Дешт-и Кипчак в XI — начале XIII века

XIII век в мировой истории ознаменован единственным в своем роде событием — образованием Монгольской империи. Как отметил еще В. В. Бартольд (1869 — 1930), никогда — ни раньше, ни после — под властью одной династии не объединялись страны Дальнего Востока и Во­сточной Европы, Передней и Средней Азии. Из всех государственных образований, на которые распалась Монгольская империя, особое зна­чение для политической и этнической истории тюрков имела Золотая Орда.

Тем не менее в восточной литературе нет ни одного специального труда по истории Золотой Орды. Но зато именно мусульманские источ­ники, наряду с русскими летописями и записками европейских путеше­ственников и миссионеров, сохранили наиболее подробные сведения о государстве Чингизидов в Евразийской степи с центром в Нижнем По­волжье, о Золотой Орде — объекте нашего изучения.

Кипчак — крупнейший племенной союз тюрков. Впервые в мусуль­манских источниках кипчаки упоминаются у арабского автора, иранца по происхождению, Ибн Хордадбеха, который в 232 году хиджры/846—847 написал «Книгу путей и провинций».

Судя по источникам, в VIII-X веках кипчаки обитали на Алтае, в Прииртышье, а затем в степях современного Центрального Казахстана и в Приаралье. К середине XI века к кипчакам перешло наследие огузов на правобережье Сырдарьи и в Приаралье, а также наследие печенегов в Южной Руси.

Таким образом, в XI столетии на западе кипчаки вошли в соприко­сновение с русскими и западными европейцами, хотя ни те, ни другие не знали слова кипчак. Русские называли кипчаков половцами, а их страну —Полем половецким, западные европейцы — команами, а страну —Команией, или Великой Команией.

Значение кипчаков в степи было столь велико, что мусульманские авторы с XI века стали называть все обширное пространство от Иртыша на востоке и до Днестра на западе по-персидски Дешти Кипчак (Степь кипчаков, Кипчакская степь), или просто Кипчак.

Следует отметить, что весь этот огромный район, населенный кипча­ками, оставался в то время вне мусульманского мира — в основной сво­ей массе кипчаки были язычниками.

Дешт-и Кипчак делился на две части: Западный и Восточный Дешти Кипчак. Западный Кипчак простирался с востока на запад от Яика (с XVIII века река Урал) до Днестра, а с юга на север — от Черного и Каспийского морей до Укека (остатки этого города находятся в окре­стностях современного Саратова).

Западной границей Восточного Кипчака был Яик, восточной — Ир­тыш, на севере — районы среднего и нижнего течения Тобола, на юге — озеро Балхаш и местности, примыкавшие с востока к среднему и нижнему течению Сырдарьи. В XII веке столицей немусульманского кип­чакского владения Восточного Дешт-и Кипчака был город Сыгнак, рас­полагавшийся на правобережье среднего течения Сырдарьи.

В науке уже установлено, что в Дешт-и Кипчаке правили отдельные ханы, но никогда не было хана всех кипчаков. Кипчакские кочевые княжества просуществовали до начала XIII века. Падение их было вы­звано новым передвижением народов, связанным с возвышением Чингиз-хана и образованием Монгольской империи.

В начале XIII века в Восточном Дешт-и Кипчаке одним из кипчак­ских государей был Кунджек. Согласно известиям «Сборника летописей» Рашид ад-Дина (умер в 1318), когда Восточный Дешт-и Кипчак был покорен монголами, Кунджек вместе со своим сыном по имени Кумур-биш-Кунджи, искусным охотником, попал в плен и состоял на службе у Чингиз-хана в качестве старейшины зонтикодержателей (особого рода зонт, который держат над государем, являлся на Востоке одним из важ­ных знаков монаршего достоинства). О дальнейшей судьбе последнего государя восточных кипчаков ничего более не известно.

По русским летописям XII — начала XIII века известны десятки имен половецких князей Западного Дешт-и Кипчака. Но в сражениях с мон­голами упоминаются лишь два предводителя западных кипчаков — Бач-ман и Котан. Конец и одного, и другого был трагичным.

Прекрасно вооруженная и экипированная армия монголов во главе с царевичем Бату (Батый), внуком Чингиз-хана, осенью 1236 года начала завоевание Волжской Болгарии и к весне 1237 года покорила ее. Затем армия монголов разделилась на несколько корпусов, и каждому было определено свое направление. Часть войска двинулась в просторы За­падного Дешт-и Кипчака на войну с кипчаками и народами Северного Кавказа.

Западные кипчаки оказали отчаянное сопротивление монголам. Как в мусульманских, так и в китайских источниках содержится рассказ о предводителе кипчаков Бачмане.

Приведу отрывок из китайского сочинения «Юань шиу> (1370) в пере­воде крупнейшего российского востоковеда, профессора Е. И. Кычано-ва о пленении Бачмана.

В юные годы царевич Мунке, сын Тулуя, сына Чингиз-хана, «часто нападал на кипчаков. Их правитель Бачимань бежал на остров в море. Мунке узнал об этом, как раз когда монгольские войска дошли до их (кипчаков) земель, поднялся большой ветер и погнал морскую воду. Стало так мелко, что можно было переправиться на тот остров, где скрывался Бачимань. Мунке радостно сказал: «Это Небо открыло для меня путь!» Затем двинулись вперед и уничтожили их (кипчаков) войско. Взял в плен Бачиманя и приказал ему встать на колени.

Бачимань сказал:

«Я государь государства. Разве я могу просить сохранить мне жизнь! При этом я сам не переметнулся на сторону врага, как же мне, встав на колени, остаться человеком».

Тогда приказали заточить его».

В мусульманских источниках о Бачмане содержатся более подроб­ные известия. По этим восточным источникам Бачман предстает как бесстрашный рубака и удачливый военачальник.

Когда весной (или летом) 1237 года кипчаки потерпели поражение от монголов на берегу Каспийского моря, Бачман спасся от меча и спло­тил вокруг себя отряд «кипчакских удальцов». Бачман действовал уме­ло и наверняка. Персидский государственный деятель и историк Джу-вейни (родился в 1225 году, в 1260 году закончил свой знаменитый труд «Тарих-и Джахан-гушай» — «История завоевателя мирауу) о Бачмане пи­шет так:

«Мало-помалу зло от него усилилось, смута и беспорядки умножи­лись. Где бы монгольские войска ни искали следов его, нигде не нахо­дили его, потому что он уходил в другое место и оставался невредимым».

Согласно известиям «Сборника летописей» Рашид ад-Дина, главного источника по истории Монгольской империи, монголы узнали, что Бач­ман со своим отрядом скрывается где-то в лесах на берегу Итиля (Вол­ги), и двинули против него двести судов, на каждом из которых находи­лось по сто воинов, а два отряда пошли облавой по обоим берегам Вол­ги. В одном из итильских лесов они обнаружили следы откочевавшего утром стана: сломанные повозки, свежий навоз и прочее. Там же оказа­лась и больная старушка. От нее узнали, что Бачман перебрался на один из островов, находящийся посреди реки.

Немедленно был дан приказ войскам на судах отправиться на тот остров и захватить Бачмана. Раньше чем Бачман понял что произошло, отряд монголов на него напал. Пленного Бачмана привели к монголь­скому царевичу Мунке (по-тюркски — Менгу); тот приказал брату свое­му Бучеку разрубить пленника на две части.

Другой предводитель западных кипчаков, Котан, тоже долго оказы­вал сопротивление монголам. Однако силы были неравны, и он посчи­тал целесообразным обратиться к венгерскому королю Беле IV с просьбой об убежище. В его письме указывалось также на готовность кипчаков принять католичество.

Желая создать венгеро-кипчакский военный союз, король уважил эту просьбу и осенью 1239 года лично торжественно встретил Котана и его сорокатысячную орду на границе и поручил высоким чиновникам рассе­лить кипчаков-кочевников на территории Венгрии.

Однако намерение Белы IV использовать кипчаков в борьбе с мон­голами не осуществилось. В год монгольского вторжения в Венгрию (1241) хан Котан и его ближайшее окружение пали жертвами заговора венгерских феодалов, а кипчакские воины с домочадцами и скотом по­дались на Балканы.

Так в результате нашествия монголов была варварски уничтожена старая кипчакская аристократия. Будущее кипчаков-скотоводов склады­валось по-разному: кто-то погиб, кто-то бежал, а кто-то попал в плен и был продан в рабство. Но в массе своей кипчаки остались кочевать в своих сте­пях и в XV веке составили ядро казахов, в разных пропорциях вошли в состав многих других новых тюркских народностей, образовавшихся после распада Золотой Орды.

Сохранились и топонимы Дешт-и Кипчак и Кипчак; позднее имя Кип­чак было даже перенесено и на монгольское государство — Золотую Орду, а название Дешт-и Кипчак мусульманские авторы продолжали упо­треблять еще в XVI столетии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.