Просмотров: 441

Эволюция Евразийской доктрины Н.А.Назарбаева

С именем Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева за годы Независимости связано немало значительных внешнеполитических инициатив. Одна из наиболее перспективных- это идея и концепция Евразийского союза. Историческая миссия политического лидера проявляется многопланово. Ее наиболее зримая часть- реальная политика, реальный внутренний и внешний политический процесс, которым непосредственно руководит Глава государства. Однако историческая миссия государственного деятеля проявляется также в новых идеях, концепциях. В начале 1990-х годов необходимо было осмыслить принципиально новую ситуацию, которая возникла и стремительно развивалась. Необходимо было не только выводить из кризиса и строить новую страну, но и осмысливать Республику Казахстан как новое суверенное государство в национальной, региональной и глобальной системе координат.
За годы Независимости Республика Казахстан заняла в международном сообществе достойное место. Одним из существенных проявлений реального суверенитета, самостоятельности во внешней политике и стала Евразийская инициатива, выдвинутая Главой Казахстана в 1994 году в форме проекта «Евразийского союза государств» и сохраняющая свою актуальность как в настоящее время, так и в долгосрочной перспективе. Проект Евразийского союза является прагматичным документом. Вместе с тем, он глубоко интеллектуален и свидетельствует о концептуальном, философском осмыслении международно-региональных проблем. В этом историческом документе важно не только каждое положение, но и тот евразийский дух, которым в нем присутствует, придавая содержанию особую значимость. Главная особенность Евразийской идеи Президента Н.А.Назарбаева заключается в том, что в этом проекте оптимально соединены практический национально-государственный интерес Казахстана и перспективность, актуальная для целого ряда стран Евразии.
Проект и последовавшая за ним острая международная дискуссия привели к существенной трансформации традиционных евразийских идей. При этом Евразийская инициатива не застыла в первоначальном виде, а постоянно теоретически и практически ра звивал ась. Взятая в совокупности с последовавшими концептуальными и практически-политическими шагами, она свидетельствует о том, что Президент Казахстана является одним из основоположников современного евразийства, адекватного вызовам XXI века. За полтора десятилетия эволюции первоначальная инициатива существенно расширилась, усложнилась, приобрела характер подлинной международной Евразийской доктрины, ставшей по существу составным компонентом долгосрочной государственной стратегии Казахстана, где теория и политика органично соединены.
Вспоминая свое выступление в МГУ им. М.В.Ломоносова в 1994 году, Президент Казахстана отметил: «Я откровенно сказал, что СНГ не отвечает объективным требованиям времени и не обеспечивает интеграцию стран — участников, в которой так остро нуждаются наши народы. Поэтому назрела необходимость создания нового межгосударственного объединения, который бы действовал на более четких принципах» [1].
Евразийский проект стал концептуальным результатом глубоких размышлений. Как отметил Президент, «к выводу о необходимости активизации интеграционных процессов» он пришел в ходе «изучения опыта международных объединений, анализа ситуации в странах СНГ» [2]. Евразийская инициатива — это масштабный международно-региональный проект. Поэтому к ее предпосылкам относятся проекты региональной интеграции, разработанные в XX веке в Европе, Азии, Америке. Как было подчеркнуто: «Мир сегодня демонстрирует институциональное многообразие региональных союзов» [3]. Важнейшей международной предпосылкой Евразийского проекта является процесс формирования Европейского союза. Этот успешный пример стал базовым для данного проекта.
Впервые Евразийская инициатива в тезисном плане была озвучена 22 марта 1994 года во время визита Главы государства в Великобританию. Президент Казахстана выступил в Королевском институте международных отношений «Chatham Ноusе» и отметил, что развитие постсоветского пространства определяется двумя тенденциями: с одной стороны, -становлением национальной государственности, а с другой
— необходимостью интеграции. Поэтому «целесообразно строить реальный работающий союз государств на основе «ядра» стран», что обеспечит в регионе стабильность и безопасность [4]. Как уже было отмечено, именно в тех положениях в концентрированном виде Глава государства сформулировал ясное, адекватное и перспективное понимание специфики евразийского положения Казахстана, наметил уровни евразийства, которые будут развернуты на последующих этапах развития Евразийской доктрины: уровень национально-государственный, уровень региональный и уровень глобальный. Выступление в Лондоне показывает, как в 1994 году формировались подходы к Евразийскому проекту. Можно сказать, что выступление 22 марта в Великобритании стало своеобразной предпосылкой к развернутому выдвижению проекта в Москве.
29 марта 1994 года в рамках первого официального визита в Российскую Федерацию Президент Казахстана выступил в МГУ им. М.В.Ломоносова со своим видением перспектив евразийского пространства: «Теперь, вусловияхнезависимости,
— сказал он, — признавая равные права всех, уважая суверенитет и независимость каждого государства, можно было бы создать совершенно новое объединение». При этом Н.А.Назарбаев подчеркнул: «Я бы его назвал Евразийский — не Евроазиатский!
— союз» [5]. Также было отмечено: «никакой «старый Союз» этим самым не воссоздается. Никакая империя не наступает». Но именно в таком совершенно новом объединении могут раскрыться перспективы Казахстана. Существенно то, что вывод о необходимости экономической интеграции был сделан на основе анализа региональных тенденций в различных районах земного шара: ведь даже страны Европы с многовековой государственностью идут на объединение, так как понимают, что это необходимо в новых мировых условиях обострения конкуренции [5].
Новая инициатива вызвала огромный интерес и резонанс в политическом и научном сообществе. Разумеется, в том свободном дискурсе по проблемам регионального взаимодействия в середине 90-х годов были высказаны самые различные мнения: как позитивные, так и негативные, как «за», так и «против». Разные мнения были и среди лидеров стран СНГ. Например, особую позицию занял Президент Узбекистана И.А.Каримов. Сегодня, по прошествии полутора десятков лет, есть возможность спокойно оценить полемику того времени. В целом, историческое значение Евразийской инициативы 1994 года состоит в опережающем понимании перспектив региональных процессов, а также места в них Казахстана и России, как стран, занимающих срединное положение на континенте. Евразийская инициатива для региона СНГ — по-настоящему инновационный проект. При этом Казахстан в евразийском контексте с самого начала рассматривался не просто в виде постсоветской республики, но как уникальное суверенное государство, занимающее свое собственное место в глобальных отношениях.
3 июня 1994 года проект «О формировании Евразийского союза государств» был направлен Главам государств
— участников СНГ и в течение недели опубликован в казахстанской и российской прессе. В концептуальной преамбуле проекта подчеркивалось, что развитие стран СНГ определяется двумя тенденциями: с одной стороны, «дальнейшее становление национальной государственности», а с другой — «тенденция к интеграции». Н.А.Назарбаев прямо указывает на главную проблему СНГ: принимаемые решения не выполняются. Отсюда делается вывод о необходимости «перехода на новый уровень интеграции, который будет гарантировать соблюдение совместно принятых обязательств всеми государствами-участниками».
Президент Казахстана дает следующее определение «нового интегративного объединения»: «ЕАС — союз равноправных независимых государств, направленный на реализацию национально-государственных интересов каждой страны-участницы и имеющегося совокупного интеграционного потенциала. ЕАС является формой интеграции суверенных государств». Данная формула не оставляет места для сомнений в принципиальном вопросе о суверенитете. Проект предполагает союз именно суверенных государств, т. е. интеграцию при безусловном сохранении государственного суверенитета. С этим связаны и основополагающие политические принципы, заложенные в проект Евразийского союза: равенство, невмешательство во внутренние дела друг друга, уважение суверенитета, территориальная целостность, неприкосновенность государственных границ. Каждый из этих актуальнейших принципов направлен на сохранение реального суверенитета государствами-участниками. Примечательно, что в Евразийском союзе общего или двойного гражданства не предусматривается — человек должен иметь конкретное национально-государственное гражданство [6,9-10].
Особенное значение среди базисных положений проекта имеет вопрос о взаимной «обязательности» выполнения принятых решений (на что Президент Казахстана постоянно указывал в процессе последующих дискуссий). Чтобы Евразийский союз не остался на бумаге, проект предусматривал формирование определенных органов, как это и принято в межгосударственных организациях. При этом в Евразийском союзе предполагалось формирование единого экономического пространства, но не единого политического пространства. Что совершенно логично, так как государства-участники, интегрируя экономики, сохраняют политический суверенитет. Проанализировав опыт Европейского союза, Президент Казахстана признал необходимым создание в экономической области ряда «наднациональных координирующих структур», таких, как комиссия по экономике, комиссия по сырьевым ресурсам, фонд по делам экономического и технического сотрудничества,
инвестиционный банк и т.д. Он указал на ряд острых проблем, которые необходимо было решать в 90-е годы. В частности, о выработке «единой экспортной политики» в интересах всех государств-участников. Также прагматически ставится задача совершенствования и сближения национальных законодательств стран СНГ, поскольку «существующие различия между ними становятся серьезным препятствием интегративных процессов в экономике». В целом указывается на необходимость формирования «нового экономического порядка» в СНГ, «согласование экономической политики» и принятие «совместных программ проведения экономических реформ» [6,6-7].
В проекте 1994 года проводится не только региональный, локальный подход, в нем показано, что у экономико-интеграционных проблем есть глобальный уровень. И здесь «логика истории такова, что интеграция в мировое сообщество возможна лишь совместными усилиями». Для стран СНГ «стала очевидной нереалистичность попыток переориентации в какие-либо региональные экономические объединения в дальнем зарубежье». Поэтому Евразийская интеграция — это не способ отгородиться от глобального мира, а, наоборот, возможность (как отмечается в эпилоге проекта) «войти в XXI век цивилизованным путем» [6,14].
В конечном счете, Евразийская интеграция, по проекту Президента Казахстана, направлена на усиление реального государственного суверенитета, экономического и политического веса Республики Казахстан и других возможных участников Евразийского союза в глобальном мире. Суверенное государство и региональная интеграция предстают двумя необходимыми движущими силами, обеспечивающими развитие нового Казахстана.
Концептуальное развитие Евразийского проекта продолжалось и после публикации. Параллельно шла реализация его практического потенциала. Проект послужил мощным катализатором интеллектуального осмысления региональной проблематики. Особенно активным обсуждение было в 1994 году. Уже 11 июня, т. е. через три дня после публикации проекта, Н.А.Назарбаев дал развернутое интервью «Независимой газете» [7]. 14 июня в Москве на круглом столе «Перспективы евразийской интеграции» в Дипломатической академии МИД РФ выступил М.М.Тажин, руководитель информационно-аналитического центра Аппарата Президента Республики Казахстан, 5 июля на слушаниях в Государственной Думе РФ суть проекта изложил Чрезвычайный и Полномочный посол РК в РФ Т.А.Мансуров, 18 июля министр иностранных дел Республики Казахстан К.Б.Саудабаев выступил в Москве на заседании Совета министров иностранных дел государств — участников СНГ со специальным сообщением о Евразийской инициативе Президента Н.А.Назарбаева [8]. Так началось вхождение проекта в интеллектуальную жизнь стран СНГ и мирового сообщества.
Большую роль в разъяснении и развитии Евразийского проекта сыграли выступления, статьи, интервью автора Президента Казахстана, который за прошедшие годы регулярно и многократно выступал как на межгосударственных встречах, так и на различных научных конференциях, в прессе по теме Евразийской интеграции. 20 сентября 1994 года Глава государства выступил с докладом в Алматы на Международной научно-практической конференции «Евразийское пространство: интеграционный потенциал и его реализация», на которой отметил, что в Евразийском проекте «найдена цивилизованная формула сочетания национально-государственных интересов с необходимостью интеграции на новой основе, прежде всего в экономической сфере» [4,93]. 22 октября 1994 года, в докладе «Евразийский союз; идеи, проблемы, перспективы» в Академии социальных наук в Москве Президент Казахстана обратил внимание на то, что в Евразийском проекте «речь идет о новой интеграции, о новом союзе… на основе рыночных взаимоотношений» [4,142]. Тем самым был подчеркнут принципиальный момент: Евразийский проект является инновационным, а не реинтеграционным. Обобщая 28 декабря 1994 года в газете «Известия» первые результаты развернувшейся дискуссии, Президент Казахстана уточнил: «Моей задачей была формулировка общей концепции интеграционного процесса», чтобы представлять «основные контуры интеграции на перспективу» [9]. Проект 1994 года, с точки зрения его автора, это «модельный проект».
Таким образом, 1994 год прошел в активном интеллектуальном наступлении Президента Казахстана. Проект Евразийского союза взбудоражил общественно-политические круги стран СНГ, привлек к себе всеобщее внимание, стал предметом острых дискуссий. Президент Казахстана проявил себя всесторонне: и как дальновидный политический деятель, и как глубокий мыслитель, и как убежденный полемист. Поэтому с полным основанием в начале 1995 года пресса назвала Н.А.Назарбаева «идеологом евразийства». И евразийства современного, обращенного не назад, а вперед — в XXI век.
На первой сессии Ассамблеи народа Казахстана, в марте 1995 года (когда и внутренняя, и региональная ситуация весьма отличалась от современной) Президент подчеркнул значение «возрождения казахской государственности», которое и стало реальной предпосылкой для нового, суверенного позиционирования страны в мире. Но Казахстан не изолирован от остального мира, поэтому, как было отмечено, казахский народ всегда стремился «жить в мире, согласии и добрососедстве с другими народами» [10,254], и эта задача стала особенно актуальной после достижения независимости. Совершенно очевидно, что этот важный вопрос имеет две взаимосвязанные стороны — внутреннюю и внешнюю. Глава государства указал, что история Казахстана должна помочь всем народам «лучше понять корни нашего единства и исключить любые исторические упреки, ибо, заглядывая в прошлое, нужно видеть будущее». Не в последнюю очередь это касается и восприятия окружающего Казахстан внешнего мира. Потому что только так можно выйти на международный уровень, построить государственность, отвечающую требованиям «цивилизации мирового уровня». Народная мудрость гласит, что «преддверие счастья — в единении сил», а значит понимание необходимости «укрепления объединяющих начал» относится не только к внутренней жизни государства, но и к единению добрососедских сил в международно-региональном аспекте, без которого успешное развитие в современном мире невозможно [10,224].
Немаловажно, что Президент призвал осмыслить как собственный исторический опыт, так и «опыт других государств», и сам дал пример такого глубокого анализа. Он отметил, что современная «человеческая цивилизация» возникла в результате «непрерывной цепи рождения, расцвета и ухода с исторической арены народов и государств — процесса, который только в XX веке трижды принимал глобальный характер. Н.А.Назарбаев выделяет следующие этапы рождения новых государств: после первой мировой войны, потом в 50-60-х годах и, наконец, в 90-е годы. К сожалению, все эти позитивные процессы сопровождались возникновением конфликтов, споров между новыми субъектами. Однако реальности таковы, что «принцип преемственности суверенитета, то есть восприятие границ как данности и отказ от насильственного их передела не имеет альтернативы». Именно этот принцип необходимо соблюдать, чтобы обеспечить региональную и мировую безопасность после распада СССР. А значит государства, реализуя свои права, «не должны нарушать прав и интересов других этносов» и государств.
Президент указывает на две тенденции, имеющие место в постсоветском пространстве (и не только): одна дезинтеграционная, разрушительная, которая в ряде регионов (Южный Кавказ, Балканы, Таджикистан) оборачивается «большими и малыми войнами на этнической и территориальной почве», а другая — интеграционная. С точки зрения Главы государства, «этап взаимного отторжения» в какой-то мере был неизбежен, но «я уверен, — убеждает он, — что этот виток потрясений через какое-то время даст новое качество стабильности — размежевавшиеся страны и народы поймут издержки изоляционизма и вернутся на путь интеграции».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.