Просмотров: 49

Эпоха кыпчаков

В VIII веке появилось название племени, Восточ­ной Европы — половцами, Западной Европы — команами, на Востоке — кыпчаками, а позднее в арабских странах — мамлюками. Впервые этноним кыпчак был зафиксирован на камне из Селенга в 759 году.

К этому времени окончательно формируются пять основных групп кыпчакских племен: 1) алтайско-сибирская; 2)казахстанско-приуральская: включая т. н.»саксинскую», т. е. итиль-яицкую группу; 3) подонская, включая предкавказскую подгруппу; 4) днепровская, включая крымскую подгруппу; 5) дунайская, включая балканскую подгруппу Кроме того, отдельные группы кыпчаков известны так­же в Фергане, Восточном Туркестане, Кашгарии1.

Известно высказывание Л. Гумилева о том, что в XI в. тюрки как суперэтнос приходят к своему закату. Именно в этот момент на ис­торическую арену вступают кыпчаки. Вот что пишет по этому по­воду Машхур Жусуп Копеев в своей летописи: «На Западе — Сырдарья, на Востоке — Иртыш, на Юге — Семиречье, на Севере — Волга Пространство между этими четырьмя реками называлось Дешт-и-Кыпчаком, где расселены 92 рода кыпчаков». О «Степи кыпчаков» писал в 1045 году знаменитый персидский поэт, путешественник проповедник Насири Хосров, вначале XIV века персидский историк Хазмаллах Казвини.

Дешт-и-Кыпчак была первой в Европе страной, которая не зави­села от морской погоды. В ней были свои законы и правила Здесь господствовал тюркский язык. На этом языке почти пять веков ве­лось делопроизводство Византии со Скифией.

Хочется отметить следующее важное обстоятельство. Если ныне международным языком выступает английский, то в ХIII-ХIV веках европейцы, пожелавшие посетить Восточные страны, должны были владеть кыпчакским языком, выполнявшим роль межгосударствен­ного. Именно из этой необходимости был написан «Кодекс куманикус (Codex cumanicus) — словарь команского языка, о котором речь впереди.

Ни об одном народе, ни об одной стране не написано столько лжи, как об Аттиле и его соплеменниках, основателях Дешт-и-Кыпчака Все грехи, известные миру, приписаны им: дикари, кочевники разрушители, варвары. А что же говорили и писали о них очевидцы?

Вот слова римского сановника Ромула: «Никто из тех которые когда-либо царствовалинад Скифиейили над другими странами не произвел столько великих дел, как Аттила, и в такое короткое время Его владычество простирается над островами, находящимися в океа­не. И не только всех скифов, но и римлян заставляет он платить дань. Военная сила его такова, что ни один народ не устоит против нее». Комментарии излишни. Добавим только, что Дешт-и-Кыпчаку пла­тила дань не только Европа, но и Китай. Сохранились записки визан­тийского посланника Приска, побывавшего во дворце Аттилы. «Пе­реехав через некоторые реки, — пишет Приск, -мы прибыли в одно огромное селение, в котором был дворец Аттилы. Какуверяли нас, он был великолепнее всех дворцов, которые он имел в других местах. Он был построен из бревен и досок, искусно выложенных, и обне­сен деревянной оградой, более служащей украшению оного, неже­ли защите, Китай-такпо-тюркски называлось это место, значит «го­роженный». Подобной архитектуры Европа еще не знала. Для при­готовления пищи в двигавшейся веже — крытой теплой бричке ими был изобретен сумавар (сравните — самовар). Очень удивила визан­тийского посла баня.

Вот, что писал Приск о «кровожадности» степняков: «После вой­ны живут спокойно и беззаботно, каждый пользуется тем, что у него есть». Встретив в городе пленного грека и разговорившись с ним, Приск предложил ему вернуться на родину. Но грек, недавно осво­бодившийся из рабства, отказался — среди кыпчаков ему жилось лучше, чем в Византии. Вроде бы мелкая подробность, но как много информации несет она. Действительно, порой достаточно даже об­роненной фразы, чтобы понять то, что так долго было скрываемым.

В 1055 г. до границ Руси докатывается вал передвижений новых степных племен. Все они связаны с кыпчаками. Но в новых местах этот общий этнополитический термин «кыпчак» не привился. На Руси перевели на славянский имя шары «желтый», «половый», и отсюда все новые пришельцы получили название половцев, а степь стали называть Полем половецким. Дальше они достигли Волги, Дона, Днепра и Днестра.

В 1071 г. кыпчаки, достигнув Малой Азии, завоевали г. Анатоли, тем самым они заложили основу османских тюрков. В течение все­го 30 лет кыпчаки дошли до Карпат, Дуная и Балканских гор. Тех, кто ушел за Дунай, венгры называли кунами, но одновременно появи­лось другое их название команы.

От монгольского нашествия сильно пострадали и кыпчакские племена. Они оказывали ожесточенное сопротивление иноземным завоевателям. Но монголы были не только отличными воинами, но и расчетливыми дипломатами. По утверждению Фазилла Рашида ад-Дина, не добившись победы в открытой борьбе против объединен­ных сил аланов и кыпчаков, монголы, прибегнув к хитрости ссыла­ясь на общность этнического происхождения и раздаривая большие подарки, сумели перетянуть на свою сторону кыпчаков. Во время нашествия Чингисхана, а затем Батыя под предводительством хана Кодана часть кыпчак переселилась в Венгрию. В письме, адресован­ному королю Венгрии, Батый обвиняет последнего за то, что он взял под свою опеку его рабов комаков, то есть кыпчаков.

Интересно отметить, что ныне в Венгрии проживают около чет­верти миллионов кыпчаков-мадьяр. Как утверждает Иштван Коныр Мандоку, один из крупных исследователей, они по различным соци­ально-политическим и историческим причинам переместились из среднего течения Иртыша, окрестностей Арала и других местностей в IХ-ХIII вв.

Сегодня мадьяры (венгерские кыпчаки) проживают в двух зонах. Восточные называют себя великими кыпчаками, западные — ма­лыми кыпчаками. В состав первых входят роды улас, токсаба, жалайыр, керейт, найман, баяндур, печене, коньфулы (отсюда и фами­лия исследователя Иштвана Коныр, который относит себя к потом­кам великих кыпчаков). Малые кыпчаки включают в себя роды: шортан, торгуыл, таз, жыланшык, бурышулы, куыр и др.

Немаловажным является и то, что данный ученый специально ак­центирует внимание на то, что кыпчак — это не название какого-то одного рода. Кыпчак, это название народов, которые вошли в состав государства Дешт-и Кыпчак.

Великий поэт Магжан Жумабаев в произведении «Пламя» пишет о том, что после гуннов Альпийских и Балканских гор достигли наши предки-кыпчаки. В 1223 г. вытесненные монгольским нашествием кьпгчаки переселились на земли Западной Украины, Галиции, По­дольска, Львова. В 1280 г. обжили Каменецкий край. Здесь они обра­зовали общины, использующие магдебурское право. Деловые бума­ги поселения составлялись на трех языках: на польском, украинском, кыпчакском.

После образования монголами Золотой Орды большинство кыпчаков вошло в состав этого государства. Наибольшего развития кыпчаки достигли в XIV веке. По утверждению В. В. Бартольда, во время монгольского владычества все народы, проживающие в Дешт-и-Кыпчак, особенно народы Приволжья и Причерноморья, включая монгольские племена, разговаривали на кыпчакском языке. Мало того, народы Золотой Орды постепенно стали называться кыпчакскими племенами.

Они оставили большое количество письменных источников. Па­мятники литературы, созданные во времена Золотой Орды, преимущественно написаны на кыпчакском языке огузских племен. Произ­ведения кыпчаков, написанные за пределами их исторической роди­ны, в основном можно разделить на две группы. Первая. Произве­дения, созданные на кыпчакском диалекте тюркского языка жителями Хорезмского края. Второе. Литература, созданная кыпчаками (мамлюками) правителями Мисра на тюркском языке, огузского диалекта. Отметим, что одно из многих значений арабского слова «мамлюк» — белые рабы.

Безусловно, монгольское завоевание принесло большие потери кыпчакской культуре и литературе. Если даже в этот период художе­ственная литература и искусство сделали шаг назад, в целом куль­турная жизнь не приостановилась.

В средние века имелись тесные духовно-культурно-экономиче­ские связи кыпчаков с народами Ирана, Афганистана, Индии. Кып-чаки жили не только в Египте, но и в указанных странах и принимали активное участие в политической жизни. Видимо, недаром Мухам­мед Захир ад-Дин Бабур, долгие годы правивший Индией, часто при­меняет названия «Кыпчакская крепость», «Кыпчакский перевал», «Кыпчакская возвышенность».

Одним из знаменитых кыпчаков является Кожамкули бек Балхи (Кыпчак хан), родившийся в городе Балх в 1695 году. Он известен в истории как автор книги «Тарих-и-Кыпчак» («История Кыпчак»). Ценность ее заключается в том, что в ней приводятся сведения о ка­захских племенах ХV-ХVI веков, о династиях Эмир Темура, Великих Моголов, Шайбанидов и других. Несколько вариантов рукописи этого произведения хранятся ныне в Лондоне, Париже, Ташкенте и в фонде рукописей Института востоковедения Санкт-Петербурга.

Интересен следующий факт. В августе 1362 года знаменитый поэт эпохи Возрождения Петрарка Франческо приносит в дар храму Свя­того Марка в Венеции множество книг. Среди них рукопись VIII-IХ вв. На обложке — надпись по-латыни «Codex Cumanicus» («Кодекс Куманикус»). Автор не указан. Написана она в старом готическом стиле и, по мнению специалистов, принадлежит перу кыпчаков При­черноморья. Фотокопия этой рукописи, сделанная с копенгагенско­го издания 1936 года, имеется в Институте языкознания Министерст­ва науки и в Академии наук Республики Казахстан.

«Кодекс» состоит из двух частей. Первая названа учеными «Италь­янским разделом». Здесь рассматривается комплекс вопросов, охва­тывающих весь спектр человеческой деятельности. Вторая, получив­шая название «Немецкий раздел», посвящена в основном религиоз­ным проповедям, поговоркам, пословицам, загадкам, сказаниям. «Кодекс Куманикус» является ценнейшим материалом для исследова­ния истории казахского и кыпчакского языков.

На «Кодекс» обратили внимание исследователи различных вре­мен и народов. С ним был знаком немецкий ученый Лейбниц, а так­же Датил Корнидес. Основоположником научного издания этого документа является знаток востоковедения Генрих Юлий Клапрот.

Благодаря его французскому переводу первого раздела и издания в Париже кыпчакский язык стал известен всему миру. В конце XIX века венгерский ученый Геза Кун перевел это произведение полностью на латынь и выпустил в Будапеште. Это было большим событием в тюркологии. Именно через перевод Геза Куна с «Кодексом Кумани-кусом» ознакомился известный тюрколог В. В. Радлов;

Перипетии и изломы истории свидетельствуют о том, что под­лость, измена, ложь удивительнейшим образом уживались в кып-чаках вместе с прежними, очень обостренными чувствами гордо­сти, мужества, бесстрашия, благородства, великодушия. Воистину непредсказуемый народ! Не народ, а сплав достойного с ужасным, — отмечает исследователь Мурат Аджи.

В литературе встречаются утверждения о том, что кыпчаки явля­ются стержнем будущего казахского этноса (протоказах). Однако некоторые ученые считают данное понимание недостаточно глубо­ким. Например, академик М. Козыбаев придерживается мнения, что в IХ-ХII вв. формировался кыпчакский народ. Основой этому, по мысли автора, может служить единая территория расселения, раз­вивающиеся вместе тюркские племена. Общий язык, сформирован­ный кочевой, полукочевой быт, единое культурно-духовное отноше­ние к миру, военная демократия, общие военные действия — все это рождает общее мировоззрение и основные качества народа.

По свидетельству исторических источников, названия «кыпчак» и «казах» возникли одновременно. Так полагают некоторые авторы. Тем не менее проблема происхождения казахской народности изучена еще недостаточно, многие стороны сложнейшего этногенетического процесса на обширной территории Казахстана не ясны. В науке имеют место разные предположения о природе этнонима «казах» и о том, когда сформировалась казахская народность.

Вообще следует отметить, что процесс формирования народно­сти настолько сложен и противоречив, что по сей день не утихают споры и дискуссии о содержании и природе данного явления. Тем более факты этногенеза казахского и русских народов искажались в течение долгих веков, всегда на потребу политике. Одни литератур­ные источники подвергались перелицовке, другие замалчивались, третьи попросту представляли из себя «новоделы». В советский пе­риод эти фальсификации не были устранены, а лишь усугублены и дополнены новыми профанациями вульгарно-классового и импер­ски-идеологического мышления. Поскольку в Казахстане преимуще­ственное большинство студенческих аудиторий составляет молодежь казахской и русской национальности, интересным будет осуществить сравнительный, сопоставимый анализ версии происхождения казахс­кой и русской народностей.

Этимология термина «казак», предложенная еще академиком В. В. Вельяминовым-Зерновым, поддержанная учеными В. В. Бартольдом и А. Самойловичем, С. Ибрагимовым и наиболее четко сформулированная В. П. Юдиным, достаточно очевидна и обозна­чает человека, ведущего образ жизни казака, т. е. вольный, свобод­ный и независимый образ жизни кочевника.

Этноним «казах» находится в тесной связи с самим образом жиз­ни Казахстана. По свидетельству Касым-хана, с именем которого связан период наивысшего политического влияния Казахского хан­ства, казахи в средневековую эпоху представляют собой достаточно однородный культурно-исторический тип: «Мы — жители степи: у нас нет ни редких, ни дорогих вещей, ни товаров, главное наше богатство состоит в лошадях: мясо и кожа служат нам лучшею пищею и одеж­дой, а приятнейший напиток для нас — молоко их и то, что из него приготовляется, в земле нашей нет ни садов, ни зданий; место наших развлечений — пастбище скота и табуны коней, и мы ходим к табу­нам любоваться зрелищем коней».

Интересной представляется мысль ученого из Китая Ныгмета Мынжани. В книге «Краткая история казахского народа» он выска­зывает следующее суждение о происхождении названия казах. Во-первых, этноним казах в исторических документах и источниках по­является очень рано. Во-вторых, несмотря на раннее появление, дан­ное название не стало названием народа, долгое время оно прини­малось как название отдельного рода, племени. Затем оно превра­тилось в название союза племени. Например, семь родов (кердери, керейт, тама, табын, жагалбайлы, толеу, рамадан), составляющих улус Алшын Младшего жуза, долгое время называлось «Карт казак». Если Чокан Валиханов наименование «казах» считал синонимом слова «храбрый», «герой», «мужественный», то В. В. Радлов это же назва­ние определяет как «независимый, свободный человек». Шакарим Кударбердиев в «Казахской летописи» значение этнонима «казах» объясняет как «народ, живущий самостоятельно». Следует отметить, что значение наименования «казах» в разные годы определялось таки­ми известными учеными, как А. Бернштам, А. Самойлович, Н. Марр, А. Кайдаров, С. Аманжолов, С. Муканов, А. Маргулан, М. Ахинжанов, Т. Жанузаков, писателями О. Сулеменовым, А. Кекильбаевым, М. Магауиным, К. Салгариным.

Возникнув одновременно, названия казах и кыпчак, не исключе­но, определенный исторический период подменяли друг друга. В од­ном из поворотов истории казах входит в состав кыпчакского союза и, как многие тюркские племена, остается в его тени, не проявляя себя. В структуре кыпчаков казахи вошли в состав родственных эт­носов, татаров, башкир, узбеков, туркмен, киргизов, булгар, ногаев, венгров, народов Кавказа. В этот период в Кашгарии формируются киргиз-кыпчаки (сравните: отец Манаса Каркара кыпчак), в Коканде, Маргелане, в районе Оша — китай кыпчаки, сары-кыпчаки и др.

Интересны сведения, встречающиеся в «Монгольской тайной летописи», в «Песне о батырах» и «Летописи предков», китайских источниках. Все они под названием «хоса» подразумевают «хазар». Курбангали Хамеди, например, в «Таварих-Хамсе» напоминает, что древние кыпчаки это «хазары», что по-арабски — «узкоглазые бул­гары».

Название «казах» выходит на историческую арену и приобретает самостоятельность в период ослабления и политического заката кыпчакского союза и отделения от него узбеков, киргизов, башкир, казахов и др. Данное предположение представляется нам логичным, ибо, как мы знаем из предыдущих тем, кыпчаки вышли на историче­скую арену в период ослабления тюрков и, вытеснив их, сами заняли их место.

Таким образом, в середине II тыс. н. э. на карте Евразии появля­ется новая этнокультурная общность — казахи. Характерной чертой казахской народности является кочевой образ жизни, основанный на доминирующей роли скотоводства над земледелием:

Процесс сложения казахской народности сопровождался форми­рованием этнической территории. В силу действия этнополитических и хозяйственных факторов на территории Казахстана возникли три этнотерриториальных объединения — Старший, Средний и Младший жузы. Хотя образование жузов произошло под влиянием естествен­но-географических, политических, культурных и экономических факторов, продолжаются споры и дискуссии о характере и природе их возникновения и развития.

Одним из первых о происхождении жузов высказал свое мнение Ч. Валиханов. Большое значение он придавал этимологии этого сло­ва, его происхождению.

Первым письменным документом, описавшим жузы казахов, были путевые записки посла русской императрицы М. Тевкелева в 1731 г. «Киргаз-кайсацкая орда состоит в 3-х частях, а именно: Улуюз, Ортаюз. Кичиюз» — писал он. Все исследователи до Ч. Валиханова в основном руководствовались этим положением.

Впервые Ч. Валиханов на основе серьезного изучения и анализа устного творчества казахов, сказок, эпосов, легенд попытался опре­делить время разделения на три жуза. Он полагал, что «казахские жузы в ХV-ХVI вв. были созданы по образцу монгольских улусов».

В. В. Бартольд попытался обосновать создание казахских жузов в основном сугубо географическим фактором. Данная версия, на наш взгляд, страдает односторонним и ограниченным характером аргументации. Несмотря на то, что исследователь М. Вяткин осуще­ствил подход к этой проблеме в более широком плане, чем В. В. Бартольд, тем не менее и ему не удалось полностью раскрыть причины образования жузов.

Требуют более серьезной аргументации и утверждения С. Аман-жолова и X. Адилгереева, которые полагают, что «казахские жузы возникли и действуют еще с VII-ХII вв.

Проблеме возникновения жузов посвятили свои исследования В. В. Востров и С.Муканов. Они представляют процесс создания жу­зов как параллельное с развитием казахских ханств явление. Завер­шающим этапом формирования жузов они считают XV век. В осно­ву деления жузов названные авторы кладут этнические, военные, по­литические, экономические, географические, культурные, языковые факторы. Если иметь в виду, что данные факторы имели место и во времена хана Абулхаира, однако, народ в то время на жузы не рас­падался, жузы не возникли, то станет ясной необходимость дальней­шего изучения данного явления.

Не остаются в стороне от изучения данной проблемы писатели и публицисты. Интересно предположение писателя К. Салгарина. С древнейших времен считалось: Восток — великая сторона, откуда появляется, рождается, восходит Солнце-основа жизни, света и те­пла. Запад- малая сторона, куда опускается, уходит, садится Солнце. Для жителей степи местоположение между Востоком и Западом считается Серединой. Отсюда, появление жузов данный автор отно­сит ко времени Касымхана и завершает временем хана Хакназара. Это примерно 1538-1580 гг.

Но есть авторы, которые время возникновения жузов продвига­ют далеко вглубь или отодвигают далеко назад, в более позднее вре­мя. Так, русский исследователь Востока, особенно Центральной Азии, И. Бичурин утверждает, что 635 г. н. э. в казахской степи тюркоязычные кочевники саки против постоянных набегов китайцев создали три орды: на земле уйсунов — Большая Орда, на Ишиме, Иртыше — Северная Орда, от Балхаша до Каспия — Младшая Орда. Известно, что в свое время акдемиком, писателем С.Мукановым, данная версия была поддержана. По мысли Бичурина и Муканова, казахские жузы, возможно, берут свое начало от этих трех орд.

В. В. Вельяминов-Зернов на основе ограничения состава казах­ского народа лишь кочевыми и полукочевыми частями населения связывал образование жузов с завоеваниями казахами Ташкента и Туркестана. Поскольку казахи занимались преимущественно ското­водством, а это не исключает, наоборот, предполагает земледелие и оседлый образ жизни, версия вызывает сомнение в своей основе.

Сегодня среди населения Казахстана и в тех странах, где имеется казахская диаспора, имеют место различные варианты шежире (летопись) жузов. При всем разнообразии все они имеют общий корень, единое, общее происхождение не только казахов, тюркоязычных наро­дов, но и всех народов мира. Имеются три варианта начала этих шежире — летописей. Первый: летопись берет начало от Адама и Евы, прародителей всех народов. Второй: от уцелевшего во всемирном потопе пророка Ной. (Например, сказание «Сиар Шариф».) Третий: под влиянием исламской религии начинается с Анес сахаба.(» Лето­пись ходж»).

Возникновение и развитие жузов должно восприниматься как одно из особенностей кочевого образа жизни. Многие годы знание родословной, шежире связывали с проявлением национализма. На самом деле это было одним из путей отсечения исторической памя­ти у народа. В Казахстане, конечно, не имеются скрупулезно состав­ленные биохроники, жизнеописания и летописи наподобие династии Бурбонов, Габсбургов, Романовых. Зато есть простой понятный каждому степняку, доступный, легко запоминающийся, потому пе­редающийся из поколения в поколение шежире. Каждый читатель, студент, ученик, уважающий себя человек должен знать свои корни. См. в конце книги, в приложениях схему Большого, Среднего, Млад­шего жузов. К примеру, родословная автора данной книги выглядит следующим образом. Мои предки берут свое начало от Старшего жуза, далее род Когам, отсюда род Шанышкылы (иногда называют Катаган). Далее род Санырау, отсюда род Токымбай, затем род Жумай, и наконец род Байбарак. Ближайшее генеологическое древо включает: Тогызбай, Отеген, Турдалы, Есимбет, Жолымбет, Рахымберды, Абдаким. Самая краткая прямая, без раскрытия побочных родственных связей, возникающих в развитии рода, схема родослов­ной выглядит таким образом.

Возникновение Казахского ханства, формирование казахской на­родности, рождение жузов имели не только объективные причины, важную роль в этом процессе имеет субъективный фактор. Одним из видных казахских ханов, при котором быстро шел процесс «соби­рания земель», был Касымхан. Основной линией его внешней поли­тики была борьба за упрочение казахского влияния над присырдарьинскими городами, Средней Азией, Туркестаном, Ташкентом. Но между казахскими жузами не сложилось устойчивых политико-эко­номических связей, и к началу XVIII в. все жузы превращаются в самостоятельные ханства во главе с собственными ханами вместо биев. Это усиливало тенденцию разобщенности. А последнее не давало возможности организовать эффективный отпор против на­падений Джунгарского ханства, продолжавшихся попеременно с XV по XVIII век Вследствие этого казахи пережили годы «Великого Бед­ствия» («Актабан шубырынды» 1723).

Профессор С. Асфендиаров отмечает три этапа эволюции раз­личных этнических групп Средней Азии и Казахстана на путях их формирования в самостоятельную нацию или народность.

Первый этап. Народы, населявшие просторы Азии, в том числе земли Казахстана, на определенной ступени развития общества жили в неразрывном единстве. Присущими для этой эпохи приметами были непостоянство и неопределенность национальных границ, сис­тематическое смешение, а иногда «взаимопоглощение» этих наро­дов. Доказательством тому — названия древних народов, союзов, пле­мен иродов, как тюрки, монголы, канглы, керейты, найманы, каракитайцы (горнокитайцы), усуни и другие.

Второй этап. Между сильным востоком и западным регионом происходит размежевание. Появляются различия в территориях, эко­номике и языке и связанные с ними новые группы народностей (на западе — татары, союз казахов, ногайлинцев и узбеков, «сарты», тад­жики; на востоке — монголы, буряты, ойраты).

Третий этап. Происходит новая перегруппировка народов: отде­лившись, ногайлинцы переселяются на Северный Кавказ: узбеки — в Туркестан, а казахи остаются в степях Казахстана.

Как переселившиеся, так и оставшиеся на местах народы в связи с территориальными ограничениями, усилением нововведений в экономике, языке и быте начинают приобретать устойчивые нацио­нальные признаки. От прошлого сохраняются лишь старые истори­ческие названия. Даже некоторые из них подвергаются значительным изменениям и извращениям. Название «тюрк» закрепляется только за тюркскими родами, перекочевавшими в далекую Малую Азию во главе с султаном Османом (вот почему анатолийских тюрков называют «османскими»). Тюрко-монгольские роды, обжившие Поволжье, получают название татары, а осевшие в степях нынешнего Казахстана народы считают себя казахами.

Нелишним будет напомнить, что части огузо-кыпчакских племен, некогда ушедшие с территории Дешт-и-Кыпчака, образовали сле­дующие государства: Турцию, Болгарию, Венгрию, Азербайджан, Туркмению, Узбекистан, Татарстан, Башкортостан. Кыпчаки вместе со славянами составили основу украинского народа. Мало того, кыпчаки прошлого — это сегодняшние крымские татары, ногаи, бал­кары, карашаи, кумыки, литовские караимы. Этот краткий экскурс свидетельствует о давно сложившемся евразийском единстве тюрко-славянских народов, основанном не только на исторических взаи­моотношениях, но и на генетическом уровне.

Свидетельством общей заинтересованности народов, имевших единые этнические корни выступает факт организации НАН Респуб­лики Казахстан «Международного центра по кыпчаковедению». На собрании, проведенном по этому поводу, приняли участие предста­вители посольств России, Украины, Узбекистана, Армении, Грузии, Ирана. Для обсуждения была предложена тема: «Проблемы кыпча-коведения и цивилизации народов Евразии и Средиземноморья». Активно проявил себя Иржи Торма, выходец из малых кыпчаков-мадьяр Чрезвычайный и Полномочный Посол Венгерской Респуб­лики в Казахстане сделавший доклад на казахском языке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.