Дипломатическое искусство казахских ханств

Появление на карте Центральной Азии Казахского ханства происходило на фоне незавершившегося кризиса международных отношений, вызванного распадом крупных постмонгольских государств (Золотая Орда, Ак-Орда и государство Тимура) на мелкие образования, находившихся между собой в противоборстве за обладание, вследствие номадных традиций, большими территориями с пастбищными угодьями для скота и городами для обложения их населения данью. Со времен золотоордынской «великой смуты» свыше ста лет в регионе длилась политическая нестабильность, практически непрерывно сопровождавшаяся войнами. Конфликтность ситуации подпитывалась и укоренившимися традициями династийного противоборства чингизидов. Вооруженное противостояние двух ветвей чингизидов — тукатимуридов и шайбани-дов за обладание властью в Дешт-и-Кыпчаке в общей сложности продолжалось 75 лет — с 1428 по 1503 годы.

В контексте этих событий изгнанные из Узбекского улуса султаны Керей и Жаныбек, используя противоречия между правителем Семиречья Есен-Бугой и среднеазиатским военачальником Юнусом, дипломатическим путем добились поселения своих сторонников в западной части Могулистана. По замыслу Есен-Буги они должны были стать «буфером» между конфликтующими сторонами1. Здесь опальные султаны провозгласили вскоре Казахское ханство, прирастив его затем территорией ханства Абулхаира.

Дипломатическая практика Казахского ханства на началь­ных этапах, в результате упомянутых причин, не опиралась широко на формы и методы из богатого арсенала предшествен­ников-древних тюрков и золотоордынцев. В новых условиях доминировали силовые способы решения межгосударственных противоречий, дополнявшиеся временами дипломатическими мерами обретения военных союзников и переговорами воюю­щих сторон по поводу пленников или же заключения на опре­деленных условиях мира.

Сказывалось и резкое ухудшение геоэкономической ситу­ации в регионе вследствие свертывания «фактора Великого Шелкового пути», поскольку интересы европейского и южно­азиатского очагов цивилизаций обеспечивались теперь бо­лее выгодными морскими путями. Караванная торговля дав­но обрела сугубо местное значение и функционировала спорадически из-за возросшей опасности грабежей. Пошли­ны из-за нерегулярности прохождения караванов большой выгоды не сулили, поэтому заинтересованность государств в обеспечении их безопасности падала. Все это делало пока невостребованным многочисленные формы и методы торго­вой дипломатии.

Едва заметные проблески стабилизации обстановки в ре­гионе проявились на рубеже XV и XVI веков в связи с отказом Мухамеда Шайбани от притязаний на власть севернее Сыр-дарьи, что увенчалось примирением обеих сторон с заключе­нием династийных браков. Три дочери Бурундук-хана были выданы замуж за шайбанидов: одна — за Мухамеда Шайба­ни, вторая — за Султан Махмуда, брата Мухамеда, третья -за Тимур-султана, сына Мухамеда1. Прекращение войны с ка­захскими правителями позволило Мухамеду сконцентриро­вать силы и завершить захват власти в Маверанахре, поло­жив тем самым конец длившимся здесь долго междоусобным распрям.

Стабилизация ситуации в регионе, однако, была сорвана Мухамедом, который после утверждения на троне в новом государстве сразу осуществил меры по изоляции северного соседа от рынков присырдарьинских городов. Обстоятельства породили четыре войны между сторонами, в итоге которых казахский хан Касым смог присоединить земли от Туркеста­на до Ташкента во избежание возобновления эксцессов, ана­логичных недавнему.

Эти территориальные обретения стали началом «собира­ния» Касым-ханом военными и дипломатическими средствами смежных земель соседних государств, населенных родственными племенами и родами, тяготевшими в силу этнополитических факторов к крепнущему казахскому этносу. Категорический императив эпохи выразился и в потребности кочевников за счет таких мер компенсировать издержки затухания «питательных» функций Великого Шелкового пути. Еще одним проявлявшимся исподволь мотивом территориальных приращений, пожалуй, являлась необходимость установления с соседями «естественных» границ, которые бы совпадали с крупными реками, горными хребтами или ландшафтными разломами, без чего при доминировании кочевого скотоводства в хозяйстве местного населения любая иная линия разграничения земель оставалась бы всегда условной.

Территория ханства в период правления Касым-хана су­щественно расширилась на запад, юг и юго-восток. Особенно эффективно дипломатические методы использовались в ту пору на западном направлении. Ускорение добровольного перехода ряда ногайских родов в казахское подданство в су­щественной мере было предопределено близкими отношени­ями казахского правителя со многими влиятельными ногай­цами, 8 чем немалую роль, думается, в свое время сыграло замужество одной из дочерей Касым-хана за знатным ногай­ским мурзой Шайх-Мамаем.

Ко времени Касым-хана относятся и первые диплома­тические контакты с Кашгарским ханством, Московским государством и другими странами. Однако, о подробностях ус­тановления и о содержании этих связей имеются весьма ску­пые сведения. Возможно, в будущем введение в научный обо­рот новых источников прольет больший свет на эти вопросы.

С именем этого правителя связано также принятие свода законов «Қасым ханның, қасқа жолы», в котором имелся спе­циальный раздел о посольском обычае, где оговаривались нормы и этикет международных сношений. К сожалению, текст свода никогда не был записан и до нашего времени до­шел лишь в упоминаниях, из-за чего не представляется воз­можным судить о содержании интересующего раздела. Но сам факт его наличия в документе государственного значения сви­детельствует о первых попытках создания нормативной базы организации международных связей.

В 20-х годах XVI века при Тахире происходит утрата ряда территорий на западе и юге. Сначала расстроились друже­ственные отношения с ногайцами, обеспечивавшиеся личны­ми связями прежнего хана, включая и родственные. Затем Ногайская Орда стала притязать на ранее отошедшие от нее к казахам земли, что отчасти было вызвано усилением притес­нений на нее Крымского ханства и Московского государства. Всплеск сепаратизма и распрей среди казахских султанов побудил мурз осуществить внезапное вторжение, не оставив Тахир-хану шансов на военные приготовления и дипло­матические маневры. Отступление и уход казахов в направ­лении Семиречья в середине зимы 1523-1524 годов оказа­лись неизбежными.

Но прибыв сюда, Тахир активизирует переговоры с прави­телем Могулистана Султан Саидом, привлекая к ним свою мачеху Султан-Нигар-ханым, приходившуюся родной тетей могульскому монарху. В итоге был заключен союз, скреплен­ный замужеством сестры Тахира за сына Султан Сайда. Почти одновременно ему удалось склонить на свою сторону кыргызов, чем было положено начало почти двухсотлетнему вхождению их в Казахское государство. Изменение соотноше­ния сил в Семиречье вынудит вскоре могулов навсегда уйти отсюда, что будет означать завершение процесса превраще­ния этого региона в казахский.

Заметим, что этих результатов Тахир-хан добивался, час­то оставаясь без поддержки казахской элиты. Отсюда слиш­ком строгими представляются содержащиеся в некоторых исследованиях суждения об отсутствии у него каких-либо дип­ломатических способностей.

Кстати, следующие переговоры Тахира с шайбанидами так­же оказались результативными: узбеки обещали дружбу и поддержку. В этих условиях начало меняться отношение к нему казахских султанов и биев, проявивших признаки объе­динения вокруг него. Здесь, однако, молодой хан переоценил ситуацию. Часто не отличавшийся выдержкой, он поспешил начать мстить шайбанидам за недавние обиды, арестовав их послов и выступив в неподготовленный поход. Расплата была незамедлительной: он был разбит, потерял ряд владений, в очередной раз был покинут большинством народа и удалил­ся к кыргызам, где через несколько лет скончался.

Последующие 30-50-е годы XVI века были для Казахского государства крайне трудными. Продолжались стычки с ногай­цами. Обострилась ситуация в Семиречье и на юге, посколь­ку в противовес казахско-кыргызскому содружеству возник союз могульских и узбекских правителей. Затем проявился калмакский фактор, дополнившийся сибирским. Масштабы и характер военных неудач были настолько серьезными, что даже породили в источниках того времени версию об исчез­новении Казахского ханства. Истина же состояла в том, что сражаться на множестве фронтов одновременно для каза­хов становилось действительно смертельно опасным.

Пришедшему к власти в середине века хану Хакк-Назару удалось на время стабилизировать отношения с ногайцами. Пожалуй, сработал фактор давнего пребывания его сестры замужем за влиятельным ногайцем3. После этого, впрочем, возобновился приток ногайцев в подданство казахов. Чтобы и дальше сужать фронт противников, Хакк-Назар заключил с фактическим властителем Мавераннахра Абдаллахом «клят­венный договор», означавший переход под его протекторат, чем подорвал антиказахский союз могульских и узбекских правителей и обрел возможность, используя разногласия в стане узбеков, начать возврат в лоно казахского влияния го­родов на Сырдарье и южнее. Дипломатические успехи на за­паде и юге позволили хану сконцентрировать основные силы своего воинства для успешного отражения натиска могулов, камлмаков и сибирских татар.

В правление Хакк-Назара возобновились контакты с Москвой. В 1559 году степь принимала английского купца Антони Дженкинсона с грамотой Ивана IV в качестве первого официального посланца Московского государства, а в 1569 году-русского посла Семена Мальцева. Переговоры увенча­лись договоренностями о совместной торговле и посредниче­стве казахов в налаживании торговых связей Москвы со сред­неазиатскими ханствами. В 1573 году царь направил в степь миссию Третьяка Чебукова уже для заключения союза про­тив Сибирского ханства, которая, однако, не достигла цели по причине пленения людьми хана Кучума.

Как видится, Хакк-Назар был искусным дипломатом и до­бился значительного улучшения международного положения возглавляемого ханства. Его преемник на престоле Шигай-хан правил недолго и проявился тем, что, продолжив с шайбанидами дипломати­ческую «игру в протекторат», смог прирастить зону влияния на юге за счет земель Ходжента.

Сменивший его в 1582 году Тауекел-хан, сын Шигая, дав­но был включен в упомянутую «игру». Еще в начале 80-х он возглавлял отряд в личной гвардии Абдаллах-хана и за усер­дие получил от него в удел Афаринкентский вилайет. Но че­рез год после занятия престола он, отступив от Абдаллаххана, положил конец бухарскому протекторату над казахами и начал борьбу за возвращение Ташкента. Играя на острых противоречиях в лагере противника, он в 1588 году попытал­ся провозгласить здесь наместником казахского султана («по­садить на Ташкент»), но потерпел неудачу. В 1598 году Тау-екед воспользовавшись смертью Абдаллах-хана и распадом его монархии, захватил Сайрам, Ташкент, Туркестан, Самар­канд, осадил Бухару, но взять ее не смог. Здесь он получил ранение, вынужден был отступить к Ташкенту, где и скончал­ся, Вскоре узбеки признали за казахами эти города, кроме Самарканда

Узбекский вектор во внешней политике Тауекел-хана быд бесспорно, главным, но не единственным. На востоке он зах­ватил часть земель калмаков и утвердил на них власть свое­го брата Шах-Мухаммада («посадил на калмаках»)3. Добив­шись признания сорока каракалпакскими родами своим пра­вителем его сына («посадив на каракалпаках»), он надолго обеспечил себе с их стороны лояльность и поддержку».

Тауекел-хан зорко следил и за растущей мощью Русского государства, границы которого стремительно приближались к казахским степям, и осознавал необходимость иметь с ним стабильные экономические и политические связи. Не случай­но он в 1594 году направил в Москву многочисленную офици­альную миссию во главе с султаном Кул-Мухаммадом для установлении союзнических отношений и обеспечения поста­вок огнестрельного оружия, в чем нуждались казахи в неза­вершенных войнах против старых врагов. Дипломатия Тау­екел-хана к концу XVI века существенно укрепила междуна­родные позиции Казахского ханства. С наступлением XVII в. главной во внешней политике Ка­захского ханства встает задача сохранения территории от по­сягательств со стороны соседей, особенно аштарханидов и калмаков.

Просмотров: 186

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.