Просмотров: 1 042

Инновации в изобразительном искусстве Казахстана

Инновации в изобразительном искусстве Казахстана периода
независимости

Двадцатилетие независимости — новый этап в развитии культуры нашего государства. Период независимости нашего государства, обретение суверенитета, начавшиеся в 1991-м году, поставили перед страной и национальной культурой новые ответственные задачи. Среди них первостепенными были вопросы восстановления преемственности современной пластики с великолепными этапами её развития в историческом прошлом, задачи воссоздания объективной картины отечественного художественного наследия и его роли для современного искусства.
Важной для этого периода задачей стала задача национальной культурной самоидентификации, необходимость выразить свой взгляд на общие мировоззренческие вопросы. В этой ситуации определяющими для изобразительного искусства стали, во-первых: идеи и принципы национальной культурной памяти, трансформации древнего и средневекового пластического наследия, во-вторых: экзистенциальные проблемы человеческого и социального бытия. В целом такая ситуация характерна для общемировой художественной практики современности, проявляясь самобытно в разных культурных регионах Запада и Востока, она определяет основные направления развития мироврго искусства.

Период независимости внес новое содержание во все виды искусства. Продолжили свое развитие и получили новые импульсы такие виды изобразительного искусства как живопись, скульптура, графика, декоративно-прикладное искусство, возникли и успешно развиваются инновационные формы культуры, такие как инсталляция, перформанс, инвайронмент, объект, художественная акция. Новый импульс и мощное развитие получила архитектура Казахстана, впечатляюще воплотившись в строительстве новой столицы страны — Астаны.

1990-е годы в Казахстане реально явились новым историческим периодом, результатом масштабных геополитических преобразований. Культура и изобразительное искусство суверенного Казахстана получили возможность свободной самореализации, глубинного внутреннего самопознания. В изобразительном искусстве этого периода отразились фундаментальные тенденции развития общественного сознания Казахстана, преломились и художественно трансформировались наиболее емкие идеи и смыслы современной национальной духовности. Её главные траектории — активное стремление к глубинной самоидентификации, формирование национальной идеи и мощная потребность выхода на мировую художественную арену.

В то же время появилась возможность настоящего выхода на широкую международную арену, возможность сравнить и увидеть себя рядом с другими национальными культурами. Искусству этого периода сопутствует постоянный поиск взаимного понимания, сосуществования ярких творческих индивидуальностей, разнообразия стилей, манер и почерков. Современному искусству Казахстана, кроме активного возрождения необходимой государству национальной идеи, присущ принцип равноправного сосуществования разных этнических групп. Этот принцип общей гармонии при сохранении и развитии искусства разных национальных диаспор также характеризует современную культурную ситуацию в Казахстане.

Концептуальной основой для изобразительного искусства Казахстана в период независимости стал фактор абсолютной самостоятельности. Зародившееся и сформировавшееся в советский период изобразительное искусство Казахстана впервые начало развиваться без внешней идеологии и цензуры. Утрата советской идеологии и развитие казахского искусства впервые в новейшее время как самодостаточного феномена обусловили активный поиск им подлинных духовных опор, преемственности художественных принципов и инновационных

Идеологический центр общей советской культуры исчез безвозвратно, а эпицентры раз­вития национальных культур постсоветских государств де-юре восстановили свои истинные исторические координаты и параметры. Нельзя не сказать, что эта резкая переориентация, как в свое время переориентация народного казахского искусства на искусство изобразитель­ное (1920-30-е гг.), внесла свои коррективы в ситуацию, в искусство периода независимости. Де-факто изобразительное искусство независимого Казахстана вплоть до настоящего време­ни находится в реалиях поиска и становления. Разнообразие и противоречивость существу­ющих художественных течений, стилей и творческих практик казахских художников говорит не только о свободе творчества в отечественном искусстве, но и о длительности периода ста­новления современного искусства.

Важной особенностью современного изобразительного искусства Казахстана, также явля­ющейся общей для культур постсоветского региона, стало окончательное падение железного занавеса. Подобные обстоятельства привели культуру Казахстана к тотальной встрече с ог­ромной информацией об инновациях культур Запада и Востока ХХ-го века. Все это во мно­гом повлияло на процессы развития искусства Казахстана. И если в начале 1990-х обильный информационный поток вылился в своеобразный художественный шок и усиленное развитие инновационных творческих практик актуального искусства, то постепенно, словно получив прививку и пройдя искушение новаторскими поисками, изобразительное искусство в стране все же не утеряло свои профессиональные возможности и статус.

Современное искусство Казахстана дает наглядное представление о безграничных воз­можностях живописи, о поисках казахскими художниками новых путей в этом «старом» виде искусства, а также о новом возвращении современной живописи Казахстана к вечному син­кретизму древнего искусства наших предков. Единым и очень активным, особенно в первой половине 1990-х годов стал процесс трансформации художественной формы. Средства и спо­собы изображения, обобщения стремительно изменяются в сторону символизации, знаковости, условности и метафоризации.

Создание художниками своих творческих концепций в тесном сплаве с традиционными представлениями казахов становится одним из отличительных признаков искусства этого де­сятилетия. Знаковой живописью, сгущающей в символ все богатства мира, открывает это десятилетие А.Сыдыханов. Удивительные откровения — сочетания светоносной живописной формы и пульсирующего энергетикой духа создает Е.Тулепбаев. Своебразие насыщенности цвето-фактурной лепки и цветового богатства находит А.Аканаев. Экспрессивные формулы, словно с усилием сдерживающие внутреннюю энергию и силу вещей, возникают в холстах К.Дуйсембаева. В аналитической лаконичности ритма и масштабов цветовых пятен и опти­чески точно выверенных соотношений мир вновь обретает свою гармоничную соразмерность в полотнах К.Ахметжанова.

Стремление к передаче многообразия мира зашифрованным многообразием знаков и сим­волов приводит к углубленному интересу к структуре мира, к потребности выразить его бо­гатство через аналитическую строгость бесконечно варьируемых форм. В этой тенденции наиболее интересны утяжеленные полностью земного притяжения картины М.Наримбетова, хрупкие, тленные как дыхание полотна С.Атабекова. Или динамичные, броские, раздвигаю­щие пространство холстов композиции С. Баялиева, вбирающие идею бесконечного движения и возникновения новых форм жизни.

Поиск новизны, остроты и масштабности видения вызвал обращение к архаике самых разных времен и культур, дав сильные и выразительные произведения. В искусстве прояви­лись многогранность и универсальность взгляда на мир. Одной из узнаваемых в современном искусстве стала тенденция к сосредоточению в отдельном изображенном объекте или наборе постоянных объектов. Избираемый объект или сюжет превращается в творчестве художников в своеобразный символ.

В русле подобного универсального мифотворчества продолжает развиваться творчество ведущих художников Казахстана. А.Сыдыханов, взяв специфическим кодом своей живописи вариации тамги — родовых символов казахов, сумел преобразовать по правилам структурного формообразования всю возможную полноту окружающего мира. Условность, цвето-фактурный изыск подчиняют себе видимый мир и преобразуют его по своим собственным законам. Е.Тулепбаев при всей сложности своих пространственно-цветовых решений так же приходит к устойчивому знаковому ряду — удлиненному силуэту, напоминающему человеческую фигуру, условность которого очень близка условности вытянутых пропорций сакского вождя — «золотого человека».

Воспоминаниями о мифах и легендах пронизано как пластическое, так и духовное пространство, насыщенное энергией солнца, напоенное запахами степи в полотнах А. Аканаева. Многие художники разрабатывают и в результате создают собственные живописные мифы, схожие с анималистическим тотемизмом древних. Такие как А.Иса — на образе тигра как символа вселенного абсолюта, А.Есдаулетов — носороги и быки которого воссоздают густую атмосферу первозданного мира, мифологического времени, А.Ахат, в чьих живописных преданиях — сгустках ушедшего в прошлое древнего Турана запечатлены мечты и ностальгия о прошлом, фетишизирует линеарную идею петроглифов А.Бектасов. Реалистическая линия продолжена А.Накисбековым. Продолжает развивать экзистенциальные идеи и формальную утонченность Б.Бапишев. В русле живописного конструктивизма работает Г.Маданов. Исторические реконструкции событий национальной истории воссоздают К.Ажибеков, А.Жакыпбеков, Д.Касымов, З.Медетбеков, Б.Тургынбай. Лирические образы казахского кочевья воссоздают М.Каспак, О.Жубаниязов. Усилился интерес искусства к национальной идее на самых разных уровнях. От государственной символики (национальная волюта, герб, флаг, скульптурные комплексы, исторические полотна) до свободных творческих поисков мастеров. Любопытно, что национальная идея входит в построения нонконформистского искусства, активно манипулирующего концептами и понятиями традиционного мировоззрения казахов в своих акциях, перформансах и объектах (С.Атабеков, Е.Мельдибеков, Ю.Сорокина).

В искусстве второй половины 1990-х годов есть еще одна особенность, свидетельствующая о зрелости национальной школы. Она проявляется в невероятном по диапазону разнообразии стилей, почерков, тенденций, направлений, индивидуальностей. Самобытных, узнаваемых, подчас, диаметрально разных и по стилистическим, и по идейным параметрам. Уживаются, приходят к интереснейшим находкам и авангард, и реализм, формируется новая абстрактная образность и продолжает свой путь к зрительским сердцам эмоционально тонкая импрессионистическая живопись. Период независимости верно расставил многие акценты в культурной ситуации в стране, он показал ценностное значение высокого живописного мастерства, искреннего эмоционального переживания, самобытной красоты и силы древней традиции, уникальное своеобразие национальной культуры казахов. Создают новые произведения такие классики казахской живописи как Г.Исмаилова, С.Мамбеев, К.Т.-Б.Тельжанов. Свободно трактуют реалистическую традицию З.Тусипова, Б.Табиев. Их сюжеты, укорененные в обыденный повседневный быт, притягательны незамысловатым поэтическим обаянием. Своеобразно сочетает живописность и декоративные качества живописи, психологизм состояний — настроений в своих полотнах Ж.Кайрамбаев.

Традиции декоративной условности, идущие от трансформации приемов казахского декоративно-прикладного искусства и уроков западно-европейского постимпрессионизма, наиболее любопытно преломляются в творчестве М.Касымбекова и ТМуката. Новую волну с несколько иной, авангардно трактованной этнографической нотой развивают С.Смагулов, А.Смагулова. Продолжают вольную, непосредственную живописную игру — интерпретацию свободных полетов воображения А.Тазиев, С.Сулейменова, А.Менлибаева, З.Султангазина, М.Бекеев, К.Ибрагимов.
Обращение к истории родного народа, его обычаям, жизненному укладу, став одной из самых характерных особенностей современной живописи Казахстана, позволяет назвать новый этап, в который вступило наше искусство, возвращением к себе. Память национальной истории, цепь славных побед и событий, легенды о величии героев и воспоминания о мирной жизнь поколений предков на просторах казахской степи неодолимо манят художников, словно заключая в себе разгадку чего-то сугубо личного, сокровенного. Воспринимаемое почти сак­ральным причащение этнической, национальной культурной памяти выводит нашу культуру к новому витку самопознания, к философскому, интеллектуальному, осознанному понима­нию своей самости, своего духовного вклада в сокровищницу общечеловеческой культуры.

Необходимо отметить традиционную для казахского искусства тягу к экзистенциаль­ным, сущностным вопросам бытия. Период независимости в развитии профессионального искусства характерен концентрированностью комплекса идей, который художники стремят­ся донести до современника. Контекст живописи и скульптуры предельно насыщен, в ка­кой-то степени затруднен для восприятия зрителем. Реконструируя в живописных полотнах посредством цвета, композиции, фактуры или пластики свое национальное представление о мироздании, истоки которого сопряжены с традиционными, отшлифованными столетиями ценностями, художники словно собирают в некую совокупность утерянные и разрозненные фрагменты. Одной из кардинальных идей, прочитываемых в искусстве самых разных художников, становится идея свободы творчества. Идея безграничности возможностей познания мира и самого творчества обыгрывается живописцами и скульпторами в разнообразнейших вариа­циях.

Одной гранью этой мысли, своего рода почвой для широчайшего диапазона творческих проявлений является ставший для искусства Казахстана практически концептуальным при­нцип абсолютной свободы творчества. Возможно поэтому, не существует главенствующей стилистической тенденции. Современное искусство Казахстан находится в бурном, непре­рывном движении, в процессе непрерывного творческого эксперимента. Сосуществование всевозможных стилистик, манер, живописных и пластических подходов к миру, от прямо противоположных друг другу до различающихся лишь тончайшими нюансами мировиде-ния, становится его отличительной характеристикой. Художники пытаются научить зрителя воспринимать любое, даже трудно воспринимаемое, творческое проявление. Беспредметное искусство и фигуратив, новая волна авангарда и интерес к классическому реализму, неоп­римитивизм и чистая абстракция, символизм и экспрессионизм соседствуют на выставках, раскрывая усложнившееся восприятие реальности, переводятся художниками в особые авто­рские миры, системы метафор и пластические коды.

Экспрессивный формализм наполняет метафорические пейзажи и натюрморты К.Дуйсенбаева. Мощный потенциал внутренних сил природы и человеческой души накапли­вается в них, словно едва сдерживаемый силой живописно-пластической формы. Каркас мира разбивается на кусочки цвета и вновь собирается в «оптических» полотнах К.Ахметжанова. Уплотняется в материальной плотности земного притяжения картин М. Наримбетова. Возни­кает в тленной как дыхание хрупкой уравновешенности полотен С.Атабекова. Возрождается интерес к орнаментальному, фольклорному стилю, изъятому из разных пространственных и временных культурных пластов (А.Менлибаева, Э.Казарян).

Возникает приверженность к определенным, конкретным объектам, превращающимся в их творчестве в некий, достаточно емкий для их авторов символ, миф о Вселенной. Вырыва­емый из реального контекста объект нагружается всей возможной полнотой значений, пре­вращаясь в некий специфический шифр, через который каждый автор пытается передать всю вариативность Вселенной: от ее генезиса и величия до действующих в ней правил, законов и возможных, предощущаемых итогов. Реализуется в создании живописных легенд о миро­здании — в тигровых версиях абсолюта А.Исы, анималистическом тотемизме А.Есдаулетова, фетишизме сакральной утопии балбалов Б.Бапишева, золотых, апокалиптических фресках В.Люйко.

Формальное многообразие живописи давно стало своеобразной нормой современно­го художественного процесса в Казахстане. В работах молодых художников Д.Малика, Н.Саутбекова, С.Алимбаевой абстрактный подход к форме сочетается с внешними и эмоцио­нальными отголосками фигуратива, наполняя их своеобразный живописный аскетизм изощ­ренным эстетизмом, сосредоточенностью на главном. Наравне с живописью в период независимости активно развиваются скульптура, графика, декоративно-прикладное искусство. Главной идеей монументальной скульптуры периода не­зависимости становится создание репрезентативного образа — образа героя, народного героя, борца за свободу и независимость, собирательного образа или исторической личности, но в любом случае общественного или культурного деятеля. Важными качествами монументаль­ной скульптуры являются высокий идеологический уровень, высокий гражданский пафос и значимость образа. На первый план в монументальной скульптуре выходит героика, соот­ветственно этой задаче формируются средства художественной выразительности.

Хотя в нашей стране, обретшей независимость и суверенитет, не существует принятого на государственном уровне плана монументальной пропаганды, все же в череде создания памятников главенствует отчетливая общенациональная идея. В Казахстане работает Госу­дарственная комиссия по памятникам, сооружаемым в РК, в задачу которой входит утверж­дение художественного и идеологического уровня памятников, возводимых в стране. Созда­ние подобной комиссии обусловлено серьезным вниманием государства к монументальной скульптуре, понимании им роли монументов в укреплении идеологического статуса нашей молодой страны.

Изменение содержательной и формальной стороны памятников, возведенных в Казахста­не в период независимости, связано с обретением суверенитета. Задача воссоздания в плас­тических образах истории государства, необходимость пропаганды национальных героев, общественных и политических деятелей, деятелей науки и культуры, внесших свой вклад в обретение нашей страной независимости, повлекла за собой заметную активизацию этого вида искусства. Отчетливым отличием монументальной скульптуры периода независимос­ти стала выраженная ансамблевость. Ансамблевость стала первым признаком и характер­ной чертой большинства монументов периода независимости. Установка на ансамблевость, синтезирующую выразительность скульптурного образа с воссозданной или активно обыг­ранной окружающей архитектурной или природной средой, тщательный учет природных особенностей, даже находящихся на солидном удалении от памятника, как-то снежные горы Алматы или степные просторы под Карагандой, протяженная водная гладь Ишима в Астане дали возможность создания эффектных и значимых как художественном, так и в содержа­тельном плане скульптурных комплексов.

Одним из первых скульптурно-архитектурных комплексов стал Монумент независимости в Алматы (скульпторы А.Жумабаев, Н.Далбай, архитектор Ш.Валиханов). Немалый вклад в утверждение идеи независимости молодого государства внес величественный памятник Аблайхану в Астане (скульптор Н.Далбай, архитектор Ш.Валиханов). Явлением современной монументальной скульптуры Казахстана можно назвать архитектурно-скульптурный комп­лекс конного памятника Исатаю Тайманову и Махамбету Утемисову в Атырау (скульптора Б.Абишев и Е.Сергебаев). Прекрасным лаконичным и выразительным стала площадь с па­мятником султану Бейбарсу в Атырау (скульптор К.Какимов).

Монумент независимости, возведенный на главной площади Алматы, стал символом страны, независимости, города, метафорой единства прошлого, настоящего и будущего ка­захской истории, культуры и государственности. Устремленная ввысь гранитная стела увен­чалась статуей молодого витязя, стилизованной в образе знаменитого золотого воина. У его ног грозный крылатый мифический барс. Внимание к богатейшему культурному наследию казахов, умелая трансформация его в новых формах сделала Монумент независимости явле­нием национального масштаба и положила начало широкому пластическому поиску в этом направлении. Монумент независимости, созданный творческой группой во главе с известным архи­тектором Ш.Валихановым — масштабный и монументальный, и в то же время синкретич­ный художественный жанр. Точное понимание законов подобного жанра вкупе с присущим Ш.Валиханову умением синтезировать идеи, способностью органично увязать чисто тради­ционные, национальные элементы с достижениями мировой эстетической и градостроитель­ной мысли помогли в итоге создать грандиозный по замыслу и воплощению монумент.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.