Просмотров: 1 105

Древняя история восточного Казахстана

Древнюю историю Восточного Казахстана удалось наметить, и то лишь в самых общих контурах, только в последние годы, благодаря систематическим археологическим раскопкам, которые проводятся на территории области. Роль письменных источников здесь ничтожна, т.к. страны, где люди впервые начали записывать те или иные истори­ческие события, находятся за много тысяч километров на юго-вос­ток. Археологические же памятники, относящиеся к разным эпохам, многочисленные — это остатки древних поселений, курганы, остатки горных работ и многое другое. Изучая эти памятники, мы никогда не узнаем названий оставивших их племен и народов, имена вождей и героев, их побед и поражений, словом все, что связано с человеческой речью и памятью. Но они много и притом правдиво могут рассказать об уровне социально-экономического развития и технике, об обще­ственном строе и верованиях, об образе жизни, быте и внешнем обли­ке древнего человека и даже о передвижениях крупных масс населе­ния. Так обстоит дело для глубокой древности. Чем ближе к нашему времени, тем большую роль играют письменные свидетельства раз­ных народов, хотя они для Восточного Казахстана отрывчаты и дале­ки от желаемой полноты. Следует отметить, что Восточный Казахстан в археологичес­ком отношении до недавнего времени был изучен мало. Правда, кое-какие сведения о памятниках древности стали появляться в научной литературе уже в XVIII и начале XIX в. (Ф. Страленберг, Г. Миллер, П. Паллас, Г. Спасский и др.). Но далее можно только указать статьи местных краеведов, посвященных внешнему описанию памятников, главным образом, курганам (Н. и С. Гуляевы, Н. Коншин, И. Никитин и др.). Сравнительно небольшие раскопки курганов были произведены В.В. Радловым (1865 г.), В.И. Каменским (1910 г.) и А.В. Адриановым (1911 г.). Они дали весьма ценные материалы по эпо­хам бронзы и ранних кочевников. Одновременно в музеях накапливались большие и интересные коллекции случайных находок различных древних предметов, главным образом, из камня, бронзы и железа. Пла­номерные археологические исследования начались с 1935 г. и продол­жаются с некоторыми перерывами и сейчас. За это время было раско­пано и исследовано большое количество разнообразных археологичес­ких памятников, относящихся к разным эпохам — от древнего каменно­го века до тюркских каганатов. Особенно удачными были раскопки курганов Чиликтинской долины в 1960 г., давшие золотые изделия в скифо-сибирском зверином стиле. Эти находки дали возможность по­ставить ряд интересных исторических вопросов, в частности о проис­хождении «скифского искусства». Таково в кратких словах состояние наших источников в настоящее время. В ходе исторического процесса существенную, но, конечно, не ре­шающую роль играет физико-географическая среда. Именно природ­ные условия и климат, рельеф местности, характер почв, вода и т.д. в большей мере, особенно в древности, определяют основные направ­ления хозяйственной деятельности человека. Восточный Казахстан изобилует и разнообразными пастбищами, в том числе зимними, пло­дородными почвами в долинах рек, многочисленными месторождени­ями многих металлов, в частности таких, как медь, олово и золото, ценными породами камня и дерева, разнообразными видами промыс­лового зверя и рыбы. Все эти физико-географические особенности создавали чрезвычайно благоприятные условия для жизни человека, но вместе с тем постепенно направляли его хозяйственную деятель­ность по определенному руслу — от охоты и рыбной ловли к все боль­шему развитию скотоводства, поскольку климат и почвы были здесь тяжелы для продуктивного первобытного земледелия. Условия же для скотоводства, особенно кочевого — великолепные. Восточный Казахстан — это территория, связывающая Южную Сибирь и Алтай с Семиречьем и Средней Азией, во все времена игра­ла важную роль в историческом развитии племен и народов степного пояса Западной Азии. В верховьях Иртыша человек впервые появился еще в леднико­вый период, в конце среднего плейстоцена, а по принятой периодиза­ции развития человеческого общества — среднем палеолите, продви­нувшись сюда, по-видимому, с юга. Это были небольшие группы неандертальцев охотников на мамонта, шерстистого носорога, пер­вобытного бизона и других животных плейстоцена. У них сохранил­ся еще ряд обезьяньих черт: мощная челюсть, длинные руки, согну­тая походка, однако это был, хотя и очень примитивный, но уже че­ловек, пользовавшийся орудиями и знавший употребление огня. Ду­бина, грубое каменное скребло и остроконечник употреблявшийся как нож, вот, пожалуй, почти все, что мог он противопоставить грозным силам природы. Такие орудия, обработанные грубыми ско­лами из кремневых галек, были найдены у аула Канай Самарского района, на р. Убе и в горах Чингизтау. Шли долгие тысячелетия. К концу ледникового периода ландшафт Восточного Казахстана принял современный вид. Только реки были гораздо полноводнее, да леса больше. Водились еще мамонты и бизо­ны, дикие лошади и верблюды, пещерная гиена. По берегам рек в удоб­ных местах, имевших широкий обзор, кое-где были стоянки небольших групп охотников и собирателей съедобных растений, живших здесь око­ло 15-20 тысяч лет тому назад. Следы таких стоянок есть у д. Пещеры, Ново-Никольска Бухтарминского района, по течению р. Нарым, у того же аула Канай и пос. Свинчатка. Эти и упоминаемые дальше поселки находятся сейчас на дне Бухтарминского моря. Следует отметить, что в 1950 г. именно у д. Пещеры были найдены первые в Казахстане палеолитические орудия. Это был тоже палеолитический человек, но уже далеко ушедший по пути общественного развития от своего ледниково­го предка. Полностью исчезли обезьяньи черты в строении тела. Тыся­челетия труда создали руку, могущую делать тонкие орудия, развили и обогатили производственным опытом человеческий ум. На верхнепа­леолитических стоянках мы находим маленькие острые кремневые пла­стинки с прямым режущим краем, скребочки и скребла для обработки шкур, проколки и обломки костяных орудий. Техника обработки камня далеко ушла от грубого первобытного обкалывания. В эту эпоху скла­дывается и первая общественная организация — род, группа кровных родственников, живущих и добывающих пищу сообща, со счетом род­ства по материнской линии.

Невероятно тяжела была жизнь палеолитических людей, полная опасностей и непрерывных охотничьих поисков, слишком слабо еще он был вооружен в борьбе с природой. Но развивающийся разум человека не только помог ему устоять в этой борьбе, но и выйти победи­телем. Медленно, страшно медленно шло вперед развитие человечества в ту далекую пору. Но постепенно накапливались трудовые навыки, все совершеннее становились каменные и костяные орудия, людям легче стало добывать себе пищу, все больше времени оставалось на устройство и усовершенствование жилища, одежды и т.п. В начале современного геологического периода голоцена — человек вступает в эпоху новокаменного века — неолита. Главные достижения той поры — изобретение лука со стрелами и глиняной, обожженной посуды, а затем появление скотоводства и земледелия, как основных производств человеческого общества, пришедших на смену охоте, рыболовству и собирательству. Остатки поселений этого времени найдены у д. Мало-Красноярки, на Семипалатинских дюнах, у Усть-Нарыма и Трушниково. Они нео­дновременный первые два — более ранние, последние — относятся к концу неолита. Наиболее полно исследовано поселение у д. Усть-Нарым. Здесь под остатками поселений эпохи бронзы обнаружен неоли­тический культурный слой, давший около 16000 кремневых орудий, изделия из кости, украшения, керамику, остатки жилища, погребение и многое другое. Вырисовывается следующая картина. На этом месте около 5000 лет назад стояло на песчаном берегу Иртыша несколько неболь­ших шалашей, покрытых камышом или шкурками, с каменным оча­гом в центре. Обитатели этих жилищ имели европеоидный облик. Судя по костям животных, они занимались не только охотой и рыболовством, но уже приручили козу. Остатки кремневых серпов указывают на на­чало земледелия. Прямо на поселении изготовлялись весьма совер­шенные каменные и костяные орудия — кремневые наконечники стрел и копий, ножи, кинжалы, скребки для обработки шкур, проколки, свер­ла, топоры и т.п. Глиняная посуда обжигалась прямо на костре и име­ла несложный геометрический орнамент. Формы найденных в Усть-Нарыме орудий указывают на отдельные культурные связи со Сред­ней Азией, Уралом и Забайкальем. Это пока единственное неолити­ческое поселение, раскопанное в Казахстане. О социальном строе его обитателей судить трудно, вероятно, еще сохранялся материнский род. Неолит длился несколько тысячелетий. К концу его развивающее­ся производство уже не могло удовлетвориться каменными и костя­ными орудиями. Начинаются поиски более высококачественного ма­териала, приведшие сперва к самородной меди, а затем к открытию способов плавки медной руды и, наконец, бронзы, сплава меди и оло­ва, которая была тверже чистой меди и лучше отливалась в формах. Эпоха бронзы в Восточном Казахстане почти целиком совпадает с так называемой андроновской культурой, которая занимала огром­ную территорию от Енисея до Урала и от границы тайги до Средней Азии. Название условное, т.к. мы не знаем, как себя называли люди, оставившие нам памятники этой культуры. Дано по месту первых рас­копок под Ачинском у д. Андроново в 1915 г. Поселения и могильники этой культуры наиболее полно исследованы в Канае, Усть-Нарыме, Мало-Красноярке, Трушникове и у с. Предгорного. Есть они и во мно­гих других местах на Иртыше. Они характеризуются определенными типами бронзовых орудий, керамики, украшений, особенностями в стро­ительстве жилищ и могильного обряда. Датируются XVIII-VIII вв. до н.э. Здесь удалось наметить 4 хронологических этапа ее развития. Каждый из них является шагом вперед по пути совершенствования и усложнения техники, производства и социальной оргаш1зации общества. На перечисленных андроновских поселениях мы видим большое количество костей домашних животных—лошади, коровы и овцы, при полном отсутствии свиньи, что говорит о большой подвижности стад. Там же найдены и земледельческие орудия — каменные мотыги и зер­нотерки, бронзовые серпы, металлургические шлаки и кусочки руды и всякие орудия для обработки шерсти, кожи и дерева, в том числе мно­го бронзовых. Некоторое значение имела и охота. Люди жили уже в больших теплых землянках с различными хозяйственными пристрой­ками и загонами для скота. Можно сделать вывод, что андроновцы были объединены в сильные племена, занимающиеся пастушеским скотоводством, мотыжным земледелием и знавшие уже многие до­машние ремесла. Изготовление красивой глиняной посуды с богатым геометрическим орнаментом, обработка дерева, кости и камня, выделка шерстяных тканей и кожи у них на высоком уровне. Род из мат­риархального становится патриархальным. Основной производствен­ной ячейкой становится большая семья, живущая в одном жилище. Несколько таких семей составляли родовой поселок, несколько по­селков — территорию племени. Скот, принадлежащий ранее всему роду, становится собственностью отдельных семей. Так возникло первое имущественное неравенство. Для андроновских племен, живших в верховьях Иртыша, самым важным и прогрессивным ремеслом было горное дело и металлургия, поскольку именно здесь сосредоточены в благоприятных для добычи условиях нужные полезные ископаемые. Они умели найти и оконту­рить месторождение каменными кирками и молотами (бронза была дорога), добыть руду с глубины до 2,5 м, выплавить из нее металл нужного качества. Древние металлурги могли получать, в зависимос­ти от потребности, то более мягкий, то более твердый сплав, из кото­рого очень хорошо и тщательно отливали ножи, топоры, втулочные наконечники стрел и копий, серпы, тесла, долота, кирки, украшения и другие изделия. Но даже металлургия была еще ремеслом домаш­ним, ею занимались наряду со скотоводством и земледелием, хотя известная специализация, несомненно, была. Производительность тру­да и масштаб работ, особенно по сравнению с современным, был очень небольшим. Удалось подсчитать, что на всех многочисленных мес­торождениях меди и олова Западного Алтая андроновцы добывали в год не более 10 тонн готовой бронзы. Но для этого времени даже эта мизерная цифра делала Восточный Казахстан одним из крупнейших металлургических центров всей Северной Азии и Восточной Европы. Многочисленные древние горные работы на медь, олово и золото в Калбинском, в Нарымском хребтах, известные в народе под названи­ем «чудских работ», относятся именно к этому времени. По археологическим материалам видно, как в эту эпоху постепен­но увеличивалось население, росли стада, скотоводство все более и более делалось ведущей отраслью производства. Началось освоение верхового коня и тяглового быка. Создавались все предпосылки для перехода к кочевому скотоводству. В VIII в. до н.э. в жизни племен, населявших Восточный Казах­стан, произошел важнейший хозяйственный переворот — переход к ко­чеванию, подготовлявшийся всем предыдущим экономическим раз­витием общества. Кочевое скотоводство стало здесь на три тысяче­летия основной системой хозяйства. Одновременно те же процессы происходили и во всей полосе Евразийских степей. Кочевание было бы невозможным, если бы люди не научились к тому времени управ­лять с помощью бронзовых удил конем и перевозить свое имущество на быках. Конные пастухи могли отгонять стада далеко, на самые лучшие в данный сезон пастбища. Да и набеги на соседей, что тогда практиковалось часто, для конных воинов были легче и эффективнее. Постепенно вместе со стадами стало передвигаться все племя. Для нового образа жизни потребовались и новые формы орудий, оружия и всей утвари. Перестают, хотя, видимо, и довольно поздно, существо­вать оседлые поселения. Но это были те же люди, вчерашние андроновцы, того же европеоидного облика, но уже с иными, не андроновскими, формами материальной культуры. Начиналась эпоха ранних ко­чевников — эпоха военной демократии, дальних походов, передвиже­ний целых племен на новые места и все усиливавшихся имуществен­ного неравенства и власти племенных вождей. Многочисленные кур­ганы на зимних (самых ценных) пастбищах и рисунки животных и людей, выбитые на скалах, почти единственные свидетели этого времени. В VII-IV вв. до н.э. Восточный Казахстан входил в территорию двух могущественных племенных союзов кочевых племен. Имя од­ного из них — аримаспы, с ним связаны фантастические рассказы, за­писанные Геродотом. Имя другого саки, которых так боялись и с которыми так мало воевали владыки тогдашнего культурного мира, цари ахеменидского Ирана. Эти имена сохранили нам древнегречес­кие писатели и персидская клинопись. Судя по разнице в строении кур­ганов, граница между саками и аримаспами проходила в самых верхо­вьях Иртыша и по р. Нарым. Мы довольно хорошо представляем себе облик этих племен и их этнографические особенности благодаря раскопкам, в частности, погребений племенных вождей. Вожди аримаспов лежат в урочищах Назырык, Туэкта и других в Горном Алтае и в урочище Берель Катон-Карагайского района. Вожди саков — в Чиликтинской долине Тарбагатайского района, у Аксуата и южнее, на р. Или. Хоронили их пышно и богато. Роскошные одежды, оружие, пищу и всякую утварь, до двух десятков заседланных, лошадей и наложницу рабыню клали вместе с умершим вождем аримаспы. В сакских курганах коней не было, утвари меньше, но одежды, щедро украшенные золотыми бляшками и бисе­ром, были богаче. Да и вообще изделий из золота с покойным клали, видимо, больше. И курган сооружали больше и выше, чем аримаспы. Помимо упомянутых богатых курганов, в разных местах Восточного Казахстана раскопано много рядовых погребений простых членов пле­мени, с одной двумя лошадьми и небольшим количеством предметов убранства. Благодаря легкости передвижения, разнообразным связям коче­вых племен друг с другом и схожему образу жизни, очень скоро выра­батываются схожие формы отдельных элементов материальной куль­туры, распространенные по всему поясу степей. От Монголии до Кар­пат в это время были распространены одинаковые формы бронзовых удил со стремячковыми кольцами, одинаковые типы кинжалов, иголь­чатых наконечников стрел. Бронзовые большие котлы и одинаковые формы и сюжеты изобразительного искусства — так называемые «зве­риный стиль» или «скифское искусство». Великолепные и наиболее ранние (рубеж VII-VI вв. до н.э.) образцы этого стиля — золотые бляшки в виде оленей, орлов, барсов, кабанов, рыбы — были найдены в Чиликтинской долине в 1960 г. при раскопке кургана № 5. Есть основание думать, что кочевники казахских степей, может быть даже и с Иртыша, в VII в. до н.э. продвинулись на Запад в При­черноморье, где они стали известны греческим писателям под именем скифов. Геродот об этом так прямо и говорит. В том же веке они вторглись в старые культурные страны Древнего Востока и содействовали там падению ассирийской державы. Иртышские племена, видимо, тоже участвовали в этих походах. В том же кургане № 5 найден обломок древневосточного украшения, а в более поздних Пазырыкских курганах уже много таких изделий с далекого юга, вполне возможно — военных трофеев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.