Просмотров: 1 285

Государство хунну: политическая история

Довольно подробные данные о социально-экономической и политической истории хунну содержат произведения китайских историков, прежде всего Сыма Цяня и Бань Гу. Как же составлялась эта история? Как пишут исследователи: «При дворе уже в древности имелось специальное учреждение со штатом чиновников и переводчиков, ведавшее приемом иностранных гостей — вождей племен, глав государств и их послов… Именно по сообщениям своих и иностранных послов, Собранным при дворе, составлялись в династийных историях описания иностранных государств. Сведения же об этих народах и государствах, полученные вне сферы государственного управления, если и были (в основном рассказы купцов), при дворе не фиксировались и в историю не попадали. В IV-III веках до нашей эры у северных границ Китая в Центральной Азии происходит консолидация племен сюнну или хунну, потомки которых в первые века нашей эры стали известны в западной истории как гунны. Сюнну (хунну) принадлежали к монголоидному расовому типу. Ряд ученых считает сюнну (хунну) носителями одного из языков алтайской языковой семьи, ветвью которой являются тюркские языки. Все специалисты единодушны в том, что именно с сюнну (хунну) связаны кардинальные изменения в этнополитическом развитии Евразийского континента.
«Обитая за северными пределами Китая,- писал о хунну в своих «Исторических записках» Сыма Цянь, — переходят со своим скотом с одних пастбищ на др[угие]. Из домашнего скота более содержат лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, частью разводят верблюдов, ослов, лошаков и лошадей лучших пород. Перекочевывают с места на место, смотря по приволью в траве и воде. Не имеют ни городов, ни оседлости, ни земледелия; но у каждого есть отделенный участок земли. Письма нет, а законы словесно объявляются. Мальчик, как скоро может верхом сидеть на баране, стреляет из лука пташек и зверьков; а несколько подросши стреляет лисиц и зайцев и употребляет их в пищу. Могущие владеть луком, все поступают в латную конницу. Во время приволья, по обыкновению следуя за своим скотом, занимаются полевою охотою, и тем пропитываются; а в крайности каждый занимается воинскими упражнениями, чтобы производить набеги. Таковы суть врожденные их свойства. Длинное их оружие есть лук со стрелами, короткое оружие — сабля и копье. Начиная с владетелей, все питаются мясом домашнего скота, одеваются кожами его, прикрываются шерстяным и меховым одеянием. Обыкновенно называют друг друга именами; прозваний и проименований не имеют» [10, с. 29-30].
Образование государственности и возвышение хунну связывают и с именем шаньюя (титул верховного владетеля) Модэ. Модэ был сыном шаньюя Туманя. Вот как это описывал историк:
«У хуннов Шаньюй назывался Тумань. Шаньюй имел наследника по имени Модэ; после от любимой Яньчжы родился ему меньшой сын; Шаньюй хотел устранить старшего, а на престол возвести младшего: почему отправил Модэ в Юечжы заложником. Как скоро Модэ прибыл в Юечжы, Тумань тотчас произвел нападение на Юечжы. Юечжы хотел убить Модэ, но Модэ украл аргамака у него и ускакал домой. Тумань счел его удальцом и отделил ему в управление 10 000 конницы. Модэ сделал свистунку и начал упражнять своих людей в конном стрелянии из лука с таким приказом: всем, кто пустит стрелу не туда, куда свистунка полетит, отрубят голову; кто на охоте пустит стрелу не туда, куда свистунка полетит, тому отрубят голову. Модэ сам пустил свистунку в своего аргамака. Некоторые из приближенных не смели стрелять, и Модэ немедленно нестрелявшим отрубил головы. Спустя некоторое время Модэ опять сам пустил свистунку в любимую жену свою, некоторые из приближенных ужаснулись и не смели стрелять. Модэ и сим отрубил головы. Еще по прошествии некоторого времени Модэ выехал на охоту и пустил свистунку в Шаньюева аргамака, приближенные все туда же пустили стрелы. Из сего Модэ увидел, что он может употреблять своих подчиненных. Следуя за отцом своим Шаньюем Туманем на охоту, он пустил свистунку в Туманя, и приближенные также пустили стрелы в Туманя Шаньюя. Таким образом Модэ, убив Туманя, предал смерти мачеху с младшим братом и старейшин, не хотевших повиноваться ему, и объявил себя Шаньюем» [10, с. 30-31].
Верховным правителем сюнну, как уже отмечалось, был шаньюй, которого избирал совет старейшин; управлял он своими владениями через наместников из числа близких родственников. Шаньюем Модэ стал в 206 году до нашей эры. Он провел реформы по укреплению своего государства. Войско сюнну, по подсчетам китайцев, насчитывало от 300 до 400 тыс. воинов. Организация войска строилась на десятичной системе, а основой армии сюнну были отряды по 10 тыс. конников, которые назывались «тьма». Соответственно во главе тьмы был командир.- темник. Далее тьмы делились на тысячи, сотни, десятки, к которым приписывалось все мужское взрослое население. На поле боя войско составляло три отряда- центр и два крыла. Дисциплина была строгой: за проступок одного головы рубили многим. Сюнну разгромили дунху, часть усуней, саяно-алтайские племена, успешно воевали против Китая, который платил им дань. В результате они владели огромной территорией от Забайкалья до Тибета, от Восточного Туркестана до среднего течения реки Хуанхэ.
Хозяйственная жизнь, экономика, социальное устройство, политическая система общества хунну были характерными для кочевников. Были и поселения хунну, одно их которых исследовано археологами у впадения реки Иволги в Селенгу; оно занимало площадь в 75 га, в нем открыто около 80 жилищ-полуземлянок. Городище экружено четырьмя валами и четырьмя рвами; там обнаружены следы железоделагельного и бронзолитейного производства, а также земледельческие инструменты: плуги, серпы, зернотерки. Население хунну было достаточно многочисленным -около 1,5 млн. человек. Основным видом хозяйственной деятельности хунну являлось кочевое скотоводство. Первостепенную роль играла лошадь, имевшая то преимущество, что она могла тебеневать, т.е. круглый год находиться на подножном корму. Лошади были типичными монгольскими — небольшого роста, грубого, мускулистого сложения, с короткой и широкой мордой. Содержались также стада быков, яков, верблюдов, громадные отары овец и коз. Скот находился в семейной собственности, каждая семья имела право на определенную часть родовой территории для выпаса скота и пользовалась защитой своего рода. Существовала коллективная ответственность за преступление. В семейных отношениях бытовали многоженство и аменгерство.
Верхушку хуннского общества составляли четыре аристократических рода, связанных между собой брачными отношениями, когда мужчины этих родов брали себе жен только из трех других знатных родов. Глава государства, шаньюй, мог быть только из самого знатного из четырех родов, рода Люаньди.
В государстве хунну впервые проявилась имперская тенденция на евразийском пространстве. Это было централизованное государство, основанное на военно-административных принципах. Во главе его стоял шаньюй, власть которого была освещена божественным авторитетом и передавалась по наследству. Его называли сыном Неба», «Небом и Землей рожденный. Солнцем и Луной поставленный». Шаньюй распоряжался всей территорией государства, всеми землями, принадлежавшими хуннам, был призван обеспечивать их охрану. Шаньюй объявлял войну и заключал мир, лично руководил войском; вел все внешние сношения, определял внешнеполитический курс; распоряжался жизнью и смертью каждого подданного и был верховным судьей; соблюдение культа исходило от шаньюя. Следующую ступень иерархии занимали его советники, военачальники. Это были его сыновья или ближайшие родственники. Они управляли западными и восточными территориями империи и командовали левым и правым крылом армии. Ниже их стояли другие родичи шаньюя, управлявшие определенной территорией. Это были темники, число которых составляло 24 человека. Темников назначал сам шаньюй. Он же выделял им территорию вместе с населением. Какое-либо перемещение племен без приказа шаньюя строго каралось. В пределах своих владений темник назначал тысячников, сотников и десятников, наделяя их землей с населением. Основной повинностью всего мужского населения была военная служба. Таким образом, правящий класс хуннского общества сложился из родоплеменной знати. У хунну было рабство. Рабами становились в основном пленные, а также и соплеменники, совершившие какие-либо преступления.
Однако держава хунну оказалась непрочной, в I веке до нашей эры она начала распадаться под давлением извне и внутренних междоусобиц. В 47 году до нашей эры хунну распались на южных и северных. Южную группу возглавил шаньюй Хуханье, а северную — его младший брат Чжичжи. Чжичжи предпринимал попытки вернуть единство хунну, привлекая на свою сторону государство Кангюй. Со временем южные хунну приняли подданство Китая, а северные, вступив в союз со среднеазиатскими племенами, откочевали на запад, сохраняя свою независимость. Но они находились под постоянным давлением Китая и вынуждены были перейти Тянь-Шань, войти в контакт с кангюй. Это была первая волна переселения хунну на территорию Казахстана и Средней Азии.
Вторая волна началась в I веке нашей эры, когда северные хунну, теснимые китайцами, снова двинулись на запад. Одни племена они втягивали в союз, других оттесняли. Под давлением сюнну началось движение племен в Центральном Казахстане, на севере от Сырдарьи, а также в районе Аральского моря и Каспия. Этот процесс протекал лавинообразно и длился более 300 лет со II по V век. Это было «великое переселение народов», когда массы пестрых по этническому составу кочевников двигались из Центральной Азии на запад через территорию Казахстана. Под предводительством Аттилы они нанесли сокрушительный удар Римской империи. Аммиан Марцеллин, автор V в., так описывал гуннов: «Гунны превосходят всякую меру дикости. Они плотные и крепкие, у них толстые затылки, их можно принять за двуногих зверей; кочуя по горам и лесам, они с колыбели приучены переносить холод, голод, жажду. Они плохо действуют в пеших стычках, но зато как бы приросшие к своим выносливым, но безобразным на вид лошаденкам, и иногда сидя на них по-женски, они исполняют на них все обычные свои дела: на них каждый из этого племени ночует и днюет, покупает и продает, ест и пьет и, пригнувшись к узкой шее своей скотины, погружается в глубокий сон. Если случается рассуждать о серьезных делах, они все сообща советуются в том же обычном порядке… У них никто не занимается хлебопашеством и никогда не касается сохи. Все они, не имея определенного места жительства, кочуют по разным местам, как будто вечные беглецы с кибитками, в которых они проводят жизнь. Никто из них не может ответить на вопрос, где его родина; он зачат в одном месте, рожден далеко оттуда, вскормлен еще дальше» [50, с. 67-68]. Сюнну внесли изменения в состав и расселение жителей этого региона, что привело к преобладанию тюркских племен на этой территории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.