Просмотров: 1 105

Федоровская культура

Если алакульские общины занимали степи Уральским хребтом, то «федоровцы», «Федоровская культура» осваивая новые земли, продвинулись далеко на восток, вплоть до правобережных притоков Енисея. Значительно изменились и северные границы культурной общности. Федоровские племена, используя бассейны Иртыша и Тобола, проникли в пределы нынешней таежной зоны. Огромное влияние они оказали на соседнее северо-восточное население пограничной зоны (лесостепь — лес), где развивались андроноидные сузгунская и еловская культуры. На северо-западе мощный андроновский импульс определил специфику сложения черкаскульской культуры.
На южных границах общности отдельные памятники алакульского (тазабагьябского) типа сменил пласт федоровских поселений и могильников. Федоровские памятники известны в районе хребта Каратау, в бассейнах рек Чу и Или, в горных долинах северного Тянь-Шаня, вблизи земледельческих оазисов Средней Азии. В федоровское время сократились только юго-западные границы андроновской культурно-исторической общности. Традиционные районы Приуралья и юго-восточного Зауралья, тесно связанные со становлением и развитием петровских и алакуль-ских общин, теперь заняли «срубные» племена, продвинувшиеся сюда с территорий Поволжья. Степные памятники федоровской культуры Зауралья известны только по притокам реки Тобол, берущих начало в Уральских горах. От речных долин, составляющих бассейн реки Урал, андро-новцы были оттеснены «срубными» племенами. Классические федоровские памятники в Оренбуржье, Орско-Актюбинском районе и предгорьях Мугоджар отсутствуют. Западной границей федоровской культуры в срединных степях Казахстана стала Тургайская ложбина.
На всей территории обитания федоровских племен археологические памятники располагаются далеко не сплошным массивом. Районирование поселений и могильников заметно изменилось по сравнению с предыдущей алакульской эпохой. В целом, количество памятников (и районов обитания) на территории урало-казахстанских степей сократилось. Это, безусловно, связано с дальнейшей аридизацией климата и сокращением экологических ниш, удобных для обитания человеческих коллективов. Значительная часть жилых площадок, освоенных в петровско-алакульскую эпоху, перестала функционировать. Однако места с наиболее благоприятными условиями обживались необычайно активно и эксплуатировались в течение длительного отрезка времени. Несомненно, максимальноудобнымидля ведения комплексного хозяйства в последней трети II тысячелетия до н. э. были районы таких крупных поселений, как Язево и Алексеевское (в Притоболье), Новоникольское I и Карлуга II (в Северном Казахстане), Атасу (в глубинных степях Сарыарки).
Одна из наиболее значительных групп федоровских памятников связана с Центральным Казахстаном. Поселения и могильники сосредоточены здесь по микрорайонам, в плодородных горных долинах, в которых произрастала довольно богатая древесная и луговая растительность. Оазисы среди сухих каменистых полупустынь возникали в местах выхода грунтовых вод. Археологические памятники, расположенные в таких микроландшафтах, отличаются наибольшей долго времени остью. Площади поселений достигают здесь 20-40 тыс. м2, а погребальные поля включают сотни надмогильных сооружений. Федоровские памятники, обнаруженные в Центральном Казахстане, наиболее разнообразны. Кроме поселений и могильников, здесь сосредоточены многочисленные рудники, остатки древних оросительных систем, менгиры и каменные жертвенные круги.
Федоровские памятники к востоку от Иртыша известны, в основном, по материалам могильников. Количество поселений здесь по сравнению с западными районами относительно невелико, а культурные слои слабо выражены и отличаются плохой сохранностью. Эти обстоятельства, а также удивительное единообразие погребальных обрядов и вещевого инвентаря свидетельствуют о кратковременности пребывания федоровского населения в Южной и Западной Сибири. Домостроительство и планировка поселков федоровской культуры изучены плохо. Как правило, федоровские жилые площадки полностью перекрываются мощными напластованиями, содержащими валиковую керамику. Крупные и глубокие котлованы жилищ заключительного этапа бронзового века обычно полностью изменяют планировку ранних поселков и уничтожают остатки предыдущих архитектурных сооружений.
На основе имеющегося материала можно выделить две тенденции в развитии домостроения федоровской культуры: возведение небольших каркасных наземных построек и сооружение крупных прямоугольных сооружений полуземляночного типа. Ярким образцом облегченной каркасной конструкции является сооружение, исследованное на однослойном поселении Бишкуль IV в Петропавловском Приишимье. Оно имело форму неправильного квадрата с сильно закругленными углами. Сохранилась часть помещения площадью 140 м2. Котлован слегка подрезал погребенную почву и почти не углублен в материк. В северной части сооружения прослеживается короткий коридорообразный выход. Основу каркаса составляли столбовые конструкции: на полу помещения обнаружено более 60 ямок. В отличие от алакульских жилищ количество ямок вдоль границ котлована федоровских строений незначительно. Основная их масса расположена вокруг центральной площадки помещения. В средней части жилища обнаружены два очага и обугленная бревенчатая рама размером 1,3×1,8 м. По расположению рамы можно предположить, что она была центральной конструкцией перекрытия, рухнувшего во время пожара. Стены такого сооружения не могли быть вертикальными. Их образовывали, вероятно, наклонно поставленные плахи или бревна, нижний конец которых устанавливался на край котлована, а верхний укладывался на прямоугольную бревенчатую раму, поддерживаемую рядом столбов, отстоящих на 1,5-2 м от внутренних границ помещения. Здесь же лежали и концы плах перекрытия. Верхняя часть крыши опиралась на центральную раму малых размеров, которая располагалась над очагом. Такое жилище имело пирамидальную форму, стенки его для утепления подсыпали золой и, вероятно, обкладывали шкурами животных. Вариантом описанной конструкции следует считать жилища поселения Черноозерье, исследованное в Западной Сибири. Подобное же устройство имеет жилище верхнего горизонта поселения Усть-Нарым в Восточном Казахстане. Оно содержало керамику, аналогичную посуде поселения Канай, хорошо соотносящуюся с поселенческими керамическими комплексами федоровской культуры Зауралья, Северного и Центрального Казахстана.
Вторая тенденция в развитии домостроения федоровской культуры продолжает алакульские традиций. Крупные прямоугольные сооружения полуземляночного типа известны на поселениях Новоникольское I и Атасу, где выделен особый горизонт прямоугольных домов. Площадь федоровских и нуринских построек на поселении Атасу составляет от 150 до 200 м2. Характерной их особенностью является выраженное функциональное назначение: среди сооружений выделены «дом земледельца» и «дом гончара». В отдельных постройках зафиксированы уникальные по сохранности металлургические печи с остатками бронзолитей-ного производства. Наряду с крупными полуземлянками на поселении Атасу функционировали и легкие каркасные сооружения наземного типа.
Федоровские могильники представляют собой компактные группы курганов и оград, расположенных на мысах или возвышенных участках береговых террас. В целом они имеют более свободную планировку на могильном поле по сравнению с предельно плотным размещением алакульских курганов. Иногда федоровские погребальные конструкции планиграфически из компактной группы переходят в цепочку, вытянутую вдоль берега реки. Надмогильные сооружения обычно состоят из невысокой насыпи (0,2-0,5 м), по основанию которой проходит круглая или четырехугольная каменная ограда. Они состоят из плит, вертикально врытых в грунт или уложенных плашмя на древнюю поверхность. Встречаются и бескурганные захоронения, состоящие из одних каменных оград. На Южном Урале и в Центральном Казахстане рядом с надмогильными сооружениями иногда стоят крупные камни-менгиры (могильники Приплодный Лог, Путиловская Заимка). В могильниках группы Бугулы почти у каждого погребения находилась каменная плита, ориентированная плоскостью по линии восток-запад.
В Северном Казахстане в пределах Западно-Сибирской низменности на Оби и в ряде других районов, где камень как строительный материал отсутствует, федоровские курганы повсеместно представлены земляными холмами без оград. В восточных районах встречаются грунтовые могильники. В Южном Зауралье и на территории Казахстана (в районах Казахского мелкосопочни-ка и в степях Сарыарки) фиксируются сдвоенные
круглые ограды, состоящие из колец, вписанных друг в друга. Иногда внутренние кольца сочетаются с прямоугольными выкладками. На поздних этапах развития федоровской культуры появляются более сложные каменные конструкции с входами-*коридорами», обводными галереями. В пределах каменной ограды расположена одна, реже — две могильные ямы. Глубина ям не более 1 м, размеры их, как и в алакульское время, соответствуют возрасту умершего. Ориентировка могильных ям по всем регионам распространения федоровской культуры характеризуется значительной устойчивостью и колеблется в пределах основного направления запад-восток. Погребальные камеры оформлены по-прежнему деревянной обкладкой, примитивными срубами или каменными ящиками. Отличительной чертой федоровских памятников Центрального Казахстана является широкое распространение цист — своеобразных склепов, облицованных горизонтально уложенными каменными плитками .
Начало федоровской эпохи ознаменовалось значительным изменением металлического инвентаря. При этом прослеживается прямая преемственность между ал акул ьск ими и федоровскими изделиями. По-прежнему широкое распространение имели ножи с выемкой, которые правомерно определить как кинжалы. Однако длина их лезвия увеличилась, а выемка переместилась от лезвийной части клинка к рукояти. Эволюция серпов шла в направлении увеличения изгиба лезвия и выделения рукояти. На гладких вислообушных топорах, характерных раннеалакульскому времени, появились новые морфологические признаки: валиковые утолщения на стенках проушных отверстий.
К началу федоровского времени фактически исчезают пластинчатые изделия, широко бытовавшие в более ранние периоды андроновской общности. Усложнение технологических приемов отразилось не только на орудиях труда, но и на металлических украшениях. В федоровских комплексах появляются такие сложные изделия, как литые браслеты с рожками, литые серьги с раструбом, бляшки с петелькой, отлитые по утраченной восковой модели.
На федоровских поселениях, по сравнению с предыдущей алакульской эпохой, увеличивается количество костяных орудий, связанных с обработкой кожи. Это свидетельствует о возрастании роли скотоводства в комплексном хозяйстве федоровских коллективов. Впервые широкое распространение получают стержневые, костяные и роговые псалии (поселения Атасу, Карлуга и др.). На некоторых экземплярах сохранились ар-хаическиечерты: изделия имеют два отверстия, а у одного из оснований — цилиндрический выступ, напоминающий завершение планки алакульского псалия с круглым щитком. В первой половине XII в. до н. э. происходит трансформация федоровских и ряда соседних андроноидных культур в культуры валиковой керамики. На Енисее и Оби существование федоровских памятников было особенно кратковременным. Федоровские племена здесь были или вытеснены, или вошли в состав карасукского населения. Одна из форм тесного взаимодействия карасукских и позднефедоровских элементов привела к сложению в Восточном и Центральном Казахстане оригинальной бегазы-дандыбаевской культуры. В Западной Сибири активное наложение карасукского субстрата на андроновский пласт способствовало формированию ирменской культуры. На Среднем Урале на основе черкаскульских памятников сформировалась межовская культура, а в Средней Азии на почве позднефедоровских — амирабатская. На бескрайних же территориях урало-казахстанских степей оформились своеобразные памятники саргаринского типа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.