную Европу с гуннами пришло руническое письмо. На древних памятниках в Венгрии, Румынии, Болгарии сохранились рунические надписи.

Из армянских источников следует, что гунны [хунк], как жители Танаиса (Дона) и Северного Кавказа, известны со II в до н.э. Греко-латинские и сирийские авторы повествуют о гуннах со времени их нападения на готов у берегов Черного моря (375 г. н.э.). Готы представляли союз древнегерманских племен остготов и вестготов, первоначально обитавших на берегах Балтийского моря. К III в.. н.э. они переселились в Причерноморье и на Дунай.

Перед войной с готами гунны заключили с аланами договор о совместном нападении. Вождь готов Эрманарих безуспешно пытался оказать гуннам сопротивление и, потерпев поражение, покончил самоубийством. Готская знать во главе с сыновьями Эрманариха бежала в Западную Европу. Часть готских племен во главе со старейшинами скрылась в Трансильванских горах (Карпаты). Гунны, преследуя отступавшие части готских племен, остановились в Паннонии, между реками Тисса и Дунай где был образован центр гуннской державы Аттилы.

Стремительное продвижение гуннов на запад внесло огромные изменения в жизнь народов Юго-Восточной Европы. Разгром готских племен вызвал великое переселение народов. Было разрушено много городов Западной Германии и на востоке Франции. В числе этих городов были Страсбург, Мец, Вормс, Майнц и др. При осаде гуннами Орлеана на Каталаунских полях римский полководец Аэций, некогда друг гуннов, собрав многочисленное войско из германских племен, сумел нанести гуннам сокрушительный удар. Спустя два года после этого Аттила умер. Как писал Тьерри, имя Атиллы завоевало себе место в истории гениев человечества рядом с именами Александра и Цезаря.

Поражение гуннов на Каталаунских полях в 453 г. н.э., смерть Аттилы и раздоры между его преемниками привели к распаду государства западных гуннов. Гунны растворились в разных этнических средах — в Юго-Восточной Европе, в степях Кубани и Поволжья, часть их вернулась на родину.

Из китайских летописей известно, что гунны жили в круглых юртах, приспособленных для кочевого образа жизни. Для перевозок юрт и всего хозяйственного скарба использовались повозки, для переправы через реки у гуннов были кожаные лодки, сделанные особым способом. Юрты и колесницы гуннской знати отличались роскошью. Такая колесница была обнаружена в одном из курганов Ноин-Ула.

В курганах Ноин-Ула были найдены золотые и серебряные вещи, изделия из нефрита, зеркала, а также большие зонтики для колесниц и деревянные чашки, покрытые лаком, происходящие из Китая. Особый интерес представляет войлочный ковер, где изображена сцена нападения грифа на лося. Этот ковер по характеру орнамента имеет много общего с казахским сырмаком. Он замечателен также тем, что в нем присутствует эпический мотив, характерный для кочевых народов Центральной Азии.

Согласно китайским источникам, гунны превосходно ориентировались по положению звезд и луны. У гуннов был свой календарь с 12-летним звериным циклом.

Гунны воспитывали детей в воинственном духе. С раннего возраста мальчиков учили сидеть на коне и стрелять из детских луков по птицам и мелким зверькам. Подростков отправляли на охоту за зайцами и сайгаками. В возрасте, когда они были в состоянии носить более тяжелое оружие, отправляли на войну. Человек считался взрослым с того момента, когда ему удавалось убить крупного зверя.

Вооружение гуннов состояло из лука, стрел, меча, сабель и секир, собирательно называвшихся «пять оружий воина». Римский историк Аммиан Марцеллин писал: «Их потому можно назвать самыми яростными воителями, что издали они сражаются метательными копьями, на конце которых вместо острия с удивительным искусством приделаны острые кости, а врукопашную рубятся, очертя голову, мечами и, сами уклоняясь от ударов кинжалов, набрасывают на врагов крепко свитые арканы для того, чтобы, опутав члены противника, отнять у него возможность усидеть на коне или уйти пешком» (Марцеллин, 236.). В бою гунны были необычайно подвижны и неожиданно применяли обратные набеги, искусно стреляли из лука.

Военное искусство древних гуннов находилось на высоком уровне. В войне с Китаем гунны применяли различные виды холодного оружия: длинные железные мечи, сабли, длинные копья, сложные луки с дальним прицелом и со свистящими стрелами. Гунны превосходно владели искусством ведения войны ночью с применением маскирующей масти коней. Военные традиции древних гуннов были унаследованы древними тюрками.

Античные авторы писали о необычной тактике гуннов. В случае нежелания воевать против Китая в знак покорности посылали китайскому двору «яргак» из шкуры жеребят. Это означало, что гунны безлошадны и не в силах воевать. Описаны случаи, когда гунны, зная о намерении китайцев напасть на них, ставили у поселения лошадь со спутанными ногами и говорили: «Жители царства Цинь, просим накормить лошадь». Это означало, что они не намерены воевать. (Бичурин, II, 201)

О быте западных гуннов мы знаем в передаче римских историков. По описанию историка Приска, возглавлявшего римское посольство при дворе гуннов, дворец Аттилы представлял весьма сложное архитектурное сооружение из дерева. Он был обнесен оградой с башнями. Внутри ограды было много других домов. Жена Аттилы занимала отдельный дворец. Между постройками была большая баня, сложенная из камня. Дворец Аттилы стоял на возвышении, он состоял из одного огромного помещения, вдоль стен которого стояли скамьи, посередине находилось ложе Аттилы, к которому вели несколько ступенек.

Во время пиршества, которые Аттила устраивал в честь послов, соблюдался определенный порядок. Гостям подавали кушанья на серебряных блюдах и напиток камос [кумыс]. Пирующим подносились золотые и серебряные кубки с вином, а чаша Аттилы была деревянная. Аттила был окружен родовой и служилой знатью. Его правой рукой и доверенным лицом был Онгисий  (онг-киси). Вокруг царицы находилось множество рабынь, которые сидя против нее на полу, вышивали разноцветные узоры на тканях.

Тюркские слова имеют гуннское происхождение. К этому выводу на основании китайских источников пришли востоковеды Абель Ремюза, К.Ширатори, Шоайберг, Альтхейм, Базен и др. Мы видим сходство многих гуннских слов с казахскими. Однако, слова эти переданы китайской транскрипцией в искаженной форме. Это прежде всего касается имен и титулов племенных вождей. Так, слово би в китайской передаче ми, т.е. в китайских источниках гуннское Кунби — Кунми, соответственно Унгар би — Унгуйми, Тулеке — Тулехэ, Кулке -Хулхэ, торе — доле, тархан — дагян, дуй — дуйю. В казахской поговорке «мынау бір дуй той» (перевод: «он воображает себя великим») есть гуннское слово «дуй» (великий). В другой казахской поговорке «эй дерге ажа жок;, қой дерге қожа жоқ» (нет повелителя, призывающего к порядку), где присутствует гуннское слово ажа — повелитель. Гуннские слова, сохранившиеся в казахском языке, орда — центр, столица, аймак; — община, округ, би, бек — владетель, жете — сын, гуннские слова тек, оглан, жете переводятся предок, происхождение. В казахском языке слово «тек» синоним слова «жете», отсюда «теги жаман» и «жетесі жаман» имеют одинаковое смысловое содержание и переводятся «неблагородное-происхождение». Из античных и китайских источников известно, что названия гор Алтай, Тарбагатай, рек Лек-Илек, Жем-Эмба, Ор-Оар (у Геродота) — Иргиз, Дайк (у Птолемея) — Жайык, Урал, Или -гуннского происхождения.

До нас дошли древние гуннские слова таруг — пшено, инмай кас — краска для бровей (казахское қас бояу), название шелковой ткани баршын, камка, торгын — торка, данк (дауклы) — славный, знаменитый, тумен — войско в 10 тысяч. Русское слово кинжал от гуннского кынжар. Гуннское слово кынлук. Ф.Хирт относил к числу самых древних тюркских слов, к их числу относятся слова бори — волк и яргак — зимняя одежда из шкур жеребят шерстью наружу. Слово жаргак есть и у казахов, оно означает вид зимней одежды.

Широко распространенным среди тюрко-монголов было слово «тенгри». Культ Тенгри — доисламская вера скотоводческих народов Центральной Азии. Гуннские правители носили титул тенгри-кут. В грамотах китайскому двору тенгри-кут называл себя «рожденный небом и землею, поставленный солнцем и луною» (Бичурин, I, 58).

Из гуннских слов, определяющих родство, в казахском язык сохранились слова: ними — китайская передача слова немере -внук, кенже — младший наследник отца, жецге — жена старшего брата. От гуннов тюрки унаследовали язык, уклад жизни, правовые, свадебные, похоронные обряды, построение ойск в форме правого и левого крыла, от гуннов тюрки унаследовали тенгрианское верование, культ духа предков, тотемные, космогонические и астрологические представления.

По верованию кочевников их благополучие зависело от неба. Гунны поклонялись Небу-Тенгри. Гунны встречали восход солнца поклоном, особо почитали дни новолуния.

Гунны при раскатах грома и сверкании молний кричали и стреляли в небо, женщины в это время, ударяя по ковшу, обходили вокруг юрты с молитвой о спасении «сут көп, көмір аз». После грозы место удара молнии очищали огнем, обливали кумысом и на этом месте проводили обряд жертвоприношения. При установке юрты гунны обливали порог молоком (у казахов «босағаға ақ құю»), ударяя по ковшу, произносили молитву о спасении «сүт көп, көмір аз» и ставили колышки-жели для привязи жеребят (у казахов «желіге ақ кұю») с молитвами о благополучии и изобилии молочных продуктов.

Во время ночных походов древние гунны превосходно ориентировались по звездному небу. В жизни древних гуннов наиболее значительным событием был Наурыз — день наступления Нового года. В этот день вожди племен собирались в Орде -ставке правителя и решали важные политические, военные и территориальные вопросы. Баксы -шаманы предсказывали будущее. В идеологии гуннов особое значение имел культ предков, в честь которых в течение года трижды устраивались тризны-поминки: в Наурыз, в июне и осенью. В эти дни закалывалось большое число лошадей и разного скота, жертвоприношения сопровождались молитвами и поклонами Тенгри и Жер-Су. Затем начинался народный праздник с конными состязаниями. Осенью гунны устраивали охоту, выявляли лучших стрелков, вели подсчет людей и скота.

Основой хозяйства у гуннов, как и у древних скифов, было коневодство. Они разводили лучшие породы коней. Древнегреческий историк Зосим писал, что гунны «живут и спят на лошадях». Отважные воины и их тулпары воспевались в героических эпосах. В мирное время во время народных торжеств конь был одним из его главных участников. Конные скачки были самым большим развлечением гуннов. Особенно ценился у гуннов тысячелийный конь. Культ коня, почитание скакуна — исторически сложившиеся традиции жителей степи со времен скифов, гуннов, древних усуней, кангюй.

Из древних источников известно, что скифы и гунны в тревожные для себя дни совершали обряд жертвоприношения. В жертву приносили белых (у казахов боз-к;аск;а) и серых коней (кек-цаск;а), быка, барана, буру, причем только самцов. Старейшины племен молились о сохранении родины, воинов и всего народа.

Коневодство было источником мясных и молочных продуктов. Основной пищей гуннов, как и у других степных народов, было мясо, при этом предпочтение отдавалось конине, из напитков гунны любили кумыс. Уже в те времена из конины делали қазы, қарта, шужук, жая, летом же готовили кумыс. Хорошо прокопченное жая было одним из предметов подношения китайскому двору, ценившему такие дары. Известно, что лошадь самое неприхотливое животное, не требующее особого ухода, стойкое к сильным морозам. Поэтому, благодаря коневодству, скотоводы в изобилии имели мясные и молочные продукты. Степняки употребляли также баранину говядину, о чем свидетельствует большое число костей этих животных в гуннских погребениях. Из молока коров и овец делали айран, сушеный курт и другие продукты питания. Древнейший курт был найден при раскопках древнегуннских захоронений — Пазырыкских курганов на Алтае. Как свидетельствуют находки из этих курганов, гунны из шерсти домашних животных делали пряжу, из нее войлочные ковры, подобные казахским текеметам и сырмакам. Гунны владели искусством изготовления войлочных, тканных и шелковых ковров, богато орнаментированных тамбурной вышивкой, аппликацией и инкрустацией в виде мозаики из разноцветных кусков войлока. Такие ковры, как предмет прикладного искусства, у казахов называются тускииз.

Гуннские войлочные ковры хорошо сохранились в условиях вечной мерзлоты в курганах, расположенных в высокогорных районах Алтая, что позволяет определить технику их изготовления.

В гуннских погребениях обнаруживаются украшения, выполненные в традициях полихромного искусства путем сочетания золота и цветных камней. Золотые диадемы от саукеле были обнаружены ЦКАЭ в кургане Караагаш в Жанааркинском районе и в долине р.Нуртай Актогайского района. Замечательные образцы ювелирных украшений, выполненных в технике древнегуннских, найдены в Мангыстау, в Актюбинской области, в Тургайской степи, в Северо-Восточном Казахстане.

Предметы прикладного искусства гуннов с изображением птиц, рыб и других животных, несущие на себе следы почтительного отношения к природе, настолько превосходны, что многие ученые (Хирт, Мюнстреберг, Золтан, Сальмони, Ляуфер и др.) пришли к выводу о влиянии искусства гуннов на китайское.

В горах Алтая, Тарбагатая, Кокмана (Саяны), на берегах Орхона, Иртыша — в местах, где находились могилы предков, гунны ежегодно совершали обряды жертвоприношений в память предков. Во время вторжения китайских войск старейшины гуннских племен поднимались на Гуннскую гору со стороны р.Нань-шуй (Иртыш) и давали клятву — уран освободить родную землю от врага, после этого следовал обряд принесения в жертву белой лошади.

Свадебные обряды калым — преподнесение больших даров родителям невесты от родителей жениха, жасау — приданое невесты, урын келу-тайное посещение женихом невесты в ауле ее отца, к;ыз алып кашу-похищение невесты, отца май куйю -рбряд, совершаемый невестой в ауле жениха, и другие сохранились у казахов до наших дней.

От гуннов к огузам, кипчакам, канглы и другим тюркоязычным народам перешел обычай амангерлик- левират, по которому сыновья после смерти отца женились на молодых мачехах, младшие братья — на овдовевших жецге.

Похоронный обряд древних гуннов сопровождался оплакиванием усопшего, причитаниями и многократным повторением слова «жок;» (нет), был описан римским посланником Приском и Менандром, присутствовавшем на похоронах Аттилы. От гуннов он перешел к тюркам. В орхонских надписях говорится об обряде оплакивания усопшего с многократным повторением слова йок. Этот обряд, унаследованный кипчаками, у казахов приобрел форму обрядовой поэзии «жок;тау»-оплакивание и причитание, сопровождавшиеся царапаньем лица и рассечением уха. Табари, присутствовавший на похоронах тюргешского бека Курсула, описал этот обряд. Обычай царапания лица — бетш жырту изображен на стене дворца в Пянджикенте, изображение относится к эпохе Тюркского каганата. Этот обычай сохранился в жизни казахов, состояние горя казахские женщины передают возгласом «бетім-ау!» — «лицо мое, что с тобой!». Усопших гунны хоронили в гробу, над захоронением насыпали земляные курганы. Если покойник был знатного происхождения, то вместе с ним хоронили престарелых членов рода и рабов. Гроб знатного человека украшали золотом и серебром. Китайская летопись гласит: «За телом гуннского вождя следовало большое число рабов, которые обслуживали его, как живого. За гробом шествовали также воины. В полнолуние начинался традиционный ритуал, заканчивавшийся лишь с заходом луны. После этого пленникам отрезали головы, воины в награду получали меру хмельного напитка, сделанного из кобыльего молока». Одним из похоронных обрядов древних гуннов, унаследованным тюркоязычными народами, было очищение огнем места в юрте, где умер человек. Чистке огнем подвергалось также место, где стояла юрта. У казахов эти обычаи назывались арулау, арулаган жер.

Необычный погребальный обряд, распространенный среди древних гуннов, уханцев и сяньбийцев, связан с культом собаки. На откормленную собаку надевали цветной поводок — ала жш и вели ее за усопшим. Смыслом этого обычая была передача собаке функции охраны души умершего. Находка скелета собаки вместе со скелетом человека в кипчакском кургане на Иртыше говорит о том, что этот обряд был в обычаях кипчаков, которые унаследовали его от своих предков гуннов. С приходом ислама эта традиция изменилась. Собаку не хоронили, а держали за цветной поводок над усопшим, баксы произносил слова, чтобы собака приняла на себя грехи умершего. Позднее под влиянием ислама обряд подвергся еще большим изменениям, вместо собаки использовали других животных, человек, державший конец цветного поводка, давал клятву о принятии на себя всех грехов покойного. После совершения обряда животное становилось его собственностью.

Гунны были предками тюркоязычных племен, обитавших в Средней Азии. Гунны непосредственным образом связаны с этногенезом протоказахских племен. Об их этническом родстве свидетельствует сходство обычаев и языка, хозяйственного уклада жизни и многое другое. Историческое значение гуннов состояло и в том, что они объединили племена в одну мощную силу и своим приходом в Европу подготовили разгром Римской империи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.