Просмотров: 281

Геополитический фактор

Геополитический фактор и его влияние на межэтническую ситуацию в Казахстане и России

Граница между нашими странами является самой длинной в мире сплошной сухопутной границей, и только де-юре ее можно назвать собственно границей, в реальности она представляет собой «прозрачный» рубеж, разделяющий страны. В административно-территориальном отношении к казахстанско-российской границе примыкают 12 регионов Российской Федерации: Астраханская, Волгоградская, Саратовская, Самарская, Оренбургская, Челябинская, Курганская, Омская, Тюменская и Новосибирская области, а также Алтайский край и Республика Алтай, в пределах которых расположено более 1500 населенных пунктов и проживают свыше 30 млн. человек. Вышеназванные пограничные регионы РФ входят в состав четырех федеральных округов: Южного, Приволжского, Уральского и Сибирского. С нашей стороны располагаются семь приграничных областей: Аты-рауская, Западно-Казахстанская, Актюбинская, Костанайская, Северо Казахстанская, Павлодарская и Восточно-Казахстанская.
Границу пересекают 16 железнодорожных магистралей, около 200 автодорог, из которых – 6 автомагистралей, 36 дорог с твердым покрытием, 33 – без покрытия, остальные – грунтовки.
Транспортная инфраструктура, строившаяся в советский период, создавалась как единый комплекс, поэтому отдельные автомобильные и железные дороги на коротких участках пересекают в настоящее время уже государственную границу, возвращаясь затем на территорию «своей» страны. В ряде случаев это создает определенные проблемы в плане зависимости от сопредельной стороны транспортного сообщения между частями одного и того же государства. К примеру, сообщение между областными центрами Уральском и Актюбинском осуществляется через территорию Оренбургской области, проходящий по которой отдельный участок, включая станцию Илецк, принадлежит Казахстану. Таков же статус и участка, соединяющего Семей с Усть-Каменогорском (включая станцию Локоть), расположенного на территории Алтайского края.
Вместе с тем сообщение между различными территориями России в ряде случаев также требует пересечения Казахстана. Так, главная ветка Транссибирской магистрали между Курганом и Омском на протяжении более чем 100 км проходит по территории Северо-Казахстанской области. Среднесибирская магистраль (от Челябинска через Костанай и Кокшетау до Камня-на-Оби) и Южный Транссиб (Магнитогорск – Астана – Павлодар – Барнаул) пересекают от 700 до 1200 км территории Северного Казахстана. Единственная дублирующая ветка через Тюмень, которая идет только по территории России, пока не способна пропускать значительные грузопотоки. Таким образом, внутрироссийский транзит в восточные регионы зависит от Казахстана. В настоящее время и Россией, и Казахстаном взят курс на уменьшение зависимости внутреннего транспортного сообщения от использования сопредельной территории.
В этих целях Казахстан предпринял ряд конкретных шагов. В конце 2000 года был введен в эксплуатацию участок, соединивший Семей с Павлодаром, что позволило осуществлять сообщение между ними без использования территории Алтайского края. В планах казахстанской стороны строительство ветки, предназначенной для соединения напрямую Семея с Усть-Каменогорском. В этом случае коммуникационная зависимость от России всего севера и востока Казахстана существенно уменьшится. С другой стороны, имеет место и тенденция развития новых трансграничных транспортных путей, призванных облегчить сообщение между приграничными территориями Казахстана и России.
Инфраструктурные связи между Казахстаном и Россией не ограничиваются транспортной сферой. Определенное значение имеет, в частности, связь между объектами военной инфраструктуры в приграничной зоне. Некоторые из этих объектов имеют ключевое значение в контексте развития военного сотрудничества, что можно иллюстрировать на примере расположенного в Астраханской области полигона Ашулук, на котором регулярно проводятся совместные учения сил ПВО СНГ. В отдельных случаях части одного и того же объекта располагаются на территориях обоих государств, как это имеет место, в частности, на полигоне Капустин Яр. Трассоизме-рительный комплекс государственного летно-испытательного центра этого полигона и другие объекты уходят далеко в глубь Казахстана (2 млн. га территорий Атырауской и Западно-Казахстанской областей) и, в соответствии с подписанными в 1995 году соглашениями о разделе военного имущества, используются российской стороной на правах аренды.

Демографическая, социальная и этническая ситуация

Социальная ситуация в Казахстане и на границе во многом определяется такими качественными демографическими характеристиками, как возрастная и половая структура населения, а также структура его занятости. В числе обозначившихся в последнее время тенденций следует отметить старение русского населения, постоянно проживающего в приграничных с Россией районах в сочетании с высоким процентом молодых казахов в составе переезжающих в эти районы внешних и внутренних мигрантов. Важно иметь в виду, что в казахстанских областях население приграничных районов объективно является достаточно важным социальным фактором. Тогда как с российской стороны эти районы в большинстве случаев представляют собой периферию, играющую второстепенную роль в социальной жизни соответствующих регионов.
Перечисленные факторы требуют тщательного учета в контексте не только региональной политики, но и обеспечения национальной безопасности Казахстана.
Демографические проблемы приграничных территорий очень тесно переплетаются с этническими. Важнейшим показателем в данном случае является соотношение между титульными для сопредельных стран этносами – казахами и русскими.
Бросается в глаза различие между «казахским» западом и «русским» севером и северо-востоком Казахстана. Несмотря на то, что в сельской местности казахи в среднем составляют более высокий процент населения, чем в городах, численность русского городского населения в прилегающей границе зоне в целом гораздо выше, чем в сельской местности.
В постсоветский период проблемы межэтнических отношений на границе тесно связаны с происходящими здесь миграционными процессами, этническая составляющая которых приобретает все более важную и заметную роль. В условиях мирового социально-экономического кризиса, политической дезинтеграции постсоветского пространства миграционные процессы с выраженной этнической спецификой резко интенсифицировались. Значительное большинство выезжающих из Казахстана мигрантов направляется в сопредельные регионы России.
Различного рода противоречия во взаимоотношениях между титульными для сопредельных стран этносами и внутри них порою дополняются (а в отдельных ситуациях и перевешиваются) фактором «новой миграции» представителей других этносов. В западной зоне казахстанско-российского приграничья таким фактором является «кавказская» миграция, происходящая благодаря наличию проходящих по приграничной зоне железных дорог. Конфликтные ситуации возникают из-за занятия переселенцами важных социальных ниш (контроль над местными продовольственными рынками и т.п.), замкнутости создаваемой ими этносоциальной микросреды, маргинального положения значительной части мигрантов по отношению к этно-культуре и социальному окружению и т.д.
Под воздействием указанных и некоторых других факторов уровень конфликтности межэтнических отношений в казахстанско-российском приграничье имеет тенденцию к относительно медленному, но в то же время достаточно определенному и устойчивому увеличению. Социальные проблемы приграничной зоны нередко приобретают этническую окраску и получают выражение в конфликтных проявлениях этнического характера.
О несколько возросшем за последние годы конфликтном потенциале межэтнических отношений свидетельствуют данные российских социальных опросов. Отмечается увеличение доли русских респондентов, готовых принять «участие в акциях людей своей национальности», с 24,6% в 2000 году до 48% в 2004 году, по сравнению с 10,8% в 1998 году. Как видно, тенденция сохраняется. Важнейшую роль в сохранении определенного уровня стабильности межэтнических отношений играет гражданская самоидентификация как для казахов, так и русских. По данным Казахстанского института социально-экономической информации и прогнозирования (КИСЭИП), 54% казахов – за гражданскую идентичность. Аналогичный опрос в Оренбургской области показал, что 60% русских чувствуют себя, прежде всего, гражданами России и 17% соответственно – представителями своей национальности. Однако и эта тенденция также подвержена изменениям.

Геополитическая ситуация

Тенденции развития ситуации в межэтнической сфере во многом будут зависеть от политической конъюнктуры взаимоотношений между нашими государствами. В целом фон для таких взаимоотношений достаточно благоприятен. Казахстан и Россия официально рассматривают друг друга в качестве приоритетных партнеров и декларируют приверженность курсу на интеграцию в экономической, политической, культурной и других сферах. Вхождение Казахстана и России в Таможенный союз, а затем создание Единого экономического пространства наглядно это демонстрируют. Заключено большое количество соглашений, регулирующих сотрудничество в политической, военной, экономической, гуманитарной, экологической и других сферах исключительно в двустороннем формате.
В то же время огромные территориальные ресурсы нашей страны, к сожалению, не подкреплены достаточными демографическими ресурсами. Как следствие, в геополитическом плане казахстанская территория потенциально является вакуумом, который может быть заполнен в случае усиления экономического, политического, демографического или идеологического давления извне. Как уже упоминалось, особенную озабоченность вызывает демографическая ситуация севера и востока республики.
В качестве примера: в граничащих с Казахстаном российских регионах проживают около 30 млн. человек, или 1/5 всего населения России; население северных и западных регионов Казахстана составляет чуть более 5 млн. человек, или 1/3 всего населения Казахстана. Соотношение 6:1.
Более локальный пример: Западно-Казахстанская область (630 тыс. чел.) имеет границы с Волгоградской, Саратовской, и Оренбургской областями с суммарным населением более 7,6 млн. чел. Здесь соотношение составляет 1:12.
Эти соотношения особенно заметны в силу усилившегося рассмотрения взаимоотношений между странами сквозь призму цивилизационного противостояния и «наступления террористического ислама», ведущегося, с точки зрения россиян, не только с территории Северного Кавказа, но и с территории Казахстана. Такой подход находит определенное выражение в проводимой Россией политике, в создании защитного «пояса православия», «русского сообщества», «русского мира» и т.п. (строительство церквей, выдачей карты русского и т.д.) в приграничной зоне и не только. Такая политика в перспективе может иметь побочный эффект: излишнее акцентирование внимания на этнических и этноконфессиональных различиях чревато искусственным усилением поляризации по этническому и религиозному признакам, а в долгосрочной перспективе – превращением пограничной зоны в «линию цивилизационного разлома» или того хуже – в конфронтационную приграничную территорию.
15 августа 2009 года в г. Атбасар (Акмолинская область, север Казахстана) состоялось совместное заседание атаманов ОО «Союз казаков Степного края», председателя РСД «Лад» и представителей общины казаков Шым-кента (юг Казахстана), на котором был принят проект решения о создании неформальной общественно-политической коалиции «Русское содружество Казахстана». В конце августа 2009 года в Москве был подписан договор о сотрудничестве между фондом «Русские» и движением «Лад» (Казахстан). «Лад» получил от фонда «Русские» право на распространение «карты русского» на территории республики. Одним из приоритетов в своей деятельности фонд «Русские» считает «…возвращение Российского государства к своим историческим границам».
Обладатели «карты русского» имели бы преимущества во взаимоотношениях с российским государством, в частности:
– право на получение бесплатно долгосрочной многократной визы на неограниченное по времени пребывание в России;
– право работать в России без необходимости получать разрешение на работу;
– право заниматься в России предпринимательской деятельностью на тех же основаниях, что и российские граждане;
– право получать образование в России на общих основаниях с российскими гражданами и др.
Создание таких этнических сообществ понятно: попытка конкретных лиц объединить в сообщество (национальную группу) людей, имеющих общие цели и интересы под своим патронажем. Почти во всех этнических культурах существует тенденция обозначать свою собственную культуру как цивилизацию, в качестве своего рода церемониальной или патриотической оценки своего исторического наследия. Конечно, этническая идентичность играет значительную роль среди других типов идентичностей в силу того, что в советский и постсоветский период апелляция к этническим ценностям имела существенное значение. Для многих групп людей характерно использование солидарности и мобилизации на этнической основе в качестве эффективного социального ресурса. Возможно, такие сообщества в дальнейшем могут оказать положительный эффект в развитии полиэтнического Казахстана. Но именно это соотнесение локальных групп с другими типами идентичности в настоящее время размывает общегосударственную идентичность и внутреннее единство общества. Особенно если в процесс создания общегосударственной идентичности вмешиваются определенные силы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.