Просмотров: 165

Героизация предка

Героизация предка. Одним из основных требований патриархальных об­ществ, вытекающих из идеологии культа предков, яв­ляется нравственный принцип о беспрекословном послушании младшими старших, старых по возрасту людей, которые поль­зовались традиционным авторитетом благодаря личным каче­ствам. В кочевом обществе носителями древних традиций и об­рядов являлись прежде всего старики — кария, аксакалы, абызы. Ч. В. Валиханов отмечал, что они сохраняют в памяти историче­ские предания и легенды, передаваемые наследственными ска­зителями от отцов к потомкам. Воздействие, оказываемое стар­цами на сознание соплеменников, было огромно. Знание исто­рических преданий и большой жизненный опыт явились осно­вой того, что их признавали знатоками народных обычаев, в том числе религиозных обрядов. Идеология патриархальной жизни должным образом идеализировала деятельность предков, на­правленную прежде всего на защиту рода и племени от пося­гательств. Разумеется, старец это делал не с помощью оружия. Героизация предка проходит эстетизацию в фольклоре и ми­фологии, где совершается процесс соотнесения мотивов и сюжетов о выдающихся предках с нравственными и эстетически­ми идеалами общества. Это явление общераспространенное. Все герои и титаны классической мифологии, по сути дела, ге­роизированные предки, чьи поступки обожествлены в народ­ном сознании, а затем получили наднациональное значение.

В связи с развитием идеологии и усложнением обществен­ного сознания бывшие племенные предки постепенно станови­лись объектами почитания и стали наделяться священным оре­олом. Здесь интересно привести некоторую сравнительную ана­логию. Старцы, которым античные авторы приписывают сверх­ъестественные свойства, имелись и среди кочевников. Таковы например, мудрецы, врачи, а возможно и шаманы Анахарсис, Абарис, Токсарис и др. Об одном из них древний автор пишет следующее: “Абарис из гипербореев принадлежал тоже к числу теологов, а также, путешествуя по разным странам, писал про­рочества, которые сохранились доныне: он так же предсказывал землетрясения, моровые болезни и т. п. небесные явления. Го­ворят, что он, прибыв в Лакедемон, посоветовал лакедемонцам принести богам предотвращающие жертвы, и с тех пор потом в Лакедемоне не было моровой болезни». Если отбросить мисти­ческие наслоения, то перед нами вырисовывается образ Абари-са — древнего мудреца, передового человека своей эпохи, иду­щего в ногу с виднейшими звездами греческой культуры. Ан­тичные авторы признают, что нередко мудрецы кочевого мира являлись наставниками знаменитых представителей науки того времени. “Пифагор… между прочим слушал гиперборея Абари-са”, — сообщает анонимный комментатор Платона. Эхо о мудрецах и героях из среды кочевых народов долго витает над Ев­ропой. Один из идеологов раннего христианства Матерн (IV в.), опираясь на более ранние сведения, передает об Абарисе сле­дующее: “…у Абариса было прозвище “воздушный ходок”, по­тому что говорят, будто он, восседая на подаренной ему стреле Аполлона Гиперборейского, переправлялся через реки, моря и непроходимые места, как бы путешествуя по воздуху. Конеч­но, нельзя односторонне утверждать, что философ и матема­тик своего времени Пифагор Самосский (VI в. до н. э.), чье уче­ние оказало плодотворное влияние на последующее развитие научно-теоретической мысли, учился у легендарното Абариса. Но тут важна не столько доподлинность самого факта, сколь­ко его подоснова. Даже при полном игнорировании сообщений древнегреческих авторов, как легендарных и мифических, они не перестают свидетельствовать о наличии культурных контак­тов между греками и кочевым населением степей Евразии.

Приведенные факты являются слабым отражением наиболее ранних взаимоотношений между древней Грецией и Евразий­ской степью, когда, согласно фрагментарным свидетельствам греческих писателей, скифам не были чужды достижения гре­ческой науки того времени. Ярким примером этому служат пе­редовые люди из Скифии, как Анахарсис, Абарис, Токсарис сын Давкета, маг Зарат и др.

Однако подлинное лицо этих мудрецов завуалировано ми­фологическими наслоениями и наделено разными магически­ми атрибутами. От этих наслоений не были свободны и име­на некоторых ученых Древней Греции, например, древнегрече­ский философматериалист, врач и политический деятель Эмпедокл (около 490-430 г. до н. э.) имел прозвище “отвратитель ве­тров”, Эпименид считался “очистителем” и т. п., а Аристея Ге­родот обвиняет в колдовстве. Эти особые качества высоко котировались на земле древ­ней Эллады. Известны случай, когда греки признавали некото­рых из них героями Эллады и поклонялись их могилам. Поэто­му греческие авторы пишут о них с большой теплотой и симпа­тией, что находим у более поздних писателей, которые в своих сочинениях опирались на наследие античности. О скифских му­дрецах они рассказывают, что “Анахарсис не первый прибыл из Скифии в Афины, руководимый желанием познакомиться с эл­линской образованностью; раньше его прибыл Токсарис (скиф­ский легендарный мудрец и врач, прибывший, как и Анахарсис, в эпоху Солона1 в Афины) муж мудрый, отличавшийся любо­вью к прекрасному и стремлением к благороднейшим знаниям, но происходивший … из толпы простых скифов, каковы у них, так называемые, “восьминогие”, т. е. владельцы пары быков и одной повозки. Этот Токсарис даже не возвращался в Скифию, а умер в Афинах и немного спустя был признан героем, афиня­не приносят ему жертву, как иноземному Врачу”. Как видно, отдельные представители скифов почитались не только на сво­ей Родине, но и за ее пределами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.