Просмотров: 641

Исторические этапы миграции казахов в Европу

В процессе изучения вопроса появления казахов в Европе можно выделить некоторые исторические этапы миграционных процессов, появления казахов в Европе: миграции казахов во второй половине XVIII века; миграции казахов в XIX веке; миграции казахов в XX веке; трудовая иммиграция в страны Западной Европы в 1960-1990-х гг.; нестабильность в экономике Казахстана сразу после развала СССР; миграции в годы независимости Казахстана. Политическими причинами стали такие эпохальные события, как: вражеские военные экспансии; установление советской власти и гражданская война в Казахстане, голодомор (Великий джут), Вторая мировая война и т.д. В изучении данного периода истории казахского народа особняком стоит одна важная проблема, создания первого казахского политического эмиграционного центра в Европе. Данная идея неразрывно связана с жизнью и деятельностью Мустафы Чокая -одного из первых лидеров туркестанской эмиграции и создателя эмиграционного туркестанского центра в Западной Европе. Думается, что истинным намерением М. Чокая была идея консолидации туркестанского общества, что подтверждалось не только его деятельностью в Коканде, но и его последующими работами, написанными в эмиграции.
Не вдаваясь в подробности его жизнедеятельности в Туркестане и России, следует отметить, что «5 (18) февраля 1918 г. правительство М. Чокая было свергнуто, власть в Кокандской Автономии захватил Эргаш», а через несколько дней автономия была разгромлена отрядами Красной Армии. Мустафа Чокай решается на политическую эмиграцию в 1919 г. через Баку и Тифлис, а после разгрома Грузинской Республики уезжает за границу.
Туркестанские националисты, рассмотревшие детально эту последнюю форму положения, почувствовали необходимость, переправив главу их правительства заграницу, превратиться в такую организацию борьбы, голос которой смог бы быть услышанным и заграницей и которая сумеет встать на его защиту в свободном мире. И вот таким образом пробравшийся в Европу через Кавказ и Истамбул, и поселившийся в Париже Мустафа Чокай первым долгом обратился к Версальской Конференции. Начавшаяся таким образом деятельность вне родной страны продолжалась 20 с лишним лет». Находясь на чужбине, «Мустафа Чокай считал наиважнейшей целью своего бытия привлечение внимания мировой общественности к событиям, происходившим в советском Туркестане. Он писал разгромные статьи о тяжелом положении туркестанских народов» и научные заметки об историческом прошлом Туркестана, публично выступал с лекциями и в прессе. За годы эмиграции им было написано более 117 статей, напечатанных в журнале «Жана Туркестан» в Стамбуле с июля 1917 г. до сентября 1931 г. Настал день, когда он открыл печатный орган «Яш Туркестан», выходивший в Берлине в 1929-1939 гг. В 1920-е гг. в жизни политической эмиграции из Советской России важную роль стало играть движение «Прометей», руководившее подпольной борьбой против СССР в 1926-1939 гг. и выделявшее значительные денежные суммы для этого. Штаб-квартира движения «Прометей» находилась в Польше. К 1927 г. была скоординирована деятельность национальных центров и началась регулярная публикация периодических изданий. Одним из этих изданий был журнал Туркестанского Национального Комитета (Объединения) «Яш Туркестан» («Молодой Туркестан»), выходивший в Берлине. Мустафа Чокай был членом ЦК Туркестанского Национального Объединения, а с 1929 г. стал руководить данной организацией.
О значении деятельности движения «Прометей» для политической эмиграции из СССР Чарльз Хостлер пишет следующее: «Движение «Прометей» было серьезным единственным и мощным органом, который после 1926 г. имел возможность предоставлять помощь и защиту тюркским лидерам из Советского Союза. Поэтому большинство известных руководителей из среды Тюркско-российских народов, сумевших эмигрировать за пределы СССР, были вовлечены в это движение. В результате чего ни одна тюркская группа из Советского Союза не осталась без внимания данной организации. Азербайджан был представлен партией «Мусават» и ее лидером Мехметом Эмином Ресулзаде. Северокавказские тюрки (также как большинство нетюркских племен Северного Кавказа) представлялись Саидом Шамилем, внуком Имама Шамиля. Крымские тюрко-татары были представлены Джафером Бейем Сейдахметом (Киримером) и казанские тюрко-татары — Аясом Исхаки. Туркестан представляли Мустафа Чокай Оглу Осман Ходжа и другие». Финансирование деятельности Лиги «Прометей» закончилось в 1939 г. с началом Второй мировой войны. Историк С. Исхаков, на основе недавно рассекреченных документов из Особого архива при Совете Министров СССР пишет, что М. Чокай стал безраздельно руководить Туркестанским Национальным Объединением (ТНО), «пользуясь поддержкой не только польской разведки (конкретно экспозитуры № 2, созданной в 1929 г. для ведения разведывательной деятельности против СССР, -подразделения Отдела II (разведка) Генштаба Польши), но и со временем — французских и германских властей». Следует отметить, что «Мустафа Чокай считался одним из самых сведущих лидеров туркестанской эмиграции в Западной Европе, который прекрасно разбирался в событиях, происходивших не только в Туркестане, но и в Синьцзяне. Такая характеристика ему была дана английскими дипломатами У.Е.Д. Алленом и Иденом в конфиденциальной переписке от 3 февраля 1932 г., обнаруженной автором в Британском архиве. В этом же письме сообщалось, что Мустафа Чокай хорошо известен в Кабуле и имеет неофициальные связи (отношения) с посольством Японии в Париже.
Имеются сведения, что после прихода фашистов к власти в Германии в 1933 г. М. Чокай приезжал в Берлин для встречи с Георгом Ляйббрантом, являвшегося начальником Восточного отдела Внешнеполитического управления НСДАП. Рассекреченные документы свидетельствуют о том, что германские власти ценили М. Чокая, который не прекращал поездок в Берлин. Однако не следует забывать, что в Берлине М. Чокай выпускал журнал «Яш Туркестан», что объясняло его поездки туда. В одном из донесений Георга Ляйббранта в марте 1938 г. А. Розенбергу, М. Чокай характеризовался как «вождь туркестанцев», «культурный и политически образованный человек. Однако турецкий ученый Абдуахап Кара категорически отрицает связь Мустафы Чокая с фашистскими властями», обосновывая это тем, что в 1940 г. Чокай был арестован фашистами, как английский шпион.
С именем Мустафы Чокая связано создание Туркестанского легиона из военнопленных во время Второй мировой войны для ведения военных действий против СССР. Война с СССР, начатая 22 июня 1941 г. гитлеровской Германией, пробудила большие надежды среди национальных эмиграционных кругов. Многие лидеры эмиграционных центров сблизились с немцами и снабжали их памятными записками, различными документами и т.д. Идея вовлечения национальных военных соединений, сформированных из тюрков Советского Союза и боровшихся в германских Вооруженных силах против СССР, принадлежала Мустафе Чокаю, и была воплощена в жизнь, после его странной смерти 27 декабря 1941 г., его заместителем Вели Кайюм-ханом. Мустафа Чокай был похоронен в г. Берлине 2 января 1942 г. Существует мнение, что Мустафа Чокай поставил условие фашистским лидерам: не использовать Туркестанский легион в боевых действия против СССР, пока немецкие армии не дойдут до Урала. Однако спустя несколько дней после его смерти, 30 декабря 1941 г. Верховное Командование вермахта приказало образовать Туркестанский Легион, состоящий из туркмен, узбеков, казахов, киргизов, каракалпаков и таджиков, а уже в мае 1942 г. Туркестанский Батальон под номером 450 сражался против партизан около Ямполя (Украина).
В предисловии к казахстанскому изданию книги «Туркестан под властью Советов» профессор, доктор исторических наук А.С. Такенов, один из первых исследователей в Казахстане жизнедеятельности Мустафы Чокая отмечал, что Мустафа-бей до конца своей жизни оставался приверженцем идеи создания независимой национальной государственности, чему он посвятил всю свою жизнь и через призму этой идеи следует воспринимать все его поступки.
Интересна характеристика политической деятельности Мустафы Чокая, которую дала его супруга Мария Чокай: «Среди политиков бывают политики мира и политики войны. Мустафа Чокай принадлежал к политикам мира, к патриотам… Мустафа был противником узколобого национализма. Он стоял на позициях единения народов Туркестана».
Хотелось бы привести слова Мустафы Чокая, которые могут восприниматься как напутствие: «Самый большой недостаток и самое большое несчастье вообще и в особенности в политике — это не уметь или не хотеть видеть объективных трудностей и своих собственных недостатков. Можно быть смелым, можно быть блестящим политическим оратором, но если нет умения или, что хуже — желания видеть объективные трудности и субъективные ошибки, смелость превращается в безумие, ораторство — в пустозвонную демагогию. Вот то, чего должны избегать мы -туркестанцы.
Видеть трудности — это значит бороться с ними, искать вернейшее средство победить их. Видеть свои недостатки — значит стремиться преодолеть и не повторять их. И то и другое требует длительной и упорной подготовки». Одним из этапов миграции казахов в Европе — является период Второй мировой войны, когда казахи, воевавшие с гитлеровской Германией, в первые дни и месяцы войны попали в плен и стали туркестанскими легионерами. Затем с 1943 г. после совершения побегов из концентрационных и трудовых лагерей, присоединились к движению Сопротивления во Франции, Италии, Бельгии, Польше и других странах.
В казахстанской историографии «изучение проблемы участия казахов во Второй мировой войне в странах Западной Европы представлено очень слабо. Данная проблема является комплексной, состоящей из нескольких отдельных вопросов: участие казахов в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны; казахи — военнопленные вермахта; участие казахов в Туркестанском Легионе; участие казахов в движении Сопротивления; проблема невозвращенцев» и др. Если вопросу участия казахов и Казахстана в Великой Отечественной войне в советской историографии были посвящены основательные труды, то по остальным — положение довольно плачевное. Существовавшее status quo имеет объяснение, связанное с идеологическим запретом в советский период и отсутствием доступа к архивным документам, хранящимся, как в нашей стране, так и за рубежом.
Вторая мировая война принесла много бед, изменила судьбы народов, многих лишила Родины, а миллионы людей — жизни. Более 350 тыс. казахов не вернулось домой с фронтов Великой Отечественной войны, будучи убитыми или плененными. Казахская пословица гласит: «Человек может быть без отца и матери, но не может быть без Родины». Это — небольшое эссе о людях, у которых война отняла Родину, родных и близких, кардинально изменила судьбу, принесла горечь потерь и разлук, наказала «каторжным» трудом в битве за жизнь. В судьбах этих людей можно найти общие и специфические события, но одно их объединяет — они — военнопленные, хлебнувшие всю горечь из чаши войны и поставленные вне закона, выжившие в экстремальных условиях концентрационных лагерей для военнопленных, не забывшие и не все предавшие Родину. Особое место в казахстанской историографии занимает проблема Туркестанского легиона, отношение к которому, несмотря на прошедшие более чем полувека, остается неоднозначным в нашем обществе. Неприятие некоторых людей старшего поколения к легионерам понятно, так как фашизм развел их «по разные стороны баррикад», сделал военными противниками на фронтах Великой Отечественной войны, что не прощается до сих пор, из-за воинствующего максимализма, присущего старшему поколению советских коммунистов. Такое отношение поддается пониманию и объяснению. Однако не стоит забывать, что у каждого человека своя судьба, а на войне — особенно, поэтому не следует «ставить всех в один ряд», приклеивая ярлык «предателя Родины», так как судьба уже наказала их разлукой с Родиной и обрекла на долгие десятилетия проживания на чужбине.
Историческая правда о Туркестанском легионе, в рядах которого, возможно, находились некоторые представители казахской диаспоры, ныне проживающие за рубежом, все еще ждет своих исследователей, так как, из-за отсутствия доступа к документальным источникам, хранящихся в специальных закрытых отечественных и зарубежных архивах, авторы не смогли детально изучить данную проблему. Поэтому приводятся лишь те скудные сведения, которые смогли собрать в исследовательской литературе или в интервью.
Необходимо отметить, что люди попадали в плен по разным причинам, а затем записывались в легион, используя любую возможность вернуться на советскую сторону или участвовать в движении Сопротивления в странах Европы. Однако были и те, кто «из идеологических соображений» шел на сговор с фашистами и даже после окончания Второй мировой войны продолжал бороться с Советским Союзом. Поэтому предлагаемые три примера характеризуют неоднородность и разнопричинностъ поступков туркестанских легионеров, определивших их дальнейшую судьбу.
Итак, «30 декабря 1941 г. Высшее Командование вермахта распорядилось организовать:
а) «Туркестанский легион», состоящий из представителей следующих национальностей: туркмен, узбеков, казахов, киргизов, каракалпаков и таджиков;
б) «Кавказско-мусульманский легион», включавший в себя азербайджанцев, дагестанцев, ингушей, лезгин и чеченцев;
в) «Грузинский легион», и г) «Армянский легион». «Волго-татарский» и «Северокавказский» легионы были сформированы в 1942 г.».
Туркестанцев содержали в лагерях на территории Польши и других восточно-европейских стран. «В одном из таких лагерей — в Вениаминово комендантом лагеря туркестанцы были организованы в роту «Туркестан СС», состоящую из трех взводов: первый и второй -политические, третий — взвод радистов». Таким образом, это были военные подразделения, готовившиеся как по политическим, так и разведовательно-диверсионным вопросам. В лагерях кроме военной подготовки туркестанцев обучали немецкому языку, государственным законам фашисткой Германии, уставу и программе партии НСДП.
У истоков организации Туркестанского Легиона стоял Мустафа Чокай, который поставил непременное условие, что войска восточных туркестанцев будут участвовать в военных действиях против СССР только после перехода Уральских гор, т.е. непосредственно на территории Казахстана и Средней Азии. Однако со смертью Мустафы Чокая 27 декабря 1941 г. и приходом к руководству Легионом Вали Каюм-хана, данное условие выполнено не было и Туркестанский Легион был отправлен на советский фронт. 2 мая 1942 г. Туркестанский Легион вступил в бой с Советской армией по одним данным в Брянских лесах, по другому источнику сражался против партизан около Ямполя в Сумской области Украины. По воспоминаниям Патрика фон цюр Мюлена, «в середине 1943 г. численность туркестанских легионеров исчислялась от 110 до 180 тысяч человек. В 1943 г. германское командование стало чаще использовать легионеров в тылу, на охране объектов, в борьбе с партизанами и т.п., а не на советском фронте. Кроме того, 29 сентября 1943 г. Гитлер подписал распоряжение о переброске восточных (не только туркестанских) военных соединений в страны Западной Европы, а командование Восточных легионов вообще было переведено на юг Франции в г. Мийо. К концу 1944 г. туркестанские легионеры, сражавшиеся на фронтах, насчитывали 181402 человека и обслуживающий их персонал, не принимавший участия в военных действиях — около 85 тыс. человек, что составляло около 267 тыс. легионеров. Известно, что казахи по численности занимали второе место после узбеков в Туркестанском легионе. К концу того же 1944 г. около 65 тыс. туркестанцев было убито, и примерно 900 легионеров бежало в партизанские отряды, действовавшие на территории Польши, Франции, Голландии, Югославии, Италии, Словакии и других государств.
Побеги из Туркестанского Легиона участились в 1943-1944 гг., что было вызвано разными причинами: во-первых, кто-то попал в плен по ранению и использовал любую возможность, чтобы покинуть стан легионеров; во-вторых, внутри легиона под руководством Вели Кайюма постоянно велись как политические, так и межличностные интриги, из-за чего там была тяжелая, очень сложная морально-психологическая обстановка; в-третьих, победы Советской армии на фронтах войны; в-четвертых, действия советской внешней разведки, которая специально готовила и засылала советских разведчиков в стан врага, и т.д. Только за 1943-1944 г. в Туркестанский легион, Германию и другие эмиграционные центры было заслано около 40 советских разведчиков.
Участие казахов во французском движении Сопротивления стало широко известным казахстанскому обществу благодаря усилиям Посольства Казахстана во Франции, сотрудники которого, не покладая рук, в свободное от работы время занимались поисками документов в архивах страны об историческом героическом прошлом наших соотечественников, вместе с французским народом воевавших против чумы XX в. По сведениям французской газеты «Уэст Франс», опубликовавшей материал «Казахи в движении французского Сопротивления», более ста казахов участвовали в освободительном движении Сопротивления на юге Франции в районе города Тулузы. Среди них — известные своим героизмом партизанские отряды, возглавляемые казахами К. Жуманиязовым и 3. Жаманкуловым. В книге «Падение «Большого Туркестана» С. Шакибаев упоминает о факте побега к французским партизанам второго заместителя Туркестанского комитета Алмантаева. Кроме того, один из участников французского движения Сопротивления Ахмет Бектаев, проживающий в Шымкенте, выпустил книгу-мемуары «Под небом Франции», в которой рассказывал об участии казахов в боях с фашистами на юге Франции и о своей судьбе на фронтах Второй мировой войны. Будучи в 1939 г. призванным в армию, Ахмет Бектаев с началом вторжения немецко-фашистских полчищ воевал в 545 артиллерийском корпусе на Калининском фронте и в первые месяцы Великой Отечественной войны попал в плен. До 1943 г. Ахмет Бектаев находился в концентрационных лагерях, расположенных в Пруссии и Польше. В этих лагерях содержались узбеки, таджики, казахи, киргизы, представители мусульманской религии, над которыми фашисты всячески издевались, принимая их за евреев. По его воспоминаниям, в сентябре 1941 г. в один из таких лагерей приезжал Мустафа Чокай, который объяснил фашистским надзирателям, что представители вышеперечисленных национальностей исповедуют мусульманскую религию, и после его приезда многие туркестанцы были спасены от гибели, но не от плена. Кроме того, фашисты их начали дифференцировать, присвоив им код «А», что означало «Азиаты». Буквой «Р» обозначались русские, буквой «Б» — белорусы.
После распоряжения Гитлера, о чем говорилось выше, в начале 1944 г. туркестанских легионеров погрузили в вагоны и привезли во Францию. Во Франции их разместили в лагерях близ городов Кармо и Альби, где они работали в шахтах. В лагере близ города Кармо, где содержался Ахмет Бектаев, была создана подпольная организация коммунистов, которую возглавлял украинец Петр Дьячук. Данная организация установила связи с французскими партизанами — маки, и 16 июня 1944 г., убив охранников, бежала в лес к партизанам и присоединилась к движению Сопротивления.
Судя по документам, переведенным и опубликованным Б. Садыковой, данное событие произошло не в июне, а в ночь с 15 на 16 июля 1944 г., свидетельством тому является докладная записка от 21 июля 1944 г. полковника Фернана о переходе на сторону французских партизан 47 человек: 27 узбеков, 17 казахов, б туркмен, одного киргиза и одного таджика. Полковник Фернан докладывал о том, что в ночь на 16 июля 47 человек дезертировало из немецкого гарнизона, которых утром 16 июля группами по три человека направили в Кармо. Через два дня им уже было выдано оружие, и они участвовали в боевых действиях.
По воспоминаниям Гастона Лароша, 53 туркестанца, 98 грузин и 30 поляков в августе 1944 г. из Кармо направляются к французским маки в деревню Жукевиель, где в одном бою с фашистами погибли девятнадцать человек. По воспоминаниям К. Жуманиязова в октябре 1944 г. казахи участвовали в освобождении городов и деревень, расположенных на юге Франции, таких как: Тулуза, Альби, Кармо, Монтобан, Каркасон и других. В декабре 1944 г. в г. Тулузе располагался Первый советский партизанский полк, состоявший в основном из казахов и грузин. В своих мемуарах Ахмет Бектаев рассказывает, что в 1944 г. он боролся с фашизмом вместе с друзьями-интернационалистами: украинцем Петром Дьячуком, киргизом Зунумом Жаманкуловым, каракалпаком О. Журымбаевым, казахами М. Курмашевым, Д. Битановым, Б. Утетилеуовым, У. Досовым, М. Бейсенбиевым и другими. В 1994 г. французский режиссер Жан Шарль снял документальный фильм «Ради горсточки земли» об участии воинов-интернационалистов в освобождении юга Франции от немецко-фашистских захватчиков.
В мае 1995 г. в деревне Жукевиель департамента Тарн, благодаря помощи ветеранов Французского движения Сопротивления, Посольство Республики Казахстан установило мемориальную доску «в честь казахов и всех тех, кто пал за освобождение Франции». По словам Халифы Алтая, около 20 казахов — бывших легионеров проживало в середине 1950-х гг. в Турции. Во Франции и ФРГ после войны проживало несколько легионеров, которые не шли на контакты с представителями СССР и суверенного Казахстана, по вполне понятным причинам. По воспоминаниям Марии Чокай, после войны в Германии жили бывшие легионеры, одним из них был Карыс Канатбаев, который в 1952 г. в Мюнхене организовал вечер памяти Мустафы Чокая и пригласил ее туда. «Туркестанские националисты жили в Мюнхене в бараках, где не было ни окон, ни дверей. Комнаты были перегорожены сундуками. Были и дети. Многие были женаты на немках. Я очень удивлялась, как степному казаху и немке удавалось понимать друг друга. И дети у них говорили на смешном смешанном немецко-казахском языке с добавлением русских слов».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.