Просмотров: 286

Функции общественного благосостояния

Наше понимание благосостояния общества не выводится из одного единственного интегрального количественного показателя, и даже не из системы показателей, всесторонне характеризующих различные стороны уровня жизни. В общих чертах благосостояние общества принято связывать с конечным результатом деятельности всех субъектов экономики, точнее, экономической деятельности трудоспособного и экономически активного населения. Деятельность протекает в институциональной среде, где всем субъектам предоставлен равный доступ к возможностям для достижения желаемого уровня удовлетворения потребностей. Обычно подчеркивают, что каждый индивид имеет собственную цель и приоритеты, реализует свой потенциал, взаимодействует с множеством других субъектов, но при этом добровольно подчиняется нормативному порядку.
С таким пространным определением мы рискуем попасть под критику, аналогичную той, которую высказывал Хайек касательно чрезмерного полета фантазии авторов, пожелавших разобраться в многомерной природе общественного благосостояния. «До настоящего времени не удавалось точно определить, что такое благосостояние общества или благо государства, а поэтому эти понятия можно наполнить любым содержанием, лишь бы оно отвечало интересам правящей группы. … Таким образом, важнейшим из общественных благ, для обеспечения которых необходимо правительство, является не прямое удовлетворение каких-либо конкретных нужд, а обеспечение условий, при которых отдельные люди и небольшие группы будут располагать благоприятными возможностями для взаимного удовлетворения соответствующих потребностей». Хайек далее добавляет особую роль неформальных правил, конкретно — правила личного поведения, создающих в рамках общего права «… тот абстрактный порядок целого, который сохраняется как средство содействия достижению огромного многообразия личных целей, но не ставит целью конкретные результаты» (Хайек Ф., 2006, с.173). Иными словами, не направляющая, и тем более не руководящая роль нормативного порядка, но содействие экономической деятельности приводит к наилучшему благосостоянию. Чтобы корректно изложить наше понимание общественного благосостояния, подробно остановимся на каждом из элементов приведенного выше предварительного определения. Главная задача — показать способ методологического совмещения положении и позитивной, и нормативной концепции благосостояния.
В качестве показателя общественного благосостояния часто используется валовой внутренний продукт (ВВП). В Докладе комиссии Стиглица отмечается, что ВВП не подходит для этой роли, поскольку он измеряет рыночное производство, и в нем «… отражаются все конечные продукты экономики, потребляются ли они домохозяйствами, фирмами или государственными учреждениями». На некоторые товары и услуги может не быть рыночных цен (если, например, государство предоставляет бесплатные медицинские услуги или домохозяйства самостоятельно обслуживают своих престарелых членов и инвалидов), что ставит вопрос о способе оценки этих услуг. Совершенно очевидно, что использование ВВП в качестве критерия располагаемых доходов общества дает ложное представление о ресурсной базе общественного благосостояния. Поэтому на роль критерия располагаемых доходов общества предлагаем показатель чистый национальный располагаемый доход (ЧНРД). Главный обосновывающий аргумент заключается в том, что чистый национальный располагаемый доход измеряет ресурсы, которые используются обществом для конечного потребления и сбережения, тем самым характеризует ресурсный потенциал развития. Численно он равен разнице валового национального располагаемого дохода (ВНРД) и потребления основного капитала (ПОК), то есть его объем равен ресурсам, остающимся у страны после возмещения изношенного капитала (в текущих ценах): ЧНРД = ВНРД — ПОК

Не обращая внимания на недостатки стоимостной оценки потребления основного капитала, отметим, что оставшаяся сумма, то есть чистый национальный располагаемый доход, достаточен для валового национального сбережения (ВНС) и общего конечного потребления (КП): ЧНРД=ВНС + Ш. Валовые национальные сбережения равны сумме валовых сбережений всех секторов экономики. В свою очередь, общее конечное потребление включает расходы на конечное потребление институциональных единиц, в том числе государственных и некоммерческих организаций.
Вопрос о размере чистого национального располагаемого дохода не может быть отделен от вопроса размера доходов отраслей и институциональных единиц. Размер этого показателя находится в прямой зависимости от эффективности использования экономических факторов (капитальные блага, ресурсы), отраслевой структуры экономики, конъюнктуры рынков, конкурентоспособности продукции, качества инфраструктуры, природно-климатических и иных условий. Однако, невозможно прогнозировать с высокой степенью точности его значение, так как остаются неизвестными рыночные цены большинства конечных продуктов, а также рыночный спрос. Существуют специальные количественные методы прогнозирования, но, тем не менее, ошибки остаются непреодолимой проблемой. Влияние факторов и условий на формирование конечных результатов разнообразно и многовариантно. Для достижения высокой достоверности прогноза конечных результатов надо использовать надежные способы контроля всех значимых рыночных процессов и событий, должен быть доступ ко всему массиву громадной рыночной информации, а также необходимо ввести ограничения, чувствительные к индивидуальным потребностям. Существуют другие трудности прогнозирования, в частности — многочисленные уникальные технологические взаимосвязи между отраслями и их структурами. Будучи их звеньями одни институциональные единицы извлекают прибыль, а другие несут убытки, например, в результате случайных диспропорций. Проблемы измерения также обусловлены наличием теневого рынка; его размеры в большинстве развивающихся стран сопоставимы с доходами государственного бюджета. Огромная армия самозанятого населения находится вне поля зрения официальной статистики, что создает трудности не только для оценки индивидуальных первичных доходов, но и валового национального дохода. Такие обстоятельства делают прогнозную оценку чистого национального располагаемого дохода трудноосуществимой задачей.
Бесполезно стремиться к максимальному значению чистого национального располагаемого дохода. Ни его перераспределение, ни снижение экономического неравенства, ни полное искоренение бедности не избавит общество от угрозы чрезмерного потребления благ, особенно относительно богатыми членами. Попытку полного выравнивания уровней жизни мы даже не рассматриваем как гипотетически возможное состояние. Уже доказано, какими негативными социальными последствиями это оборачивается. Существует бесчисленное множество вариантов эффективного использования экономических факторов, но главное — рациональное использование ресурсов. В таком случае, патерналистская функция государства по перераспределению доходов общества затмевается задачей обеспечения оптимального темпа роста экономики, рационального использования имеющихся ресурсов. Иными словами, государство может достичь такого распределения экономических факторов, прежде всего финансовых и природных ресурсов, которое приведет к достижению двух оптимумов:
— максимальное количество занятого населения из числа экономически активного;
— минимум экономического неравенства в обществе (между социальными группами, социальными стратами или регионами).
Эти два оптимума не свободны от влияния рыночных сил, обычно действующих разнонаправленно: рост занятости сопровождается давлением на первичные доходы, рост доходов приводит к инфляции и снижению благосостояния. Более того, способы их достижения направляются этическими принципами, нормативным порядком и культурными традициями. А в целом, достижение указанных оптимумов относится к целям стратегии социально-экономического развития страны.
Стратегия развития аккумулирует устремления общества к определенному уровню благосостояния, что обычно формализуется целевыми установками, обобщенными приоритетами и системой показателей, играющих роль индикаторов многочисленных результатов. Среди многочисленных показателей мы, в контексте данной работы, выделяем те, которые измеряют располагаемые доходы и потребление благ, характеризуют количественные и качественные аспекты уровня жизни. Желания общества, воплощенные в параметрах и показателях стратегии должны соответствовать его экономическому потенциалу и возможностям, опираться на реальные условия, особенно не поддающиеся корректировке (внешние факторы, глобальные тенденции). Кроме того, о реальности стратегии свидетельствует соответствие ее целевых индикаторов определенным ограничениям по ряду параметров, например: темп роста экономики, норма сбережений, налоговая нагрузка и др. Актуализируя государственную стратегию развития мы постулируем целенаправленное развитие общества в рамках определенных приоритетов, отвечающих ожиданиям, как всего населения, так и отдельных социальных групп. Такое сильное заявление должно опираться на не менее сильное предположение о способности государства на всех уровнях своей иерархии принимать решения, адекватные интересам меньшинства. Иными словами, в целях исключения произвольного авторитарного выбора, воздвигаем институциональный каркас системы принятия решений, стержневыми элементами которого служат этические принципы и нормативный порядок.
Логика нашего подхода требует, чтобы в стратегии развития доминировала нормативная компонента, поскольку сама стратегия и есть нормативный инструмент регулирования социальных и экономических процессов. Нормативную компоненту формируют принципы, правила и иные основанные на символах предписания, оказывающие регулирующее влияние или ориентирующее направление на поведение субъекта, на принятие им решения. Государство посредством нормативной компоненты стратегии распределяет и перераспределяет не только имеющиеся в его распоряжении экономические факторы, но и оказывает влияние на способы и направления использования ресурсов, находящихся в распоряжении субъектов, в том числе институциональных единиц. Поэтому чрезвычайно важно стратегией развития поддерживать такой нормативный порядок, который обусловливает эффективное применение экономических факторов, обеспечивает достижение минимального экономического неравенства при высоком уровне занятости населения. Эффективность относится к качественным характеристикам институциональных единиц, использующих экономические факторы и формирующих национальный доход. Эффективность стимулируется рыночной конкуренцией, наилучшим образом распределяющей большинство ресурсов для производства конкурентных товаров и услуг. От рынка, однако, мы не вправе требовать или даже ожидать равенства результатов для участников экономической деятельности. Поэтому нормативное регулирование рыночного распределения экономических факторов — главная функция стратегии; но это не противоречит нашей убежденности в эффективности рынка при распределении и использовании экономических факторов. Стратегия развития не вмешивается в естественное течение экономических процессов, не нарушает экономический суверенитет институциональных единиц. Напротив, она способствует частным инвестициям и сбережениям.
В стратегии определяются приоритеты распределения и перераспределения экономических факторов. Государство, регулируя распределение экономических факторов, способно поддержать формирование и функционирование среднего слоя общества, то есть части населения с доходами, достаточными для развития. Кроме того, государство может направлять технологическую модернизацию институциональных единиц, реструктуризацию отраслей экономики, а также другие социальные и экономические процессы. Приоритеты могут способствовать занятости или росту первичных доходов отдельных социальных групп, задавать направления реструктуризации экономики или ее отраслей. Таким образом, цели и приоритеты стратегии развития подстраиваются под потребности развития человека, под задачу снижения неравенства. Для сырьевых экономик одним из эффективных способов достижения желаемого уровня чистого национального располагаемого дохода признается регулирование темпов и объемов извлечения из недр невозобновляемых природных ресурсов, а также изъятие у недропользователей природной ренты для последующего перераспределения в обществе. Здесь главным показателем конечного результата выступает валовый национальный доход. Но если масштабы сырьевых доходов довольно велики и составляют значительную долю ВВП, то задача увеличения валового национального дохода может потребовать более широкого перечня инструментов и мер экономической политики. Другая проблема — управление сырьевыми доходами, прежде всего, снижение оттока капитала через схемы внутренних платежей транснациональных корпораций, трансфертное ценообразование, приобретение активов за рубежом, дивиденды, выплачиваемые нерезидентам, и просто вывоз капитала.

Благосостояние общества, как и благосостояние субъекта, оценивается критерием, измеряющим соотношение располагаемых доходов и рационального бюджета развития общества. В качестве располагаемых доходов мы обосновали чистый национальный располагаемый доход, измеряющий ресурсы общества, используемые для конечного потребления и сбережения. Он характеризует ресурсный потенциал развития и численно равен ресурсам, остающимся у страны после возмещения изношенного капитала. Иными словами размер чистого национального располагаемого дохода достаточен для валового национального сбережения и общего конечного потребления. Согласно нашему подходу, для рационального развития общества необходимо реализовать целесообразно разработанную стратегию, которая в свою очередь нуждается в соответствующем ресурсном обеспечении. Денежное измерение совокупности ресурсов необходимых для реализации стратегии и есть рациональный бюджет социально-экономического развития страны. Рациональный бюджет развития общества включает государственный бюджет, численно равный части чистого национального располагаемого дохода, перераспределяемой государством для решения целого ряда задач, в том числе снижения неравенства и развития человека.
Итак, ресурсная компонента благосостояния общества измеряется критерием, равным отношению чистого национального располагаемого дохода к рациональному бюджету развития общества. Количественное значение отношения показывает, доступно ли обществу жить и развиваться в соответствии с общими желаниями и стремлениями его членов. Данное отношение измеряет насколько близко (или далеко) находится общество от целевых показателей развития. Стратегия развития может стимулировать рост государственных расходов, превышающих возможности экономики и бюджета. Дадим некоторые важные пояснения. Мы считаем, что развитие экономики подстраивается под потребности социальной системы.54 Это означает, что бюджет развития задает параметры роста экономики, в том числе темпы роста и его отраслевую структуру, которые обеспечат необходимый валовый национальный доход. С другой стороны, если стратегия развития будет определять потребности в бюджетных расходах, то возникает опасность чрезмерного налогового давления на экономику. Дело в том, что многие социальные потребности, особенно в услугах образования и здравоохранения, безграничны; аналогично безграничны потребности экономики в финансовых ресурсах, в том числе бюджетных. Дефицит бюджета обычная ситуация, а его величина служит балансирующим параметром. Но дефицит бюджета в рамках бюджета развития не может быть большим, поэтому логично ввести ограничения на рост социальных расходов. Бюджет развития бесконфликтно сближает потребности социального развития с возможностями экономики обеспечить ресурсами стратегию развития. Социальная компонента стратегии нацелена на выравнивание уровня потребления базовых социальных услуг, на снижение неравенства благосостоянии, на повышение уровня жизни отдельных социальных групп, на преодоление бедности. Экономическая компонента, в свою очередь, направлена на обеспечение занятости населения, рост первичных доходов и, в целом, на ресурсное обеспечение социального развития. Объединение и сочетание целей двух направлений развития эффективно обеспечивается бюджетом развития. Параметры развития ограничивают рост бюджета развития и дефицит бюджета, тем самым одновременно сокращают потребление экономических факторов. К их числу относятся:
— темпы роста экономики. Они зависят от темпов прироста населения или износа основных фондов, темпов развития инфраструктуры или создания новых рабочих мест, а также иных многочисленных параметров, связанных с не менее многочисленными социальными и экономическими показателями;
— норма сбережений. При существующей накопительной пенсионной системе подстегиваются темпы сбережений, подгоняется рост экономики. Солидарная система не будет стимулировать эти процессы, особенно норму сбережений;
— норма налоговой нагрузки, обеспечивающая справедливое перераспределение доходов общества, создающая пропорциональную налоговую нагрузку, сокращающая угрозу непроизводительных инвестиций, чрезмерного роста экономики и потребления;
— дефицит бюджета. Балансирующий параметр развития и бюджета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.